«КУЛЬТУРНЫЙ ДОМОСЕД»

DEZO SPACE
15:17, 20 мая 2020🔥
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию
Image
КАКОГО ЦВЕТА КЕД?

КАКОГО ЦВЕТА КЕД?

«КУЛЬТУРА»

(ЭПИКРИЗ)

«В идее чистого творчества».

«КУЛЬТУРА» (ЭПИКРИЗ)

«В идее чистого творчества».

Предисловие.

Текст, находящийся перед тобой, есть момент, давно выражающихся величин этики, тревожащих сознание многих любопытных; наблюдающих борьбу за права и свободы в обществе, нетрадиционных меньшинств. Вопрос краеугольный, в статистики жизни; которая, в свою очередь, не может образоваться, с позиции разума, без его заверения в своем разрешении, всеми группами общества и сообщества. Сегодня, как и всегда, с одним лишь отличием, речь в нем пойдет о развитии атмосферы нравственности, конкретизируя позицию относительно нее каждого члена общества и групп сообщества борющихся за свои права в выражении свободы. Поскольку сегодня такая активность, выражает не просто борьбу за права или равенства отдельных сообществ и их членов, попавших под влияние прав большинства. Вопрос тут, скорее, о доминировании, в главенствующих выражениях этики, выставляемый над духовно-нравственным началом естества современным сообществом. В момент отсутствия отношений с самой нравственностью — субъекта общества и сообщества в целом. Сам же вопрос о духовно-нравственном предмете, относится ко всем членам общества, без исключения, и, безотносителен в своем существе к какому-то еще доминированию, поскольку имеет только одно абсолютное свойство, в своем назначении, выражаться в качествах ЧЕЛОВЕКА, для любого времени. А значит не лежит на чьей-то конкретной стороне и не исходит от частной точки зрения на что-либо. Но может быть спроецирован как позиция, основанная на его характере, в суждение о времени, воплотившись в непоколебимую точку зрения перед тезисами того времени, в котором был поднят. Так как создан, не для времени, в своём начале, а значит, без свойства искажаться в новое, только так он и может существовать, в этом, и выражен его Абсолют. Прецедент спора, и есть основа этического начала, выходящее из точки зрения автора и его личных воззрений на предметы, затрагиваемые ниже. Вся линия воспроизведения темы, изложена в форме; так называемого «ноосферного письма» (авторская категория определения стилистики изложения: грамматика — существует). Замысел разрешённой темы, образован в контексте предмета «чистого творчества», выводимого для обсуждения автором, идеи о «чистом творчестве». Так, в рамках этой идеи, произведена попытка разбора темы нетрадиционных отношений в сегодняшнем обществе, в контексте нравственного падения большинством. Сам текс, является в своём произведении попыткой понять что-то, через вопрос к сфере, а значит не оскорбить или унизить её; никакого или тут быть не может. Учитывая специфику вопроса; так, хочется предостеречь всех, кто найдет тут оскорбления для себя. «Лично я отдаю себе отчет, в том, что абсолютно любой субъект достоин внимания в действительности, на уровне личности, если он сам способен к такому вниманию. И готов к общению, не только на праздные темы». Поэтому без лишнего умысла говорю о феномене «свободы», «любви», «чистоты», «грязи», «ответственности», «морали», «нравственности», «этике» и, не только об отражении озвученных категорий субъектом, но, и, о скрывающим смысл бытия в сообществе, обществе или меньшинстве — феномене счастья. Равно несознаваемый, пониманием творческих значений, озвученных выше. Размышление же, о происходящем, с нами, вообще, распространено, с позиции падения мужской нравственности и, только исходя из созданной формы, обстоятельствами рассматривается та или иная проблема в сегодняшнем мире. Так автор считает: «все происходящее, соотносящееся с реальной действительностью, как натуральное, так и нет, закладывается именно под мужским началом», то, как и образ сегодняшнего общества и сообщества, полностью отображает образ самого мужчины, на котором и сроится рассматриваемое общество. Женщина, в данном случае, с такой позиции не рассматривается, поэтому её в сущности, как ответственной стороны за вектор падения нравственности, заденем косвенно и, только в порядке прикосновения к меньшинствам. Так, в свою очередь, точка зрения на происходящее с культурой, условно, «человека», сегодня, исходит из того, что, мужчина есть подражатель дел Антагониста в концепции Антагонизма, а не Творца Истинны в идее правды; он есть вершитель нравственности или же проводник того в зависимости кому служит. Фабула контекста идеи такова: «Мужчина первооткрыватель мира», он есть медиатор, он есть триггер, на нем лежит ответственность Мужа за общие воззрения в обществе; именно он становиться проводником всего сущего в мораль естества. Поэтому затронуто будет положение мужской стороны в отношении вопроса о гомосексуализме. Женщина просто зеркало мужчины — отражение его воззрений, а значит все критические наклоны в отношении неё прошу заранее учитывать только с позиции падения мужской нравственности, и только для конкретизации обстоятельств, происходящих в целом.

(Так мыслю).

ТЕРПИМОСТЬ:Насколько далеко можно зайти в вопросе о терпимости, если речь идет о чистоте:

Физической чистоте, духовной чистоте; о чистоте того или иного акта или действия? Терпимость — вредный термин, обрекающий нас на претерпевание, или же это инструмент расширения границ познания себя в субъекте общества, за счет осознанности в первопричинах возникающего феномена перед терпимостью, т.е. субъекта меньшинства. Ведь терпимость — это, нетерпение, — терпимость: «есть допущение в реальности того, что не нормально в нравственной действительности большинства»; т.е. это ничто иное, как, его образ, возникающий в моменте времени. Ненормальность, обусловленная формой поведения или выражающаяся в чем-то другом, как протест в самом себе, например, в виде мнения меньшинства, относительно удержания понятия морали естества большинством, в любом из критериев нравственности. Что такое допущение? «Это интереснейший вопрос», так как терпимость — «инструмент, созданный из допущения и для допущения». Допущение, рано или поздно, происходит на уровне каждой развивающейся «личности», относительно выстраиваемых ей этических норм большинством. Для постановки личных норм морали каждого субъекта в отдельности, но при потере контроля, перерастает в допущение общественное, затем переходит в терпимость, и в следствии переходит в момент времени, когда допущение олицетворяется уже в субъект меньшинства. В виде точки зрения, на такое допущение, олицетворенной самим меньшинством, требование, принять её как норм морали. Тем самым олицетворяя объект для подражания, начинающий существовать в действительности, а также претендующий со своим допущением на реальность. Отсюда я делаю вывод: «Терпимость — есть полностью синтетическая концепция отработки допущения в реальности антагонистом естества». Таким образом, создавая конфликт перед естеством большинства, уже формирующего отрицательное значение своих свойств в действительности –

«Меньшинство встает как образ отражения аморальных качеств большинства, в примере с таким сообществом». Терпимость же, есть индифферентный критерий значимости, возникающий в виде инструмента, помогающего осознанию, и он условный, по значению, для любых качеств «нового». Концептуальная составляющая терпимости, для конкретного случая, на мой взгляд, состоит в следующем: «Под идеей о терпимости, антагонизм в реальности проявляется как аморальное допущение, посредством идеи меньшинства, выражающегося конкретикой сообщества ЛГБТ; а это значит пытается, как бы расширить значение морали, но если выразиться более точно и верно, то «исказить её значение в понимании естества», деформируя её тезисом равенства и искусственной свободы, являясь всего лишь следствием допущения большинства». Таким образом, в данном тексте, развивается риторика происхождения, а точнее прецедент на само возникновение таких сообществ в субъекте большинства, вопреки святости оного. Так, по мнению автора, все образующиеся меньшинства, как олицетворение допущений в безнравственности, изначально формируются в субъекте большинства.

ПРЕАМБУЛА: Для рассмотрения предлагается лабораторный эксперимент действительности, в виде образования «культуры», выходящей, на мой взгляд, из процессов жизни, посредством секса, в распущенности которым, субъекту большинства приходится претерпевать собственное невежество перед естеством, в конфликте образования такой культуры, что и является прецедентом для данного размышления. Натуральный антагонистский эксперимент, проявивший в реальности гомосексуализм в виде данности, а значит, дав доступ, для осознанного и реального наблюдения, за ходом его воздействия на общество, как таковое, в самом его развитии. Например. Находя все в контексте смещения критерия морали, «относительно свободы индивида субъекта большинства». Описываемый в тексте эксперимент, он же «данность», как эксперимент существует лишь в образной форме автора, свойством которой, он не претендует, на буквальную трактовку всего в событии. (В том, что может существовать, и другая трактовка обозначения того же). Автор ставит себе задачу найти грань допущения в действительности данного явления, с учетом моральных качеств самого явления, относительно времени, для того лишь, чтобы самому понять феномен такого допущения. Определить его корни, как и, саму целесообразность стремления нахождения в реальности. Попытаться отыскать причину его возникновения, для того чтобы вернуть значению свободы, в отношениях, истинное положение значения дружбы. Для этого берется за эталон человеческих отношений само понятие дружба, в значении естества, и вместе с тем, все то, что не порочит данное значение и укладывается в такое понимание отношений. Так же, за естество, берется настоящее положение относительно физиологии тела человека, с его функциями и назначением отдельных органов, с их естественным применением. Так извлекая основную мораль нравственности, из поведения с телом, транслируемую в действительность, таким обобщающим и реальным предметом. Интерес к процессу, сформирован феноменом, свойства естества которого, заключены в допущении субъектом большинства, разлагающих явлений, исходящих из позиции допущения в отношении с телом, в контексте секса; представителей разного пола, одного пола и на их основе. Механизм стремления в область темы исходит от идеи, которой образован: постараться более подробно развернуть воззвание о «чистом творчестве». Которое, в свою очередь, является противоположностью значения «искусство» как институции, обладающей, «характеристикой лжи», а значит деструктирующим свойством по отношению к укреплению морали единого общества. Таким образом, являясь сегодня, переносчиком и проводником, укореняющихся в этику идей антагониста; если сказать прямо: «создаётся утопия морально-нравственного общества», действующая как анестетик, в споре о возможном. Так и должна действовать лож, на само общество, существуя в извращении возможного; часть такой конкретики мы затронем данным текстом априори. «Тогда как любое противление, как характера невозможного, образуясь в утопию, и есть содействие отклонению в значении нравственности: протест, выстраиваемый институцией в идиомы относительно прекрасного, через отношение с телом». Укрепляя, тем самым, явление гомосексуализма, своим творческим пределом. Через собственную искусственную эстетику, не имеющей в действительности критерия на аморальное. Но, при всем, критическом отношении к институции, предлагается оставить в виде её практики, сам механизм эстетического мышления в отношении умения определять и достигать состояния прекрасного в «предмете искусства»; как состояние опыта, отработанного на вещи «институцией искусства», после удаления самой институции как образующего феномена культуры. Предлагаю перенести свойства такого механизма, в контекст идеи чистого творчества, и «прекратить искусство»; исходя из той позиции, что мы теперь говорим о созидательном труде, где: «прекрасное есть движение к соответствию, совершенное равенство образу». Чей образ состоит в идеи такого движения и такого равенства, я предлагаю раскрыть чуть позже. Но уже сейчас, предлагаю обобщённый тезис к данной идет образа, который гласит: о том, что теперь только «естественная осознанность индивида»: существует, как способность, отвечать за ход развития личности перед самой личностью, в контексте получаемого результата от того же инструмента осознанности у общества, а не институция в своём определении таланта, состоящая из «знатоков», решающих судьбу нравственной красоты «искусством».

На чем основывается сама идея смысла «чистого творчества», мы коснемся ниже.

ОБЪЕКТ НАБЛЮДЕНИЯ: Появление синтеза терпимость, в информационном поле, говорит о том, что спорный объект произошел и явлен, а раз так; уже имеет свою точку зрения на происхождение допущения; и явлен он, ровно, как и сотворен, не кем-то, а большинством, и вышел из большинства, правда сразу же организовавшись в меньшинство. Такой процесс разобщения, на мой взгляд, основан не на чьем-то отдельном невежестве, а в целом, по отношению к значению морали свободы, каждым участником процесса жизни. Как и синтез терпимостью — процесс натуральный, как и все требующий времени на его проявление в жизни — это и есть сама жизнь, в ее средствах и свойствах проявлений. Сегодня этим свойством её, явлена претензия к субъекту большинства в его консерватизме и косности относительно значения свободы и любви. Что вносит факт доказательный, самому большинству, перед собственным естеством в допущении. Об этом допущении, будет сказано с позиции извращения его. Явившейся процесс он же эксперимент, есть не что иное, как проверка истиной нравственности, живущего в допущении безнравственностью каждого элемента общества. И, на мой взгляд, данный эксперимент, подошел сегодня, к своей завершающей фазе, и готов для вывода морали. Поскольку допущение начинает требовать терпимости, переходя в субъект меньшинства, являя в себе все то, что субъект большинства некогда допустил в себе, испытывая мораль естества, на личном уровне, в контексте удовольствия или же в споре с моралью допустимого. Теперь же, все это позволяет в реальности увидеть и понять суть допущения, как возможной или же невозможной формы существа. ЛГБТ — просто завершили собой некогда начатое течение сексуальной революции, являя одно целое с процессом, в который включен и сам феномен данных меньшинств. После насаждения нормальности на употребление алкоголя, табака и наркотиков вообще, для всех представителей общества в сообществе. Таким же образом по восходящей менялся критерий в отношении пищи, а, следовательно, и, телу (организму), главного инструмента отождествления с понятием нравственности человека. Невероятно, но, то, что проявлено как сообщество в идее гомосексуализма, есть ничто иное, как взошедший критерий «свободы» в отношении с пищей. Наркотики и секс, «орудия сотворения современной естественности», завершили вхождение в финальную фазу извращения свободы — все это, я считаю, критериями развития нравственной болезни, не переболев которой противоядие найти нельзя, а оно есть, и находится, на мой взгляд, в новой «художественной» идеи о «чистом творчестве» для каждого нового «художника» , как прецедент для качественного творческого преображения субъекта в контексте антипода «институции искусства» с её болезненной до искажений эстетикой. Потворствующей вышеизложенным искажениям, во всех определениях этики естества.

Не смотря на то, что весь процесс носит последовательный характер, существующий в виде причинно-следственной связи с процессом развития привычки, мы затронем только крайнюю его стадию. Так в данном тексте, рассматривается только финальная форма, выходящая из эксперимента с допущением, выраженная в сообществе ЛГБТ. Исходя из предыдущего, мне бы не хотел просто продолжать констатировать факты, так как имею в себе намерение предложить вариант разрешения вопроса об искажении нравственности, явившийся следствием малого допущения в привычке, выросшего в феномен меньшинства. Требующего сегодня, по моему мнению, завершения в своём развитии, как стяжающего мораль естества новых значений в отношениях. Где для качественного завершения имеющегося эксперимента, необходимо три критерия работающих вместе: ОСОЗНАННОСТЬ, ПРЕТЕРПЕВАНИЕ, МОРАЛЬ. На основе приведенных только что трех творческих элементов опыта, необходимо осваивать каждую секунду проведенного времени за данным текстом — «осознавая свое положение в действительности относительно эксперимента, с целью результата улучшения свойств нравственности». Так было уже заявлено, но я повторю еще не раз, важный для последующих выводов момент, о том, что: «сам эксперимент берет свое начало не где-то в недрах провокационных инстанций и плохих гомосексуалов. А, в уме и теле каждого «участника сообщества земли» идущего по пути развития привычки, т.е. каждого из нас, здоровых, больных, добрых, злых, натуральных и не очень». Каким образом это касается каждого в натуральном выражении, так же попробуем прояснить.

2020:… …Идеальное время для удачного начала, — и завершения, экспериментов антагониста. — Что значит удачно? В моём понимании, удачно, значит: конфликт станет решаться тогда, когда субъект начнет «художественное» стремление к личности, через «значение естества», осознанностью. Что и будет результатом эксперимента с меньшинством, явившейся миниатюрой безнравственных толков касательно «реальности большинства», а значит, наконец-то можно занять истинную позицию в отношении вопроса о счастье. Значение, которого, является основой смысла бытия в текущем времени и, пространстве, каждого индивида, являя Абсолют, свершаемый жизнью. Отталкиваясь от сказанного, развивая принципы естества, возможно, явится первый настоящий проводник новой этики, но уже в расширенной форме понятия любви без невежества, грязи и насилия с какой-либо стороны. Проявляя феномен счастья каждой стороной обозначенного эксперимента. (ВОЗМОЖНО!) Так основой в определении смысла вовлеченности вся и каждого в процесс «культуризации» исходит из мнения, что наиболее открытые сущности первыми попадают под влияние негативного фактора общественного невежества, становятся его жертвой, и остаются там до той поры, пока общество не изменит своего нравственного принципа в поведении собственного субъекта. Это значит, до той поры, пока в невежество вовлекаются незащищенные и наиболее чувственные элементы общества, счастье в сущности не достижимо никем, и не для кого, в полной мере; пока твориться несчастье. Значит, есть человеческий материал, за который необходимо трудиться, ради собственного счастья. Наделенный, возможно, более чувственными свойствами, важными, с позиции последующих настроек социума. Свойство, которых, нынешнее общество раскрыть не может в себе — ожесточаясь под влиянием привычки. Тем более, учитывая процессы, идущие сегодня, уже на уровне доминирования в общественных правах на искажение, представителями ЛГБТ, в части сообщества. Что, собственно и является маркером, сообщающим готовность субъекта общества к переменам, как и самого субъекта, он хочет меняться, но не знает, как, и за что взяться. Уходя в протест невежеством, подхватываемый подобными сообществами. Что еще очень важно понять большинству сегодня (прежде чем начинать действовать в контексте нравственности и этики морали), это, то необходимое; на каких нравственных правах, ставящих в отрицание данное сообщество, существует само общество большинства. И, только тогда, основываясь на принципах и законах сотворчества большинства, сообщества меньшинств смогут войти в общество вновь, став единым с ним. Так, речь идет не о потворстве, а об организации морально-этического настроя всех категорий общества. В частности, говорится об отдельных привычках каждого, от простых и свершающих начало падения нравственности, как будто бы невинных, до серьезных, наносящих вред телу, психике и здоровью организма в целом. Таким образом, организуясь устройством в отношении развития искажений действительности вредными привычками. Приводящих к тем или иным последствия натурально, реально, как действительность каждого страдающего будто невинно существа. И дело тут, в собственном устройстве морали с правдой каждого, такого как будто невинного. Конечно, учитывая искажённую систему общественного мышления, построенную на лжи себе, в этом смысле; любое даже правдивое, а скорее даже правдивое действие, вызывает сопротивление, или противодействие, особенно там, где успели устояться, так сказать, «новые моральные категории», касательно критерия лени, существующие в виде достижений с её надстройкой моральности свободы. Никто не вправе просто запретить что-то; отняв, то, что мы взяли когда-то сами, и нужно заметить, с радостью; у того, кто просто показал нам эту уже существующую в нас зависимость от привычки и желаний. И теперь, как часто и бывает в обществе, даже положительному влиянию, на представление о понятии свободы общего толка (таких как здоровье, например), большинством (а такое влияние не есть стремление к усреднению «норм в отношении свободы» запретами, к слову, о чем и сообщает синтез толерантности), будут так же приниматься меньшинством, как запрет; парируя так любую критику в отношении себя: тем, что у каждого есть право и свобода выбора, а также естественная потребность в том, что ошибочно называют любить. Все это, включая обе позиции, является заблуждением, и только лишь аргументирует точку зрения, на тот счет, где все прекрасные требования, выстроенные на примерах нравственности и высокой духовности, ничего общего с реальностью не имеют вообще, какими бы артефактами не кидались в друг друга представители сторон мнения, — все есть лож. И тут резонно заметить, что в отношении реального с правдой сегодня тут существует только гомосексуализм. В своем проявлении, натурально, но никак не нравственность, к которой и пытается апеллировать само большинство. А значит располагает тем же образованием, трактуя все выше сказанное, точно также соотнося невежественно и грубо, в отношении значений свободы и любви, как и меньшинство, не понимая истинного значения данных выражений. На мой взгляд, тут вполне ясно можно заметить казус, состоящий вот в чем: «У большинства, нет своего качественного реально существующего примера в сегодняшней действительности, выраженного в настоящем количественно, морально-этическим аргументом. Который оно (большинство) может выставить личностным примером в образе обыденности, опровергая любое ненормальное допущение, для свободного общества, живущего в осознанности с законами естества природы». То поведение, со своим телом, которое можно наблюдать каждый божий день, повсеместно, находясь в большинстве, докажет все сказанное лучше, чем сто таких текстов. Собственно, любое соответствие образа подобию, и является, основой для претерпевания, в начальных значениях требований, рождающейся категории отношений, для происхождения нравственности. В той же степени, как и позиция меньшинства, на сей счет, законно требующего прав, как существующий пример, на счет общей для себя морали, относительно безнравственного в отношении с телом. Что, конечно же, главенствующее большинство может взять за основное требование перед меньшинством, с позиции дикой безнравственности, к которому оно подступить не может, отталкиваясь от здравого смысла (чем собственно большинство качественно и отличается сегодня от общего толка, вороженного выше в его безнравственности), чем оно и пользуется, уличая в безнравственности меньшинство, на сей счет. Правда, не меняя такие требований свои на какой-то качественный рост в самом себе, что снова есть ошибка искажающая суть нравственности. Значит все это, только то, что присутствие «примера» в смысле некачественного, не влечет пока еще право на догму для каждой из сторон спорить о возможности его отсутствия, и только лишь доказывает обоснованность, являющего это дурное каждой из сторон. Поскольку ни одна из представленных сторон не владеет качествами, для сотворения такой догмы, об искоренении некачественного примера в себе самом, значит и само не владеет значением нравственности, только лишь призывая к ней, прикрывая своё ничтожество перед тем, о чем пытается сообщать. (Как выйти из нравственного тупика подобного тому, что обосновался в тексте выше, будем с тобой, придумывать дальше). Но, а пока, продолжим тут: Так как, собственный образ идеи свободы у меньшинства, сформирован на уровне удовольствий, выходящих из характера поведения относительно тела, являя тезис обоснования своей свободы, натурально представляющий данное искажение, как вид любви. Все это представляет невозможным теоретическое разрешение вопроса. Такое аргументированное поведение, в представлении своего понятия любви, на уровне провокации, будет иметь силу происходить, именно до пор натуральной качественной перемены в большинстве. Без компромиссов, в отношении большинства, на что и направлены, сегодня, действия меньшинства, провоцирующие большинство всеми доступными методами, указывая на искажение — искажаясь в собственном существе. Отсюда делаю вывод, на личном умозаключении, что нет никакого сообщества или же чего-то насильственного от чего теперь бежит само большинство, кроме неестественного, латентного поведения, самого общественного субъекта, живущего двойными стандартами в контексте правды, относительно допущений с привычкой удовлетворять себя. Так, я считаю: сегодня, можно справедливо приравнять к гомосексуализму, в легкой степени, курение сигарет, распитие алкоголя, потворствуя тому же самому едой; и прочими наркотическими зависимостями. В совокупности образующих, тоже искажение, перед естеством и моралью, в отношении с телом: от меньшего к большему, — как пропаганда педерастии в себе самом и каждом зависимом, хотя бы от одной пагубной привычки. О чем и хочется сказать далее. Сегодня «общество», переживает катарсис унижением через разного рода отклонения, поведением зрелым субъектом в существе ребенка, а значит, пора заострять тему не обвиняя кого-то конкретного во лжи перед собой в безнравственности; но выводить озвученный перекос как он есть, проявляя все сопутствующие этому отклонению из самого субъекта, допускающего хотя бы неприличную брань в присутствии кого-либо, как нормальное обращение. Все это не есть что-то за гранью: запредельное или же невозможное; хотя и существует, как отражение свойств трансцендентных состояний, возникающих в виде обусловленных реакций в поведении, исходящих из недовольства вообще собственным пониманием жизни, т.е. необразованностью перед ней, — «опущением». С позиции того, кто излагает мысль, это значит: «сам факт появления нового значения в отношениях однородных полов, на уровне идеологий свободы в любви, транслируемых меньшинством, находится в искажении поведения субъекта общества, где основой этого искажения является диссонанс морали и действительности, во всех начальных процессах воспитания». Т.е. «качественный» пример не обладает свойствами передавать правдивые сведения, относительно морали свободы. В то время, когда субъект основывает свое отношение к миру вообще, и к морали в частности, свойством которых он пока не обладает, о чем говорили выше, руководствуясь собственной формой морали, выходящей не из образования, а из воспитания подражанием, которое в свою очередь черпает сам там, где придется, не находясь в распоряжении нравственной конституции общества, в виду её отсутствия. А если сказать по точнее: — «по причине, в которой она отсутствует напрочь». Так процесс разложения уже запущен, следовательно, ничего другого тут получиться не может, кроме как смешенного чувства утраченного понятия свободы, которое необходимо компенсировать протестом, неважно каким, против чего, тоже не суть, главное выразить. Форма же, данного протеста, поданная в виде идеологии любви, очень даже подходит, так как основана на свободе в удовольствии. Но и значение счастья в сопряжении с такой идеологией остается непознанным, да и вовсе, остается не постижимым феноменом. Все воспитание зависит сейчас от скорости действенного результата в достижении. Что быстрее, без усилий, страха, страдания, а также ответственности: можно достать, потрогать, присвоить себе — то и есть свойство для подражания, оно же и «счастье», не важно достижимо или нет, счастье в подражании удовольствиям, доступны каждому сегодня. Находится оно в простоте его извращения перед его настоящими свойствами, рождаемыми в труде. Посмотрите хотя бы на то, что делает сейчас смартфон в руках малыша, занимая его в то время, когда родители должны быть с ним. Это и есть, то, о чем только что говорилось, как немедленный и желанный результат в безучастии.

ИСКУССТВО: Первым же, в обойме инструментов распространения идеологии безнравственного отношения к живому, находится «искусство», как институция, которая уводит субъект в вымышленный мир, наполненный иллюзиями успеха и независимости, перед ответственностью. Взращивая в нем эгоизм. Это первый шаг к гомосексуализму, — был первый шаг: Сегодня уже, просто форма определения отношения к живому. Художник от искусства — это тот же гомосексуалист, в принципе, в полном значении искусственной этики по отношению к жизни. Если очень просто выразить состояние дел касательно образования в действительности, являющего искусством, то можно резюмировать все выше сказанное так: «в книжке одно в действительности другое», в смысле натуральной цели существа в созидании, хотя до того чтобы и в книжке было тоже самое осталось, по видимости, совсем не долго. Учитывая развитие педерастии во все сферы знаний, от «создания мира» до «причастия в науке». Но ведь и правда, так не бывает, когда образ действительности, выраженный «институцией прекрасного» со всеми (не)допустимыми нормами поведения, существует как яркая матрица действительности. Сама по себе восстающая против естества своей наглядной «свободой», может быть менее обоснована субъектом, как модель поведения в достижении обещанного; чем та нравственная основа, в которых всего этого нет, как и самой основы в проявлении. Именно «искусство» сегодня создает сильную дополненную реальность, с её ответвлениями и видами, для суждения субъектом о понятии свобода или же допущении, а также цели существа в обретении счастья в его искусственном статусе: художника от институции, как пример. Жизнь такого должна, по мнению самой институции, включать в себя все составляющие гедонистического существования. Но, все может быть преодолено, как и гомосексуализм, разврат и насилие над телом, так как существует в единственном положении общественного невежества в потреблении. Обоснованного миллионы раз похотью перед плотью, значениями искусства. Но только в случае, если будут приняты общие категории нравственности, для всего единственного большинства, искоренившего в себе безнравственность субъекта меньшинства, начав с употребления и разврата в потреблении; станут возможны категории, которые и в преть продолжат проявляться в этом тексте, правда, пока натурально, существующие в виде мысли самого автора. И, если, все же, очистив себя от их тяги к дурным привычкам, наполнив «новыми» качествами сами привычки, сможем преодолеть невежество, качеством МЫ. Исходящего от знания правды, в частном и целом; сможем вернуть искусству его истинное значение, в идее его предназначения. А именно: не как знамени упадка и деградации, а как форму олицетворяющую развитие души человека, укореняющуюся в творце. «Искусство — есть побочный маркер хода такого её развития». Так собственно, повторюсь, некогда и воплощалась идея искусства в творце.

ПАРАДОКС: Форма общественного меньшинства, исходящая из категорий, постулируемых большинством, как недопустимые или даже невозможные, по моему мнению, возникает из неконтролируемого проявления ложного эго конкретного субъекта, вытекающего как следствие необразованностью в контексте нравственности, образуясь в предрассудки о предназначении и счастье, в опыте с «искусством», субъекта большинства. Постулируя ложные теории о допущении в стиле искусства им же (большинством), воплощается антагонизм естества: транслируя своим произведением в действительность — образы возможных допущений собственной эстетикой действительности. Существующей натурально, только в субъективном поле действительности, пока не обращается в реальность, только что озвученным средством. До этого момента, повторюсь, становясь реальным примером допущения в предмете «искусства» большинства, оказывающегося вестником воплощения в действительности отклонений норм морали; произведение становится проводником идеи для реализации допущений как форм развития. В следствии, с чем, само существо субъекта, становится таким произведением. В чем и заключена идея антагониста произведения для такого меньшинства, как инструмента познания, в моём понимании: «Выражающее общее невежество, перед естеством природы, для представления большинству его же форм развития». В этом и состоит невозможность и сам парадокс меньшинства в большинстве борющегося за то, что большинство считает неприемлемым с точки зрения морали естества. Новый парадокс — старая обусловленность: допущение принимается условным большинством, как феномен, основывающийся на теории от «институции искусства» переходящий в искусственный объект, а затем и в объект реальный, самостоятельно физически проявляющийся. Соответственно уже сегодня, тут будет прав, тот, кто докажет нормальность данного положения для большинства, находясь на основании эстетики «институции искусства», используя готовый объект реальности постулируя все новой эстетикой. Так рождается еще одна теория о допущении в марали большинства. В следующем воплощении, уже отправляясь от воспитания субъекта такой эстетикой в формировании субъекта большинства. Что в моём понимании невозможно допустить в здравом смысле. Из чего лично я прихожу к выводу, что возникновение такой «институции как искусство», «на основе искусства» — есть строгая провокация естества, через формы вовлечения к искусственному самоопределению субъекта. Навязанная практикой развития антагонизма, где результат его действия восходит в мораль: «занятие искусством — есть невежество перед жизнью». Естественно, я дополню: «допущение основывается самим большинством, поддерживающим своё же искусство; как необходимую форму для развития общества», что еще раз подтверждает сам парадокс, «легализации невежества в искусстве, самим же обществом, «борющегося» за нравственность». Пытаясь оправдаться перед меньшинством, таким образом, используя его же метод прокламаций на утраченные вещи в их значении и понимании, не говоря уже о свойствах. Сохраняя «искусство» в значениях наивысшей эстетики, беря за основу не искусство, а слово искусство или сказать честнее, — пародию на него в действии; используя метод прокламаций, внедряя который, само (большинство) и, создает, ту лож ведущую к меньшинствам, заслоняясь такой пародией на прекрасное. Тратя огромные средства и энергию на поддержание «институции искусства». Думаю, исходя из требований институции к её содержанию, уже можно говорить в пользу искусственности, в значении ненастоящего, так все искусственное требует больших энергетических затрат для поддержания его свойств в живой природе. Тем более, что своим вовлечением, ты должен будешь стать зависимым от мнения институции, мнение которое, в свою очередь, в значении природы, бесполезно. И быстро погибает без затрат на него; высвобождая энергию, вернув назад которую, можно быстро определить момент правды: «Главное свойство сегодняшней диалектики, там, где сам субъект-индивид-человек. А не то, что каждый пытаешься волочить за собой сегодня, в виде объекта искусственного произведения себя и в принципе». — «Теперь время для творчества означает — личное нравственное воспитание». Таким образом, запускается переформация социума, через себя и каждого «нового художника действительности». Вместе с которым, ты начинаешь создавать действительность в соответствии с благом каждого. Но, правдой, сегодняшнего общественного института, в свойстве организации, сообщается вот что: «У стремящегося к искусству общества, здравого смысла нет нигде, не у большинства не у меньшинства». А значит; есть плодотворная почва для работы сил антагониста, так как сегодня институция и есть эта сила, удерживающая каждого, кто верит в неё, как истинного смысла — значения творчества. С точки зрения, которого, тут и смотрим на вещи, тем более, где речь идет о чистом творчестве. Переходящего из результата личного наблюдения за своей действительностью, чем, собственно, и является представляющийся перед тобой текст. А если у всего происходящего есть иной смысл, то он от меня скрыт. И я бы хотел спросить Тебя, его мне открыть. Только другими сопутствующими средствами примеров, относительно счастья в свободе меньшинства и его критериев, опровергающих неестественность нахождения в реальности отдельно от большинства. Но, при выведении спорных точек зрения, не исключай, пожалуйста, себя из нахождения в связи удовольствий и безнравственных допущений, — раз ты художник. Ну, а если все О.к. То в таком случае, сам критерий неестественности, а также естественности, течения существа в субъекте, на мой взгляд: от искусства до меньшинств, в значении нравственного толка, уже явлен озвученным выше парадоксом. Пока ты пытаешься вспомнить, о чем шла речь, только что. Я скажу: «Мы еще вернемся к парадоксу закрепленной темы; потому как, это не только парадокс, но еще и закон в парадоксе».

ХУДОЖНИК СОВРЕМЕННОСТИ: Для такого, свобода равна погоне за удовольствиями, которая переходит в смысл жизни субъекта, оставляя после себя только гнев от их нехватки. Оно — ложное, бежит до протеста, в котором обычно субъект обвиняет кого-то в том, что с ним происходит, не понимая, что это он сам и есть, и все то, что не может быть приемлемым применительно к нему самому. Так работает «инфернал пристрастий», привычек каждого; которые не дают понять важный критерий в строении действительности, а уж тем боле реальности: именно идею БЕЗОПАСНОСТИ, строящуюся на ВОЛЕ ЧЕЛОВЕКА! Что это значит? Блокируя размягчением воли привычкой, страдает качество морали ответственности, перед телом, за счет вовлечения индивида в оценочную категорию подражанием в успехе, который тесно связан с возможностью автоматически допускать целый спектр свойств, подводящих к выходу из естества, приводя подобное искусству, через нас самих; находя в нас гения, разрешающего себе многое. Обычно это формы влияния на организм, от алкоголя, сигарет, наркотиков, секса и анального секса, до еды (хотя пища (еда) в этом списке первая, но мы рассматриваем не первую стадию вовлечения), как поощрение гениального — без воли. Список поощрений огромный, и он развивается, подобно течениям искусства: «спектр поощрений за извращение над красотой естества антагонистом, восходит аж к духовному, выражаясь подобием религий». Как синтетические состояния под веществами, рождающие аллегории на бытие, рассуждения о таланте начинают переходить в искусственный предмет, транслируясь критерием на искусственный талант становясь предметом подражания, пропагандируя, образ действительной среды с детства полной неудовлетворения, жалости и жестокости по отношению к каждому пытающегося отыскать искусственный талан в себе. Становясь институцией новой эстетики определения красоты, поскольку на большее в созидании мы уже не способны, только на искусство и успех в нем таланта, а значит и есть боги себе. МЫ начинаем подрожать искусству, вдумайтесь, — искусству; теряя себя, выстраивая новые социальные отношения — «искажённые новой эстетикой, узурпации естества талантом». «Новые моральные принципы и правила поведения, для связи с миром, внедряются в само существо, определяющее суть естества жизни, через медиатор действительности» — выбранного институцией художника от искусства. Которым стремиться показаться большинство сегодня. Да, им действительно, является большинство сегодня. Пользуясь стратегией, где всяк и каждый, стремиться познать мир под веществами! Проявив такой мир в себе, демонстрируя в образ жизни! Скажи пожалуйста, ответь: — «хоть кто-нибудь познал мир без веществ?» Никто не скажет — какой он? А если этот кто-то и скажет, то это будет отвратительный рассказ, субъекта лишённого допинга счастья. Найдите мне здорового и здравого субъекта от искусства, и это будет достойный памятник мятежнику антагонизма. При том, такой — каждый, берущий побочный эффект своего творчества, за основу стремления к значению художник, от действительного; своим искаженным до боли сознанием, мнит себя художником — статус, на самом деле, существующий в критерии «жесткого его определения»! В реальности же, такой работает за гранью добра и зла, в четком союзе с совестью, что грозит смертью души, если образует повод для уличения его во лжи. Но этого не понимают сегодня новоиспеченные «альтернативщики действительности», почитая воспринимать все просто забавой, ради хайпа и успеха. Во что собственно и превратился институцией в своем значении «художник», теперь распыляющий невежество своим уродством привычки, не понимая сам приведенного значения для себя. Такие и, подобные процессы, становления в целеполагании личности, так же нуждается в переосмыслении, для чего и проявляется идея о «чистом творчестве».

ТВАРЬ: — Вот вам и тварь в творении искусственностью!

Так, как же воплощается «гейская культура»? Дверью в действительность для неё становится искусственность, со своей «разряженной средой», абсолютно дублирующей эстетику в действительности, искусственным существом субъекта, самой искусственности большинства. «Для сущности же, входящей под действие такой эстетики, все можно объяснить гендерной неустойчивостью, видимо переходящей во «взрослое состояние», на фоне травмы нанесенной пропагандой извращений и жестокостью искусственного большинства? Противоречие подобное этому, рождается потому как, такое состояние качества индивида, в воззрениях на мораль естества не считывается, как репер социумом, для преодоления данного искажения, а просто переводится в область болезни, отклонений, или же научно обосновывается как феномен организации новых образовании от природы. Вырастающих в «этическую конституцию допущений». Так оно и есть, правда без указания авторства. Целое поколение, выведенное сегодня искусственно, впадая в зависимость от мысли пропаганды, что оно есть такое, какое есть с рождения, и в этом нет ничьей вины, — что и есть лож большинства, перед ответственностью. Никто не хочет разбираться на уровне воспитания, «институция искусства» становится воспитателем, а потому лучше спросить по факту, унизив того, кого породил. Ища в предмете искусства талант и не находя в нем саму личность. Убийство личности искусственностью: происходит зарождением в ней протеста против собственной бесталанности (неосознанность в том, что каждый знает, как жизнь). Субъект одинокий с рождения, просит защиты в дружбе там, где возможно: например, придумывает реализоваться посредством «искусства». Пытаясь, а даже и становясь, просто назвав себя «художником»; позволяя себе в действительности — натурально, апеллировать к значению художник через гомосексуальный образ: так сказать, «в художественной среде быть геем вполне нормально», и это уже почти его успех, — «стать нормальным». Так институция готова защищать любые отклонения, приписывая им натуральность, как бы парадируя, саму природу, создавая что-то свое. Пока не наносит последний удар ложью успеха, со стороны того, к кому направлен дружеский жест, во спасение; не имеющего своего мнения относительно «таланта». При этом любое определение, в искусстве с ним и в нем, сегодня, на уровне личности, не зависимо от наклона самого определения, — равно, в своем значении, страданию. Что уже не плохо, если страдать пришлось бы для самой жизни, выстраиваясь аспектом её школы созидания. Но, к сожалению, то, что имеем, это не совсем одно и то же, в своих натуральных свойствах. Это значит, мы говорим о том аспекте, где чье либо мнение, относительно жизни, совершенно обречено; в отличие от важного значения искусственного, как способности личности к жизни. Жизнь, которой, игнорируется значением успеха талантом, предвкушающего свое мнение в действительности на самою жизнь. Но не получающего этого мнения в контексте счастья. Теперь, испорченный ложью о возможности своего проявления успехом, в идее искусства, считает любое проявление в нем, предлогом для мерзости, на уровне недостигнутого обещанным успехом. «Исход мнения искусственного большинства: Успех как счастье, в искусстве достичь не возможно, ни при каких обстоятельствах». Страдает личность и переходит на «темную сторону», происходит совращение. Как и предыдущее, — следующее заключение, выводится мнением настоящего наблюдения: Обращение субъекта искусством — теперь искажающего все ради успеха; следует из того наблюдения, где: все успешное, сегодня, априорно в таком вот определении значения счастье. То есть, ничего другое стать успешным не может, сегодня, кроме пошлого! Собственно, где успешность и известность, в контексте славы — это диаметрально разные вещи, как антагонист и протагонист; для нашего, с тобой, понимания. Обладать успехом же в средстве таланта, хочет практический каждый субъект современности (житель); соответственно процент того, что делается, разнося «нашу с тобой культуру», намного выше того процента который действительно её питает, и регламентируется — успехом — данной отрастил — в — данной области, за счет искажения нравственности перед естеством. Что и есть формула успеха в искусстве сегодня. Т.е. появляется сущность униженная, таланная, но безучастная к жизни, полностью выведенная искусственно «обществом» для потехи на его время. Из чего я делаю заключение, в виде вывода: «О недопустимости распространения значения “талант» с целью воспитания, для обретения каких-либо социальных категорий, как признака достижения или подражания, через критерий успешности в искусстве. Применяя категорию действия успехом на основе таланта, совращая субъекта таким методом, от его личного развития, ожесточая его перед значением красоты. Есть наблюдение подмены понятий об «успехе» в жизни, и свершении её в славе, как формы высшего проявления способности в творчестве, подменяя талантом в искусстве. Что абсолютно неверно с точки зрения значения творчества жизни, в котором нет критерия, уравнивающего его с понятием успех или талант. Такая утрированная трактовка значения: искусство = творчество, сегодня в массе, есть механизм извращения понятия способности. Урезающий способность каждого в творчестве жизни, понятием талант. Что и являет корень приведенного выше действующего извращения. Т.е. еще один элемент меняющий отношение к образованности перед жизнью, есть нюанс, необразованности сегодняшнего поколения, воспитанного эволюцией — революции антагонизма, перед природой, и, её возможностями, заложенных для каждого. А так же, перед пониманием наблюдений, свойств пространства, чьи категории и решены природой в частности каждого. И коррелируются значением сотворения жизни сотворчеством в осознанности, что, в сущности, значит, абсолютно для каждого в равной степени, не зависимо от обстоятельств, иметь возможность достижения счастья, на любом из этапах восхождения к личности человека. Повторю. Смысл сказанного кроется в настоящих законах все-причинности, все-следствия. Являющихся равными по своим значениям для определения качества творчества каждого, в его восхождении как личности. Так как жизнь уже сотворена, её нужно научиться проявить в себе, для этого и есть инструмент называемый творчество (предмет практики жизни). Определения его «искусством», есть невежество, уровня, достающего только до ПЕДЕРАСТИЧЕСКОГО общества, где с детства всё воспитание строится на отсылке к ничему незначащему в действительности авторитету. Указывая на предмет, не выраженного ничем, натурально, в действительности и самой реальности, кроме, как, авторитетом мнения «институции искусства». Теория же, о такого рода авторитете, и есть теория «искусства» что и есть сам механизм создания авторитета. Выражаясь коротко: Все сводится к басне о том, что весь смысл жизни состоит в успехе на поприще искусства талантом; или же движении к «вымышленному персонажу» — гения какого-то сублимата истории искусства. Закрепленного ей авторитета, как собственного успеха, для подражания. На основе узкого сегмента навыков искусственного толка, существующие как направления его («искусства») разновидности. И пусть кто-то скажет, теперь — «это все не так, гомосексуализм — это нормально”. Конечно не так, ведь нас так образовали в «школе антагонизма». Образование перед жизнью, есть предмет моего исследования, к которому я перехожу сейчас же.

ДАННЫЕ: Пора переходить к конкретике свойств, полученных в лаборатории общества, экспериментом с сообществом — ЛГБТ.

Я считаю, подобные сообщества результатом инсинуаций искусственной среды перед природой. Постепенное изменение и, утрата качественных её значений, за счет подвинутых состояний психики субъекта большинства, не имеющего привычки анализировать и участвовать в процессах строения морали. Униженного и выдвинутого за грань собственных способностей, категориями «искусства». Само же состояние измены, изменяющее свои качественные свойства от чужеродных воздействий, есть всего лишь результат нехватки воспитания в образовании. Таким образом, под воздействием искусственной морали, меняющейся в зависимости от моды, общение со средой происходит посредством примитивных взаимодействий, таких как: требования от кого-то какой-то свободы, и протесты против неравенства, против вообще и против в принципе. Поскольку все предложенное ложным, устаревает мгновенно и требует отрицания, для принятия чего-то еще. Да и сам субъект, воспитанный таким образом, абсолютно уверен в себе, с позиции таланта и непреувеличенного значения своего мнения на все, относительно направлений в развитии. Т.е. Он сам уже и есть воплощение всех тех свобод и равенств о которых привык выражаться в их нехватке, но все равно чего-то требует еще и еще. Коротко: «Что есть суть “подхода» в воспитании искусством? — Дать уверенность правоты в таланте на фоне предмета с размытой эстетикой, но не дать знаний, относительно средств достижения «блага» на фоне жизни находящейся за размытым фоном эстетики, — а вот и сам предмет, т.е. ты, в фоне размытой эстетики со своим требованиями перед жизнью. В этом и есть искусственность — «подмена морали», проявленная в целом спектре эмпирических наблюдений и работы с личным пространством, не только моих, конечно не только моих, а значит не только моих собственных уверений, о вероятности сказанного. О чем еще хочется, рассуждать с такой позиции, в идее о новом, чистом творчестве, вообще; так это о том: что, построить что-то вменяемое на мировоззренческой базе нынешнего «общества” и «сообщества» не получиться. Для этого нужны определенные качества морали и строгие правила определения естественной нравственности каждым его представителем, в связи с законами природы о построении пространства каждым индивидом, но и не исключающие протест против нового в нём. Когда это не будет понятно каждым субъектом, а если будет, значит уже индивидом, мы сможем победить ЛОЖ, и увидеть другую оценочную логику данного сообщества большинством, как полностью контролируемого лабораторного эксперимента над естеством и моралью человека в целом. Выходящего из самого субъекта большинства, под влиянием того же эксперимента невежеством, но уже в глобальном масштабе. А это и есть основа для выведения формулы нравственного толка для определения возможности или же невозможности самого меньшинства.

ЛЕНЬ, НАЧАЛО, ЛЮБОВЬ: Тема с ЛГБТ, ФЕМИНИЗМОМ, ГЛОБАЛЬНЫМ ПОТЕПЛЕНИЕМ, БОДИ ПОЗИТИВОМ и т.д. и проч. А так же — ТОЛЕРАНТНОСТЬЮ; Сегодня, это всего лишь, ничто иное, как феномен и проявление обычной лени, части общества, сопоставляемого с ложью. За неимением идеи развития, идущего по пути озлобления и разъединения, маскирующего свои дурные привычки, выраженные как суть; «проявлением протеста, — субъектом», и поисков изъянов где-то в ком-то, под личиной объединения против мира большинства, ущемляющего права существа с привычками, субъекту, живущего все в том же духе парадокса. Более того, нет желания понять характер развития тех или иных проблем и конфликтов в себе, обрушивая свою претензию в виде назидания. Уже своим нравом, на всё. Хватая любую прокламацию, придуманную для провокации антагонистом. Используя её как основу, для искажения воззрений на мир; в котором, я считаю, нет человека, а есть только субъект. ЛГБТ (Лесбиянки, Геи, БДСМ (БД — бандаж и дисциплина; ДС — доминант и сабмиссив (господство и подчинение); СМ — садомазохизм. Под БДСМ подпадают сексуальные практики с применением боли и унижения). Разве так может быть выражен человек? Мне кажется, так может быть выражен только субъект.

Думаю, расшифровывать по принадлежности к извращению над сущностью естества ЧЕЛОВЕКА, каждым представителем приведенной выше аббревиатуры нет смысла, так как они все равно связаны одной линией «нетрадиционного секса». Линией извращенного поведения, в рамках одного пола и между полами, искажением красоты тела. Именно линию секса, как неоспоримого факта, мы и будем разбирать все оставшееся время. Так как он есть основа конфликта в допущении, допускаясь в открытой форме, представителями данного сообщества в реальности.

Для того чтобы завести разговор, я использую термины: чистота и грязь; они не безусловные, а сцеплены с нахождением морали нравственного толка, отражающейся в самих терминах, через воспитание. Каждому из живущих знакомо и известно их значение, вне зависимости от уровня воспитания, а значит понятно. И так: чистота и половой акт, половой акт и грязь, в понимании секса. Половой акт — это секс? Его естественность, в чем она состоит, естественность полового акта или естественность секса? Или то и другое естественно, а также является одним и тем же? На мой взгляд, половой акт — есть формулировка одного и того же физиологического действия индивида, имеющего две причины в событии: первая — это продолжение рода, вторая удовольствие. Но, с одним все же, существенным различием. Секс, предположим, не совсем просто инстинктивный половой акт, особенно в отношении вопроса с ЛГБТ, так как задействован социальный конструктор действительности, который и конструирует отношение к сексу, формируя понятия, зашифрованные в аббревиатуре ЛГБТ, декламируя его, как товар на рынке, прилагая ознакомительный тест в виде порно видео. Только это не товар, а игра с сущностью «человечества». В данном рассуждении меня интересует, где, и в чем есть способ для неустойчивой энергии, реализоваться как агрегата неустойчивости действительности. А именно — желания, полученные в результате травм. Нанесенных обществом индивиду. Только не в физическом отношении, а в качественно нравственном; латентном значении, «той же порнухой», например, или на фоне её воздействия через общение с социумом. Спроси: «В нашем мире еще остались те, кто может оспорить, феномен БДСМ отношений?» Нет, потому, как они уже присутствует и в «мирной жизни», унижение — подчинение — доминирование. Как любое физическое, психофизическое извращение, под каким-либо предлогом, на мой взгляд, вообще не важно, начинается с унижения кого-либо кем-либо, морально с обычной попытки просто наладить отношения. Но всегда заканчивается все тем, же насилием, с которого некогда и начиналось,- неважно чем оно выражается, но именно начало, то самое главное воспитание, порождает все остальное потом. Все оттенки данных сообществ уже есть в обществе, просто в них они гипертрофируется, и становятся личностными, как голод. Что уже наносит некоторый оттенок безумства и настораживает. Допустим: «Пусть будет так!» — Для простоты понимания конфликта, представим многими любимое понятие науки: «Наукой с детства, в разум индивида, секс вменяется как привилегия развитому существу, разумному, перед животным миром». В связи с чем, предлагаю остаться, на мало значащем, но концептуальном, с позволения сказать, «тезисе привилегий» («Разумного перед неразумным» — скажи, неужели этого достаточно, чтобы смериться в развитии, применяя критерий секса как привилегию разумного, выставляя его венцом разумности, оставляя самое важное где-то позади?) мне кажется — это бредовым и точно не разумным. «Секс — еще одна отличительная особенность перед животными нас с тобой, сумевших извлечь из этого физиологического состояния выгоду в виде удовольствия?» Допустим, — «ну и что?» Но, разумнее ли, разумные, перед животными в их неразумности перед разумными; гоняющиеся друг за другом с плеткой, и в кожаных трусах, имитируя, не, то страдание, ни, то ужас — физиономией — унижаясь и доминируя в какой-то комичной игре? Изобретая все новые аппараты и агрегаты для глумления над телом, открывая целые прилавки с этими имитаторами? По-моему, те неразумные, сегодня более разумны и точно чище, в этом своем неразумении, — «в хитрости и смекалке»; используя этот акт по назначению, тебе не кажется? Вкладывая все свое время для реализации множеств функций, «наложенных природой» на них, для поддержания флоры и фауны своим присутствием в ней. Благодаря чьим, призираемым нами инстинктивным усилием, природа еще вообще жива и дышит. Вот вам и венец творения Бога. Многие ли сегодня рассуждают, например, так: «Люди занимаются Любовью (сексом), «или это снова одно и тоже?», потому что любят друг друга и хотят зачать ребенка?» Кто будет спорить, что коитус (половой акт), если даже смотреть на это с точки зрения простой инстинктивной механики, для зачатия ребенка, абсолютно нормальное действие, естественное, благодаря которому мы и существуем до сих пор. Но, не всех устроит тот факт, что заняться любовью (странно звучит) естественно только для зачатия потомства, (приведу цитату и из диалога к которому подойду чуть позже) — «…и вообще, такое мышление достойно лишь того, кто хочет плодиться как скот. Да и вообще — все это не для того!» И это понятно, ведь, для создания чего-то большего необходимо что-то большее, нужно знать больше, чувствовать больше, желать больше, в самом существе жизни, одной механики совсем не достаточно, что касается предка благочестивого потомства. Пропаганда секса, как досуга и вообще, не дает возможности прийти к этому большему. Отсюда и выходит это искажение в виде конечной октавы ЛЮБВИ в виде секса. А это уже полное нравственное разложение в понимании, что есть что. Мне, к примеру, видится совсем другое: «Любовь в своем истинном значении зарождается по высшему состоянию разума (освободившегося от ложного эго), готового к восприятию и творению любви». Любовь постижима?! — Думаю, что да! И опирается она, на умение благодарить, в опыте, ведущего к уважению всего сущего — в его глобальности и определенности; так, любовь, безусловно постижима. Все остальное это страсть, содержащая в себе только механику желаний наслаждаться, а значит выгоду. Испытывать разрушительную зависимость от удовольствия — искусственным эффектом «эндорфинной радости»; в своем значении неотличимую от обычной наркотической эйфории. Для эго, это одно и тоже, просто разные масштабы, разные состояния, в отношении вида и повышения дозировки, регулярности её получения; от наркотика до полового акта; состояние, переходящее от тела в насилие действительности. Потому, такая практика, несомненно блокирует возможность работать со средой, т.е. Происходит то — что происходит: статус творческой стадии не проявляется, субъект просто существует: «Горизонт событий прекращает быть, он становится кажущимся». Исходя из следующего и им же выражая определение любви, закладываемое, в первую очередь, с нашим собственным развитием отношений, навыками в значении добра и зла. Для будущего, в котором есть только любовь мира для тех, кого мы создаем и провожаем. А не секс или хитрость извращенца для такого определения Любви, — этот синтез нам еще только предстоит преодолеть — разложив его в будущем. Так я думаю. Предлагаю, смотреть на понятие секса, как на побочное явление, в ходе допущения, при эксплуатации физиологического устройства функции организма, в ходе эволюции невежества стимуляцией привычкой в зависимости от потребления! Чтобы не казаться клириком, упершимся в отрицание, и смягчить позицию, на сей счет, озвучу следующее: в контексте мужчины и женщины, это снова как бы допустимо, даже с позиции удовольствия, которое они могут получить, пользуясь привилегией «разумного существа», используя одно физиологическое состояние, для разных целей. В данном случае, чтобы извлечь выгоду в наслаждении эрогенным состоянием. Хотя такой обман, так же носит некий оттенок осквернения, самой сути высшего замысла благочестивого существа, что касается контрацепции, например. Все же, пока не будем об этом говорить с позиции нравственности, поскольку этот вопрос рано поднимать сегодня серьезно, в виду нашего с тобой состояния. Вернемся лучше к меньшинствам, где набирает силу обделенная воспитанием личность.

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ: Для субъекта, примыкающего сегодня к меньшинствам, из числа ЛГБТ, соблюдение закона о морали слишком болезненное занятие. «Субъект, затрагиваемый мной все это время, трактует смысл его, как ущемление своих прав; ввиду отвлечённости, испорченностью, необразованным большинством». Закон, состав которого само большинство не хочет понять, а значит и смысл которого оно не может распространить, из–за такого своего положения. Для того чтобы, в дальнейшем, уйти от личности, в попытке избежать оскорблений, ущемив кого-то, на личной основе, хотя для этого текста такое практически невозможно, предлагаю четко установить следующую сентенцию: «все что происходит в тексте с “личностью» и, в частности, есть триггер общественный!” Таким образом, в дальнейшем, как и ранее, приводится значение субъекта, обладающее «трикстерским» свойством, прыгая от большинства к меньшинству, владея значением субъекта для большинства и меньшинства. Но, не исключая, из себя, значение частного, такого, каким является отдельный, условно: индивид, личность, или феномен от искусства, или любой частный контекст, как элемент смысловой формы.

«Поэтому, продолжим: формируясь в меньшинства, для ухода от ответственности, прячась в них, субъект, ущемляясь, требует внимания к какой-то проблеме, находящейся в свойстве его легкомысленного отношения к сложным и серьезным вещам в отношении собственного формирования». Грубо говоря: сталкивая (сь) в борьбе с окружающим, ища проблему в нем, так реагируя на свое же — на то, чем сам является. Таким образом, оттеняя уже личную несостоятельность, перед нравственным законом единства большинства, оправдывая свою неправду своей ленью. Исходя уже из свойств нравственного протеста личности, как мнение не коррелирующего с правдой, так как, правда, отвергнута самим же большинством. Тем самым выступая в борьбе за то, от чего отгораживается такой борьбой. От свободы! (Единство большинства — это абсолютная идея, к которой я привязываю стремление каждого здравого индивида, вне зависимости от его положения. Чтобы уберечь то, против чего направлен антагонизм протеста — невинность и индивидуальность). «Так — зная зло, постигнув злое, необходимо делиться опытом; — но познав низкое, отвратительное, пошлое, необходимо избавить от такого опыта, хоть он и есть опыт, приведя новое, вернув Невинность в Целомудрие! Ответственность, которая лежит в области этой абсолютной идеи, находится, по умолчанию, в каждом элементе здорового организма общества, или социума, не зависимо от категории СУБЪЕКТА. Поэтому, даже если мы и говорим о субъекте, ущемленном, допустим, большинством; в том, что большинство отвергает в нем как не допустимое, сначала породив в нем это недопустимое. МЫ уже декламируем безответственность большинства, толкая себя на большие мерзости, обвинениями кого-то в безнравственности. Так, значение неделимого, позволяет не снимать ответственность пред единством большинства с субъекта меньшинства. Апеллируя обоими значениями, перед ответственностью, идя так же и, от осознанности субъекта меньшинства, так субъект меньшинства становится меньшинством порядка большинства, а значит его нравственной формой. Правда есть барьер, перешагнуть который, необходимо собственным пониманием действительности, а речь сейчас идет именно о моменте, который позволяет отказаться от обвинений и претензий, на практике, понять действия закона все-причинности и все-следствия. Это просто сделать, но для этого нужна вера. А для обретения веры нужен реальный труд, и усилие над собой, телом и умом. Только так можно перейти в реальность действий во взаимодействии с пространством на уровне чистого творчество, где, то начало, о котором я сказал и есть уже чистое творчество, его исток, состоящий в сотворчестве с собственным началом. К чему и ведем весь этот разговор. Поскольку все элементы, с малым исключением, о котором будет выражено ниже, в одном из следующий параграфов, все еще представляют часть организма общества, а, следовательно, имеет перед ним ответственность все в той же манере нового художника, его — творца себя. Таким образом, можно позволить себе апеллировать в равной степени к каждой категории СУБЪЕКТА, не обвиняя кого-то целенаправленно или же заступаясь, критикуя или же оскорбляя. Поскольку речь идет уже на уровне произведения себя — каждым каждого, а значит и оценивается с позиции ощущений, а не действий, в смысле нахождения в том или ином образе ощущений, собственного произведения и только с позиции прекрасного. Таким положением, заявляется личная позиция каждого, относительно участника эксперимента, даже «нейтрального», но все равно, наделенного ответственностью в категориях, к которым обращаюсь, в то, или иное время рассуждений о нравственности. (На мой взгляд, это окончательно поможет нейтрализовать попытку в обвинении оскорбить кого-то, поскольку произведение всегда носит характер экспонирующий, в данном аспекте это энергоинформационное экспонирование энергии в общее пространство жизни социума.)

Если продолжить, то можно сказать: «Обретение целостного мышления, невинного перед пошлостью, хотя и ведающего о нем, есть нечто иное, как творческий процесс, требующий работы над собой общественного элемента из которого возникает сообщество. Только так из качественного элемента возникает количественный элемент, ведущий к большему качественному элементу. Что в свою очередь выражает категорию, свойство которой лежит в области развития природы и не может быть отвергнуто, как вымысел, перед деградацией. Поставленной в той же манере количественно — качественного аспекта с противоположным значением перед развитием природы. Т.е. собственно, как деградации, принимаемой за эволюцию сознания, субъектом меньшинства, сегодня. Задача же субъекта, из любой категорий сегодня: не зависать на общего толка суждениях, тем более, там, где они неверны. Что и есть «часть процесса познания», для утверждения восходящего уровня морали в общей культуре мира, таким образом, оправляя её. Но, в эпоху тотального невежества и господства ЭГО, суждения на конкретизацию определенных моральных свойств субъекта становятся недопустимы и даже невозможны, в той же манере, в которой существует сегодня, например, само МЕНЬШИНСТВО с его пониманием эволюции сознания, затрагиваемое в этом тексте; чья эволюция, на сегодня, создала свою школу этики, для трактовки невежества с позиции естественного. Таким образом, можно наглядно выразить процесс заимствования конституции аморальных принципов у самой природы невежества, большинством, для снятия с себя ответственности перед своим заблуждением касательно свойств в допущении. А значит, наступило тождество с природой пошлого. Где ответственность отсутствует напрочь, есть только желания и зависимости от них. Исход такого развития, для тех, кто решил пренебречь законами природы в развитии качественных свойств её, только один — деградация, упадок и исчезновение.

ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТЬ: Касаясь только собственных наблюдений, в развернутом вопросе об этике в морали естеством, выраженный в эксперименте с антагонизмом, через сообщество ЛГБТ и в особенности его основного элемента гомосексуализм, интересуюсь, лично, следующим: при отсутствии данных и возможности зачать у субъектов одного пола, в частности мужского пола, будет ли такой акт, для начала целесообразным, с позиции замыла природы для сохранения вида? НЕТ?! Соответственно остается что-то иное. И что это иное? Я не буду говорить о любви, поскольку точного определения ей найти, через основу гомосексуализма вряд ли сумею; но если и начать с мысли моего личного мнения, на счет данного значения, в критериях состояний сознания, ума и души такого субъекта, на мой взгляд, больше подходит тема отчаяния и боли (именно в этом аспекте и находится протест для данной категории). Так, все же, если можно было бы применить положение о любви к данному обращению, точнее, если бы я его применил, трактуя, например, так как его декламируют сами представители меньшинств, и не только, то конечно же вопрос отпал бы сам собой, и тут же, наверное, можно было закрывать тему? Верно! Но моя позиция на сей счет расходится с указанной, уже у самого основания, поэтому я продолжу. И так, что в таком акте неестественно и есть ли хоть что-то естественное, относительно естества с позиции здравой логики? Чтобы заострить внимание на присутствие когнитивного диссонанса, в этом тонком вопросе, приличное время существующего в действительности, достаточно обратить внимание на предмет спора, относительно к происходящему, вызывающего у большинства вопрос, которым является гомосексуальная связь, на основе секса, двух представителей одинаковых полов. Исходя из предыдущего, спрашиваю: Почему позиция, перед заявленным неологизмом меньшинством, до сих пор остается неизменной в своем большинстве? Это ничто иное, как следствие реакции когнитивного противления, свойственного любому здравомыслящему индивиду, даже современности, относительно собственного положения естества. В разрез, которому, упорно нанизывается данное положение о любовь, используя известную характерность. Парируя логику большинства в отношении такой связи, как допустимую, выставляя в равенстве. Тем самым проводя данный неологизм в действительность, строя на этом полемику относительно такого допущения. Что вполне доказывает игру моральных категорий, основанных на положении стратегий завоевания умом, где речь идет не о человеке как таковом, и прав его как субъекта на это положение, а именно, искажение самого понятие человек, в такой трактовке его субъекта, унижая его самого до аморального уровня. Что для человека, в моем отношении, немыслимо. Для того чтобы расщепить данный неологизм на составляющие, и увидеть всю нелепость трактовки и заявлений о любви меньшинством. Для такого случая, мне бы хотелось сделать на время человека не единым с телом, по обыкновению, существующего в этом определении его, как физический объект; неделимый объект-субъекта человека. Притом занижать, в результате нашего следствия, творческий уровень сущности высшего порядка, находящейся внутри этого тела, никто не собирается. Значит можно, представить все для наглядности, в виде разумной сущности, помещенной в тело (и его организм) как скафандр. Которое, который — обеспечивая нормальной деятельностью сущность, вселенную в него, в пределах материально-физического простора, имеет множество функций и элементов, наделенных определенными качествами и средствами, продуманных творцом (инженером) до мелочей. Рассчитанных по назначению столь же тонко и мудро, как и задачи, наложенные на сущность находящейся внутри, как на основной элемент этой высоко технологичной «биоинженерной оболочки». (Тем самым создадим некоторую инструкцию по применению). Начну с вопроса действующему хирургу (своему другу) — практикующему в стационаре, который я задал лично, приведя выше изложенную аллегорию в действие. Вопрос простой — первый: «Для чего необходимо анальное отверстие и органы кишечника?» Ответ: «Анальное отверстие, служит для вывода отработанных продуктов организма, скопившихся в ходе процессов жизнедеятельности человека. Одним из которых, является питание тела, за счет потребляемой им пищи. Благодаря которой организм насыщает тело всеми необходимыми ему веществами, для восстановления, роста и поддержания жизни самого организма, для поддержания запасов энергии. Если выразиться упрощенно, с помощью приведенной аллегории, ответив, обобщив все сразу, тогда можно выразить все в таком стиле: «Назначение данного приспособления существует для вывода каловых масс из организма и кишечника. В частности, прямая кишка служит накопителем этих масс, а также участвует в процессе усвоения и синтезе веществ, важных витаминов; отвечает — за иммунитет».Вопрос второй — сложный: Опираясь на логику и разум; допустима ли разгерметизация тела — скафандра? Если да, то, при каких обстоятельствах, учитывая сложность устройства внешней среды, с её разнообразием микроорганизмов разного рода, веществ, способных нанести вред телу — скафандра (внутри которого сам и находишься)? Ответ: «Логически, такое действие возможно; применяется при исследовании данного органа лишь в случае возникновения отклонений органа от нормальной функции. И только согласно с профессиональной медицинской этикой, с целью диагностики нарушений или изменений, являющихся следствием текущих отклонений в здоровье. И только, с целью диагностики и проводится обследование данного органа, таким образом, чисто в медицинских (технических) целях». Вопрос: «Какой вред наносит, и наносит ли, умышленное, специфическое, проникновение вовнутрь органа: внедрением в кишечник, через анальное отверстие, стороннего, чужеродного предмета, учитывая специфику отработанных продуктов жизнедеятельности организма, находящихся внутри тела органа?» Ответ: «Этот вопрос стоит целого энциклопедического тома, поскольку данный орган имеет очень сложную функцию, разрозненную, обладает массой качеств и выполняет массу задач. Думаю, чтобы ответить коротко, просто скажу: «Стороннее возмущение данного органа, вместе с микрофлорой, наносит существенный вред, как иммунной системе организма, так и его физиологическим функциям. Какое бы то ни было специфическое проникновение, тем более учитывая тезис темы, является грубейшим невежественным актом относительно всего организма. Влечет за собой массу негативных последствий, как для самого органа, так и для «человека». Вплоть до иммунных заболеваний и необратимых последствий здоровью».Вопрос: «Что при этом происходит с “запирающим механизмом» (сфинктером), при частом воздействии на него извне?» Ответ: «Как и любая мышечная ткань, из чего, упрощенно, и состоит данный «механизм», назовем его так, учитывая уклон темы аллегорией, при частом воздействии на него (мышечную ткань) усилием, будет менять свои первичные эластические свойства; что есть — поломанная функция восстановления до необходимой формы. Может повлечь за собой расстройство рефлексной функции всего кишечника. Могут случиться травмы: микротрещины, на данной ткани и прочие утраты функций. Вопрос риторический, последний: «Логично ли все вышесказанное для существа, условно, спорящего за разумность с животным миром?” Ответ: Это не только не разумно, но и глупо, поскольку выбивает организм из нормальной его работы, а значит, отнимает массу энергии, что вносит специфические риски в стабильность работы всего организма. В конце могу добавить: «Подвергать тело такой дисфункции, значит, накладывать на все существо организма и находящегося внутри существа нестабильность, в контексте жизнедеятельности!»

Такая вот, правда, а даже истина, для неё создали целые институты, чтобы отвечать на простые вопросы, задаваемые цивилизацией. Но даже институты такого уровня, не могут понять, почему возникают подобные вопросы, откуда они берутся, в отношении предметов, во имя изучения, которых они созданы, в отношении того, что только условно принадлежит нам. Со своей позиции, могу сказать: «Наше тело, дано нам на время, не просто так, а для дела жизни». И даже если приходится его разрушать, в невежестве; необходимо стремиться осознавая довести этот процесс до возможного минимума, разумным отношением сущности через личность. Так можно сказать: «Через отношение с телом и выражается категория свойственная личности». Думаю, ранее, тобой было уже замечено, затруднение, вызванное свойствами значения субъект, для которого и характерны спорные моменты, находящиеся за гранью значения личности, затронутые выше. Поясню, — сравнивая субъект и личность, я вижу себя, но в разном существе отношений с действительностью. (Естественно, в статусе личности, речь идет об отношении с телом на уровне творчества, но никак не о его разрушении, ради мутных удовольствий.) Так, пока еще, не в одном учебнике или справочнике анатомии, не найдется информации относительно того, что часть организма или тела, затронутая в беседе с врачом, предназначена для полового акта или даже способна на такое. Возможно, где-то уже и приписали: «для сношения»; что так, мол, задумано «конструкцией» и творцом нашего тела, — чтобы не скучать если что. Мне лично, слава Богу, пока, такое не попалось. Т.е. да, там есть некоторые, условно, эрогенные зоны, облегчающие процедуру выведение продуктов жизнедеятельности — дефекации организма. Но это всего лишь гений идеи самого арготизма. А не повод для его растления.

Я думаю, схематический взгляд на вещи, но абсолютно реальный с позиции их воплощения, вполне наглядно вскрывает логическую конспирологию притягивающую за уши значение любви, в данном вопросе. О какой любви, при таких заключениях, может идти речь? Судить тебе. Кого можно любить, относясь к «себе» таким образом?

«Если чуть-чуть продолжить марсианскую фантазию, аллегорий на тему скафандров». Спроецировав её в русло негодования большинства, можно подчеркнуть следующее; представь себя в команде ответственной экспедиции (а я считаю жизнь не менее того ответственным мероприятием), среди участников которой завелся бы любитель таких развлечений, поставивший под биологическую угрозу здоровье биосферы пришельцев (исследователей). Как был бы развернут вопрос относительно него самого, относительно нахождения в этой экспедиции, его же командой, учитывая и твой голос? Какие может это иметь последствия, с позиции общественности, для него, и его поведения для общественности, с учетом всех медицинских характеристик данного волеизъявления?

Для нашего же пространства и значения в нем, берется ситуация, в рамках информационного загрязнения, таким поведением, относительно информационного поля земли, к которому мы еще придем в тезисах ниже. В связи с этим пояснением, мне кажется достаточно ясным, такое современное решение в просьбе о «самоизоляции». На мой взгляд, гуманный способ обезопаситься, до выяснения обстоятельств. Это в том случае если субъект осознанный и все сам может понять. Хотя, наверное, вряд ли он прошел бы отбор медосмотром. Сама же аналогия вполне укладывается в сегодняшнюю действительности с её гелиоцентрической концепцией; где планета земля — есть некое космическое тело, несущееся в пространстве космоса, вращаясь вокруг солнца. Хотя я и не сторонник именно этой модели устройства нашей «солнечной системы», да и вообще, если честно, не сторонник моделей, на сей счет. В том смысле, что, если есть истина, они ни к чему (модели). Просто такое представление её подходит под описание, и вполне характеризует аллегории приведенной космической одиссеи в пространстве.

Ладно, мы увлеклись, я увлекся, пора возвращаться на землю. Где хотелось бы вознести хвалу, тому гению, который и это нелепое действие дефекации, обогатил радостью; это то, что касается некоторых эрогенных зон и конкретного органа. Ведь никто не будет опровергать тот факт, что сходить хорошенько в туалет, это почти оргазм?! Еще немного анатомии: в соприкосновении с частью кишечника, в районе толстой кишки, имеется предстательная железа, которая участвует в функциях полового органа, стимулирует семяизвержение и много чего еще, обладающая какими-то прямо-таки волшебными свойствами доставлять блаженство любителям подобных разнообразий. За которую, кстати, цепляются защитники этого логического неоанахронизма, кидая на стол подобно аргументу; о том, что это наивысший кайф для мужчины, а именно: «стимуляция этого органа пенетрацией через анус». Оправдывая таким образом весь спектр невежества связанный с пороком, в отношений с собственным телом, данной группы. Сам принцип, извлечения удовольствия, подвергая искусственному воздействию функциональные «узлы» организма, истязая тело, мне не одному кажется совсем далеким от приемлемого, с позиции здравого смысла человека. — «В чем уже, надеюсь, убедился, и ты». Исходя из приведенного выше размышления, позиция самого сообщества, во взгляде на собственное естество в отношении с телом и его принципов поведения с ним, мало лицеприятна и обоснована, сточки зрения этики, морали и логики, а значит, выходит, мало применима к делу жизни, обществу. Общества, как я понял, состоящего не только, из тех самых, «привилегированных элементов», способных надуть природу, и найти новое применения отверстиям в теле? Но если, в таком случае, общество столь же разумно, сколь разумен его субъект, то, как тогда описать общество, в котором принято ковырять, простите, в попе, для того чтобы извлечь удовольствие? Где тут здравый смысл, засмеют ведь марсиане? Разве это лицеприятные вещи, конечно, нет! И о какой морали можно тут говорить, какая она будет — мораль, как объяснить этот феномен ребенку, подготавливая его к «взрослой жизни» «папой» геем, «к судьбе ковыряльщика в попе»? Хотя, как видно из происходящего в действительности, с этим как раз проблемы уже давно нет. А вот, что касательно другого воспитания, это большой вопрос. Скажи, какими нужно располагать аргументами этического воздействия в добавление, чтобы обличить, помимо всего прочего, еще и глупость? Надо ли попробовать, провести еще аналогию, решившись выразить следующее: «тут что-то неестественное, что можно сравнить с дурной привычкой, действовать тупо», если говорить о вреде здоровья и тела, сравнивая все это с привычкой, например, курения? Тот кайф — удовольствие, некогда зародившееся из допущения: первый раз это что-то совсем непонятное, потом на вечеринке под алкоголем, что-то обязательное, в дополнении ко всему прочему, а потом обыденное, то без чего уже и не мыслишь, хотя все вроде понимаешь. Ты понимаешь? Почему отношение к курению ли потреблению, в обществе, наркотиков в целом, нам ясно как день, и мы стремимся в себе справится с этой привычкой, курить, пить алкоголь, употреблять что-то. Так или иначе, пытаемся отгородить от этого детей и взрослых — страдаем, страдает и переживает общество, стыдимся, когда сами виноваты, болеем, но явственно принимаем тот факт, как не здравый. Сегодня, уже точно, в споре двух субъектов, антиподов, в отношении к данной привычке, вряд ли кто-то займет позицию «употребляющего» относительно морали, от нанесения вреда физиологическому состоянию, так и энергетическому, духовно-нравственному. Тогда и с гомосексуализмом (а точнее педерастией) нужно бороться в себе, начиная уже с самого понятия нанесения вреда здоровью. Не говоря об имидже человечества: «Мода прошла, осталась проблема». Кстати, предмет моды, так же входит в репертуар антагониста, как инструмент ловца простачков на приманку. И напрямую связан с институцией искусства. Но об этом не тут. Так, некогда, позволив себе одно разнузданное состояние, мы перешли к другим, более тяжелым. И кто его знает, какая энергия обогащает планету, когда вера в естество гомосексуализма становится новым легальным элементом культуры общества и сообщества. Дальше только людоедство. Антропофагия — это любовь? Будет первая строка будущего подобного текста. А вот такой вопрос: «Заразиться ВИЧ — это вина или беда?» Чего мы хотим от чистого признания в особенностях нашего бытия? Не это ли уже тот самый пример, которым дискредитируют любое уважение перед свободой, а дальше что: мы взмолимся и позовем инквизитора? Пусть выжжет все огнем, лишь бы избавить нас от такой свободы. Разве нет? Разве не этим будет сотрясаться история на очередные уговоры идти к свободе в любви? Так, все что имеем сегодня, — «постыдный феномен похоти». «Тогда, это и есть, «Великий инквизитор»». Эпоха эксперимента эго над личностью субъекта, антагонистом. Переходя в элемент доказательный, сопутствующий патетики мужчины и женщины, вообще и частности: «событие во времени, дающее понять, что не в смысле пола дело, а в обретении человека в самом существе природы жизни». За что общество отвечает перед каждым новым членом общественной структуры собственным здоровьем. Ведь вот, что важно: «Увлечение привычкой от удовольствия, во всем его разнообразии — есть факт, влияющий на отношение среды к человеку, есть признак, являющий его несвободу или наоборот — наделяющий ей! Как и «курильщик», он не может быть свободен, пока зависим от этой привычки, он не познает свободу в принципе, пока не осознает, смыл курения. Состоящий в том, что курение не дает постичь тонкие моменты созидания, не позволяет перейти к ним. Меняет вибрации, на низкие чистоты, а, следовательно, определяет спектр зависимостей, на уровне где есть только борьба и мало жизни. Свобода — это вседозволенность? Секс с фекалиями — это хорошо? Напомню, мы говорим о сексе, как о привилегии развитого существа в критерии свободы. Не важно, какие процедуры требуются перед этим актом, такой критерий оценки нельзя сместить к норме только количеством клизм. «Ибо ужас презрения стыдом есть даже в таинстве такого акта», перед «творцом истинным». Кто знает ответ на вопрос: Что равно здравому смыслу, за гранью его?! Правильно: Безумие! Тогда общество обезумело, пора — это признать! Подчиняя гениальное строение тела, его могучее назначение в борьбе с антагонистом: действительную привилегию развитого существа; обращаем в игрушку для него же — антагониста. Искушенные похотью, истязаем его, чтобы извлечь порцию халявного кайфа! Такого уж бесплатного? Думается, и, на ум приходит все та же пресловутая мудрость, выраженная в народной поговорке про сыр в мышеловке. Вандализм над тем, что мы не сотворяли, ни это ли безумие, «разумного существа»? Как назвать того, кто искушен эксцессами перед чистотой и совершенством своего тела, ради сиюминутного удовольствия в укоренении похотью? Я думаю, именно этот вопрос задал себе антагонист перед созданием представителя сообщества, вручив ему радужный флаг, так извратив еще один символ чистоты.

РОССИЯ и ЗЛОЙ РУССКИЙ: После первой «публикации» этого «письма», у меня сложилась беседа с девушкой — женщиной; она представительница сообщества ЛГБТ (лесбиянка). Пообщавшись, выслушав её доводы и комментарии, было решено это письмо, расширить, внеся ясность в ту позицию, которую занял лично, относительно проявления гомосексуализма педерастией в обществе и сообществе. Опираясь на здравый смысл, которым сам стараюсь руководствоваться — придерживаясь, правил жизни. Вот несколько отрывков из воззрений, полученных в беседе, попадающих в точку вышесказанного (все точные данные изменены): «Тело создано для наслаждений, секс — это кайф, естественно это любовь, в этом нет ничего плохого, любить тело». Любить тело? Почему нет?! Это ответ?! В этом и есть трагедия: стратегии развития ошибки вообще; мы нарушаем все естественное, меняем структуру его, выдаем за следствие эволюции, а в итоге, получаем вот такую любовь!

Хоть прецедент к общению и не имел лицеприятных качеств,- «так, как, вызван, был критикой», данная представительница сообщества, произвела на меня отнюдь не отрицательное впечатление. Но в тенденции, выявленной в небольшом опыте общения с представителями и лоббистами данной культуры, с кем серьёзно пришлось общаться на тему предстающего перед вами текста. Аргумент, обосновывающий моё желание прийти к выводам относительно педерастии, с её стороны, почему-то состоит в том, что и я тоже гей. Мне лично показалось такое странным (если гей, = то, что я думаю). Вот так выражают свою любовь представители сообщества оппонентам, беседующих с ними, не на праздные темы, а о достоинствах, перед большинством, для того лишь, чтобы обсудить качества большинства. Ну, а если это не любовь, тогда что же: «Я вижу, что ты сам гей; ты так подавил в себе это и так от себя спрятал, что пишешь такие мерзкие статьи, оскорбляя людей; потому что ты гей; и гей ты с рождения». Похоже, всех, кто пытается отыскать хоть такой-то нравственный феномен морали перед естеством, в данном полагании отношений, принято называть гееями с рождения, а страну, в которой нет гейпарадов, считают лагерем, для прокаженных; лишённых удовольствия и анального секса. (Вопрос: почему ты меня зачисляешь к геям, если мне туда не хочется, разве это не есть насилие с твоей стороны? Снова какой-то парадокс.) «Россия — это страна, которая остановилась в развитии, которая ещё держится за старые устои и традиции, которые калечат людей изнутри, потому как, человек психически эволюционировал… Здесь людей противопоставляют друг другу, и делают врагами себе же. Стыдят за истину… Они несут угрозу государственному строю, потому, что находятся вне системы… Сделали это от незнания(наверное, имеется ввиду неприязнь к геям в России)и потому, что уровень осознанности этих людей выше среднего… Я о системе ценностей, которая устарела и традиционна, калечит людей, останавливая развитие и эволюцию… Человек психически уже иной, а его запихивают все в туже рамку… Кому выгодно сдерживать эволюцию? Тем, кто не желает развития… Почему? Потому что Мы все личности, а не винтики коллективизма! Я не согласна с тем, что ты пишешь о ЛГБТ людях, потому что, это мнение навязано невежеством. Я тоже такой была, меня калечили, внушая эту чепуху про тело, анатомию и грязь в сексе…»

… И так далее! Там еще будет, про фашизм, про то, что для мужчины, высший кайф — это анальный секс и так далее, и прочее. (немножко «википедии») Про фашизм: фашизм — это объединение, союз, пучок. Слово получило нарицательный смысл, благодаря уродству идеологий, в потере нравственных ориентиров части общества с придуманным превосходством. Исказив не только это уникальное слово, взятое из терминологии труда, превратив в жупел; заодно исказив «древний» космический символ галактики (говоря про свастику), относящийся к каждому, по идее, живущему на земле. Переделав на свой манер; да так, чтобы символ жизни превратить в символ смерти. Как и радугу, сегодня извращают той же манерой, на долго лишая её истинного смысла чистоты. Такая расстановка цветов, являет странное движение в голове сегодня, а не радость от улыбки сферы. Я к тому, что все символы истины искажаются, сводятся так, чтобы выключить из оборота в настоящем и будущем.

Вернемся к цитатам. Что тут скажешь, последнее высказывание настолько точное, насколько точна копирка: гимн для новоизбранных, иллюстрирующий отношение к людям, еще живых благодаря вере. Высшей морали, недостижимой в нравственном смысле сегодняшнему поколению, тем более представителям данного сообщества. Озлобленность в отношении тех, от кого они отлупились, как те, кто остался в эксперименте со своим несчастным телом; постулируя диктатуру в отношении большинства. Наступая снова на те же грабли, своей позицией, раз-от-раза одинаковой, непреклонной, достаточно агрессивной, хоть и комичной. Слегка навязчивой, чуть-чуть сектантской. Хорошо чувствуется инфернальная составляющая в одержимости доказать своё естество, своим содержанием, обращаясь общими фразами о морали свободы: системе неугодной нраву, о каком-то особом сознании, которым обладают представители оных, хотя «выше среднего», — кому как расценивать?! Короче: «Первый признак осознанного заблуждения»; где, те, кто занимается сексом, а точнее любовью, а еще точнее, любят, ради продолжения жизни, в её образовании, — есть скот, неспособный познать всю красоту другого бытия. «И — слава Богу!»

Но, а уж если и затрагивать прямо сейчас, современность, в туже секунду, то можно не побрезговать и сказать о возможностях интернета. О.к. Если я вбиваю слон, чтобы тотчас же увидеть, какой он; тогда, полученное на экране монитора изображение, буду воспринимать в качестве визуального образа слона, иначе смысл мне что-то там искать? Собственно, я вижу слона, в разных его существованиях. Прошу тебя, вбей в поисковике, прямо сейчас, хоть что-то из аббревиатуры ЛГБТ, или же саму аббревиатуру, и, сопоставь результат с тем, что высказала моя собеседница выше. И как быть? На словах все красиво, конечно, но на деле как-то не очень. Т.е. это не то, что вы подумали, — нужно сказать, совсем не то. Нет, это, то самое: «Та истина, за которую их стыдят…» О развитии, системе и ценностях, которые калечат индивида, мы и говорим тут; по поводу осознанности такого субъекта, это открытый вопрос (глядя на вышедший по запросу образ), краеугольный в данном рассмотрении, где осознанность играет основную роль в борьбе с антагонизмом, образующего данное отношение с телом, в феномен отношений субъекта, в том числе и на визуальном уровне. «Они несут угрозу государственному строю, потому что находятся вне системы». Да, именно, несут угрозу, именно это и есть смысл антагониста, но не государственному строю, а морально-нравственному строю будущего поколения своим образом, именно это и делает их вне системы ОБЩИХ ценностей. К которым, если честно, всем нам, еще только необходимо будет вернуться, в нравственном смысле, и от которых мы очень далеки сегодня. И начать следует прямо сейчас, исходя из того, что выдал поисковик, как результат их отсутствия на экране. «Сделали это от незнания, и потому, что уровень осознанности этих людей, выше среднего…» По поводу аномальной осознанности, это вообще смешно, противоречие какое-то. Почему тогда «людей индиго», которых сегодня, похоже, можно встретить везде вокруг, никто не угнетает, а они не ходят с флагами пропагандируя какую-нибудь дичь, относительно своего присутствия в действительности? Нет! И даже (обогащаются на своем статусе???), «качая туже тему», о которой говорим мы с тобой. Потому как, в сути, они за здравый смысл и апеллируют здравыми, естественными категориями, для каждого, где секс, это вообще отдельная тема для развитого существа. «Кому выгодно сдерживать эволюцию? Тем, кто не желает развития». Именно, эволюцию, а точнее развитие болезни, или эволюцию извращения, а не человеческих качеств. Такая трактовка о «эволюции» свободы, как раз-таки и сдерживает развитие понимания свободы, (которую нужно отрывать от вседозволенности), не проституируя на её фоне. Как раз-тот, кто не желает развития, и ведет, данное сообщество в никуда, с позиции, как раз такой «эволюции»; есть — Антагонизм естества, под радужным флагом. Ибо, есть закон, в природе демонстрации: «все яркое означает опасность (яд) или мимикрию под опасное, с целью предупредить врага; а также, чтобы завладеть вниманием жертвы, знакомым ей образом, для расправы над ней». На эту радужную приманку и летят те, о ком мы «тоскуем» тут! Вот еще пару важных контекстов, где есть ядро для понимания, в позиционировании субъекта, живущего по закону личной выгоды, извлекаемой из всего, чего только можно и, не приемлющего позицию естества: «Тебе промыли мозги, тебя убедили, скорее всего, ты живёшь в России, где промывают мозги с рождения, внедряя людям религиозную чушь, ты ведь гей, родился таким и мог бы не предавать себя… но нет… промывка мозгов… мне 32 года, я живу в Германии, я прожила в России, а в частности в Москве 13 лет, и я уехала с желанием больше никогда не возвращаться в эту страну, где человека изнасиловали изнутри, вывернули наизнанку; причем вас заставляют верить в это… анальный секс высшее наслаждение для мужчин; ты гей, подавленный, а я свободная; живи дальше; мне приятно… и я чиста; а ты ненормальный псих; ты больной; я лично обожаю анальный секс; и не тебе мне указывать как я люблю; секс это кайф; анальный в том числе; вот и вся разница; я кайфую, а ты несчастный…

…жуй это; пока жизнь проходит мимо!»

У меня вопрос, как эпиграф к параграфу: О.к. Я псих и ненормальный, ненавидящий людей, зомби с промытыми мозгами, и я гей, гей, гей? Может быть я наговариваю тут на себя, не понимая сам того, а? Странно все это, не так ли? Зачем приравнивать меня к геям, если я мерзок и отвратителен, а со мной говорит благо для человечества в статусе представительницы таких меньшинств? Тут прекрасно видно, что называя меня геем, произведена попытка задеть меня, примешивая разные слова, в агонии со злобой, приравнивая меня еще и к фашисту. Мне лично кажется, тут уже есть «ответ по Фрейду»?! Отчего же тогда не выходит по-другому, в общении с такими вот любителями полюбить себя палкой?

ПИСЬМО К МАТЕРИИ: Реплики, приведенные выше, выдержкой в виде цитат, из недолгой письменной беседы, с представителем ЛГБТ, как критики России; касательно её положения к подобного рода меньшинствам, представителями Российского общества, а точнее в отношении пропаганды меньшинством воззрений на естество гомосексуализма в Русской среде; о которой мы и рассуждаем тут, в рамках глобального сообщества, были получены в результате мнения сторон на счет следующей мысли касательно самой России: Русская — духовная, с позволения сказать, идея, в которой пока еще работают законы естества для общего, основывающегося на здравом смысле, апеллирующего через стыд к совести истиной. Тем более, сам закон естества — это-то, и есть, та самая принципиальная идея стыда в критерии здравого смысла. Русская идея –это не религия или еще что-нибудь, это историко-генетический аспект самого феномена свободы, заложенной глубокими нравственными смыслами, через благодарность в веру жизни. Свобода не существует отдельно, как будто в отдельном предмете, свобода может, провялятся только в рождающем её, в условиях творения (своей) среды верой. Вера же такая — заключена, в естественной связи русской идеи свободы с русским человеком, существующая от творца в нем — как пример её действия для всех. Выражаемая в разное время по-разному, но именующая свою характерность в рамках канала связи с высшим проявлением творца, натурально выражающегося в виде устройства пространства, идущего от праведных поступков, ведущих к благому. И сила такой веры в правде, поэтому и грех в такой вере распознаваем. Истина же, существует натурально, как идея выражения правды, через поступки людей, но не показного характера, а глубоко нравственных, которыми апеллирует каждый индивид в отдельности, в отношении с собой; в частности, находясь наедине с собой (сегодня это значит ¬ наедине со своим телом). Такое отношение истины, сегодня, заключено в следующем: каждый лично отвечает перед своим естеством, истина которого заложена в образ Христа. Он и есть нравственность, в собственной схематичности примера. Отсюда и выходит невозможность склоняться к пагубному, до полного падения. Конечно, тоталитарная и тотальная идея антагонизма, как наследственность для темного прошлого, делает своё дело, во многих направлениях, навязав скверные привычки для укоренения зла, разлагающих Русскую концепцию бытия (включающая в себя Русскую мировоззренческую идеею здравия). Но, на то она и тьма, чтобы только и спорить со светом. Такой спор ведет каждый в борьбе за свое право образа Христа. Что, есть, истина, в отношении смысла бытия, перед антагонизмом. Заложенного мирозданием, для выяснения через сущность человека, вселенского вопроса. Которым каждый (русский) человек озадачен с пеленок. Вот собственно и основа, в которой заложена нравственность вообще и в частности, через тело человека и соприкасающейся с ним его души. Где тело — есть всего лишь инструмент, плоть, как заслуга того, кто только может встать на путь здравый, дальше решает каждый сам за себя. Никто не в праве обвинять, но надругаться совращением, так же нет никакого права ни у кого. Поэтому пропаганда гадости и скверны, есть не что иное, как концептуальная основа для антагониста перед естеством: как еще один серьезный смысловой момент, озвученный представителем ЛГБТ выше: «потому как человек психически эволюционировал»; это не эволюция, — Всего лишь утрата стыда! Потеря которого, ведет к развращению всего и вся. Результат работы пропаганды антагонизмом. На этом заключении о России и Русском я строю новую идею о «Чистом Творчестве» для каждого, в концепции ИСКУССТВА, утраченного такой «эволюцией человека» в обретении и стяжании стыдом совести. Немного лирики от автора текста: «Я проводил какой-то время, учась в Европе, видел эмигрантов из России, тех, кто в сознательном возрасте уехали, тогда ещё из СССР и только-только из России, они все, наедине с собой, осознают ошибку. Покинув родину, в трудной ситуации для себя и из–за той, в которой оказалась страна в ненастный период. Сейчас все иначе. Но и для того сообщества, в здравии, совершенно ясно, что пропаганда гомосексуализма, как демонстрация назидания равенством, есть лож, той системы, в которой они оказались; еще большая и наглая, чем та, в которой находимся мы — на территории Российской федерации сегодня, сохранив хоть какие-то остатки бдительности, на сей счет». И, как и раньше, как и всегда; Для человека — Россия остается местом развития его качеств. Черпая свои силы в Культуре, которую создал и питает дух человека в союзе с положительными качествами, выражающий свое стремление не к удовольствиям, не чураясь и их, но, все же, к нравственным горизонтам, для того лишь только, чтобы заслужить любовь пространства. Так, Русский, не значит живущий на территории России; и, не просто этническая привязка. Повторю: «Русский — это мировоззренческая идея, в которой есть ЛЮБОВЬ, да такая, где жалость к себе, есть первый признак её отсутствия». Любовь — есть достижения радости в мере, а не наслаждение. Радость — это результат, созданного в любви, а не секс.

«Русским можно родиться; и не стать: а тот, кто стал, мог и родиться».

Мнение живущего в России сегодня: «Одна из самых свободных территорий на сегодня в мире, одно из последних мест, где еще можно постичь добро, свободу и любовь в их истинном назначении, вот это-то и нужно сохранить, остальное сущий пустяк. Правда — есть дело рук человеческих, было бы здоровье!!!»

Красота и Здоровье Человека, есть ему благодарность духа, за его труд характером, перед плотью; есть истина, как плата за стяжание правды! Есть её ЭСТЕТИКА и её Любовь!

ТЕРПЕНИЕ: Отношения не придумываются согласно прихоти времени, они неизменны, и, всегда регулируются в самих отношениях здравым смыслом естества — что и есть законы отношений в природе. Понять и соблюдать которые, наша прямая задача и обязанность, как развитых существ. Если хотим иметь дело с адекватной средой. Тогда, от степени понимания законов, зависит (как не странно) основа нашего с тобой развития и если хочешь: эволюция, в своей основе — есть образ, воплощающий любовь. Находя любовь везде, и каждом, счастье становится собой: становится все ближе, естественнее, а значит постижимее. Здравый смысл, есть этика «русского» человека, для всего, синхроничный с естеством природы, из нее черпаемый в нее возвращаемый. Выражается он (высший смысл) в умении претерпевать себя в опыте, извлекая из любого опыта пользу, так как любой опыт есть выражение любви, созданной тобою. Из претерпевания в любви, проистекает осознание мудрости. А если ты думаешь о материальном в данный момент, то тебе скажу: «Я говорю с тобой о чувственных сентенциях, лишь сопутствующих материальному». Мудрость же, есть ценный дар живому субъекту, воплощающегося в знании меры. Может быть Русский человек ГЕЕМ? Он может так думать сегодня, но он им не станет натурально, в той мере, которую от него требует пропаганда, даже если падёт сам, он не отдаст мораль естества; уже исказив в себе предка, порабощенный плотью, не станет мерилом олицетворения антагониста, продолжит бороться с ним. В этом состоит терпение от привычки. Но, есть предел и для такого терпения. В Европе, да и в России кажется, уже найдется парочка, на сей счет; например, уже существует, и начало распространяться, в натуральном выражении понятие «открытый гей», это как раз и есть та точка, за которой нет ничего. Вселенское творчество для такого субъекта закрывается, если подразумевается все то, о чем идет речь в данном моралистическом опусе. Творцом такой субъект более не является и к природе естества отношения не имеет, он служит, как культу, антагонизму, это не русский в смысле идеи мировоззрения человек. Он вышел за круг вращения этой концепции, объявив это публично. Как и не является еще «Русским» тот, кто живет корыстью, ради собственного минутного блага, ради выгоды. Ради того только лишь, чтобы исказить образ, добытый в борьбе со злом, предшественников, демонстрируя свой неистовый протест против опыта в корысти, поклоняясь всему «новому», не понимая новое, искажая значение мудрости. Не станет, и тот, кто убивает истину жалостью к себе и жалостью живет вообще, тот, кто не борется со злом в себе, и тот, кто призирает жизнь за её сложность, а порой и жестокость, не может позволить себе терпеть. Не станет и тот, кто ищет снисхождения, а порой даже требует уважения за то, что пал, в собственном начале, примкнув к меньшинствам: такой субъект — предающейся протесту, находится в желании мести от немощи и отчаяния, перед счастьем. Никто не против любви, но и убедить «русского человека» принять педерастию, как нормальное явление, не получится. Такая вот игра! Педерастия. Так я её трактую: «есть вышибание за круг сознания, на основе любой пропаганды пагубных привычек, самими привычками». Насаждаемых социуму за счет информации, а также, открытых действий, например, таких как гей парады, даже курение и распитие напитков, содержащих алкоголь или вещества, воздействующие на нервную систему: появление под их действием перед детьми в частности и, в обществе вообще и, т.д. «Педерастия — любое действие, не связанное с укоренением правды». (Аморальные, основывающиеся на сексе, действия, создающее олицетворение с непотребством самого человека). Все есть наш выбор — но и неразумность естественна для другой истины, не той, о которой мы говорим прямо сейчас. Мы с тобой, выступаем от той культуры, которая создала нас, создала все, чем можем гордиться, и что имеем сегодня, для такой гордости: людей, характер и положение в пространстве которым восхищаемся в котором находимся и действие которого потихоньку необходимо нам восстанавливать, от воздействий «нового». Значить для нас это может только одно: правда поступков, помогает преодолевать собственную лень тому, кто освоил значение нравственных законов природы естества, вперёд удовольствий. В этом ключ от счастья, которое стяжается терпением страдания в сострадании с болью, претерпевая. Так я думаю. Правда не борется с кем-то, не хочет и не делает зла, обретенная человеком, она, против растления его заповедей в законе, заложенного в самого человека, ровно, как и все знания для её достижения. У каждого своя закладка на том параграфе, с которого он начинает и которым закончил, в постижении закона природы. Ты и есть Слово; сотворенное тобой, правдой или ложью. Есть истина, олицетворенная поступками с телом — есть грязь и есть чистота. Закон из ларца: мужеложство — и есть, падение мужчины, падение в ГРЯЗЬ — грязь и есть осуществление полового акта с подобным (соотношение с невозможным в любви, нарушающее отношение гармонии с миром). Дальше только разрешенное убийство — и их поедание друг другом? Это стыд, стыд и глумление; совершающееся вопреки всему, вопреки здравому смыслу! Ради чего? Жить вместе? Кайфа? Надстройка в виде секса, сегодня, есть всего лишь норма современных отношений, без любви, на всех уровнях отношений: секс стал мерилом самих отношений. Это правда и срам! Срам — вот такие слова, уже и мы стали забывать, живя в России. Социальная нормальность мужчины была растворена цивилизацией, временем, эпохой, в которую включили сам феномен возможности таких отношений. Вывели их из слабых, падких черт субъекта, чтобы противопоставить потом принципам морали в равенстве. Впасть в ересь ничего не стоит, особенно нюхая кокаин и сидя на депрессантах (не анти, анти нет; кроме здоровья всего и во всем, искреннее настроение радости — это главный антидепрессант жизни и мерило опыта в любви).

Не найти Бога, сложо — проще обрести…

ПИЩА: Прежде чем из мужчины сделать гея, необходимо было подавить волю к сопротивлению. Возможность сделать это предоставила пища. Для большего эффекта, в последствии, к ней добавилась химия и наркотики. Так мостик к невежеству был проложен в масштабе современности самым простейшим и гениальным путем. Вследствие чего стали допустимы для принятия новые формы информации, отстаивающие позиции достигнутого в невежестве, проваливающимся в небытие сознанием; продвигающие новые элементы упадка. И так, сегодня, субъект не находится в чистом восприятии реальности ни одного часа, в измененном состоянии рождается и умирает. Создает потомство и определяет моральные принципы, выбирая кайф для него. Катарсис от наркотического заблуждения — есть гомосексуальный и подобный ему опыты. Вследствие состояния аффекта, вызванного неправильной едой, химией, содержащейся во всем, чтобы не потреблял современный субъект, а также за счет самих форм потребления: сигареты, алкоголь — наркотики, легкие стимуляторы в виде кофе, фармацевтика и прочее. Постепенно, с угасанием последних творческих навыков, которое происходит прямо сейчас и в эти минуты, «сексуальная энергия, как деталь творческого механизма», не может найти выхода в своем истинном воплощении, в своей реализации, поскольку само общество не дает ей выйти в её естественных стремлениях, своим образом жизни. В соответствии с любым из выбранных способов, предложенных каждому, в виде дополнения к состоянию от разочарования повседневностью, стала искать и нашла выход в манере институции искусства, со всеми побочными действиями таких энергий, образующих этику морали, в которой нет грани и нет приделов для искажения всего и вся. Для управления которой, требуется осознание творчества через тело и разум. Поскольку, все мы живем в мире энергий, воплощенных материально. Тогда и мы сами, есть всего-то на всего, форма энергии, олицетворённая собственным существом. А теперь представь, что происходит, когда такая энергия не может найти конечного воплощения в живом, для которого создана, в незнании пытающегося направить её в вещь, или искусственный образ, субъектом, на почве искусственного стремления в опыте, выстроенного для эго институцией. Наступает сильное искажение действительности, быстро разлагающейся, новой и новой эстетикой, отсюда, быстро меняющегося свойства красоты. Натурально переходя из положительного качества в отрицательное: составляя личность угнетением, заставляя её бороться за искусственный талант искусственной красотой. Таким образом, уже порождается уродство в самом стремлении субъекта быть счастливым, через подобное стремление в превосходстве -отождествляется с предметом, олицетворяя свое качество через него. Апеллируя к институции в попытке свершиться в успехе талантом, величин столь же мертвых, сколько сам объект или предмет, ждущий одобрения институцией. Так декламируя смысл существа и его воплощения, в идее бытия. Конечно, мало кто понимает, из таких «творцов», что энергия, в свою очередь, извлекаемая правильным её воздержанием, из сексуальной, есть тот вид энергии, воплощающейся в разном состоянии ума, по-разному, вследствие отношений к любой из пагубных привычек. Такая основа может быть освоена положительно, только в созидании личностных качеств в их причинность, т.е. от следствий развития до наблюдения зависимостей к строению среды. Как раз, то, что именуется сегодня «искусством», и был побочный эффект творчества личности, создающей себя натурально, на основе осознанности и наблюдения себя. Так постепенно произошла подмена понятий, «и искусственное, стало тем, чем должен был стать субъект в своем воплощении прекрасного человека — для подражания им в созидании, становясь прообразом истины». Сегодня «искусство» это все, что мы создаем, а значит, создаем мертвое. Вместо того, чтобы создавать живое, как и положено человеку, создающему себя — создающего мир, теряем с каждым направлением «нового искусства», которому не радуемся уже давно, но все еще таим надежду прийти в себя ища в нем бога. Да, мы и не люди давно, мы твари антагониста, потому как, стали рабами искусственной сентенции себя же — искусственные боги. Сегодня «искусство» — это просто мусор, ради мусора, вещь ради вещи, о потворствующем ему мы и говорим тут так же, выражая его в педерастии. Неуправляемые энергии вышли в действительность, образуясь в то, что видим, как существо её вольной интерпретации, вне конституции природы естества: «Искусство» и шут в женском платье с напомаженной физиономией, латекс, порно, разбитый сфинктер, сосущие геи на сцене театров, на улицах, как и сами театры, как и сами улицы из фильмов-кино где 17 летние девочки (по сюжету) занимаются проституцией, отдаются в кадре старику за деньги, и все в духе — ДАО извращенца, а не человека». В топку летит все; и все это реализует субъект, энергией, которая без нравственного созидания, переходит из создающей в разрушающую красоту. Таков закон естества. Это и есть гибель цивилизации, вместе с её устоями, принятыми в качестве свободы, пародируемой умозрительной действительностью, выдаваемой за реальность. Вместе с тем, формируя податливость и двойственность мнения в отношении с природой антагонизма. Вот такая узурпация времени и новый феномен лени. Так выглядит утраченное чувство контроля меры. В принципе, все это укладывается и в то, что было сказано выше, представительницей лесбийского сообщества, в контексте развития, искажения и угнетения. Но, вот только, хорошо бы отставить перекладывать на кого-то свои проблемы, на Россию или Америку, Европу или «институцию». Факт есть факт, и он в одном: сегодня само сообщество в рамках любого общества, делает из себя того урода, так как само и есть этот урод — искажение субъектом. Сообщество вообще и, общество, в частности, сегодня, восстало, в своем развитии, не против стихии, а против природы знаний, выражением в субъекте «искусства». Сам же субъект такого живет, постоянно обвиняя Их, в чем-то, говоря — «они»; виня, кого-то — где-то, там, где он сам не виноват ни в чем. В оправдание можно сказать: «отчасти, обвинения сформулированы той же лотереей искусства, существующей, как настоящее неудовлетворение жизнью, части общества. Приводя такой пример, нужно объявить о том; что — нет ничего, есть только ТЫ и есть МЫ, где МЫ и есть Я ТЫ ОНА ВЫ ОНИ и Творчества ИХ, больше нет ничего! Последняя эпоха, в которой апеллировали к нравственной истине, используя творческую энергию «МЫ», в деле жизни живых людей, как созданного общества природой. Есть первый живой пример работы великих сил воплощения, явившееся своим действием натурально; настроив определенную систему ценностей и Правил, при формировании Правильной формы взаимоотношений. Такой эпохой осталась идея социалистического союза. Да, не всесторонне совершенного, но уже содержащего узревших себя, в созидании единством чистотой помыслов людей. Единства с духом покорения и завоевания, в нравственном ключе, своей природы и природы вообще. Это была эпоха СССР, та злая сила для антагониста, которую он поглотил, оставив в нашей памяти только руины снаружи и эхо внутри тех, кто не скажет и, по сей день дурного о том времени, находясь в сегодняшнем. Сегодня уже точно понимающих нравственные отличия двух экономических систем в природе правды. А мы плюём туда, называя все это совком, узрев на излете то, что не смогли понять тогда. Точнее: То, что уже было не суждено понять, но то, что можем понять сегодня. Что и не плохо вовсе, с позиции прозрения; надев джинсы левис и закусив даблминт: заскучали в преддверие новой эпохи (капитализма). Тут-то личность, заключенная нравственностью не нужна, зато нужен свободный раб. В которого тут же и превратились, надувая пузыри из бабыл-гама, сидя в кинозале ночного видео сеанса, в свои 7 лет. ИУДА — это все что ТЫ есть? А ведь, сколько вкладывается в это понятие, «свободаохотливой» публикой сегодня, — «Я ЕСТЬ», кричит тот, кто совершил КОМИНГ АУТ! И он счастлив, что теперь может легально представлять свою немощь перед творческой истиной! В этом то и есть тот иуда; никакого отличия сегодня между нами всеми от него уже нет. Да, человек когда-то предал совесть, только лишь по тому, как я думаю, что без сегодняшнего опыта — тотальным невежеством, новый человек получиться не может, без истины во вселенском масштабе, в масштабе космоса, красоты, чистоты и света. Любой опыт есть благо, и во благо, если принять его с благодарностью, зная феномен создающий опыт, где настоящий опыт есть следствие предыдущего, в определении жизни.

РАСКОЛ: Сегодня завершается планомерный и долгий процесс, расколовший теперь еще и мужскую солидарность на два лагеря и два вида его же. Ну, а женщина, в свойственной ей манере просто повторила этот опыт, стала лесбиянкой или феминисткой. Все в том же протесте и все в том же духе времени, где у нее появилось куча врагов, тех, кто готовы ненавидеть её просто за то, что она женщина. Эти те, ОНИ? Те, кто пафосно мнит себя мужчинами? Это не они ли заставили изменить себе женщину, думая унизить её до орудия труда? И не эти же «мужи цивилизации» породили феминизм, педерастию, протест перед естеством, через насилие, безумствуя во власти денег сегодня? (Хотя вопрос все же шире, и распространен далеко за власть денег, своей основой власти и узурпации.) Основой же мотивации, для исполнителя мерзости в себе, остаются популярность и успех денег сегодня, теперь и, как всегда: Расслаивающий равенство концепт, за которым проистекает, что-то наподобие явления травмы, насилием через насилие, наносимое самому себе субъектом — субъектом антагониста. Под влиянием оного, теряя баланс внутри себя, не находя справедливости, ожесточаясь все больше в отношении с собой, забывая; что от внутренних отношений с собой, зависят и внешние. Хотя, именно внешнее некогда стало причиной диссонанса внутри, в угоду первой несвободы — новой тогда эпохи, от изнурительного труда, ради денег, навязанного доктриной новой эры — эры капитализма. Неравенство в самом наглом его выражении. Человечество погрузилось в экзистенциализм, в котором мало радости, все по той же причине внутреннего содержания, подготовленного заранее существа выживания, существующего ради выживания. Что же мы получаем в итоге: субъект, который не радуется, не знает счастья, у которого нет перспектив, нет возможности найти выход из глубокого протеста? В этом случае, любой протест, — это хотя бы развлечение, хоть какой-то просвет в унылой жизни субъекта, уже не способного к восприятию природы общего мира в себе, мира к которому принадлежит каждый, мира, зовущегося МЫ. Мира, который царит внутри каждого тела, внутри организма, разрушаемого банальной привычкой, с неё –то и начинается такой вот замкнутый круг.

ДРУЖБА: Конечно же; ты абсолютно верно объясняешь, — «благодарю»: «не без участия в укоренении человеческих отношений на основе дружбы, как нового отношения к свободе». Да — «я себя благодарю» — через собственное управление временем, а значит, более тонкой связью, без завышенных ожиданий и выгоды с пространством. Так мне становится естественным снижение появления все новых протестных движений в уме, порождающих моё беспокойство, дробящее наше с тобой общество, основанного на вредных привычках. Но и такие Твои слова: «Бороться с проявлением невежества, на уровне культуры, можно только стыдом и только с любовью!»

Да, все верно, я разделяю твою позицию. Только Я бы переозвучил, убрав оттуда слово бороться, заменив его словом ЖИТЬ. Поскольку бороться — значит: можно только с собственным — внутри себя. С внешним же, нужно уметь жить, исправляя внутренней свободой, добытой в победе над злом.

Давай оставим так: «ЖИТЬ с проявлением невежества, на уровне культуры, можно только со стыдом и только с любовью!» Где Стыд: значит обретение в мере любви — есть положение нравственных отношений личности в дружбе!

КУЛЬТУРА: Хоть нравственность, определение и исходящее от морали — является значением, зафиксированным в направлении. А точнее, границах как-раз-таки и состоящих в самом определении мирским законом, основанного осознанностью, в культуре каждого. Как факт: здоровье разума и есть наличие мирского закона в сознании, образующего исходный код здоровья перманентным прозрением в отношении с невежеством. Ну, а вот, мораль-таки, зависит от принципов природного толка, времени и алгоритмов самого естества в нем же, но все же, где она не может выходить за собственные пределы, обозначенные понятием человек, и, значит, разума. А на этом основании, не может находиться за гранью добра и зла. Следовательно, требует понимания и подчинения от самого субъекта, в налагаемом качественном ощущении собственных требований осознанностью в этике человека, для комфортного нахождения в экзистенциальном аспекте бытия. Что и есть процесс создания нравственностью. Сопряжённый с общей культурой мира, значение которой пока никто не отменял. Собственно, культура — это и есть феномен морали, в которой проявляется нравственность ЧЕЛОвека, живущего по мере культуры, частью которой сам является, укореняясь и укрепляя её своей осознанностью. УРА!

СИНТЕТИКА, ПАТЕТИКА и ТЕСТ: В контексте нового синтеза терпения, немыслимо смотреть на то, что неестественно — толерантность: синтезированная протекция потворству? Любые отношения в мере, могут быть красивыми, светлыми, чистыми: искренние объятия друзей, общая радость от нахождения в мире, почтение в знании, дружеская любовь, уважение совестью. Все эти состояния необходимы для совместного творчества; необходимо, в общем, для сотворчества. «По твоему мнению, все красивое в существе взаимодействий, строится на творческом фундаменте?» А я считаю, что все красивое в существе взаимодействий выходит из самого понимания таких взаимодействий. Что в сути одно и то же. Но, то, что происходит сегодня — это перегиб, такое не красиво. Да, да, конечно же, в гетеросексуальной среде так же много извращения, об этом есть в «лабиринте». Об этом и говориться: гомосексуализм порожден такими же, только как бы здоровыми, теми, кто так же безнадежен, и потерял веру в истину красоты, под напором антагонизма. За счет слабого характера, становится ретранслятором извращений, условно, безусловно участвуя в потреблении и распространении информации, находясь в зависимости, а соответственно формируется неправда в отношении истины с зависимостью. Злость и жестокость, не лучше гомосексуализма, они так же есть следствие незнания и представляют катализатор для всего противоречащего логике и здравому смыслу. Не быть в меньшинстве или быть в нем, это еще не значит быть здоровым, в нравственном смысле. В сегодняшнем безумии псевдосвободы, для того чтобы что-то декламировать от естества, необходимо знать, что есть зло, а что добро в поступках, определяющих форму красоты. «Относительные величины», скажешь ты, — «Да», я отвечу тебе, но постижимые! Понимание которых, таится в глубине мудрости самой жизни, сама же жизнь — ровна свободе, и способна породить истины, сопоставимые с мудростью. Но не для лукавых мудрствований, характер которых, сегодня, сменяется один другим,- мораль меняется каждый день; поскольку, законы нравственного толка любви, растворены, размыто понятие свободы, а мораль, исходящая от сегодняшней трактовки свободы — бесполезна и вредна, сильнее запутывает. Чтобы апеллировать к истине, нужно сначала испытать истину на себе, а если добыл истину для себя, как ты ей распорядишься для других, в каком примере она будет явлена эта истина? Это главный вопрос воспитания моралью. Отсутствие образования этикой, уже находящееся в примере подражания, разрушенного такой трактовкой свободы, привело к всеобщей безнравственности и путанице во всех определениях, касающихся счастья. Таким образом, из настоящего опыта выходит заключение: «при выражении какой-то желаемой духовно-нравственной истины, можно рассуждать только на уровне материальных примеров искажения». На мой взгляд, таким примером в доказательстве искажения морали, является пример глумления над телом мужчины — это неоспоримый факт, материальный, который нельзя опровергнуть, просто сказав, — «неправда», а, значит пример существующий в угоду доказательства наличия невежества по отношению к истине. Чтобы избежать разногласий на сей счёт, необходимо создать общие нравственные нормы для всех уже существующих разновидностей отношений. Не запрещая их, а проверяя на прочность, истинностью морали о свободе, перед привычкой или зависимостью. Выявляя истину с помощью физического субъекта, таким образом, определяя уровень человека. Так можно будет проверить, по-настоящему, само явление такой вот «любви», на чем же она основывается, в чем главная мотивация и причина. Я думаю, что проверку на такой тест «гейская культура» не выдержит, так как создана искусственно, навязана, внедрена антагонизмом. Но, это всего лишь мои предположения, с уверенностью сказать сложно, не допустив негатива и не ошибиться, пока не проверишь. Одно верно точно: настоящая мужская дружба — может существовать. Выражаясь такими качествами как творчество и сотворчество: честность, солидарность, ответственность, взаимовыручка, сила духа, доброта, помощь, сострадание и т.д. Где, прежде всего, это желание делать мир светлее, развивая нравственность, укореняя ее с каждым новым поколением. Но не анальным сексом или каким-то там еще.

ИНФЕРНАЛ: Погружаясь в изучение темы: «не сразу, но потом», начинаешь видеть информацию; обладая которой, поражаешься иногда, неординарностью и новизной обретенного мышления. Находя себя в совершенно неожиданных местах этики, в «кристалле её значений», получая осознание новых знаний, глядя через кристалл познания вокруг, не веришь, отводишь его привычкой, но информация приходит снова, потому, что ты подумал, что, что-то понял — открыв что-то новое в себе. Открытие не приходит просто так, оно приходит и вживается, только тогда, когда ты сам себя к этому готовишь, «освобождаешь место для открытия». Изменяешься физически, морально, ежедневно делаешь усилия над собой, ежечасно следишь за ходом мысли — так начинаешь узнавать себя — проявляясь в осознанности. Чтобы выяснить, чего сам хочешь, и кем сам являешься; в желании ответить на вопрос, беспокоящий уже давно, вопрос простой, именно с него начинается путь к правде; вопрос простой, а звучит еще проще: «КТО Я?». Вот так, спросив себя однажды, начинаешь искать ответ. Только через чистоту помыслов и очищение тела, ума, через желание связи с природой естеством. Выбираясь по чуть-чуть, из омута, в который затянул себя антагонизмом с головой и надолго. Это такая дорога, по пути в которой, начинается сложный процесс возникновения жизни, процесс который я называю «сотворение жизни», её воплощение в самом себе: Форм человеческой природы, проявление прошлого и его исчезновение, значение разных событий в жизни и невероятные приключения нравственности на фоне нового, на всем протяжении, от Адама, до любой современности. Все пролетает в тебе самом, только вот потом останавливается и ждет, а что дальше, ДАЛЬШЕ ЧТО? К чему все это, все эти изменения, страсти, желания стать лучше, выйти из–под влияния привычки, а если появятся новые или вернуться старые, а кто это увидит, и кому это нужно? Ведь все и так хорошо?! Всё это вопросы риторические, задаваемые в тишине, которая всегда заканчивается гибелью того, кто не обрел правды или потерял её — задавая много вопросов, находясь перед самой заветной дверью новой эры: Эры МЫ и ЧИСТОГО ТВОРЧЕСТВА. Вдруг, приходит осознание перевернутых песочных часов, в виде спирали развития, обладающей инерцией времени, находясь с которыми на связи прогрессируешь, как это водится у фантастов: по этой спирали развития вверх. Но, сейчас, кто-то -ОНИ? «Ведут нас к концу своего существования, по той же спирали, закрученной не единожды прогрессом, сменившего эволюцию». Это факт, который можно опровергать, можно этому не верить, можно спорить. Можно просто сказать, — «на мой век хватит!» Нас принуждают бороться между собой давно, и мы не первые отроки времени кто может уйти в историю в такой бессмысленной борьбе, созданными эго обстоятельствами, не понимая его природы. Потому-то, в тупой борьбе, вроде той, что описана: в ней, тот, кто ничего не понял, заявив публично, выпадает из правды для новой лжи. А для вновь прибывших, будет раскрыто еще меньше фактов; для тех, кого погрузят в очередной вымысел, мир иллюзий и страхов, только еще примитивнее, чем сегодняшний, который и создают те ОНИ (?); сегодня, своим невежеством перед правдой, для будущего поколения. Разные правды и разные грани, но одного кристалла истины. Истина, заключенная в правде, которую не приемлет их мир, состоит, в значении МЫ. Правда же, которую каждый хочет знать, но не хочет принять, когда находит; уж больно похожа на вымысел, скажешь ты, своей нелепой простатой. Как и то, где главным смыслом воплощения человечества, становится его объединение во всех возможных концептуальных направлениях, ведущих к воссоединению с идеей развития. В сегодняшней правде, МЫ не герои, так как нет никакого — МЫ, есть ОНИ, и пока существуют они будут лишь те, кто не может понять, почему все происходит именно так, а не по-другому. Что есть зло, а что добро. Мало кто готов принять правду, потому что, узнав её, придется перестать мериться со многими вещами, которыми открывается дверь в мир и иллюзий удовольствий. А если готов, то тебе покажется момент, в котором есть только свет, и есть тьма, а также действие которое необходимо совершить в одну из сторон в самом моменте обретения знаний правдой. Сделав выбор, назад дороги уже не будет. Так и я сделал свой выбор. Я думал над этим и, считаю сделал. В творческом смысле, теперь все зависит только от меня, моя судьба в моих собственных руках. И уповать на спасение себя, теперь, можно только находясь в правде. А где же Бог тогда, тот Творец, о котором так много упоминается? Этот творец и есть эта правда, она создает все вокруг, а лож все разрушат. Христос — как идея, есть воплощение правды и истины в цели её. Правда обрелась с ним (в нем с ней), и, истина стала видимой, она стала им, для тех, кто принял эту правду. НО — лож краснее правды, вот так живут (ОНИ), искажая правду, лгут. Истина тут в том, что лож порождает страх, а страх съедает душу; значит, рвется связь с совестью. Боится тот, кто не знает или не принимает правду. Сегодня нас вынуждают жить во лжи, мир наполнен ею, потому что мы не хотим знать правды. Нам она не нужна, есть они, они все знают, они во всем виноваты, а мы нет. Это ЛОЖ, нет никаких ОНИ. Лож везде и всюду. Понятие информации сегодня = лож, постоянно изливающаяся из всех источников. Из уст в уста. И это уже есть правда, сама лож есть правда, в которой открыт смысл происходящего. Но мы не хотим в это верить, мы не хотим ничего знать, мы просто принимаем все как есть. Вот и все наше геройство, вот кто мы есть. Мы больше не есть правда, мы лжем — это и есть наша правда. Правда стала ложью, так и лож стала правдой! Считая все кроме новостей по телевидению и заголовков в интернете, вымыслом, фантастикой. Правду можно найти, став честным по отношению к себе, к своему телу, к своему разуму, к своей душе, к организму, став Царем себе. Так и тут, в этой теме, к которой нужно вернуться. Это не просто поиск темы: смысл всего — результат очищения, от грязи, от помыслов, от одурения, все более давящего, но растворяющегося при первом же усилии воли. И вот правда, которая есть в этом вопросе, которая серьезнее чем все сказанное выше, выведенное из наблюдений и сопутствующих знаний, так мне стало совершенно ясно сегодня: секс между мужчинами — это инфернальная концепция в самой идее, как и любой акт подобного толка вообще; разница лишь в позиции назначения. Но только в вопросе с привычкой, это, именно то, ради чего вообще все задумывалось, от начала до конца. Не ради развлечения, в угоду похоти или извращению, как для высшего смысла денег: энергоинформационный сеанс, в котором есть нечто чуждое, манящее и отвратительное вместе. Как и любое уродство -одновременно прекрасно и ужасно. Открытый шлюз для внедрения антагонистских инфернальных потоков, рыскающих по земле в поиске чего-то. Для кого?

СЛЕДСТВИЕ: Еще одни физический пример, как подробность инфернального аспекта: гомосексуальный акт, содержащий четкий оттенок какого-то ритуала, какой-то экзекуции, какого-то опускания, глумления; именно, опускание мужчины. Ибо анальное отверстие — это не просто дырка, а член чудо причудливое, на теле, с позиции невежды. Слишком дорогие игрушки для баловства, а на самом деле, «ключ жизни и кнопка уничтожения» понятия МУЖ, как элемента формулы соответствия любви. В таком акте, на мой взгляд, все составляющие ритуала приношения в жертву; значит есть и сама жертва. Фантастика? Может быть, ведь, тебе виднее. Оглядись по сторонам, выйди во двор. Ах, нельзя? Сейчас же нельзя, ведь тебя заперли, нас всех заперли, как шаловливых ребятишек, усадили дома. За провинность и грязные руки. Теперь, разве, — не как раньше, — все «хорошо»? Ну, а раз так, в фоне происходящего с информационным полем земли, ты захочешь услышать про…, а может лучше, своими глазами, увидеть гей парад? Наложи ощущение неряшливость от ситуации — через глобальную информацию об инфекцией. Вирус, передающейся от субъекта к субъекту по воздуху, делает нас еще ближе, еще роднее друг другу? Тогда вот она, истина человеческого бытия. Только беда и угроза перед гибелью, способны на что-то доброе для каждого. Берущие свое начало в обретаемом с низкой моралью существе, окрепнув, как нечистая плоть субъекта — вирус, вот такая информация, шепчет нам о любви к друг к другу сегодня. Объясняя, что мы не можем приблизиться теперь менее чем на полтора два метра друг к другу. Но хочется ли, быть, жить с ним, дружить с таким, может и правда, отойти на это рассеяние? К кому ты пойдешь, если знаешь, что сам стал потенциальным носителем идеи глумления над жизнью? Используя все живое на корм для своей плоти, руководствуясь похотью, распространяясь новой идеей дружбы ради секса: заявляя, права на здоровье каждого невинного существа. Вирус для красоты, растекающийся под окнами гей парадом. Выходя на улицу для зрелищ, надень маску сам, а потом своему ребенку, чтобы он не вдохнул эти частицы. А вот и оно: проносящее перед взором — но уже не ошеломлённой публики, радугу, которой больше нет с нами. Оно, чудесное уродство, манящее цирковое представление для всей семьи человечества: дефилируя на каблуках с голым задом, перед твоим носом, извиваясь в экстазе вседозволенности, брызнув слюной — отправляя воздушный поцелуй излюбленному дитяти. Хочешь такой мир? «?!» Тогда! (Речь идет о «МУЖЧИНЕ»). Прочитай между строк, что говориться в этом послании для тебя. Какая правда там есть? Если еще способен, конечно, из–за страха читать мелкий шрифт. В чем тут зло и где тут здравие? Задай сегодня себе этот вопрос, мужчина! И снова вопросы, «возвращаясь в тему текста»: Какого рода информация и энергия течет через образуемый таким существом канал, во время такого полового сеанса, в общее информационное поле земли? Можно только догадываться, глядя на все выше описанное. 100% это ритуал инфернальной экзекуции, опускание мужчины через его анал, а вместе с ним всей этики морали планеты. Забор мужской энергии и подмена её, это основной концепт данной половой связи, чем больше этой энергии становиться, тем сложнее будет сопротивляться злу вообще, ибо перекрашенная сущность в цвета радуги, вольет в тебя все, что нужно, пока ты радуешься тому, что стал свободен. Мужчина — есть автор ДОБРА, нет мужчины — нет автора, нет автора — нет добра! Без добра нет блага — мир обречен на интегральную сущность бытия, без понятия вселенской любви. Ты думаешь это смешно, и что все это бред? Вымысел и шизофрения. Да, и скорее всего; а мне все это сниться, и вот отрывок моего сна — «В идее развития или, пусть будет, эволюции, нет резких перемен, все идет очень плавно, — но развиваясь не линейно, даже если и последовательно, поэтому не стоит уповать на сегодняшний день, в допустимом, как возможного только тут. Возможное, которое раствориться как дурной сон, после пробуждения. Разница от пробуждения будет существенно отлична, в представшем, перед взором пробудившегося ото сна; зависимости от зависимости ложившегося спать. Потому как другая реальность уже выстраивается относительно той, в которой мы живем, и основывается в своем на выводах, полученных от нас самих же, прямо сейчас, в отношении собственных действий. Требуя принятия решения для проявления, как потомство от предков. Собственно, в этом и есть идея предка. Какая она сегодня, идея нас самих, догадаться не трудно; 2,5 метра живого расстояния, без возможности подойти ближе, без возможность прикасаться и даже увидеть лицо. Теперь у нас есть настоящая маска, маска правды, можно будет не снимать маску лжи теперь, нося эту поверх той. В этой повязке на лице, мы правдивее и честнее, она как истина, скрывшая оскал искажающий лицо от вечной ненависти прохожего».

— Холодный пот.

 — Крик помогите.

 — Сырая простыня.

 — Ванна, вода, забота… ¬

— Просто дурной сон?

— Нет!

Поскольку причина упадка в следствии, есть лишь один из вариантов развития живущего сегодня. «Принять сегодняшнюю ситуацию с педерастией, как общественную норму — значит проиграть лжи».

«– это всего лишь сон!»

ТАК КАК и ЕСТЬ: Да, такое происходит с каждой сегодняшней современной семьей, а значит и происходит с каждым; а значит делать из кого бы то ни было изгоя нельзя. Как можно не любить свое произведение; нужно любить, — субъект и есть мы, те — они: умные, красивые, интересные, здоровые, больные, правдивые, лживые, славные! Общественная материя для социума! Скажи, можно ли требовать от материи других свойств, руководствуясь настоящим? Может лучше потребовать от портного, ровно, значит, в первую очередь, должно потребовать от себя. В этом тексте уже не раз говорилось о том, что все отражается и все проникает в действительность исходя из нас самих, под влиянием антагонизма вследствие законов истины. Поэтому ответственность за прекращение распространения гомосексуализма и невежества вообще, лежит в той части общества, которую и не заподозришь сразу. Я говорю об «обывателе», прожигателе жизни, тот, кто всегда готов, но никогда не может, готов спорить, но на поверку со всем согласен. С таким отношением, категорию людей, в идее «чистого творчества», я зову субъектом. Подобное, сопоставимое с высказанным, возможно в обществе, в котором перестали разделять частное поведение и общественное, где частное образует общественное, в чем бы оно не выражалось. Так, за «общественное», т.е. общий образ внешней среды, отвечает характерность той истины, которую каждый проявляет наедине с собой, а не лож которую старается вынести на показ. («Красивый», видимо дорого стоящий, большой дом, с высоким забором, за которым, стоят домишки попроще, за заборами по ниже. Тут и роща у них, напротив: сосны, песок, травка; какие-то цветочки, тропинка, там дальше водоем. Возможно, течет река: а вон пакет, запах, стекло, куча — МУСОР. И снова этот кто-то, кто же это делает, организуя свалку здесь тайком? Вот, прямо тут — у дома, рядом и с этим и с этим домом, по пути на речку, в роще? Кто же это может быть? — «Может быть они?») Это и есть выражение лжи в материальном примере. Самый тупой, но правдивый пример. Для того чтобы, когда ты своему ребенку, начнешь читать мораль, убедись, чтобы за забором по дороге в школу его, не было так же. А то, как будешь объяснять феномен лжи? Это и есть педерастия на пальцах. Брошенный, оставленный мусор — это еще одна тема, об измене красоте и об измене её, о чем стоит говорить на уровне нравственности, но не тут и не сейчас. Сейчас мы говорим о грязи.

— ФАНТАЗИЯ: Сегодня, конечно, это дико звучит, но человечество должно стать семьей, воспитывающей новое поколение: институт семьи пал, не запросто так, он перерождается, становиться мощнее, сильнее и выражается теперь в каждом здравом его члене, т.е. может выражаться в каждом из нас. МЫ ОТЕЦ, МЫ МАТЬ — МЫ И ЕСТЬ РОДИТЕЛИ ОБЩЕСТВА, даже если не имеем своих собственных детей. Нет больше чужих и своих, особенно, что касается детей. Хватит валить все на дурные семьи, государство или политиков, дурные семьи происходят от дурных родителей, так же, как, — дурные политики есть проекция подсознания социума, сегодня — это 30 летние элементы общества, до сих пор находящиеся в протесте с жизнью от нехватки образования.

Жизнь же постижима только в образовании с самой жизнью!

КТО ТЫ: Сегодня имеет значение, кто ты?! Разве это нужно доказывать с таким остервенением, и кому доказывать? ГОМО (Если хотите) — это подобный, равный… Еще один символ, утративший красоту. Теперь осталось прикрепить окончание и… Если субъект развращен, безумен до УДОвольствий, неряшлив в определении естества… «Кем бы он ни был, в социальной игре». Он безусловно остается за гранью добра, и уж точно ни о каком подобии в данном случае речь уже не идет, как и о дружбе. Спросите у кого-то, из своих недалеких, — «ТЫ ГОМО?» Я думаю так: «Гейская культура» — есть образование: плоды которой, есть действия в антикультурой среде: распространение обесценивания дружбы между «людьми», в природе воспитания человека. Попытка саботажа естества общения, вышедшая из него и снова перешедшая в еще более извращенную форму секса. На нем антикультура и основывается, строит свой фундамент естества, ведь главный спор именно об этом об искажении правды, а не о возможности дружбы. Чистая дружба, на высоком нравственном уровне не вмещает понятие секса вообще. Секс прекращает дружбу навсегда. А порой и просто намек на него. И снова борьба за превосходство в изощрённости такого искажения правды. Только не понятно кого и над кем и зачем, если речь идет о возможности дружбы? Что именно старается доказать ЛГБТ сообщество миру? –

Появившаяся, новая агрессивная форма жизни, ненавидящая естество планеты и натуральную красоту её, не достойна поклонения. Вечно желающее, живущее не внутри, а с наружи, не может видеть всё на уровне эмпатии, только на уровне сексуального влечения к субъекту жизни. Но, Как и говорилось выше, и такой, искажённый в видении правды субъект, в отдельности, в дружбе с обществом, не может быть презренным, если не пропагандирует антикультуру, даже каким-то образом попав под её влияние. Просто должно знать, что происходит, за что несет ответственность тот, на что нужно обращать внимание в действительности, находясь во власти вредной привычки. Борясь не с ней, а с существом привычки. Которое состоит в потворстве при отсутствии стыда. С последующим смещение морали в сторону допущения. А, следовательно, протест и требования, принять обществом порождённое им же извращение. В этом и есть мораль упадка и мораль падения культуры. Тут нет виноватых. Не мучиться, просто понять, как это работает и применять, используя свою энергию по назначению. Изоляции в развитом обществе, в котором дружба существует, даже у мужчины с женщиной, что говорить о мужчине и мужчине, не наступит для него. Если нравственные законы будут восстановлены, то станут едиными для всех, тогда не будет различия в дружбе, и разницы в её значении. Нравственная дружба — это красиво. Живи с пониманием личного и создавай общее — натуральное счастье для настоящего и будущего, не подменяй понятия любви. Тогда, это настоящий герой и мужчина и его крепкая дружба с женщиной. Одна вера, один народ, одна культура — общее счастье — борись за это, мой друг!

ВЕРА: Говорить о любви, значит стяжать в вере лучшую жизнь для каждого, и жить для каждого вновь созданного человека, так гомосексуализм иссякнет, излечится. Если такое образование станет доступно, в согласии с открытой информацией, честной и открытой, а любое нравственное искажение будет приниматься как недоработка самим обществом или как задача, действительно, для цивилизации, это уже будет совсем другая стратегия развития ума для души. Где суть всего — находится в личности с её отношением к тому, что является её миром со всеми. На мой взгляд, в таком отношении только и стоит рассматривать значение человека. У всего есть грань, есть мера. Вот, о чем речь, если мера исполнится, природа даст заднюю, и мы начнем сначала. А значит, снова не получилось. Глядя по сторонам, я верю в МЫ — в эту последнюю идею на земле, где еще понимается значение меры: мир состоит в этом отношении, и только поэтому не погиб пока еще.

–Ты считываешь Русскую классику?

Есть знания о подлинных истинах, они существуют и созданы нами, для нас самих, как законы естества нравственности. Подлинные истины не низменны, так же, как и протест есть закон природы, против потворства безнравственному, установленные ей для всех живых существ. Как в значении нравственного толка морали для социума. Приведенного для того лишь, совершенствуясь в нем, чтобы развиваться в образе новых поколений, и, только разрушаться с ними вместе — подменяясь.

ПРОТЕСТ: Для современного общества, протест против естественных принципов природы, стал нормой, это относится и к таким критериям независимости как здоровье, например, умышленное и оно же — бессознательное нанесение вреда здоровью, — не есть ли протест против разума природы? Конечно есть, начало всех начал; если мы перестали уважать себя и свой личный мир внутри себя, о каком уважении может идти речь снаружи? Если говорить о глобальном уважении всеми, и вся. Ведь очень может быть, а скорее всего, был пока только один момент, в недавней истории этой части времени, где реализовалась хотя бы одна идея гуманистического, общества, как социального явления! Хотите продолжить? Строить? Создавать! Но, чтобы начать создавать, необходимо понять: что любой протест — есть основа нежелания прибывать в творческой и сотворческой работе субъекта с миром; в глобальные интересы которого, вряд ли можно войти с таким вот представлением о многообразии. Подобным стремлением может выражаться лишь желание существовать отдельно от сие, получив все и сразу, как обжора, живущий ради лакомств. Ты готов БРОСИТЬ, ПЕРЕСТАТЬ, ПРЕКРАТИТЬ, УБРАТЬ, ПОМЕНЯТЬ что-то в себе лично и в своих пристрастиях на этот мир, чтобы внести положительные изменения? Нет? Пусть сначала ОНИ?! Ну что можно спросить с такого? Любая грязная привычка или вредная, всегда носит в себе оттенок забвения в развитии, нежелание примериться с природой в силу несостоятельности субъекта, вынести критерий собственной немощности перед её законами. Такое заключение, есть всего лишь блеф ленью — превосходство эго над разумом, перед желаниями плоти в зависимости, которую ты переступить не можешь, и естественно происходит протест. (Вспомним социальный моветон.) Чтобы выздороветь или чувствовать себя лучше, наладить дела; тебе твердят о здоровье — сделай то-то и то-то, поменяй отношение, убери вредное, начни преображение. Все это похоже на издевательство, никчемных советчиков. Никто не в силах понять такие наставления, все по той же причините, несоответствия реального образа к требованию подобием, как общества к индивиду. Любое нравоучение, исходящее из такого общества комично и абсурдно, рождает своим основанием еще большее желание вредить. Самый простой способ — это начать вредить своему здоровью, потворствуя общественной привычке врать — способов уйма. И все их прекрасно знают. Это ключ к пониманию риторики проблемы эскалации морального конфликта поколений, всем известный «когнитивный диссонанс», не верь глазам просто делай. «Нет, это не про нас»: скажем МЫ! Но, вот и созрел новый протест, всем протестам протест, это уже не панки — алкоголики или, же националисты, религиозные фанатики, не рабочие с фабрик и не обиженные властью. Это что-то большее, что-то более изощренное, вмещающее всех представителей всего и, направлено это оно уже на организм естества вида, его природы, существующей во множестве зависимостей, критериев, правил и законов. И мы — сегодня существуем, но только теперь МЫ ломаем жизнь. Все, на что способны, это порождать манифесты-действия, как способ показать свое пренебрежение перед законом большинства! Воспринимая требования закона, как своих прав, на извращение его, сегодня, доведя извращение его в себе, до уровня ЛГБТ. Подобное, — и есть протест, не людей, а системы борющейся против самой планеты её культуры, культурой антагонизма. Действующей уже так давно, что, те вредные привычки, с которых все начиналось, сейчас кажутся родными и рассматриваются, как неотъемлемая часть жизни населения земли. Хотя всегда являлись лишь проводниками, к более сильным зависимостям и извращениям, определялись как постыдное. Но этого не понять нам уже, пока мужчина или женщина — субъект, узрев себя уязвимым в правде, обремененный (ая) привычкой из жалости к себе, очевидно не знает, в чем должна проявляться сила, и тогда ему (ей), на выручку приходит мистическая составляющая особенности меньшинства. Не для того чтобы помочь в чем-то разобраться, а только лишь заявить о правах на привычку, в личном праве сосуществовать в своих иллюзиях с ней, не стесняясь её, декламируя своим допущением искажение норм морали. Теряя остатки свободы, в следствии, перекладывая ответственность за свободу, требованием свободы на тех, у кого её нет так же. Создается что-то типа иммунитета, от непотребности; борьба за чужеродные качества, обещающие быстрого восхождения в экзистенциальном мире; успех — становится логотипом свободы. Так образуется тяга к принадлежности меньшинству, зародившегося непотребства в субъекте большинства. Этот процесс не плох и не хорош, а всего лишь устройство сегодняшнего общества и сообщества, а точнее того на чем стоит сегодняшний общественный стереотип поведения. Т.е. протест, стал тем, чем был подвиг дела, в молодые годы героя, не войны, а труда (войны не хочется). Лишь только с той разницей, что сегодняшний герой, не готов не на что кроме, как бузить, трудиться он не хочет. Герой? Да уж ГЕРОЙ! Кумир молодежи! А война не прекращается, она идет всегда и всюду, везде, во всем, в каждом — тогда и сейчас. Она начинается с рождения, война за собственное здоровье, во всем; все проникающая, зарождающаяся от потерянного доверия к самому себе, укореняясь глубиной собственного невежества, вовлекая в протест против жизни. Об этом уже много сказано тут, да и вообще, сейчас речь идет о меньшинствах в конкретике лгбт, куда попадают по скудоумию, приходят через мир иллюзий, фантазий, через мир удовольствий и из–за собственного уродства, лени и страха найти себя в искусе. Любая увлеченность, стяжание себя в структуре отличия или протеста, есть не что иное, как опыт невежеством, который сегодня нужно пройти. Как будто переболеть корью в детстве, чтобы обрести целостность и ответственность перед общим в будущем. Но для этого нужен иммунитет, а иначе признаки кори не исчезнут, и придется ходить в зеленке всю жизнь, придумывая, что ответить, чтобы не выглядеть глупо. Общественный — нравственный иммунитет: свойство, позволяющее гасить протест на экзистенциальном уровне, в его зародыше, перенаправляя энергию в русло подвига, в зависимости от характера, протестующего. Ибо каждому мужчине необходимо узреть себя правым и необходимым правде, для нее и ради нее совершается любой подвиг. ДЛЯ НЕЁ! Так душа встаёт на место. Поэтому, наверное, подвиг дело молодости. Для того, у кого душа не на месте, ровно царь. Правда в том, что протест ошибочно стал восприниматься, как нравственный подвиг, сегодня, в отсутствии запроса на нравственный подвиг. Протест есть показное соревнование, ровно, как и состязание, о чем уже говорилось: от курения и татуировок, алкоголя, наркотиков, анального секса, до вмещающее все это — психофизической пародией на существо человека, разгуливающей по улице, среди женщин и детей. Все это есть акционизм «искусства», правда уже воспринимаемый публикой, как нормальный тренд в повседневности, а не протест и уж точно не подвиг. Но, а, все же, какая цель у такого протеста? На мой взгляд, в первую очередь, он направлен против самой личности, пока еще находящейся за субъектом; находящегося, под влиянием иллюзии, успехом. Весь идиотизм идеи сегодняшнего протеста, в том, что он не связан с жизнью. Еще раз! Это не протест из дикого прошлого! Например, чернокожих, отстоявших свое право называться людьми, не волеизъявление народа в контрмерах чему-либо неестественному, в отношении устройства и власти; или же концептуальное проявление каких-то действий, уже в готовом виде, на уровне личности, тянущейся к моральному праву быть, а не казаться человеком, образуя положительные тенденции характером самого протеста и т.д. Это вопрос навязывания пустых прокламаций, но чаще, просто страсть к оскорблениям или же, что самое тупое, желание сделать пост о вовлеченности в какое-то грубое движение, тупо следуя правилам гипноза, разнося мусор через соцсети, потворствуя невежеством. Кто виноват? Общество, сообщество, социум? Нет! ТЫ — тот, кто перестал видеть тонкие моменты, проявленные в игре жизни, содержащие положительные качества, которые требуют внимания и заострения на них интереса, как участника игры, делающего ответный ход. То, что в сути и должно являть реакции, для тебя, и тех, кто хочет привлечь к себе любовь пространства. Субъект на то и субъект, что способен видеть только негативные стороны процессов, несомненно, тех, что на виду, глубинные он так же никогда не различит. Например, будет аплодировать педерастии, сидя в театре, считая это искусством, способное спасти мир (клеше). Всякий снобизм и двойные стандарты, в понимании сути происходящего, связанны с устройством жизни самого субъекта, действия которого, основаны на не развитом мышлении и выгоде. Влияющее на будущее морали, в личной жизни субъекта, так и на жизнь субъекта общества. Это такое потворство злу, а любой протест сегодня, ЛЮБОЙ, именно, и есть потворство злу. Ожесточаясь, совершив множество ошибок по жизни, опустив характер, загнав себя в иллюзии того, что кто-то что-то кому-то должен, затаив обиды, раздражаясь, оно выходит на улицы, и требует справедливости. Угнетает себя получаемым результатом, распаляет ненависть, входит в конфликт с окружением, так субъект теряет остатки своей доброты. Начиная, некогда, такое искажение, просто как потеху, беря подобное как стереотип поведения, и не более. Распространенный таким же началом мусор: считая себя творцом — являясь всего лишь потребителем, соревнуясь в потреблении. Такой субъект перестает смотреть по сторонам, хватая только то, что дают они. Значит такое, только одно: «Утрачивается способность сделать ответный ход в игре, под названым жизнь». А ответный ход, в этой игре, только один, явление себя правдой перед антагонистом. Настоящий протест рождается внутри, как интеллектуальная контрреакция несогласием, на всевластие зла над самим собой. Только так можно выразить силу ответа, только так можно привести движения, меняющие горизонт событий осознанно, только силой воли, временем и усилиями над собой можно изменить суть вещей, происходящих вокруг. Как и сам круг, а не самих людей. На мой взгляд, приведенное только что, выше, есть механизм, как алгоритм все-причинности среды для её изменения, протест, который работает (есть такой же закон природы). А вот опасность от распространения внешних протестов, пустыми субъектами, состоит в том, что действия их могут достигать критической точки настроения. Настроение же, есть инструмент для обретения блага. Смысл всего: заражение отсутствием настроения — действующего инструмента настройки внутреннего, собственно, что и являет момент, с позволения сказать, «сингулярности», возможно, не в самом прямом значении, но, уже точно идя от живого и разумного к холодному и расчетливому: каждым и в каждом стороннике развлечений с привычкой. Т.е. сказано про мир, которым правит привычка, овладевшая разумом. Зависимый субъект не владеет настроением, не умеет его добывать натурально, а только прибегая к искусственным средствами. Прекратить зависимость от которых, можно только, сказав себе СТОП, ХВАТИТ, ответив на вопрос: «ЧТО ДАЛЬШЕ?» С приведенного вопроса, запустив процесс переосмысления своего отношения к окружающему миру — уже найдя источник проблемы, постепенно возвращаясь к себе, начинается выход или излечение ума. В этом ключ от всего творческого образования. Возвращаясь к вопросу протеста внешнего, как юношеской максимальности. Можно сказать, о части трагического абсурдизма, состоящего в самом требовании прав на свободы и равенства, постоянно меняющих свой характер и исходящих из тех мест, где, как бы все права и состоят: например, сообщества ЕЕС, и такого же в США. Что, на мой взгляд, доказывает, ненасытность существа, упивающегося постоянным требованием, без повышения собственного качества состояния в отношении к соблюдению прав. Или же это лож в прикрытии? Как Ты думаешь? Я думаю, на деле же, все это только генерации иллюзий различия, существующих в их собственной действительности, синтетический феномен свободы. Раб своих желаний не может быть свободным, и уж точно не в странах капиталистического строя. Где потребление является доктриной современной экономики, направленной и стоящей на стимуляции желаний и зависимости от них, питающих плоть такой экономики, через пуповины потребителя. Вся идея такой свободы, состоит только в новых, постоянно генерируемых требованиях рабов системы. Это и есть свобода раба, иллюзия вседозволенности, иллюзия власти протеста, на деле же ничего не меняется, а становится только хуже, потому как та пуповина, присохшая к каждому, становиться все толще. Такое поведение, стимулирует пренебрежение в субъекте, выражаясь в новые протесты относительно истинных свобод, в их желании. Не важно, какие, и что за собой повлекут такие требования, важно предъявить, да так, чтобы уязвить тех, кто в принципе не отождествляет себя в образе таких требований, посягающих на нравственные законы. Видна схема того самого инфернального плана, когда нарушается закон строительства и развития общества, как единого целого, да что там, самой жизни. Для которой в свою очередь, главным остается закон, так называемого отрицание отрицания, относительно смысла разрушения, а именно та главная качественная заповедь, произведенная в закон естества смерти. На нем стоит само подобие жизни (вольно): «Если пшеничное зерно, попадая в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода» (приведем в исполнение, данную аллегорию, чуть ниже). Игнорируя законы природы, восстает лень, обычная распущенность перед требованием собранности образованием. Лень — есть всего лишь, отсутствие интереса. И это сейчас, когда практически вся информация стала доступна, и можно строить логические алгоритмы такого масштаба, которые позволяют дойти до сути лжи, не заводя споров с ней, не становясь её источником, найдя его. Прото и Анто трудятся, а мы только жалуемся на нехватку прав, в том мире, где уже давно нет границ, нет препятствий для любого рода развития в человека. Но проблемка есть, и состоит (звучит как противоречие) в нехватке интереса — к человеческому образованию т.е. в лени питающую эго: там, где сущность, «примеряет» все, что осознает — с чем сталкивается, на себя, до какого-то времени, пока не становится «взрослой». Затем начинает «примерять себя» к пространству, тем самым находя область применения своей душе. И есть рождение прекрасной метаморфозы творчеством! То, как «примерять на себя», присуще эго, т.е. взрослеющей сущности. Но все равно, такой тип бремени, отличный инструмент. Если нужно войти в положение реальностью, чтобы понять суть учения. Но, к сожалению, на деле: «субъект никак не выйдет из примерочной», пытаясь, как сейчас говорят, — «найти себя», и ищет всю жизнь, как заговоренный, пытаясь найти счастье там, где ему не место, угнетаемый воззрением — пропагандой успеха, обретясь в привычке лениться перед трудом. Собственно, сам подход к осуществлению жизни, судорожно подбирающего себе прозвище, а не дело, способен рассчитывать, только на подачку институции, в виде какого-то иллюзорного занятия. И тут явно проблема очень древняя, по крайней мере, с точки зрения нынешнего ускорения в ходе времени. Не из пустоты же было выведено (вольно): «Каждый новый институт, создаваемый человечеством, влечет за собой новых угнетенных, и новых угнетателей». Парадокс? Нет! Индивидуальность обретается там, где нет подражания, а есть созидание своего направления в жизни образом. Благо — это не феномен гения субъекта — благо получается в здравой доброте, пресыщение которым состоит только в образовании образованностью жизнью — в знании её благодарности, а не сиюминутным успехом и существа ради успеха и одинокого счастья с ним. Вот чего нет в субъекте, — образованности! Результатом же, такого образования, становится смирение. Смеренный человек есть труженик — тот, кто познал истину: не имеет требований к окружающим, так как он имеет все то, что представляет сам, он довольствуется тем, что предлагает ему его же время, т.е. самое время и есть пространство, выраженное характером субъекта. Но, нам мало, «они» хотят подчинять, они хотят господства, говорят они, — «так проявляется лень, того, кто не хочет изменить себя, но бежит за толпой, чтобы изменить мир». Нанося себе удары ненавистью, возникающей от недостатка уровня удовольствий, внимания, от зависти и нетерпения. Мы не видим уровень своего действительного соответствия, тому, что сами собой представляем, в своем окружении и достатке. Уровень соответствия, есть то положение, которое субъект занимает относительно страдания, если они есть, а они есть и проявляются в той или иной мере, каждым, значит, их нужно исправлять; исправить это положение может только сам субъект, перейдя в образ правды и терпения, труда и воли. Кстати, есть способ, которым страдания можно прекратить быстро, но только до какой-то степени и до какого-то времени, например, отдаться лжи. Позволив злу, исполнить протест в твоем субъекте, измучить его, убить творца ненавистью, сделать свой ход обществу; но, это в том лишь случае, если общество предоставляет свой ответ полным подчинением в согласии: так как на кону удовольствия, форма которых так развратна и многообразна, что оторвать от них внимание очень сложно. И когда в среде станет достаточно покалеченных протестом, неспособных к положительным рассуждениям, наступает «сингулярность», происходит эпидемия. Только молниеносная эпидемия, не важно, информационная, политическая, экономическая, вирусная или все, как одна целая, способна ввернуть мышление и сфокусировать сообщество и общество на том хорошем, что еще в нем осталось или добить его, разделив окончательно, на — 1.5 -2 метра. Вот и цель, для тебя и каждого здравомыслящего: Привести снова значение ответственности, сейчас, которой нет у такого общества, в котором нет здоровых элементов, а есть данность соответствия больному. И пока — мы– все во власти сиюминутной логики корысти, протест кажется естественным выражением свободы, ограничивающий нас собственным достижением с ней. Что такое революция с позиции «чистого творчества?» Не бунт и не вооруженный переворот: революция есть собственный, качественный рост, в личных отношениях с собой, за счет образованности созиданием: нравственных, этических, моральных, качеств; умением определять в себе причины страдания. Одним словом, — «обретение Царя в голове». Или же, выражаясь идеей творческого качества: «Совершение прекрасного», что значит: «Соответствие, совершенное подобием образу». Зная образ, а он известен; есть идея для общества. Чего же более требовать? В приготовлении элемента будущего общества и для него, живущими сегодня, посредством которого можно перейти, от качественного к количественному, настоящего, реального. Не это ли есть любовь? Как парадокс для субъективного общества, живущего иллюзиями от «искусства». Революция, прогресс, эволюционный скачек, совершенствование чего-либо материального, я считаю второстепенными факторами: в значении искусственного объекта, как критерия побочного эффекта. Развитие есть тогда, когда в права вступят олицетворенные идеи, в приоритете которых находятся перечисленные качественные изменения, только уже выражаемые в количественном феномене, в образовании общества, а затем сообщества и социума. Все это очень хорошо, только есть одна проблемка, сегодняшний общественный субъект, на мой взгляд, не отличим между протестующим и своим образом. А значит, есть критерий некоего общего состояния вечного и неумолимого. В какой-то мере, подобное состояние может быть даже и неплохо иметь, если качество его объединено с какой-то общей целью, ясна ли она, для такого общества, возможно — «взять все, да и поделить»? И все же, имеющиеся сегодня обстоятельства, хотелось бы отнести к нормальным процессам становления свободы новой личности — в новом свободном обществе вообще. Если не одно только, — «Но»! Одному протесту нужно сказать: «СТОП! и ХВАТИТ!» Гомосексуализм — не просто порок или привычка, есть то аморальное качество, которое наносит вред статусу субъекта общественности, а значит и всему обществу. Создаётся угроза для его полного отторжения, превращение общества в изгоя, самой природой. Т.е? Зарождается воинствующее настроение и, оно (общество) начинает вредить, даже воевать с собственной природой, не замечая того что, давно уже выглядит, как голландский гей — перфекционист. Для наглядности: Со стороны же это смотрится, ровно так же, как феномен возникающий при любом диалоге здравствующих, даже в присутствии представительниц противоположного пола, сегодня: «Гайская тематика», венец любой истории, под соусом «посмеяться».

А если и завершить этот параграф, разговоров о современном протесте, его феномене и причинах, с субъективной точки зрения конечно, то нужно привести к тому, что тут действительно есть один четко выраженный протест. Характер такого протеста очень интересен, и мы затрагивали его парадокс, обуславливающий его суть, в самом начале, в одном из первых параграфов. Этим, теперь уже разрешенным парадоксом, благодаря рассуждению, к которому мы с тобой, надеюсь, продвигаемся, на мой взгляд, хочется попросить подытожить все вышесказанное. На каком примере, можно четко выявить, как работают силы антагонизма и как этой силе антагонизма сопротивляется субъект в здравии, а значит уже человек? В силе чего пока еще живет существующее общество культуры естества? И так, подытожим: есть протест, где, условно говорят о равенствах, как я понимаю, геев, перед остальным обществом. О.к. Саму форму открытого гея мы «разобрали», с позиции заключающей его в пределе творчества, переводя его таким аспектом к представителю, в котором завершился творческий процесс, отводя его от строительства нравственного общества, в самом элементе субъекта, теперь движемся далее. Сообщество открытых геев, требует равенства, в чем? В том, чтобы их признали полноправными членами общества в сообществе и перестали ущемлять их в правах, так как они тоже люди? Так кажется? Да, то, что такое присутствует, доказывать не нужно, оно явилось само собой, но, а легализовать представляемый образ «человека», как раз-таки задача данного протеста, для нас с вами, со стороны сообщества меньшинства, а точнее со стороны антагонизма. И главный, на мой взгляд, подвох тут находится в значении равенства; кого перед кем? Открытого гея? Перед, так сказать, обычным, с традиционными предпочтениями в этой же теме субъектом? О.к. Как бы да! Но, сводится-то все, к тому, о чем уже говорилось: «легализовать в этой форме представления о “человеке»»; есть факт извращения над сущностью его, через гражданские права гомо данного сообщества. Почему-то, пытаясь уровнять себя в правах с тем, от прав на что отказался, своей участью быть тем, кем пожелал стать, поправ норм морали человека. Так право, кроющееся в правах, имеет условность, соблюдением которой образуется субъект свободы человека. Очевидно же, что права субъекта никто не нарушал, пока сам субъект не нарушил право, поправ себя в праве, на внешность, на поведение, в трансляции образа и антагонизмом. Этот замкнутый круг нужно разорвать, перестав помыкать толерантности, пытаясь уравнять в правах все, что создает существованием с невежеством общество! В чем, наверное, и есть косность России? Но и свершение такой «правомерности», означает только одно: извращение принято, и теперь возможно в реальности, оно присутствует, и обозначает стратегию развития общества, а значит, можно переходить к следующему этапу извращения, но уже под началом другого автора. Полная свобода действий. Это-то и есть, он -самый важный момент: встроен элемент, с новой характеристикой воззрений на допустимое в допущении. А значит, сдвинута мораль и подвинуты нравственные категории. Для такого представителя, уже не существует тех категорий, которыми могут апеллировать сторонники здравия, т.е. границы размыты, входи кто хочет. Это мостик, соединяющий мир антагонизма с миром естества и красоты, по которому притянутся любые искажения, все в той же манере, и им не будет предела, в манере измены, непрекращающегося требования, необразованного элемента. Что это может значить, а то, что воспитание, как образованность, через обретение Царя в голове, будет не возможно, так как «краник сорван», и большинство пойдет за меньшинством во вседозволенности, формы вовлечения, как мы говорили тут, разные. Воспитать человека будет просто невозможно, да и получить его будет невозможно. Хотя, тут причуды уже могут выйти и в сторону, евгеники. Но сейчас вопрос главным образом идет об утрате энергии, которая обогащает смысл бытия и выражена она в соединении двух полярностей, мужчины и женщины, для начала их дела. И так, протест: «Равенство перед теми, кто против такого равенства». Где сам протест, есть аргумент большинства, развиваемый в этом тексте, перед представителем меньшинств, образующий значение недопустимого и анти гуманного что ли, не правомерного поведения, с позиции естества человека, но требующего меньшинствами воплощения в человеке, через свойство равенства, апеллирующих таким образом к правам человека. Во-первых, человеком сначала нужно стать, чтобы требовать прав человека. Об этом мы и говорим, и это касается всех категорий и слоев вообще, общества и сообщества. Поскольку человека никакого пока нет, это мое субъективное, опять же таки мнение, и оно относиться к позиции, которую мне бы хотелось развить и, к которой я всех приглашаю, относительно: что такое человек вообще в идейном смысле. Но не прямо сейчас, а вообще, этим текстом. Продолжим, речь ведем о равенстве: правомерность такого протеста исчерпывающая, но только перед теми, кто против такого равенства. Протест состоит в протесте против требований равенства и вообще какого-то ни было сравнения с подобным, этим и обусловлен протест, и его правомерность со стороны тех, к кому направлена претензия как к угнетателям, т.е. большинству. В отличие от требований против неравенства исходящего от представителей подобного толка, что само по себе абсурдно в таком контексте. Реакционная составляющая такого протеста и есть сам протест, и основывается он, как раз на здравом смысле. Вступающего в силу закона об отрицание отрицания. Исходящий из свойств закона природы, в той степени в которой, меньшинство должно «погибнуть», от своего же требования, погруженное в здравый смысл, чтобы дать возможность процветать естеству, подарив ему этот опыт, в виде своего плода. Как и собирались ранее, давайте попробуем применить аллегорию с семенем. Для этого снова обратимся к методу сравнений в аллегориях. И так: Мы имеем СЕМЯ, которое олицетворено, в нашем случаем, невежеством, в запустении пониманием законов природы, выраженного в виде сообщества лгбт, т.е. семя им и является. Семя создано БОГОМ, «бог” в данном случае общество или сообщество вообще, породившее невежество, как это семя, чтобы испытать его. Семя брошено в ПОЧВУ, почва тут есть нечто иное, как здравый смысл БОЛЬШИНСТВА, самого общества, порождающего и семя, и почву и все вокруг, так как есть «бог». Семя может погибнуть, а может остаться самим собой, т.е. не даст правильного опыта и останется существовать как есть, не дав положительного результата. Ну, а если погибнет, в почве здравого смысла, даст опыт, который и будет плоды брошенного семени в виде мудрости, для всего будущего общества. Плодом семени, которого и является мудрость. Вернувшись к законам природы, благодаря опыту невежеством. Отсюда вывод: Действительно, в современности есть здравые протесты, и они скорее обращены к естественному положению, а не за разврат их. В чем собственно и находят поддержку у большинства сообщества в целом. К которому, и я присоединяюсь данным текстом.

ЧТО ЯВЛЯЕТСЯ ИЗВРАЩЕНИЕМ: Я думаю, ничто иное, как попытки разрушения меры нравственного закона, «творцом будущей культуры» — как опыта для сотворения каждого. Так, пропагандируя позицию меньшинства, позиционируя любовь разновидностью секса, субъект создает творческий предел, который покинуть вряд ли сможет, открыв отношения с происходящим. Развиваясь в нравственных законах данного сообщества, как в религиозной секте, предаваясь ритуалам антагониста, таким действием, дарующего «освобождение». И он, идол, действительно дает что-то, но до той поры, пока не попросит что-то взамен; помножив в прогрессии, например, чистоту тела. Оставить все, можно, но только сменив отношение к происходящему, осознанием в мере. Подойти к мере контекста, можно, например, с помощью аллегорий, которыми оперировали в сим разговоре. Для этого необходимо осознать происходящее, сознаться во лжи, и так, выйти из–под покровительствующего элемента, потворствующего слабости. Субъект слабый, ищет покровительства, попадает туда, куда приводит его слабость и отсутствие веры в нем; такому необходимо оправдание во всем, он придумывает всякие названия себе «ГЕЙ или ХУДОЖНИК», например, для социализации своей слабости. Что это все–таки значит ГЕЙ? ГОМОСЕКСУАЛ он же ЛЮБИТЕЛЬ МУЖСКОЙ ПЛОТИ? Или же, тут какая-то новая подвижная духовная структура, искаженная невежеством большинства до мерзости? Еще раз, — «Что такое гей»? И почему об этом все должны знать? Открытый изменник? Открытый любитель извращений? А может антропофаг? Кстати, по поводу последнего, наглядно демонстрирующее повестку будущего, в контексте развития «творчества антагонизма», уже имеющего задел на будущее сегодня. Для воспитанников педерастией, поколения, той самой будущей культуры каждого: Два «журналиста», в ГБ (Британия), съели в прямом эфире кусочки плоти друг друга. Предварительно обжарил все это, приглашенный шеф-повар дорогого ресторана. Сделал он это; приправив все, в том же духе «высокой кухни», на оливковом масле, закончил стейк. Вы думаете — это просто ради шоу? А может у тебя слюна выделилась? Признайся. Нет? Да? Тогда, это задел на будущее, так начинает движение «окно Овертона». Гей — сегодня, для обывателя, значит только одно: «Использует свое тело для секса с другим своего пола, что противоречит здравому замыслу, ибо тело используют в контексте надругательства, о чем уже говорилось. И прикрыть это, чем-то вроде, прав на подобие не получиться. А, если это извращение понятия ГЕЙ, то почему мы не знаем другого определения такому значению? Это вопрос представителям ЛГБТ, не они ли помогли развить данное суждение, не дав ничего конкретного вместо доказательств, опровергающее значимый факт; взамен, выстраивая всю свою защиту отношений через однополый секс, декламируя таким образом любовь, еще и свободу упоминая; посягая на супружество, семью и так далее? Просто парадируя все натуральное; «ну, а если говорить о правах и равенстве в созидании», то не смогли бы найти другого объяснения происходящему в такой среде, кроме как обусловленного аморальным выражением педерастии. Объяснение чему и не требовалось никогда, а всегда требовалось оправдание. В своем попустительстве в качествах оправдания, меньшинство, развило данную позицию до масштабов полной анархии, в сравнении с тем, что значит половой акт, между мужчинами, скрываемый от общественности, как недопустимое. Но возможное, на приделе меры каждого участника таких действий. При любой подобной ситуации, субъект попадает под «гедонистический принцип»; вечной эскалации желаний и требований, теряет контроль над желанием удовольствия в моменте, и поглощается темой очень надолго. Дойти до такой потери контроля — разве такое здраво в самом начале? Гей значит, субъект-анархист: раб собственной конструкции максимализма и жалости к себе? Если да, значит субъект неряшливый; утративший меру, потерявший качественный образ субъект; начав когда-то с эстетики: «красиво выверенного распития, по чуть-чуть, теперь неспособный признать алкоголизм». Так работает эго с привычкой. Пример: «возьмите и допишите к какому-нибудь произведению литературному, живописному, музыкальному, немножко своего; вас вряд ли поймет автор, а уж тем более «блюстители прекрасного». Потому как, ваши мысли наедине с собой, могут быть и не плохи, и хорошо развивают тему, хотя и являясь всего лишь вдохновленной фантазией, дополняя все, на досуге, метафорами и домыслами, считая подобное занятие чем-то особенным. Поясняя сказанное, верно будет заметить: Поскольку настоящий объект творчества находится в постоянном влиянии на развитие, как и сам находится в развитии, действующие творческие возможности, так же должны развиваться — исходя из творческого понимания среды, вроде постоянного вдохновения, возможностью которого наделен сам человек: вдохновляя и вдохновляясь. Только у всего сказанного выше есть один аспект, «если начать исполнять придуманные новообразования», это будет жаргон вандализма; потому как, сломать произведение, неважно зачем, важно одно; если ты сам его не создал, ты не можешь ничего менять в нем. Иначе, это преступление против этики самой правды. Так как за таким протестом нет идеи никакой вообще, кроме как испортить. То есть ПРОСТО извращение законченного произведения (коим является замысел творца человека), бездарной сущностью, не создавшей пока еще ничего путного, но уже претендуя в правах на сущее творцом. «Сотворческими действиями же, является улучшение собственных качества, в отношении смысла произведения человека, укрепляющего все обстановкой мира в любви». А все остальное, с хвостиками, усиками и бантиками, называется «современным искусством», вот и вся мораль оправдания. Оглянитесь вокруг и пожалуйста, ответь мне на вопрос КТО ТАКОЙ ГЕЙ? И почему он гей? Тут есть стандарты? Или же все как есть?

Снова; казаться чем-то для кого-то, проще, чем быть кем-то для себя, направляясь по простейшему пути, сбиваясь в кучки с теми, кто так же слаб в образовании себя с общим.

«Компромисс зарождения», — Извращение допустимо в той манере, с точки зрения этики, в которой это извращение не покидает обитель, не обретаясь в общественности как допустимое. Тем самым каждый сохраняет ответственность перед культурой, отвечая нравственно наедине с собой за природу красоты. Если уж по-другому пока никак. Хотя, естественно, это просто начало выхода из культуры. Но если субъект, а потом общество, а затем и сообщество, начинает воспринимать допущение в извращении, как собственных побуждений к извращению (собственно, из него-то и состоит, на мой взгляд, феномен «современного искусства», разумеется, в контексте «институции искусства»), потому как, по-другому уже и жить не может; в реальности, это равно гибель нравственной логики, как смысла в олицетворении прекрасного. Само же явление, принятия извращения на всех уровнях и во всех областях деятельности субъектом, указывает прямо, на начало процесса декультуризации корневой культуры. т.е. извращение культуры. Так извращения переходят в норму, становясь «современным искусством» образуя культуру антагониста, в которой любая условность и есть запрос на извращения. Клякса становится предметом подражания в изобразительном искусстве. Кровь и смерть, грязь, убожество, уродство, грех, экзистенциальный мусор психопатов и невротиков, сексуальных маньяков и просто извращенцев от институции, становятся изобразительным материалом для экспонирования. Так, на основании выраженного выше, мы можем видеть работу противоположного, из закона о семени, то которое осталось самим собой, и не погибло. Что влечет за собой расстройство всех правил поведения между полами и группами общества — падение этической школы принципов, в целом, приводит к деградации морали самой эстетики в значении общества. Например, «Извращением, точно можно считать продвижение личных предпочтений и взглядов, через меньшинства», — учитывая характеристику меньшинства, относительно предпочтений. Заслоняться понятием «свобода, право, равенство, любовь, искусство и т.д. искажая их», строя на этом риторику своего «творчества» в определении нового, отстаивая извращение, обосновывая свое творение пояснениями в стиле «институции искусства». Понимаешь, как выстраивается натуральное творчество? Это и есть концепция творческой школы; хотя бы мы и рассматривали антагонизм культуре земли, и, красоте морального общества, в виде брошенного в само общество семени. Если не понимать и дальше, что есть грань, не допускающая такие предпочтения, о которых лучше не сообщать в здравом уме, как настоящего культуры, которую ты сам создал; такое семя падает и не приносит плодов. Тем самым, с каждым поколением, опыт становится все ниже и ниже, соответственно общественных заболеваний становится все больше и больше, и в конце концов, «Организм Бога» не сможет сопротивляться ядам и все элементы его, даже здоровые могут погибнуть, так как большинство перешло на сторону антагонизма, умертвив красоту, источив её. Подменив уродством, что тоже есть красота, но иного уровня и характера — от иного создателя от другого автора. Размыть, даже я бы сказал смыть, рисунок какой-либо культурно-нравственной структуры, есть его цель, — цель каждого играющего на стороне эго, увлекшегося игрой антагониста. Тоже не плохо. Но уже пора делать ответный ход. Руководствуясь в своем стремлении, все тем же понятием здравого смысла, перед все теми же детьми.

ОТВЕТНЫЙ ХОД: Мы допустили забвение чистоты и невинности, в самом понимании отношений, под влиянием собственного эго, ищущего только удовольствий во всем. Выстраиваемая им аллегория на жизнь в спектакль, сообществом тех самых «голландских перфекционистов», называя это новым -, требующих срочно принять свою возню остальным обществом, и есть методология истощения значений чистоты и невинности: лишение невинности прямо во время спектакля под названием культура.

На мой взгляд, во всяком случае, еще раз необходимо вспомнить, как прекратить этот неоспор меньшинств перед большинством в желании находить себя в чужеродной культуре. Не доводя все до абсурда, демонстрацией: в публичных местах, в театрах, кино, в собственном искусстве и т.д. существования такой культуры!

Позвольте мне сказать, то, о чем я хочу повторить тут: «Только за счет моральных качеств представителей всего сообщества, и части общества, затрагиваемого выше, можно растворить определение столь низкого критерия, относительно качества морали, каждым сторонником такого меньшинства, в отношении собственного значения, для этого мира, в дружбе с ним». В конце концов, даже если и принять тот факт, что это не сбой в системе образования общества, а запланированный природой вид; так как качества личности, в сущности, не характеризуется только по признаку гетеросексуальности. Так как в сущности, все зависит от умения находиться в покое с собой личности, даруемого качеством отношений внутри личности. Т.е. теми знаниями и образованием знаний в себе, можно отстоять присутствие в среде таких отношений (не секса), находясь в здравии; можно понять и такое, если оно не вредит нравственности. Но опять же, где порог такой терпимости и в чем свойства такой сущности? Пока этот вопрос открыт, мы не сможем договориться. Терпимость заканчивается там, где начинается глумление, в каком угодно контексте, т.е. сам субъект он же гей всего лишь сублимат растления антагонистом, а не личность сегодня. Если перестанет идти за таковым, а продолжит жить в соответствии с естеством. Гей перестанет быть, останется, лишь как проект самого себя в таких вот выражениях. Теперь которые необходимо опровергнуть концепцией любви; о которой, как раз сейчас идет речь. В чем и может отображается, на мой взгляд, работа закона естества.

Путь к правде, заключенный в таком осознании ложного, в данном сегменте свободы завершен. О чем уже говорилось, еще раз, другими словами; — «отношение к морали могут смещаться, но не дальше «общего закона о морали»». Оставаясь под контролем каждой личности, уже не сопрягаясь с общим, не скрываясь от себя, но контролируя само желание осознанием его присутствия, как ответ на воздействие антагонизма, что уже есть форма допущения без извращения (пример с курением, алкоголем — наркотиками; только другой уровень привычки).

ПРИРОДА: Нет никакой внешней проблемы. Есть только то, что мы не пытаемся нравственно воздействовать на фактор, восходящий, как антипод нравственному действию в нашей антагонистической природе, строящего в действительности суждение, о будущем нашей культуры через нас самих. Нет здравия в том, кто выступит за извращение своей культуры, какая бы она ни была, до той поры пока извращенная культура не стала основополагающей доктриной развития упадка в науке этики, после чего извращенная культура станет нашей собственной, как и красота, выраженная новой эстеткой. Хорошо это или плохо, вопрос снова не стоит. Вопрос, состоит в том, понимаем ли МЫ вопрос? Необходимость состоит в принятии старания ответным действием, что значит — всеми усилиями, заставить себя неповиноваться навязываемому искажению; для начала: понимая, феномен предстающего вектора события. Подобное творческое усилие, необходимо чтобы помешать стремлению скорее все поломать, разрушить старое, лишь бы, просто не повиноваться, ошибочно предполагая отсутствие правил, чтобы быстрее построить новое! А какое это новое и в чем оно хоть кто-то знает? Отыгрываясь за обиды прошлого, угнетая в себе, пусть пока не совершенную, но естественную культуру большинства и совершенство единства, переданную нам, как уже начатую идею, своим, же предшественникам, которого так ненавидим в себе за истину предков. Которых отвергаем, а значит и свободу для каждого и возможность «равенства». То самое равенство, означающее: «начать создавать себя в контексте чистого творчества». «Идея оздоровления рассудка»; в чем каждый равен! И начать, я думаю, должен именно мужчина, потому вся вина и вся ответственность за происходящее, полностью лежит на нем одном. Когда-то, мужчина, решил своё (Я), в материальной составляющей времени, в профессии, или же еще как-то. Во времена грубых навыков социального назначения, в массе, от него ничего и не требовалось. Того требовала от него задача материального мира, а не духовного. Для того чтобы освободить мир от тяжести угнетением в борьбе за господство в природе. Сегодня он решил: «Я приношу деньги и того достаточно, у меня есть работа и время на отдых и этого достаточно, у меня есть дети и того достаточно, я подарил мир женщине и того достаточно» и т.д. А потом он сказал: «С меня хватит — катись все к черту». Власть, борьба за власть, над материальным миром, уже не над природой; вымотала мужчину забрала все силы. Сегодня он ищет покоя и прибегает к любому ухищрению только бы забиться в тихий угол, чтобы его не трогали. Готов смериться с любыми доктринами, лишь бы обрести покой, к которому так упорно стремился своим трудом. Сам став воззванием, как будто к какому-то проекту, пока не существующего. Что же, так и есть, и в этом придется начать заново, если только не одно, но: сегодня, каждое новое увлечение (начинание) порождает новое невежество перед действительностью, или лучше сказать, — «измену».

ФЕМИНИЗМ: В доме нет хозяина, он вышел. Осталась хозяйка, да, сегодня женщина обрела истинную способность парадировать мужчину: она умеет вести трактор и создавать законы, она активна и везде, она хочет действовать и действует! Она добилась всего что хотела? Я вижу, что нет, в общей массе, все те же стоны, все та же желчь — «но уже особо продвинутых в своем несчастье равенства». Нет, она несчастна, и так же угнетаема своим невежеством в размышлении о счастье. Современный субъект женщины — это всего лишь бесконечный шквал требований безучастной к себе самой личности, поставленной на поток, еще в начале XIX века, в так называемом, «женском вопросе». Для того времени не безосновательный. Касался он не превосходства, а доступа к современному образованию и соответственно науке, а значит и к возможности создавать и излагать ложь.

В равной степени с мужчиной,

войдя с ним в безверие. Это было справедливое требование, с этим не поспоришь. Но и такое же глупое, как и результат для нравственности. Что изменилось вообще для нее с тех пор? Её стали больше уважать? Ценить в обществе? В ней перестали видеть предмет для домогания, глумления или насмешек? Теперь она не хочет знать себя, заводит речь о том и там, о чем, с чем она не сочетается, упорно настаивая на своем, считая вправе находиться там, где просто не следует ей быть. Чего добилась она своим равенством во лжи, для нравственности? Стали ли действительно её слышать, когда она предпочла, остаться одна? Повлияла ли её образованность на качество действительности? Изменилось отношение действительности к ней и её к действительности? Мне кажется, и, я вижу, что нет!

Просто теперь

Она

Может

Сниматься

в порно,

где, как я понимаю, сегодня, вынуждена терпеть конкуренцию, правда уже с геем, за главную роль? Кто такая эта женщина? И какую женщину действительно ценят! Действительно видят! Как она проявлена в действительности? В мужчине! В сильном и нравственном мужчине!

Да, но он, мужчина, не такой какой-то?!

А кто может действительно заставить уважать её? Стоящий рядом мужчина, и только он! Но он не делает этого сейчас? Что создала обособленного для мира «она новая», — «образованная женщина»? Ничего! Что она сделала для себя? Ничего!

Стало меньше брошенных детей?

Неполных семей?

Психических расстройств?

Женского алкоголизма?

Проституции стало меньше?

Нет!

Почему она идёт на это? Потому что, нет разницы кто оказался на этом месте, мужчина или женщина. Если женщина стала крепче, она безусловно может поддержать мужчину в новых нравственных началах. Так же, как и он её, в своё время.

Открыв ей возможность вступить в безнравственный век в равном споре с ним. Так она того и хотела?

Все на чем собираются почивать меньшинства, вместе с необразованным субъектом, создано мужчинами, от и до, от плохого до хорошего, от доброго до злого. Весь «ненавистный мир» построен им. Нет мужчины, нет мира. А теперь его хотят стереть с земли, чтобы его не было, и он уже кажется готов уступить! Но уж если она и восстала бы против слабости перед его же невежеством, коим наделила себя сегодня. То и, действительно, не захотела бы видеть его во всем отношении с собой, берясь все делать сама!

Так пусть узрит своего спасителя вновь, в своем долгожданном равенстве с ним, вернет себе, то значение, без которого свобода немыслима в образовании нравственных начал!

Вот и основное заблуждение, всей этой борьбы за ПРАВА, в которой просто пытаются вычеркнуть мужчину в его правах на мир, хотят встать выше него. А значит выше правды, овладев абсолютном власти в лжи.

Идя наперекор природе?

Да,

но вряд ли такое возможно, так как попросту не естественно. Этот детский припадок страсти, к самолюбованию выраженный феминизмом, есть та же манера искажать истину в её значении Абсолюта, такая же лень и ложь, перед естеством, как и у представителей указанных меньшинств ЛГБТ.

Где

«Абсолют» есть закон, есть форма бытия, в значении матери и дитя, в выражении вселенной, под названием семья, у которой должен быть отец.

УСПЕХ: Мы уже говорили о лени: что есть материализация лени перед природой, в субъекте не способном определиться с культурой? Ну — так вот: мы не находим больше природу в её качественном аспекте чистоты, как природы бытия в невинности, на чем и строится критерий природы сексуальности. Сегодня извращенной понятием успех, от значения которого все и пошло. Успех затмил головы, успех стал значением для действия, но, и успех, так же, — есть величина искусственная — мрачная, аморальная в контексте сегодняшнего пути к успеху, как самоцели. На него-то и разменивают невинность. В успехе нет истинного знания свободы, есть искусственная свобода, есть фальшивая правда, есть только «фрагмент счастья» для одного; того, кто не поймёт счастья, узрев его в настоящем. В этом явлен новый раб искусственности, оковы которого спадут в «чистом творчестве», новой культуры самореализации, где нет успеха, но есть созидательный труд всех с тобой, ведущий к истинному покою.

ФЕМИНИЗМ и ЛГБТ: — это зависимость от суждений чужеродной культуры успеха; все та же пластинка господства и эксплуатации требованием, загрязняющая информационное поле земли — идея Антагониста.

Сегодня, любая зависимость от дурного-загрязняющего, есть истинное проявление отношений с нашим миром, как невежд, пытающихся перечить смыслу самой жизни, в её образующем контексте ПРАВДЫ, так, наполняя его страданиями; и только удовлетворяясь в жизни.

Из прошлого параграфа: «Правда состоит в том, что жизнь появляется только там, где есть жизнь — образованием жизни, нечто заложенное творцом в себя будущего, и находится данное сопряжение в отношении с мужчиной женщины. В чём и состоит (их) образованность перед миром, как и смысл её образования». После чего идут отношения мужчины с мужчиной, ребенка и взрослого, ребенка и ребенка, ребенка и пожилого, всех их с природой и всех их в дружбе друг с другом.

И тут, сейчас, не о любви идет речь, а об уважении ТВОРЦА в себе, отвечающего за жизнь. ФЕМИНИЗМ, Гомосексуализм, в том виде, в котором он предстает перед нами, если, на то пошло, на мой взгляд — отклонение от истины жизни, от правды. Популизм такого отклонения через «институцию искусства» и СМИ, есть не что иное, как борьба за свободу распространения невежества.

ОТНОШЕНИЕ и ГОРОД: Новый вопрос, возникший на основании теперь уже неравенства между мужчиной и мужчиной, причем мужчин из равных классов. И, все же, тот же вопрос: кто и за что борется? Не думаю, что гомосексуализм зародился там, где еще остается тяжелый физический труд. Все новое настоящее, когда-то рождалось в труде и, исходило из привилегий временем: Как и новое искусственное, узурпирующее время; рождается сегодня из лени тех, кто освобожден от тяжелого труда, теми «настоящими — новыми». Тружениками, создававших критерий эволюции времени, в котором Человек — есть «социум», высвободивший колоссальное количество свободного времени, а значит энергии, для возможности созидательного труда, новым поколением.

Ту самую энергию, которую перехватило искусственное, выраженное в экзистенциальном успехе «искусства». Того нового, рождённого в превосходстве лени, броского, искусственного занятия, перед трудом. Направив все существо субъекта в антагонизм, для постижения его нового, дав взамен любви известность, приведя к ней успехом. Успех и привилегии — даруемые новоиспеченной известности в «искусстве»; превратились в доктрину нового времени, им оно и является — «эпоха успеха», кончающая время капитализма. И этого в нем? — Теперь в нем нет ничего, кроме ЭГО! Где теперь тот — стяжающий труд? Ненавистный этим: грязный работяга, бунтарь, недалекий революционер-баррикадщик?! Шедший вперед гурьбой, полуголодных, мечтающий о другой жизни «отец»; отраженный в трудах философа; как единица толкающая время и все человечество вперед? Тот — Он, который всерьез верил, что время освободит его от рабства перед стихией, мерил время свободой, а свободу временем! И вот, все та же главная мысль: «Что имеем сегодня — есть результат труда мужчины!» Но пока еще не двух упивающихся псевдо свободой геев! «Искусство» — прерогатива таких! Как и все искусственное! Но, понимает ли тот, кто хочет разрушить ненавистное старое, что он ломает? О нем тогда много сказано тут, продолжать кажется и нет смысла. Освободившись от тяжкого труда, человек крикнул природе, — «Я победил тебя!»,- и овладел первым инструментом в достижении свободы индивида — временем.

И наступило новое время — большого города, некогда явившегося предприятием технологий и интеллекта для производства, в укрощении стихии. Перешедший в стихийный эксперимент устройства жизни, как производства. Достижениями его прогресса стала техника, медицина, наука, весь умственный труд, работающий на основе добытого блага в честном споре с природой — времени. Торжествующий некогда, довлея над всем своим Я (город), сегодня он превратился в какое-то странное, аморфное, разлагающее сущность отношений предприятие. Стал источником идей, паразитирующих на добытом благе тружеником, — времени, которого теперь достаточно, чтобы увидеть плоды другого труда, — созидающего труженика.

Но нет, город стал прообразом лени и чванства, организмом, высасывающим все живое из окрестностей и из самого субъекта, предприятие создающее субъекта. Наполняющий страхом, превращая все в прах, растлевающим дыханием комической жизни, где главной фишкой стало ничего неделание и «дизайн концепция: купи-продай» для извлечения денег; главного орудия достижения его благ. Продай, все, как и все купи! Теперь отпрыск того с баррикад, сам отдает себя для продажи; для такого жизнь — это всего лишь стоимость его времени, которое ценится очень дешево. И даже не это стало главным: стоимость — времени — жизни обменивается на пустоту. Завуалированная под офисного работника лень, апеллирующая более модными словами, для модного укоренения её же: фрустрация и прокрастинация, стала образом жизни современного субъекта, стремящегося в город окрыленного иллюзией его могущества с успехом. В итоге, примерившись с ленью, после отсидки времени, и пары репостов мусора, идущего бузить на площади. И вот он, каждый новоиспеченный горожанин посмотрите: Шагает, под манер манифестаций за права быть против всего и всех. Движущийся в никуда, упершись взглядом в экран смартфона, делая яркий пост своего присутствия в манере отсутствия. Таким своим образом «МЫ» благодарим всех тех, кто добыл для нас это время, сделал все для того чтобы мы смогли шагнуть дальше, в развитии понятия человек? Вместо этого депрессия горожанина и выход из нее, стали маятником, тем единственным движением его сущности в пространстве. И так; свободное время, вот что стало давить на субъекта: «прожигание времени стало характером деятельности субъекта, живущего в городе», но не труд. Теперь город стал удушающим, невыносимым, в котором не сбываются мечты человечества, а распадаются на части, как его здоровье, — в фрустрации. Я думаю, у города настает новое время, в его собственном воплощении во времени: как источника нового, идейного союза всех нравственных выражений человека. Пришла пора собрать и опробовать создаваемый поколениями механизм, состоящий из опыта, в единое целое.

Так его части готовы, остался только один — элемент, — сам человек, которого проявит город из субъекта, в этом и состоит его перерождение. Мораль и нравственность, будут обращены в сущность города в его едином источнике творческой мысли; никем иным, как вновь переодетым в одежды наладчика механизма сопряжения всех деталей диалектики человеком. Уже новым, общественным элементом, являющегося личностью, в его выражении собственных качеств «МЫ». Не для большей гедонистической узурпации времени, а его истинного покорения в улучшении своих качеств и себя, как личности. И каждый, новый, спросит вначале, -«Кто Я?», прежде получив образование нравственностью, вступит на пост горожанина, для созидания и укрепления качеств МЫ. Город должен перестать быть авантюрой, для обогащения или же попыток прославиться, место где унижают и совершают преступления, вынуждая или провоцируя на грязь неокрепшие умы. Именно город должен стать местом испытаний категорий нравственных в труде и созидании, для всех способных к такому труду людей. Именного город будет организовывать людей в жизни, определяя их своим качественным примером для субъекта идущего в социум, а не сбегающего в город.

Высокая, настоящая, истинная, нравственная культура, способная давать образование такого уровня, которое и будет выкристаллизовывать все общество вокруг, освоившего значения осознанности, на мой взгляд, это-то и должно стать мерилом новой идеи труда.

Ничего неделание должно переродиться и стать методом воплощения себя в собственных знаниях, для последовательного перехода к основной форме проявления чистого творчества, т.е. взаимодействия с пространством через свою осознанность, для решений тех задач в жизни каждого, без которых этот каждый узреть себя в счастье не сможет. В этом первом творчестве субъекта, на уровне человека должен стать город, как новая форма транслирующая власть над ложным.

Не через «искусство», так как время «институции искусства» закончено, в его идее антагониста, а через образование себя в нравственных началах и категориях недостижимых в идее истинного понимания искусства, в новой идеи «чистого творчества». С помощью которой, свободное время займет именно то место, станет тем достижением и инструментом, к которому мы так долго шли, преобразуя все вокруг, в глобальной творческой идее по добыванию этого времени, его нахождению. Как некогда осваивали отрасли в борьбе за право властвовать в природе. И так, да, Мы действительно установили своё начало, экономикой и экономией, разгадав тайны природных законов на этой ступени развития, — МЫ победили! Это правда, истинная, правда! Ум не подвел нас, в борьбе за истинную свободу от тяжелого бремени, накладываемого стихией, освободив нас от него. Но и обременил нас снова, поиском того, чего теперь недостает в этом механизме, а именно одного элемента: нравственного подхода к новому времени индивидом. Для того чтобы мы смогли узреть все добытые блага и работу установленных законов в одном механизме, общего человечества. И снова тот же вопрос, за что борется этот новый класс бездельников, в чем теперь его неравенство и перед кем такой ищет равенства? За какое право идет борьба? Мужчина борется за право растлевать себя и вся, уже в контексте развития созданного им времени? Борьба за права гомосексуалистов: «Право за то, чтобы пропагандировать гомосексуализм?» На основании, каких прав требуется равенство, и, что стало прецедентом неравенства? Неравенство в правах на что? И от чего отталкивается требование, если общество выдвигает нравственно-этический ультиматум такой свободе трудом? Эти вопросы должно решить время, и новая идея его осуществления.

МИР ИСКУССТВЕННОЙ ПРИРОДЫ: Сегодня нельзя без содрогания видеть на экране кино двух по-дружески беседующих мужчин в слегка фривольной обстановке, невольно ждешь, когда они возьмут друг друга за зад или произойдет намек на что-то подобное. Такое неумышленное подозрение возникает снова, когда на экране присутствует любая из категорий обусловленной сценой какого-то интимного момента. Думаешь, — «только бы отстояли свою честь, не допустив пошлости, герои сцены». И возносишь хвалу укорителю сцены, если это было нормальное общение, без порочащих последствий. Подхватившие вирус пошлости, по-видимому, вдохновляясь им, «деятели искусства», быстро разнесли его по миру и легализовали, воплощая и воплощаясь на громкости скандалов в своих амбициях успеха. Как вампиры, упиваясь сделанным, отходили от мертвого тела, после совершенного растления невинного образа, становились значимым в образе искусства. Олицетворенные творцы, продолжали извращать красоту, облизываясь на невинность, скалясь в ожидании новой мерзости, выражением вдохновленного приспешника мертвого, но так любящего живое. И вот, уже прямо сегодня-сейчас сбившиеся в меньшинства, решают судьбу морали естества, вдохновленные антагонизмом такой деятельности, они — воспетая одобрением мерзость искусственного воплощения, таким образом, проявляя её и проявляясь сама в действенной культуре. Но ведь если такое проявление берется за свое право быть, изменяя в самом начале естество значения дружбы, то почему природа не может выставить свои преграды, для защиты школы естества в этике нравственных отношений? Опровергая данные значение для сущего, своим истинным протестом, сродни её же инструменту — взведенного инстинктом выживания? И перед тем, как смыть грязь с лица своего, она все же спросит: «А если это не так, тогда чего хотят представители меньшинств и институция?» Размышляя вместе с ней, и как она, ты и сам твердишь вопросы: «Они хотят власти, они хотят доминировать?» «Почему мир, где люди заводят детей считается скотским, — а себя поставили выше критерия красоты?!» Нет, и этого не достаточно, нужно больше? Теперь они захотели воспитывать детей, брошенных самой судьбой к ногам представителей лени! Извращается все: понятия муж и жена, мать и отец, отец и сын, друг и подруга и т.д. Значение полной семьи теперь вызывает сарказм у представительниц противоположного пола, правда и мужчина сегодня более комичен в естестве с женщиной, чем когда-то был. И ему нечего дать ей, кроме такой же ухмылки ублюдка морали. В чем замысел такой борьбы, нет ли тут подвоха, по-моему, все очевидно, по крайней мере в отражении увлеченных сексом. Именно секс разрушает связь между мужчиной и женщиной, удаляя их друг от друга, часто становясь причиной той самой травмы, уводя навсегда субъект от возможности найти единство с собой в красоте, ровно, для каждого из полов. Страстью до истязания совокуплением игнорируется «открытый» и доказанный «любимой наукой» феномен телегонии. Которым ставится вопрос так радикально, для будущей матери и отца семейства в отношении нравственности, распространяющейся теперь на два и более поколения во все стороны времени, в отношении ответственности перед нравственной чистотой для потомства. Теперь пора снова вернуться в мир реальный, из мира действительных иллюзий и научных потуг объяснить то, что было известно каждому, но тщательно скрыто сегодня. И так, продолжим, постигать культуру единства: Уже не стремясь от ответственности, находя себя в жалости; кем бы ни был; кем бы себя не открывал субъект, благодаря поколению в котором он обрелся. Поскольку любить кого-то значит узнать себя, прежде всего, и жить, постигая природу собственного значения в ней для всего. Это и есть труд достойный нового времени чистого творчества. Основываясь на идеи поступков, через которые руководствуешься в общении с Творцом истинным — новым социумом. Идея, во всем есть идея, её смысл и нахождение в ней субъекта. В чем идея приведенных выше движений, — сообществ лени, ведомых антагонистом? Мне лично теперь понятна и ясна, кем она активируется и для чего существует, где черпает свои начала и откуда отталкивается, в чем её смысл, понятно так же. Рад если окажется довольно приведенного положения, хоть и субъективного; сочинённого тем, кто пытается понять все это вместе с тобой. Даже если сейчас мы и по разные стороны баррикад, воздвигнутых одним протестом. Этого уже будет достаточно, чтобы остановить возмущение культуры антагониста, за права невежественных воззрений на природу и её законы естества. Выражаемых чистотой сознания, праведной идеей и мыслью, по отношению к детям и старикам. Без которой жизнь не имеет смысла, как и не имеет смысла жизнь, в которой ребенок становится побочным результатом похоти; что еще хуже: когда мудрость жизни вырождается в угоду похоти, существуя, натурально, в (у)божеской старости. В таком мире прекрасное конечно постижимо с трудом.

МИР ДЕЙСТВИТЕЛЬНОЙ ПРИРОДЫ: Природа настоящего, которую воспитывает в себе каждый, существует как элемент отношений мужчины с этим миром, порождающих женщину и их детей. Через такое определение, на мой взгляд, и выстраивается вся нравственность идеи мира — мира природы, с которым опасно экспериментировать в правах, пока тот самый мужчина не вступит в права с собственным достоинством отца мира всего и защитника от грязи. Но, к сожалению, не в любом представлении мужчины проявление такой природы возможно. Мужчина — это всегда архитектор действительности, являющий первичный смысл перед женщиной и их детьми, а если пример неудачный, ломается структура преемственности мужского начала. Воспитанный женщиной мальчик будет другим мужчиной, в его полноценности и глубоком смысле примера. Но Мужчиной такой не станет, не восстанет им, ибо сила и смелость бессмысленна без качеств создаваемых тайной природы. Мужское начало, как и все естественное, натуральное, творческое, начинается с духовности, которая стяжается от плеча к плечу в целой семье, в любви, доброте и силе всех её членов: в смелости без лукавства и пренебрежения, без насилия и гордыни. А уж если мужчина стал преступником морали, то и сам должен стать себе судьёй. Даже если опустился, он знает цену своей ошибки и знает долю раскаяния. Совесть — это его личный воспитанник. Совесть, глубинный механизм сознания, связанный с душой человека, совесть — это канал связи души с естеством в пространстве действий, настраивающий мораль каждого. Жить по совести, значит сверить мир с естеством и справедливостью, где справедливость тончайшая грань любви в семье. Человек, понимающий справедливость в отношении себя: любит мир, видит себя в нем, живет без лукавства и без заигрывания с эго. Такого нельзя обмануть или обидеть; так злое становится постижимо, если ложное перестает властвовать над ним. Такой человек осознает последствия от поругательства своего тела, не предаст женщину, не придаст и творца в себе. Например, создавая догмы на подобии равенств меньшинств, вправе за блуд и извращение, вменяя каждому, все это как право в свободе выбора, в борьбе за равенство. «Игнорируя закон свободы воли, требующим проявления свободы в протестах против естества, забывает, что сам выбор назиданием свободы в протесте, есть ничто иное, как протест против всего сущего в себе». Изгаляясь над всем, что требует труда и жизни, лишь бы уйти от ответственности в личном примере такого (Анто) естества. Проблема, вышедшая в свет сегодня, как борьба против большинства, на мой взгляд, всего лишь потеря идеи мужчины в концепции главенствующего равенства во всем и везде. Мир начинается с воспитания МУЖЧИНЫ, в образовании через пример или образ, живой, реальный, настоящий. Только так можно создать не мужика: мужлана, или чего-то мужицкого — властного, в образе ненасытной сущности. Но моральной сущности в мире с женщиной. Идущей вместе с ним, а не уводящего её к меньшинствам своим невежеством. Отдаляясь, затаив обиду на него, она так же снимает с себя ответственность перед культурой сегодня, таким образом, оставаясь на стороне антагониста, без возможности обрести свободу. Предтечей подобного в современности стало «искусство», выраженное в обособленности мужчины как субъекта, более не принадлежащего к миру в своей идее, а стяжающего мир искусственный. Искусственность дала толчок для этого раскола его с ответственностью. Ценность его восприятия, так же, как и воззрения; сменились на объект мертвый, ненужный и, неспособный влиять на реальность в манере ответственности. В этом мужчина исчерпал себя. Институция «ИСКУССТВА» мертва, так же, как и субъект её художника! Пора переходить к натуральным вещам, а значить сотворять и творить; подобно Творцу истинному. Вывести таким творчеством мир из запустения, навести порядок в себе: значит начать готовить себя к такому великому этапу жизни нашего общества и сообщества, где есть индивидуальность способная состоять лично в связи с творцом, без посредников и искусственных догм о счастье. В галактике ли, во вселенной ли, на планете ли, где мы присутствуем и выполняем серьезную работу по сохранению культуры нравственности естества, перед которой и стоит ответственность НАСТОЯЩЕГО МУЖЧИНЫ. Ведь именно корневая культура содержит истину обо всех людях и о людях в целом в значении социума, — мужчина есть её проводник — архитектор мира. Действительно, единственное, что может развернуть пространство и время для нас с вами, а точнее вернуть нас в то единство, к которому МЫ и принадлежим, как форма цели в бытии, без вранья себе и лжи вообще. Уточняя нюансы, можно добавить, что любая слабость, возникающая в мужчине перед правдой, порождает лож, в том числе; и о том, — кто мы есть на самом деле, и почему мы те, кто есть, в ответе, наедине с собой. Там же содержится информация и о значении женщины для нее самой. Конечно, если он — мужчина, не перестает существовать сегодня, как воплощение правды и права. Поняв эту простую вещь в системе ответственности, так же, как и поняв, что такое ответственность в значении МЫ, можно реально исправлять корневые ошибки, когда-то допущенные в этике морали временем. Вместо того чтобы прибывать в праве ущемленного существа, в отношении с собственным бременем, доставшемся от собственного же невежества, в отношении развития, того предка, которым и являемся в современности, в значении МЫ. А что оставит наше (Я), для нынешнего? Фильмы с гомиками и о гомиках? Фотоотчеты с гейпарадов? Лесбийское лобби в правах на все, феминизм с приложением «кинца» где детки …? Полное документальное подтверждение, когда-то немыслимого, но столь очевидного сегодня. Все это для тех и тем, кого оставим после, — пусть учатся! Я думаю пора сказать, — «СТОП, ХВАТИТ!»

ЭПИГРАФ: А почему, собственно (условно), понятие гей ассоциируется с грязью, почему (условно) гей не может быть тем субъектом, чистым от зависимости сексом, просто не имеющего интереса к нему, в таком своем существе? Если убрать секс, получается вообще все по-другому? Вот именно! К слову, в принципе, увлечение сексом, есть отрицательное качество субъекта; делающее невозможным проложить ему путь к сильным идеям, для разрешения сегодняшних зависимостей от удовольствий большинства. На мой взгляд, такой пример, может явить правду перед пошлостью похоти, сегодня, и, станет вершителем времени удовольствия для сущности похоти. Такой, уже человек, мне близок по духу, как праведник, только еще решительней, в своем воплощении; отлупившегося от самой природы для её спасения в реальности. Ну, а уж если и остается шанс на утверждение такого предположения, то и вопросы нужно задать в подобии с желаемым; Что изменилось, с того времени, когда мир узнал о понятии гомосексуализм, в действительности? Если отбросить какие-то фантазии — чьи-то мечты и начать снова оперировать фактами: Мир стал здоровее, исчезли болезни? Наука прекратила войны? Число венерических заболеваний снизилось? Назовите хоть одну позитивную ноту в этом новом куплете! Вич и СПИД, как сопутствующее доказательству того что, безумие обрамляющее мир еще большим безумием и социальной грязью, стало угрозой для любого жителя земли, даже «не связанного» напрямую отношением с этим. Теперь мы имеем еще больше проблем с совестью и больше проблем в статусе мужчины, перед выбором; что делать и как вести себя. Стал ли мир честнее, интереснее, понятнее? Что привнесла обсуждаемая форма отношений в действительность? Выражение горькой насмешки?! Достижение отдельных представителей таких меньшинств, в отрасли науки или же «искусстве» — это всего лишь интеллект, пока не выражающий ничего нового в своем естестве, которым обладает большинство. Это не заслуга гомосексуалиста- гения, но заслуга моды и пропаганды, выражающих его время своим подражанием. Нужны ли миру «открытия», за которые мы можем оправдать хоть одного гомосексуалиста, в контексте того меньшинства, которое представляет такой «ученый», присутствие которого оправдывает, защищаясь своим придуманным институцией титулом? Я думаю, нет. Как и нет, до сих пор, того открытия в науке, в котором мог бы настать человек. Наука сотворена, музыка написана, искусство свершилось, теперь это постаменты для гомосексуализма!

Принять свое отклонение от культуры, зная закон творца, зная закон мира, в котором живешь, встав, на уровень где любовь будет именно то; что есть трагедия жизни, без нарушения риторики нравственного хода рассуждений на тему отношений. Не выходя за пределы свободы допустимого в дружбе, борясь за жизнь в любви, своим подражанием образу чистоты в осознании творца истинного, а не удовольствий извращенца, вот суть страдания в любви. Не это ли выражение силы и духа в борьбе за равенство? Не так ли выкристаллизовывается уважение к новому? Ведь нас всех интересует личность чистая, образованная, жизнерадостная, свободная от предрассудков и обид, способная создавать жизнь, оберегая её. Тем более если сам другой, тот — укоренившийся в своей природе, истинной свободы, в культуре не опошленных отношений.

На мой взгляд, достаточно и пары примеров, из приведенных выше. Чтобы констатировать следующее: «Чем сильнее мы нарушаем законы Творца, морализуя гадость, тем больше появляется разных изощренных методов отнять у нас нашу способность — быть в подобии Образу Творца истинного». Грубо говоря: подселить к нам инородные культуры, в этом случае гораздо проще; собственно, что мы и наблюдаем в действительности, лицезря, чем апеллируют сегодня деятели «искусства», думаю, понятно каждому здравому уму. Повторю: «Сегодня “искусство», как институция, есть основной проводник антикультурных сенсаций, в нашу с тобой реальность, это инструмент антагониста». В противовес сему, «но, это мне только так кажется», затраченное время на этот текст, способно породить одну истину, для образования существа перед «институцией искусства”. Коды, которой, имеют огромный авторитет, созданный экспроприацией деятельности творцов земли, чтобы затем, основываясь на их авторитете, творить гадости в умах неокрепшей в морали публики, вслед за искаженной моралью художника, преобразуюсь, продолжая свое искажающее действие, переходя уже через нас. Так, сегодня достоин уважения каждый, кто понял, за что ему придется бороться в этой жизни, отстранившись от догм успеха и известности, приближая себя к славе. Это понимание, так я считаю, должно отображаться в каждом живущем сейчас на земле, определившегося перед своей правдой в отношении любви к миру, в котором нет чужого, есть только общее, и есть равный. Хочешь разрушить вселенную, пропагандируй и дальше «новый» элемент действительности антагонизмом с ЛГБТ и ФЕМИНИЗМОМ и их ИНСТИТУЦИЕЙ АНТАГОНИСТА.

-Но будь добр, не жалуйся потом на свою судьбу!

«Так как, зарождая в себе такие состояния, потворствуя свободой, ты просто бросаешь в себе борьбу за нравственность и становишься проводником чужой культуры». В приделах общего организма жизни, такой «элемент» неспособен, на радость. Обречен прозябать в своем маленьком экзистенциальном мирке, напуганный воспитанием в ответственности нетерпимыми и традиционными. Но каждый, я уверен, скажет такому, «если у тебя есть понимание заблуждения в своей ответственности, перед общей, вселенской моралью, то ты уже олицетворяешь личность нравственную, и не являешься чужим для большинства». Будешь полноценным элементом МЫ. Способный являть правду и говорить о ней. «Мир живет по одному нравственному закону и только тогда есть мир». — А привести все в себе к закону вселенной, есть задача каждой нравственной личности!

«НЕ НУЖНО ПУТАТЬ ВООБРАЖАЕМОЕ С ДЕЙСТВИТЕЛЬНЫМ! МИР — ЕСТЬ ЧЕТКОЕ ОБЩЕСТВО, У КОТОРОГО ЕСТЬ ЧЕТКИЕ ЦЕЛИ ПО РАЗВИТИЮ КАЧЕСТВ КАЖДОГО — ЭТИКОЙ В ОБЩЕЙ МОРАЛИ НРАВСТВЕННОСТИ».

ГЕЙ — ЭТО ЕЩЕ ОДНА ИСКУССТВЕННАЯ ВЕТВЬ ОТОЖДЕСТВЛЕНИЯ СЕБЯ В МИРЕ ИЛИ НОВАЯ ПАТЕТИКА ЗАРОЖДЕНИЯ ИДЕИ СПАСЕНИЯ ЖИЗНИ В БЕЗНРАВСТВЕННОМ МИРЕ? РЕШАТЬ ТЕБЕ!

Текст пришел / Ааат-:02719

Год2020/04

Ред. От 14/09/20

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File