radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post
Art

ПСЕВДОСОЗДАТЕЛЬ

DEZO SPACE

Стр. 30

«– Наконец, оставив искусство, как повод для существования, как будто впервые начинаешь подражать создателю, значит становишься быть, а значит созидающим действительность.»

Перед тобой новый текст материала: «РУССКАЯ КУХНЯ ВИПАССАНЫ».

В качестве ознакомительного элемента, сейчас и дальше, будет выступать отрывок, выхваченный с соблюдением последовательности нахождения в основном тексте. Всё излагаемое открыто через смысловой ключ DEDERNIZM. И относится к новой творческой (социально-нравственной) смысловой системе «Чистого творчества», пришедшей на смену значению «искусство», как институции. Сформированной, как бы возвышенной, но ложной «идеалистско-художественной» основой. Всё ниже изложенное, уже формируется самой системой «ЧТ», через неё и формулируется, в системе выводов и определений.

— В двух словах, что есть институция сегодня в качествах субъекта? — Зацикленность, ограниченность, отсутствие истинного снисхождения к постороннему, непримиримость, вечная погоня за славной, успехом, деньгами. «Искусство сегодня», есть проблема временного, искусственного занятия, всегда отвлекающего от истины, уводящее в мир иллюзий успеха. — Подразумевая себя, в своём деле, являясь тем, что отчуждаешь в виде вещи? — Считая только её реальной, вещь, на самом деле так уводишь себя в пустоту несбыточности, отчаяния, несчастья и одиночества. — в таком случае, я думаю, ты прав, нет сейчас смысла далеко распространяться в примеры прояснения пределов искусственным наложением. Поскольку нахождение примера таких наложений в положении с невежеством перед живим, могут быть столь разнообразны, в сопричастности ложных направлений, в развитии каждого, соприкасающегося с данной институцией, обозначением в потере качеств личности, что даже начинать с нескольких нет смысла. Пусть это останется эпитетом к разрешению предлагающемуся саморазрушению личного макрокосма институцией искусства, в давно обогащаемом нравственностью творческом начале мира, и для ей же удерживаемого в нас искусственного микрокосма псевдосоздателя антагониста. Добавлю лишь, что, если сегодня постепенно не начать осваивать начало человека, будучи субъектом, через так называемую мной: «начальную философию» чистого творчества, принимая её именно как закон мироздания, ты рано или поздно, конечно, тоже постигнешь настоящее, но приведшим к творческому поражению, которым каждый в жизнь трактует своё, как в данном случае: можно начать делать бессмысленные действия, пытаясь оправдаться перед собственным заблуждением в бессмысленности союза. Игнорируя призывы соплеменников: лишь пытаясь как-то удержаться за старое, пытаясь, пытаясь и только, не замечая ничего и некого вокруг. — Так в чем же дело? Кто виноват?

— Интересуясь, всегда задавал Мииду вопросы, чтобы как-то понять, чем я могу помочь ему, но никогда не получал ответа, так как ответа, теперь уже естественно, не могло быть от него, кроме тех, которыми он себя уже озвучивал. А если тебе кажется явным, то, чем я мог бы помочь своему собрату, тогда вынужден сказать и про себя. — Да, и почему же твоя позиция на сей счет оставалась непреклонной? — Мне кажется, что свою позицию на сей счёт я, всё же, привожу во всём объёме этого текста. Но и тут, где сейчас я оказался благодаря собственной инициативе, скажу, что в подобных обстоятельствах, вряд ли можно иметь какую-то иную возможность вступить в разбор данной ситуации. Разве только аналитическую, предварив тем самым будущее в подобном, представ с решением. Но, а что до настоящего, содержащегося в вопросе почему я не встал у того стола и не начал его разбирать, каждый раз пытаясь что-то наладить в одиночку. Для меня это ровно тоже, что встать под чертов кнут. Всё такая же игра в заслугу. Заставила бы меня заняться неким ублажением своих собратьев, ради того лишь, чтобы запечатлеть себя в их невидящих глазах, благословением на бесконечную бессмысленность в таком проявлении щедрости, полагая, что сделал что-то стоящее для них. Благодарность? Нет, думаю, это всё же была бы любимая картина многими. Изображающая, как некто был бы засечен заживо, а эту груду разбирал бы кто-то новый. Разрываясь на части ради жизни в ежедневной смерти надежды раба на спасение чудом.

— Значит я не один это вижу, что и тебе давно ясны процессы в малых и больших коллективах: игра доверчивостью или какой-то из неспособностей ответить? Под влиянием которой и сам субъект часто обращает всё в свое бремя. Не видя, не замечая наглого подлога, подмену на пустышку доброте. Являясь щедростью удобного формата презренному гусару!

— Тут любят жертвовать собою на показ. И ты прав, однако, и мне ясно: чтобы кто-то даже не заметил этой жертвы, ради того, кто никогда и не примет её, так как просто пользуется наивностью находящегося в такой инфантильной погрешности от желания быть увиденным, стать заметным. Так пытаясь добиться внимания своей беспощадностью к себе, став тем, кто верит в несуществующий результат от приношения себя в жертву. Ну, а если сам не понимаешь, то скоро поймешь, когда окружающие, перевернут всё, что накопилось в тебе, начавшее накрапывать из чернеющей тучи, срываясь каплями раздражительности, на них самих же, предъявят тебе же, как правду твоей несостоятельности и невозможности находиться вместе, -да и в чём истина меняющейся погоды не поймут. Поскольку нет и не может быть виноватых, нет виновных и нет невинных. Потому как, жертва эта от глухости вообще всех. — Да уж, а как глухому ты передашь что-то если он тебя не видит? Говорит ли это о том, что одного благого стремления недостаточно? — Только если ни в чем нет уверенности, точнее не в ком. — Тогда ни это ли есть глухость? А причина отсутствия уверенности в необходимости быть, не есть ли следствие той самой глухости всех перед всеми? Это и есть лож? — Если ты не можешь определить в себе сторонника благого для истины, в желании найти истинное проявление высшего Я в настоящем? Оставаясь затворённым искусством. Тогда это она и есть. Перестать же врать себе и всему, лично на мой взгляд, значит всегда быть в опоре на истину относящейся к общему благу, в самом своём действии. Даже если это действие неудобно общей трактовке привычного и желаемого. Стоя в той точке своего осознания, а значит находишься там, где само действие, и есть средство достижения благого? — Наконец, оставив искусство, как повод для существования, как будто впервые начинаешь подражать создателю, значит становишься быть, а значит созидающим действительность. Но почему-то, даже сейчас, находясь с реальной возможностью понять существующее, только и опираешься в несуществующую теорию, хоть и состоящей в самом благом начале. — Ложно считая себя застрахованным от неудачи иллюзией принадлежности к такому началу? — Всё это означает одно — ты бездействуешь. Соответственно ты и действовать не можешь, не понимая главного. Являя лишь гордыню, а действуя — 100% пока только разрушаешь. — Потому, что, начинаешь сразу воевать, прикрываясь чужой истинной? — Ставя себя выше объективной реальности, скорее всего руководствуясь от лукавого. –Так пытаясь что-то совершенствовать, как совершенствуя других? Опираясь снова на результат, сформированный в искусственной метафоре мнения окружающих тебя субъектов на само действие, как эквивалента чего-то материального — есть следствие непомерной творческой неопытности. Есть понятийный инструмент созданный институцией искусства…


БОЛЬШЕ ОБ ИНСТИТУЦИИ НА DEZO.SPACE

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.

Author