radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post
Art

We don’t need another hero. Гид по 10-й Берлинской биеннале современного искусства

Oxana Chvyakina 🔥1
10th Berlin Biennale for Contemporary Art logo

10th Berlin Biennale for Contemporary Art logo

До 9 сентября 2018 года в Берлине проходит одно из главных событий в мире современного искусства — 10-я Берлинская биеннале. Девиз биеннале этого года повторяет название песни Тины Тернер “We don’t need another hero”.

Биеннале располагается на пяти городских площадках: в школах современного искусства Akademie der Künste, KW Institute for Contemporary Art, центре искусств и урбанистики ZK/U — Center for Art and Urbanistics, павильоне театра Фольксбюне Volksbühne Pavilion и в пространстве HAU Hebbel am Ufer (HAU 2), где нет экспозиции, а биеннале представлена двумя мероприятиями о художественном исследовании музыкального жанра Кваито.

Куратором 10-ой Берлинской биеннале выступает Габи Нгкобо (ЮАР), одна из кураторов 32-й биеннале в Сан-Паулу, организатор художественных, кураторских и образовательных проектов в Южной Африке и автор международных выставок в музеях и галереях по всему миру. В составе ее кураторской команды Мозес Серубири (Уганда), Номадума Роза Масилела (Нью-Йорк), Тьяго де Паула Соуза, (Сан-Паулу), Иветт Мутумба (Берлин).

В проекте биеннале принимают участие 46 художников, полный список которых, а также описания к произведениям можно найти на сайте выставки. Некоторые авторы представлены сразу на нескольких площадках, что создает условия для узнавания и объединения экспозиционных пространств. Берлинская биеннале — это одна мегавыставка, которая дополняется сопроводительной программой кинопоказов, дискуссий, воркшопов и лекций “I’m Not Who You Think I’m Not”.

Согласно кураторской концепции, биеннале призвана противостоять коллективному психозу. Отсылкой к песне Тины Тернер 1985 года кураторы напоминают о моменте, предшествовавшем крупным геополитическим сдвигам, которые привели к изменению режимов и новым историческим фигурам. 10-я Берлинская биеннале не предлагает последовательного изложения истории. Как и в песне Тернер, нет желания встретить спасителя. Наоборот, биеннале исследует политический потенциал самосохранения, отказываясь от соблазна уже сложившихся систем познания и субъективных исторических нарративов. Кураторы биеннале выражают интерес к различным конфигурациям знания и власти, которые способствуют появлению противоречивых и сложных форм сосуществования.

Volksbühne Pavilion

Этот стеклянный павильон расположен на Роза-Люксембург-Платц, на площади берлинского народного театра Фольксбюне. Павильон и ранее принимал художников биеннале, а также функционировал в качестве книжного магазина и кассы театра.

Las Nietas de Nonó, Ilustraciones de la Mecánica, 2016-2018

Las Nietas de Nonó, Ilustraciones de la Mecánica, 2016-2018

В рамках 10-й Берлинской биеннале здесь представлен художественный проект коллектива Las Nietas de Nonó «Иллюстрации механического». Коллектив состоит из двух сестер, Лиделы и Мишель, чья художественная практика сосредоточена на локальном контексте, социоэкономическом и геополитическом положении Пуэрто-Рико. В свой берлинский проект девушки решили привнести атмосферу баррио, латиноамериканского квартала.

Las Nietas de Nonó, Ilustraciones de la Mecánica, 2016-2018

Las Nietas de Nonó, Ilustraciones de la Mecánica, 2016-2018

Главным предметом тотальной инсталляции в павильоне является кожа, сделанная из чайного гриба, повторяющая фигуры женских тел. Объект является критическим высказыванием относительно медицинских экспериментов, проводимых на черных женщинах правительством и фармацевтической промышленностью Пуэрто-Рико. В павильоне также расположена фиктивная лаборатория, напоминающая о клинических тестах. На протяжении биеннале здесь проходят перформативные акции художниц.

KW Institute for Contemporary Art

В пешей доступности от павильона Фольксбюне находится институт современного искусства KW Institute for Contemporary Art (Auguststraße 69). Здесь экспозиция призвана продемонстрировать то, как будет выглядеть современное искусство биеннале в последующие двадцать лет. Согласно кураторской экспликации, выставка встречает зрителя портретами тех людей, которые поддерживали институцию на протяжении последних лет и продолжается работами, анализирующими иерархические структуры в политических, общественных и личных пространствах и коммуникациях.

Dineo Sheshee Bopape, Untitled (Of Occult Instability) [Feelings], 2016

Dineo Sheshee Bopape, Untitled (Of Occult Instability) [Feelings], 2016

На цокольном этаже расположена одна из лучших работ выставки, тотальная инсталляция 37-летней художницы из ЮАР Dineo Sheshee Bopape. Работа Untitled (Of Occult Instability) [Feelings] основана на романе южноафриканского писателя Бесси «Вопрос власти» (1973) об обезумевшей женщине и выступлении Нины Симон на джазовом фестивале в Монтрё (1976). Bopape обращается к этим источникам для исследования гибридных форм психических состояний и отсылает к пересечениям между безумием и колонией в духе Франца Фанона.

Fabiana Faleiros, Mastur Bar, 2015-18

Fabiana Faleiros, Mastur Bar, 2015-18

Чувственную линию продолжает бразильская художница Fabiana Faleiros, представляющая передвижной бар “Mastur Bar” — аудиовизуальное путешествие и тотальную инсталляцию, захватившую бар института, а также работу художника Robert Wilhite “Bob’s Pogo Bar”. Mastur Bar предлагает собственную программу лекций и семинаров, связанных с темой женской мастурбации. Faleiros рассматривает тактильные практики как нечто, способное объединить историю жеста и наше желание стать машинами.

Вертикаль экспозиции и здания KW принадлежит художнице Okwui Okpokwasili. Ее работа, сделанная в коллаборации с группой берлинских художников, Sitting on a Man’s Head (2018), обращена к традиционным формам протеста, практикуемым женщинами в восточной Нигерии. Это практика публичного шейминга мужчины. В случае измены жене или кражи урожая или по любой другой причине, которую женщины сочли бы порочной, они проводили коллективные собрания и рассматривали жалобы, принимая решение о необходимости опозорить мужчину. Женщины могли танцевать, петь и вести себя агрессивно, разрушая его хижину. Такое проявление солидарности в женском коллективе усиливало их влияние в обществе, обеспечивало возможность автономии. Наряду с забастовками и различными другими методами сопротивления эта практика служила инструментом для поддержания баланса в социальной и политической сфере в доколониальные времена.

Окольцовывают эту вертикаль еще три этажа современного искусства. Среди выставочных объектов можно выделить живописный коллаж кубинской художницы Lorena Gutiérrez Camejo, повторяющий паттерны военных погонов, несуществующие медицинские инструменты, керамические объекты Julia Phillips, и заколоченные деревянные рамы, ассабляжи Mildred Thompson.

Akademie der Künste

Второй школой современного искусства, принимающей биеннале, является Академия искусств (Hanseatenweg 10). Выставочное пространство здесь использовано более удачно, чем в KW, однако оперирует аналогичной проблематикой: дискриминация, поиск идентичности, преодоление авторитарных режимов, глобализация и постколониальный дискурс.

В работе Mario Pfeifer “Again / Noch einmal” анализируется инцидент 2016 года. Четыре немца избили и ограбили молодого иммигранта из Ирака, посчитав, что он спровоцировал конфликт. Драка произошла у супермаркета, и вследствие языкового барьера никто не мог понять, что причина повышенного тона иракца в том, что телефонная карточка, которую он купил, бракованная. Немцы избили его и привязали к дереву до прибытия полиции. Этот инцидент засняли на видео и выложили в сеть. Видео стало вирусным и вызвало волну волнения в обществе. Суд признал хулиганов невиновными. Жертва не выступала в суде, так как за неделю до него тело молодого человека нашли в лесах Саксонии. В формате телепередачи Pfeifer проводит опрос и задает неудобные вопросы интервьюируемым о том, как они видят произошедшее. Ищет решение, что можно было бы сделать для избежания трагедии.

Посредством видеочата и визуальной эстетики высокобюджетной компьютерной игры Sondra Perry исследует темы отчуждения, черной расы, принудительного ручного труда, миграции и жестокости в современном технологическом обществе. А сквозь весь выставочный холл академии прорастают колосья инсталляции Sara Haq. Ранее художница проводила интервенцию Trans:plant в изоляторе психиатрической клиники, и теперь — сквозь BB10.

Sondra Perry, IT’S IN THE GAME ’17 or Mirror Gag for Vitrine and Projection, 2017, film still. Courtesy: the artist and Bridget Donahue, New York

Sondra Perry, IT’S IN THE GAME ’17 or Mirror Gag for Vitrine and Projection, 2017, film still. Courtesy: the artist and Bridget Donahue, New York

Кроме этого, биеннале представлена цифровыми коллажами и присвоенными изображениями Özlem Altın, инсталлированными во дворе академии, декоративной тревел-фотографией Mimi Cherono Ng’ok, графикой Belkis Ayón, изображающей быт африканского племени и различные ритуалы, например, церемонию инициации, скульптурой художника Oscar Murillo, порицающего консьюмеризм и перепроизводство, и еще десятком работ.

ZK/U — Center for Art and Urbanistics

ZK/U в районе Moabit (Siemensstraße 27) управляется коллективом художников KUNSTrePUBLIK, которые сотрудничали еще с 5-ой Берлинской биеннале. Для BB10 центр выступил в качестве резиденции и предоставил возможность работать во внутренних студиях для продакшна работ на выставку. Художники изучали, как политика соотносится с врожденными властными структурами, которые определяют архитектуру города, а также критически оценивали различные естественные и сконструированные среды. Работы, созданные в результате двухмесячной резиденции, представляют собой стильно оформленные пространственные коллажи, графику и живопись, которые напоминают выпускные работы студентов художественных школ.

Художница египетского происхождения Heba Y. Amin представляет на биеннале видеоинсталяцию утопического видения альтернативной географии. Эта выдающаяся работа демонстрирует суперконтинент Атлантропу. Он объединяет Африку и Европу, что упрощает процесс передачи товаров из Берлина в Кейптаун, а все деньги стран нового континента способствуют его развитию и не уходят на войны и терроризм. Иррациональный страх Европы быть управляемой выходцами из Африки и Азии исчезнет.

Heba Y. Amin, Operation Sunken Sea (The Anti-Control Room), 2018

Heba Y. Amin, Operation Sunken Sea (The Anti-Control Room), 2018

Цокольный этаж ZK/U отдан видеоинсталляции Tony Cokes, который создает полифоническое пространство, используя документальные съемки гражданских беспорядков в США 1960-х, сочетает исторические события и политику с поп-музыкой, клубной культурой и духом протеста.

Tony Cokes, Mikrohaus, or the black atlantic? (2006–8)

Tony Cokes, Mikrohaus, or the black atlantic? (2006–8)

Критика

Молодому куратору критиковать Берлинскую биеннале — смелая задача, и вообще не пристало, но я попробую. 10-я Берлинская биеннале является одним из ключевых смотров современного искусства и призвана демонстрировать передовые подходы к изучению актуальной культуры. Тем временем однообразие проблематики, к который обращены кураторы выставки, не позволяет говорить о преодолении локального контекста. BB10 обращена к вопросам, которые волнуют европейские страны не первый год: ущемление прав меньшинств, дискриминация, проблема мигрантов, постколониализм. Это острые вопросы, требующие решения, перестройки, переосмысления, смены парадигм, но эта выставка не обозначает возможность ответа на них. Дипломатия, о которой все время твердят устроители выставки, обходя острые углы, напоминает цикличные поиски компромисса, возможность которого не становится явной. Выставка ВВ10 не дает вдохновения или энергии и не предлагает думать о будущем, а ведь искусство — это исключительный ресурс, способный управлять миллионами и мотивировать к активному действию.

Выставка продемонстрировала пренебрежительное отношение к зрителю, что выражается и в недостатке кураторских текстов, и повсеместном пафосе изложения. Тематика и исполнение множества работ выставки напоминают студенческий уровень, и невольно задаешься вопросом, чем обоснован кураторский отбор экспонатов? Кроме нескольких работ, кураторский отбор оставляет много вопросов. Остается ощущение иллюстративного метода, когда произведения подобраны под кураторскую идею, и не образуют самостоятельного нарратива. Обилие сомнительных работ оставляет неприятное ощущение спекулятивного подхода. Участие в берлинской биеннале могло бы быть тем, к чему хотел бы стремиться каждый художник, но если уровень, представленный сегодня, уже достаточен, зачем двигаться вперед, и почему его не берут участвовать уже сейчас?

Биеннале объединяет пять районов города: Моабит, Митте, Колльвицкиц, Кройцберг, Ханзафиртель. Кураторы постулируют выбор площадок биеннале по их историческому и современному значению и использованию, располагая выставку на пересечении взаимосвязанных временных периодов. Однако для зрителя выбор площадок биеннале не является очевидным, и каждый раз помещает зрителя в привычный, набивший оскомину белый куб, что опять же поднимает вопрос о том, кого видит биеннале в качестве своего зрителя, насколько институция открыта к интеграции, преодолению внутренней иерархии и собственной изоляции. Биеннале не предусматривает параллельной выставочной программы, как это есть, например, у московской биеннале. Возможно, это момент лишь организационный, а в Берлине и без того насыщенная культурная жизнь, но можно ли говорить о по-настоящему продуктивном объединении городских пространств и коллективном взаимодействии, если в событии биеннале не могут принять участие авторы, находящиеся за пределами структуры биеннале? Такая выставка демонстрирует зависимость от конъюнктуры рынка и неспособность владеть собственным голосом.

Может «нам и не нужен другой герой», но потребность в поиске новых ориентиров очевидна.


Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.

Author