Скрипка в руках Эйнштейна, или Разговор об «универсальном человеке»

Natella Speranskaya
00:35, 21 марта 2021
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию
Image

Что такое «универсальный человек»? Как изменилось представление о homo universalis, архетипическим выражением которого был Леонардо да Винчи, сегодня, в эпоху цифровой революции? Кого мы назовем «универсальным» в наши дни? Хотелось бы ответить, что универсальный человек — это тот, кто освоил и осмыслил все наследие человеческой мысли. Но такое определение было бы ошибочным. Прежде всего, универсальный человек есть тот, кто овладел широким спектром междисциплинарных знаний, стер границы между различными дисциплинами и научился видеть мир не как совокупность разрозненных фрагментов, а как нечто целое, как universum.

Универсальный человек не выбирает между гуманитарными и естественно-научными знаниями, он их синтезирует: науку и искусство, музыку и математику, философию и технологии.

Казалось бы, пока все понятно. Мы можем вспомнить Нильса Бора, объединившего свой интерес к квантовой механике с философией и музыкой, любившего играть на скрипке Альберта Эйнштейна, писавшего стихи и любившего философию Эрвина Шредингера, увлекавшегося музыкой и философией Макса Планка и других известных полиматов — от Аль-Фараби до Павла Флоренского.

Однако универсальный человек имеет еще одно, далеко не очевидное, свойство, а именно способность видеть смену парадигм. Я всегда подчеркиваю, что употребляю слово «парадигма» без всяких отсылок к теории парадигм Куна, и беру его изначальное значение: от греч. παράδειγμα, «пример, модель, образец». При этом я хочу подчеркнуть, что речь идет об умении видеть парадигматические модели в цепи исторических событий, в метаморфозах культур и цивилизаций, в судьбах отдельных личностей. Этой способностью были наделены такие мыслители, как Фридрих Шеллинг, Ханс Зедльмайр, Освальд Шпенглер, Мартин Хайдеггер, Аби Варбург, Фридрих Георг Юнгер, Юлиус Эвола, Евгений Головин, Джаммария Гонелла, Мирча Элиаде, Фрэнсис Йейтс, Карл Густав Юнг, Фаддей Зелинский, Дмитрий Мережковский, Вячеслав Иванов и др. И я совершенно убеждена в том, что, к примеру, историю культуры нужно изучать не с определенного периода, а с попыток разобраться в ее парадигмальных основаниях. Если вы поймете саму парадигму, скажем, древнегреческой культуры (т.е. фундамента европейской цивилизации), вы легко проследите все исторические, философские, культурные, религиозные метаморфозы от самого истока европейской культуры до ее финальной стадии. Без «схватывания» парадигмальных оснований культуры все ее изучение сведется к накоплению фрагментарных сведений, и здесь не имеет значения, сколько книжек вы прочитаете — два десятка или две сотни. Вы будете хорошо информированы, но не получите доступ к знанию.

Итак, универсальный человек способен проследить смену парадигм. Смена парадигм всегда означает фундаментальное изменение, которое можно соотнести с «пересотворением мира». Меняется все: онтологический статус человека, его взгляд на жизнь, смерть и посмертие, на время и пространство, на божественное; меняются его идеалы, его ценностные ориентиры и т.д. Деление на исторические периоды продиктовано именно пониманием этих изменений. Между человеком эпохи Античности и человеком эпохи Средних веков располагается онтологическая пропасть. И те, кто наивно полагают, что человек всегда одинаков, что мы сегодня точно такие же, как и сотни лет назад, допускает непростительную ошибку. Когда мы говорим о «древнем греке», «средневековом европейце», «человеке эпохи Возрождения», «человеке Нового времени», «индивиде эпохи Постмодерна», мы говорим о совершенно разных и, я бы осмелилась высказаться более радикально, — диаметрально противоположных человеческих типах.

Способность, наличие которой я выявляю у универсальной личности, развивается не только благодаря таким надпрофессиональным навыкам, как критическое мышление и когнитивная гибкость, но и посредством кросс-культурной грамотности, то есть понимания, что такое «история ментальностей». Несмотря ни на что, мы в большинстве своем до сих пор не знаем чужие культуры, мы страдаем культурным провинциализмом. Мы не только далеки от понимания великого многообразия незападных культур, хуже всего то, что мы плохо понимаем даже западноевропейскую культуру. Мы провозглашаем себя космополитами и возносим хвалы глобализму, отменившему всякие границы, но по какому-то недоразумению все еще не умеем правильно коммуницировать с представителями других культур: арабской, иранской, японской, китайской, индийской и др. Проблема в том, что если мы не понимаем другие культуры, если мы не имеем представления о смене парадигм внутри западноевропейской культуры, то каким образом мы: 1) сумеем осмыслить радикальные перемены (глобального масштаба!), вызванные цифровой революцией, 2) поймем откуда и для чего возникла постгуманистическая тенденция и сопутствующие ей post-human studies, 3) поймем Гомера, Данте, Шекспира и др. (если мы толком не знаем, насколько отличались картины мира античного грека, человека эпохи Средневековья, ренессансного человека, человека Нового Времени)? Как мы можем взаимодействовать с китайцами, японцами, арабами, индийцами (не важно, о чем идет речь — о бизнесе или творческих проектах), если мы имеем самое поверхностное представление об их философии и культуре?

Нам не хватает фундаментальных знаний. Мы слишком заняты добыванием эфемерных навыков, которые устаревают быстрее, чем мы додумываемся их применить. Мы пытаемся укрепить крышу своего мировоззрения, но совершенно забываем о том, что ее не существует без прочного фундамента.

Ни для кого ни секрет, что за последние несколько лет мы произвели больше информации, чем за всю историю человечества. Однако при этом мы не вооружены инструментами, при помощи которых могли бы отделить важное от второстепенного, имеющее смысл от полной бессмыслицы. Мы тонем в океане информации и быстро становимся жертвами «информационного взрыва». И мы не умеем обращаться с этой информацией, мы не научены ее структурировать, я уже не говорю о том, чтобы превращать ее в знание.

Еще одна проблема: мы утратили способность воспринимать сложные тексты. Мы добровольно перешли от бумажных книг к электронным. Перед нами проносятся мириады страниц, однако факт в том, что люди отучаются их читать. Вместо этого они их просто сканируют. Рассеянное внимание, фрагментарное восприятие информации, поиск ключевых слов, «серфинг», а не чтение — вот результат, к которому приходят те, кто под различными предлогами избегают бумажных книг. Постепенно они вообще перестают читать, попросту утрачивая навык чтения. Они уже не в состоянии прочитать ни «Игру в бисер» Гессе, ни тем более, «Философию мифологии» Шеллинга. А затем они не только перестают воспринимать сложные предложения, но и перестают их формулировать. Да, манера их письма также претерпевает изменения. Мы всё чаще видим твит-предложения там, где хотелось бы увидеть внятный и хорошо написанный текст. Всё начинает укорачиваться, умаляться: современный человек все чаще отдает предпочтение коротким роликам (в образовании даже появился тренд — микрокурсы), фильмам с экстремально быстрым/клиповым монтажом. Уже появился термин «цифровые мозги». И я уверяю вас, что эти мозги не способны справляться с задачами высшего когнитивного уровня. Однако это не касается универсальных личностей. Они способны как воспринимать сложные тексты, так и создавать их.

Обладая мета-способностями, которые не подвергаются автоматизации и не могут быть даже сымитированы компьютером, универсальные личности могут генерировать идеи, с «взрывным» потенциалом. Франц Йоханссон называет это «эффектом Медичи».

Ежегодно публикуются рейтинги ключевых навыков и компетенций, так называемых «навыков и компетенций будущего». Подходя к ним весьма критически, не могу удержаться от составления альтернативного рейтинга, куда я решила включить те «инструменты», которые, по моему мнению, должны входить в арсенал универсальной личности XXI века. И безусловно, их развитие заложено в программу моего образовательного проекта Janus Academy.

1. Владение широким спектром междисциплинарных знаний.

2. Интегративное мышление.

3. Кросс-культурная грамотность.

4. Когнитивная гибкость.

5. Критическое мышление.

6. Наличие хороших письменных и устных коммуникационных навыков.

7. Владение мнемоническими приемами.

За последние несколько я повстречала сотни людей, которые проявляли все признаки полиматов, но, пребывая в нашем обществе, заточенном под узкую специализацию, они были вынуждены забираться в «прокрустово ложе». У них другая природа, другой тип мышления. Это могли быть актеры, режиссеры, продюсеры, художники, композиторы и вместе с тем — айтишники, бизнесмены или научные деятели. Но социум заставляет их втиснуть свой огромный потенциал в сосуд с узким горлышком и заниматься чем-то одним. Они обречены ощущать неполноту бытия не по своей вине.

Пришло время это изменить.

До эпохи промышленной революции «специалист одной кнопки» был немыслимой аномалией. А междисциплинарность была не исключением, а нормой. Я хочу вернуть нам эту норму. Чтобы никому больше не пришлось жертвовать музыкой ради математики, поэзией — ради физики, философией — ради науки. Пусть скрипка остается в руках Эйнштейна.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File