Create post

Роман Бабовал. Цикл «Глаз в опасности», 2001

Алексей Рисованный 

Роман Александрович Бабовал (2 сентября 1950 г., Льеж — 15 июня 2005 г., Льеж) — украиноязычный поэт из Бельгии.

Закончил медицинский факультет Лёвенского университета. Получил степень доктора медицины. Жил в Бельгии, где работал по специальности. С шестидесятых годов 20 века публиковал стихи на украинском и французском языке, а также занимался переводами с бельгийского. В семидесятых Бабовал присоединился к Нью-Йоркской группе. Кроме сухих фактов об авторе практически ничего неизвестно.

Мы публикуем перевод цикла стихотворений «Глаз в опасности», написанного в 2001 году. Перевел с украинского Алексей Рисованный.


ГЛАЗ В ОПАСНОСТИ / Бабовал Р. —
Анамнез Пресс, домашнее издательство

2017. — 54 с.

*

где был я в то тревожное время
когда тебя еще не было?
(проходит вечность будто
упущенная секунда)

где будешь ты тогда когда
издавна уже
(всеми цветами
овладела одна бабочка)
меня не будет?


*


его (ищи!) нигде нет
её наверное никогда и не было
а где же
(в этом обещанном раю)
тот кем
когда-то должен был быть я?


*


тут снова —
будто от широкой жизни
в излишне узкое бессмертие переминаться
(а может — наоборот?)

в таком измерении
в котором места не
осталось (говорят) для
никого.


*


проходи сквозь меня —
потеряешь то
чего никогда и нигде
я не сумел
и в собственном одиночестве
найти.


*


в лишайнике живу испокон веков
а ты веками
меня искала и не нашла:
моя смерть удлинилась
тысячелетиями —
до вечности.


*


кто будет помнить что когда-то
ты существовала в этой
растоптанной соломе? —
когда и тут и там
тебя
никогда может и
не было.


*


так вроде бы
гроза нас пожалела вместе с теми
которых никто
не выжидает уже
ниоткуда

к стопам радуги
колеблясь
последняя капля падает
и мы тогда
в ней топимся.


*


а тот кто придет чтоб жить во мне
без единого упрека
совесть меня предаст
и будет преследовать до
моих последних крайностей

однако чтоб пережить то
что так его страшит
не будет другого для него выхода
как просто
лишь отождествиться со мной.


*


осенние цвета осенние тени
в которых медленно утопает
дождь светлячков
погибель маковок
отлив слишком переспелой пшеницы
ожидание и шорох
и вот — авария
внезапная неожиданная
уже здесь!
то что за собой опрометчиво
ничего не оставляет
ни следа единого
ни единого осколка
чтоб предать могли
все то что должно остаться затаенным.


*


головокружение мгновенной растерянности
дрейф инстинкта который ничего
разломить не в силе
заодно не предав его

на моем стеклянном глазу
шелк нагой тени:
я тогда становлюсь алчным
всемогущим магом запрещенного.


*


так отдаляюсь каждым шагом
от нас словно
от себя
никогда не находя
того что нас компрометирует
(всякий раз)
и попутно не уничтожает нас
(навсегда)
неужели все то — цель конечная
этого путешествия ведущего
к краю нас?


*


в сетях леса всеприсутствующего
в сетях наводнения окрасок
мы отказываемся слушать
как скрежещет бесшумный шаг
того который мог бы прийти

в сетях резни осени с зимой
деревья не успевшие сбежать —
в отчаянном бессилии помочь.


*


все грехи затаенные —
нам прощены
время сузилось
дождь над огнями
соломенными поднимается
и уже ничто не сможет
потревожить
тот остаток
оставшийся в памяти.


*


пески — сыпучи
вокруг нас
заранее отменен всякий выбор.

и всякое отступление запрещено
навсегда
так нам
как тому насекомому что
(как знают все)
одно из самых ничтожных.


*


я не просил ничего
а все получил
не зная того
всё возжелал
за цену незначительного
а как умру то уже —
меж тем что я забыл
и тем что не могло
никогда существовать.


*


умер оракул
без завещания
и нас боги покинули
а то изгнание
что (говорят) необратимое
которое вообще ничего не расколдовало
нам нужно будет
распределять уже без них.

Subscribe to our channel in Telegram to read the best materials of the platform and be aware of everything that happens on syg.ma

Author