Donate
Prose

Тревога

Alexander Alhymov22/12/21 21:57841

1

Где-то с июля хожу на психотерапию. Я еду на другой конец Москвы, перехожу в формальное Подмосковье, жду приема. Психотерапевтка приглашает меня в кабинет. Во время сеанса она ходит практически за руку по чертогам моей поломанной психики. А почему вы так подумали? Почему вы начали испытывать тревогу? Почему вы не могли час встать и занялись делами только в последний момент? Психотерапевт — голос в лабиринте души. Только ведёт не до сокровища Минотавра, а до глубинной мысли, что питает мою тревогу. В основном это одна мысль — мысль о собственной ничтожности, из–за внутренних высоких требований и границ. Возможно это из–за отца. Возможно из–за плохого отношения ко мне в школе. Травмы моей душе оставили две иерархические структуры — школа и семья.

2

Мысль о походе к мозгоправу была у меня давно. Плач и нервные срывы в школе, тревоги. Думал пойти к школьному психологу (после прочтения Фуко в университете понял, что не стоило ходить). Долгое время не ходил из–за опасения превратиться в овощ из–за таблеток. Решил сходить, но все время откладывал до лета. Записался в клинику, которую посоветовал друг (он же скинул реферальную ссылку на неё). Состояние меняется постепенно, нет моментального эффекта. Психика заживает дольше сломанной кости, если вообще заживет. Чаще всего люди продолжают прихрамывать даже после полного курса.

3

Поезд метро. Что будет на встрече? А если она не обнимет меня? Я всех раздражаю, пугаю своим нытьем, отвращаю от себя. Со мной трудно общаться. Нет достижений, только провалы. Прокрастинация. Все что я могу сказать интересного — пара философских изречений, пара скабрезных шуток, нытье о своей тревоге. Тревожусь о том, что мне нечего рассказать, кроме своих тревог. Они отвергнут меня из–за моей духоты, пошлости и исторгаемого из меня негатива. Зачем я живу? Мне никто не пишет, я не для кого не важен, не являюсь особым человеком. Что будет, если я умру? Хотя, тогда я помешаю многочисленным пассажирам, что спешат на поезде на свои нужные встречи и работы. Если я прыгну — буду ненужной помехой. Тревога есть сила, что приводит меня к самоубийство и отвращает от него. Слишком много думаю о других, а не о себе.

4

Какой из меня индивидуалист? Может мне стоит стать социалистом? Я люблю помогать другим, хоть и тревожусь о том, была ли эта помощь полезна для другого. Стараюсь не судить о человеке по цвету кожи, уважаю почти все образы жизни. Зачем я пытаюсь быть комфортным для других? Это противоречит моим идеалам. Я не хочу насильно помогать другому. Насилие убивает инициативу. Насилие убивает. Убивает. Убивает.

5

Истина в анархии. Истина в рынке. Не считайте рынком привилегии для корпораций, как и их самих. Рынок — это магазинчик на остановке, в котором я прячусь, пока не приедет автобус. Человеку нужна собственность чтобы быть независимым. Бедный фрилансер свободнее накормленного полковника. Но есть же детерминаты. Стану ли я спорить с этим? Что, если мои воззрения находятся на одном уровне с французским рационализмом, что не учитывал ограниченность разума? Детерминанты влияют, но не на все.

5

Я преодолеваю разлом, вибрацию, искажение на пленке. Я увидел искажение. Но я практически не могу пошевельнуться от страха, тугая резина кажется металлом. Только вперед. Нужно посмотреть её реакцию, сказать что-то, по чему ты сможешь понять её отношение к себе, посмотри прошлые сообщения, давай, иначе ты не сможешь вынуть это сверло, вывести яд. Действуй как прикажет тебе твоя наследственность.

6

Секуляризация. Души нет. Душевные болезни остались Что было душой? Думаю, это что-то на грани чувства, инстинкта, чистой органики и чистого разума, с некоторым преобладанием последнего. Психика, кажется, есть у всех животных. Истинно то, что слоны страдают посттравматическим синдромом. Чем же мы отличаемся от братьев наших меньших, над которыми мы властвуем с 19 века? Может государству стоит также направить наши действия на благо нас самих же? Зачем голосовать тем, кто ходит к психотерапевту, психологу, психиатру? Снова отец-монарх, истинный царь и чистый разум, которому Адам передал власть от чистейшего Бога-идеи?

7

Я ощущаю себя отделенным от этого мира. У меня нет заданной цели. У меня есть то, что способно отделить реальное переживание, хоть и не полностью. Разум несовершенен, но он есть. Я могу понять, что мне выбрать сейчас, потом, в долгом сроке на основании располагаемой информации. Не думаю, что многие хуже меня. Воля. С помощью неё я решился записаться к психотерапевту. С её помощью я отказываюсь от опьяняющих веществ, что не желаю пробовать. Психическая болезнь может влиять на часть поведения, но все же, если человек не полностью выжил из ума, он может принимать обдуманные решения, в том числе политические. Моя тревога социальная, но не политическая. Депрессия влияет на интенсивность действия, но не на её характер.

8

У всех есть некоторые следы душевных ран, это правда. У многих есть проблемы с желудком, глазами, печенью. Но не все из них обращаются к врачу. Кому-то не мешает, кто-то лечит без врача. Кому надо — тот идет и делает. Пытайтесь убедить тех, кто болен, но не хочет идти к доктору. Не заставляйте. Его могут отправить к плохому специалисту, случайно или специально. В следующий раз он может не пойти к нему — он не убежден в надобности лечения.

Author

Comment
Share

Building solidarity beyond borders. Everybody can contribute

Syg.ma is a community-run multilingual media platform and translocal archive.
Since 2014, researchers, artists, collectives, and cultural institutions have been publishing their work here

About