ТУТОШЬ:

DEZO SPACE
01:39, 28 июля 2021
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

ДАННЫЙ ОТРЫВОК ПРИНАДЛЕЖИТ ТЕКСТУ: «Невидимый Я - ВИДИМые МЫ» 

Image

С того времени, которое началось в две тысячи двенадцатом году, я начал смотреть и понимать, что проблема образования субъекта в человека состоит в том, что субъект не принимает правил игры, созданных творцом, в том виде в, котором эти правила трактуются сами творцом, стараясь навязать себе собственные правила, которые облегчат такому существование, отводя от напора жизни, развивающие только свойства эго, того самого, ложного, которое устремляет субъект все дальше и дальше от понятия «человек». Я назвал это пространство «ТУТОШЬ».

Тутошь — неоднородная среда, населенная субъектами, не способными принять суть жизни будучи находящимися в пространстве самой жизни. И от её правил отказывающимися, в угоду УДОВОЛЬСВИЙ. Поэтому становимся недосягаемыми до ПРЕКРАСНОГО. Суть которого состоит в отражении всех образов творца, создающего этот мир в пространстве ЧЕЛОВЕКА.

Сегодня получается так, что индивид не может позволить себе быть самим собой в начальном этапе создания себя, стать индивидуумом, чтобы впоследствии стать человеком.

В пространстве, окружающем мир каждого, тех, кто может отвечать критериям человека очень мало сегодня. И это основной вопрос, почему искусство, которому покорилось население тутоши, уводит все дальше субъекта от понимания себя в правде, а не стремится сблизить его с «творческой системой», наполняющей сущность до предела человека?

Вот почему я разделил все на три критерии: субъект, индивид и Человек. Потому, что это три стадии выражения прекрасного в критической идее о СУБЪЕКТЕ ЛИЧНОГО, которую мне бы хотелось представить этим текстом.

Конечно, такая постановка вопроса совершенно оскорбительна для ложного, но, если кто-то себя определил в сути человеческого по физиологическим данным — это еще не значит, что, по Сути, этот кто-то являешься человеком. Вот и все. Почему искусство не может проявлять суть такого знания?

Чем оно — искусство являлось для нас сейчас и чем относится к нам сегодня его субъект, в выражении личности. В отношении с окружающим миром. Что, собственно и входит в критерий для нахождения личности. Зачем продолжается тем, что есть сегодня. А для чего? Почему искусство более не работает, как предмет достижения идеи личности?

Почему склонность верить этой «институции» определяет в нас заложников чужого мнения, как и всего искусственного, что составляет большую часть этой тутоши, превращая все действительно прекрасное в ЛОЖЬ?

Все эти вопросы требуют выяснения уже давно, и сейчас пришла необходимость сделать попытку, значит поделиться с вами той идеей, которую обрел у себя в голове в тот же год. Можете представить чувства человека, оказавшегося тут в этой тутоши, процессы образования которого, связанные с искусством, уже завершились благополучно. Мы, — это те, откуда я, перешли из времени подражания к моменту начала творения и нашли себя в отражении своего осуществления пространством, выраженным в отсутствии ЛЖИ, которой насыщает среду «искусство» сегодня. В ней мы с вами и находимся сейчас. По мере жизни в «Тутоши», я не единожды поднимал тему относительно вопроса о ЛЖИ, пытаясь заговорить с теми, кто вторил «МАНТРЕ» о прекрасном. Вследствие чего всегда натыкался на парадокс, в котором прекрасное не находит отражения в том, кто говорит об этом прекрасном. В чем, по его заверению и состоит суть искусства для тех, кто им обременен. И тут нет противоречия для апологета, ведь как вам будет известно, в объекте институции искусства, выдумывание подражания и есть частичка той самой идеи, которая соотносится с прекрасным, но только не более самого объекта и только в Абсолюте понятия «искусство». Как раз, в таком тождестве «искусство» более и не определяется по целому ряду причин, которые мы обязательно затронем в этом рассуждении. Отсутствие значения, по ряду причин, так же проявляется и в понятии религии, и в отношении к институту семьи в понимании всего самого святого, что есть у населяющих «Тутошь» — это очень странное отношение к понятию «любовь». Парадокс: заключается между верой в искусство и отсутствием мнения о прекрасном, в отношении субъекта. И так, почему же, данное противоречие никак не находит своего разрешения в подходе к сути всего начала, т.е. творчества? Думаю, поэтому, поскольку любая связанная деятельность в значении искусства является лишь пародией на творчество. Точнее, только его начальной стадией, в качестве периодики, настоящего роста момента развития личности в искусстве, до выхода из состояния данного периода, и только лишь выйдя, за грань подобного периода, мы можем начинать говорить о творчестве. И уж не важно совершенно, хочешь ты сам этого или нет. Данный период неизбежно настаёт, но не все могут позволить оставить себя без искусственной иллюзии реальности. Присутствуя лишь в навыке, выражаясь лишь неодушевлённым предметом. Каждый период-эпоха порождает правила для отражения, давно созданные, но каждый автор пытается интерпретировать суть бытия на тот лад, в котором находится его восприятие. Но никогда не достигает успеха в своем споре с со своей искусственностью перед бытием. Ибо искусственность — это иллюзия превосходства перед природой, а эго любит такие иллюзии, так как комфорт от такого существования, для него, полностью зависит от глубины погружения в эту иллюзию субъектом. И чем глубже погружение, тем больше, крепче ложное и сильнее заблуждения на счет жизни.

Я не настроен трактовать что-то похожее, но создаю попытку описать свои идеи без сносок и цитат, не используя чужую мысль, на прямую, так как знаю идею и следую ей сам. Сам не гонюсь за оригинальностью, так как верю, что все необходимое для совершения прекрасного в мире, уже давно создано. Пространство же не нуждается в новых доказательствах правоты людей Творческих. Определение суждений в этом материале строится только на конкретных примерах разрешения сути вопроса о ЛЖИ, теми знаниями, которые из века в век, из года в год, изо дня в день поминутно трактуются, перемалываются, переделываются субъектами в «цитаты» для того только лишь, чтобы встать выше своих соплеменников, выйти из потока жизни за счет «неосведомленности» своих собратьев, обличив себя известностью в рамках искусственной деятельности. Хочу так же уточнить, что категории, к которым я тут апеллирую, обрамляя все в цепочку субъект, индивидуум, человек, обращаюсь лишь к сфере искусственной деятельности и к тем, кто ею увлечен, причисляя себя сегодня к понятию «художник от искусства», например. В своем суждении я отстаиваю позицию, что за рамками этой институции, за которые я сам едва ли пока вышел, гораздо больше тех, кто в полной мере отвечает критерию значения человек. Ну, а суть же нахождения в тождестве с апологиями к институции сейчас, и есть обличие в субъекте.

Озвученная позиция и есть мысль о необходимости определить себя невидимым для такой институции сегодня, растворить себя в идее, где нет больше успеха и известности, жизни ради этих категорий, в отношении счастья, обретаемого деньгами, почти что главного аргумента амбиций субъекта, некогда зовущимся «художник». Сегодня. Теперь же. Есть «Художественное дело» для каждого и заложено оно в этих выражениях: «ТОТАЛЬНОЕ ТВОРЧЕСТВО» в системе «ЧИСТОГО ТВОРЧЕСТВА». Что это? Это творческая система. О ней и хочется поговорить.

Почему интерес не может быть обусловлен доверием к данному тексту, без авторитетов, на которые можно сослаться, только через факт появления его перед вами? Это уже тема для дискуссии в рамках искусственности. Так, я хочу сказать, что озвученная идея уже давно начала свое проявление в действительности, отчего текст покажется вам просто вымыслом в сравнении с той мощью философского труда, оставленного нам от предшественников, адаптирующих этот вопрос под каждый виток развития «ТУТОШИ».

Суть идеи, её появление, и способность встать на уровне бытия, имеет определенный механизм, который искусственность не может проявить до уровня действительности, без опоры на авторитета. Даже если цель этой идеи в полной мере понятна и известна автору, доказать её способность субъекту невозможно, не апеллируя к авторитетам признанных искусственностью. Сегодня же, опираться на имена предшественников мне не нужно, для того чтобы склонить читающего этот текст к доверию, по той причине, что от моей правоты или её отсутствия в недоверии, вряд ли что-то изменится, так же, как не изменилось от правоты тех, кто пытался ранее? Все останется на прежнем месте! Что доказывают и те, кто в попытке подарить новое, открывая воззрения на ложь, обращались с тем же вопросом, указывая тысячи причин верить не одному ему ссылаясь на авторитеты. В чем причина такого недоверия, если утверждается, что есть знания и есть ум, трудно сказать прямо, но, кажется, догадаться стоит: «и тогда уж, точно, в ряд ли нужно себя спасать от еще одной попытки разъяснить абсурд искусственности Тутоши»? На том основании, что в нашей действительности этот переход уже завершен, а значит и нам с вами так же суждено его сделать, познакомившись с новой идеей «чистого творчества».

И так, я построил этот текст на своих наблюдениях, через посредственное участие в процессах, которые коснулись меня лично и уже моей семьи в новой действительности. До момента своего пробуждения я также стремился к тому, чтобы занять место среди тех, кто именует себя художниками в тутоши. Я тратил силы на то, чтобы стать успешным, поддавшись общей истерии сублимируя себя в искусственную деятельность, надеясь, что институция данной среды меня заметит и определит во мне того самого «художника».

Теперь: «Плевать на жизнь, значит позволять следовать себе за своим эгоизмом», который постепенно зафиксирует воззрения на жизнь на уровне «субъекта», так определив суть его бытия, «жизнь» в котором будет сведена к тупым желаниям и мечтаниям о величии. И не важно, даже если бы его никогда и не было реально проявлено.

Загубив все, что мне осталось на память от жизни; остатки семьи, в которой я вырос и которую в свою очередь начал терять, не понимая этого, перейдя на сторону искусственности.

Каждый из нас пытался ставить себя выше других, отгородившись этой мыслью о «высоком», иллюзией принадлежности к какому-то высшему делу, позволяющему вести себя лицемерно и непримиримо с суждениями людей относительно истинных вещей, касающихся понятий ответственности. Я игнорировал жизнь, считая её всего лишь средством для проекции своих иллюзий, в полном безучастии в любви. Все это мой опыт соприкосновения с институцией который отбросил меня в «Тутошь».

Определение общих идей и смыслов «искусства» сегодня. Определение стремлений «искусственности» и сути в их значении для развития МЫ, стало для меня важной частью наблюдений на фоне ощущения, с которым я столкнулся во время погружения в недра этого механизма, оставившего во мне лишь отголосок не свершившегося, а теперь и не досягаемого из той точки, глядя из этой, счастья. Был ли мой выбор таков, чтобы я вначале понимал к каким выводам приду сегодня и куда я вообще иду? Естественно нет, подкупало меня совсем другое. Дойдя до определенного этапа ознакомления с «Тутошью», я столкнулся с таким парадоксом, как неосознанность, именно этот момент начал отрезвлять меня. Что я имею в виду: не один субъект, встреченный мною за период моего соприкосновения с искусственным миром, в узком кругу «авторов», тех с кем я лично был знаком и среди многих тех кого я узнал, обращаясь к их сущности по жизни, отталкиваясь от суждений на их произведения институцией, в глобальном масштабе, не развеял настороженность, а только создал новые обстоятельства, укрепив сознание, в заключение, находящегося в отсутствии перехода непосредственности к посредственности, говоря на языке практики — трансформация субъекта в человека из индивида, исходя из значений, по отношению, к такому понятию, как прекрасное, и конечно находясь в сути данного явления. Я рассмотрел механизм блокировки стремления к такому восхождению под влиянием институции, которую тут называют «искусством».

В системе же Тутоши, искусство и понятие прекрасного не сопрягаются, как и в самом выражении прекрасного не определяются качества человека, так и в такой «предметности», как художник или же, что было совсем наивно ожидать, в субъекте. Я сделал открытие, которое мня поразило: значит, внутри этой комической институции нет индивидуальности, есть успех и есть талант в эквиваленте славы денег, стремление к ним и больше ничего. Мифологизация данного парадокса непоколебимости одна и одна и те же для всей понятийной системы тутоши, проста, и на автомате поддерживаемая самими субъектами, постоянно апеллирующими к какому-то известному им авторитету, так апеллируя к правоте, говоря о возвышенном или непонятном, выражаясь устами требующего все больше внимания к такой метафоре искусственного навыка, как «талант».

Талант — понятие, навязанное, по наитию, существующему в системе массового искусственного психоза. Талант от искусства — это жертва личностью. Талант — это понятие искусственное. Талант — это не природа. Талант — это объединённое мнение институции о качестве навыков подражания предмету искусства, выражаясь в пространстве через авторитетов, созданных ею для общественности.

Там откуда я попал сюда, талант заменили способностью, понятие способности для личности мы заменяем определением роста качеств личности в отношении способности создавать себя, и контролировать своё отражение в пространстве. (Об этом прямо сейчас публикуется материал в тексте «Русская кухня випассаны». Так мы научимся различать в себе черты фальши. Заложенные сейчас в нас искусственностью, а значит, получим видение смотрящего, а уже после, станем создающими.


DEZO.SPACE2021

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File