Стенограмма заседания жюри литературной премии Толуола по кандидатуре Суолы

уйкунское вольное издательство
10:28, 05 декабря 2020
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

Бешеный успех книги молодого лольхтандынца Даниила Суолы, недавно переведённой на русский язык, был отмечен президентской комиссией по награждениям. Впрочем, премировали не знаменитую «Сортировочную», а дебютный рассказ «Снежинка»: комиссия по награждениям не решилась рекомендовать главе республики присудить награду за «матерное» произведение. Публикуем стенограмму заседания комиссии.

Image

А.Н. Юдин, председатель: Предлагаю перейти к обсуждению кандидатуры Даниила Гарзаровича Суолы на премию президента Республики для литераторов. Кандидатура выдвинута Ассоциацией коренных народов Толуола и «Голосом Толуола» с формулировкой «за вклад в развитие толуольской литературы и чтения на национальном языке». Есть желающие высказаться? Нет желающих. Я так и думал. Прошу пригласить для дачи пояснений Даниила Гарзаровича Суолы. Уважаемый господин Суолы! Как лично вы относитесь к изданию, которое собирается присудить вам премию президента? «Голос Толуола» и издательство «Северяне» собирают информацию о вас с целью создания творческого содружества для развития толуольской литературы. Какие цели вы ставите перед собой в связи с этой темой? Как известно, среди титульных народных литератур Толуола работает свое отделение, которое занимается лишь литературой на национальном языке. Вы собираетесь активно включиться в деятельность этого отделения, или будете лишь изредка появляться на ее заседаниях? Что вас привлекает в их работе, каковы ваши увлечения и вкусы? За что вы готовы бороться на страницах вашего произведения?

Д.Г. Суолы: Я, конечно, хочу получить награду. Но не только поэтому. Я работаю на жанровую литературу, что во многом определяет тот культурный и литературный фон, в котором я работаю. Конечно, я не могу сказать, что за всю свою жизнь написал что-нибудь новое, но, во всяком случае, в последнее время мне стали чаще и чаще писать. Естественно, я очень рад. И мои книги тоже нравятся людям. Но, так сказать, в рамках существующей системы ценностей. Какие перспективы у современной творческой деятельности в литературе, кроме как на литературном фронте? И какие имена сейчас вы помните? Нет, из современных литературных имен я только вспоминаю, как из космоса, так сказать, и то не всегда. Я про них не очень хорошо знаю, слава Богу. Так что, так сказать, даже не знаю, что говорить. Ну разве что Шолохов, вы знаете, у меня такая удивительная роль: я его просто люблю, а просто сказать, что я его понимаю и восхищаюсь им, — это невозможно. Потому что я его, конечно, не понимаю. Потому что он для меня весь по белому белый…

А.Н. Юдин: Что-нибудь скажете, если вас спросят про современный литературоведческий дискурс? Я не вижу в этом особой разницы.

Д.Г. Суолы: Действительно, у нас вся современная литература занимается дискурсом. Во всяком случае, большая ее часть. Поэтому я не вижу в этом особой разницы. То есть именно это — чистая правда, что сегодняшняя наша литература является дискурсом. Но никакой разницы между дискурсом и литературой нет.

А.Н. Юдин: Но ведь по сегодняшнему дню у нас примерно две альтернативы: дискурс или литература?

Д.Г. Суолы: Сейчас можно попробовать сказать, что литература и дискурс — это понятия разные. Ну что же, давайте попробуем. Одно понятие: дискурс. Другой термин — литература. Теперь уже точно не помню. То ли это два разных понятия, то ли одно и то же.

А.Н. Юдин: А если попытаться задать вопрос в другом ключе? Что такое искусство? Это движение, чувство? Или оно просто так происходит?

Д.Г. Суолы: Понятие искусство, в общем, сложно. Мы это очень рано поняли. Мы привыкли представлять искусство как нечто статическое. Это как живопись. Но нет такой картины, которая бы жила самостоятельной жизнью. Может быть, это какая- то форма своего рода страдания, которое выходит за пределы картины. Скажем, аллегорическое изображение самых сокровенных ценностей или воплощенная мечта. У вас есть какие- то вопросы? Вопросы есть? Нет вопросов.

А.Н. Юдин: Спасибо. Будьте любезны, подождите в коридоре, пока комиссия обсуждает вашу кандидатуру. Прошу. Спасибо. Коллеги, есть реплики по этому претенденту?

Р.П. Борисова: Да. Нельзя не отметить, что уровень обсуждаемого кандидата совершенно низкий. Можно сказать, невероятно низкий. Это какой-то плохой поэт. Плохой поэт, которого и назвать-то нечем. Он как бы притворяется, что он поэт. Нет, а как называть его? Придумайте ему какое-нибудь определение. Почему он вообще смог на это решиться? Почему ему вообще можно здесь сидеть?

А.Л. Тимофеева: Ну во-первых, не поэт, а писатель…

Р.П. Борисова: Да не важно. Я хочу понять, какой выбор стоит между этим студентом- поэтом и тем, кто пишет настоящие книги. Что бы выбрал настоящий писатель? Он, конечно, должен быть писателем. Он должен быть, как бы сказать,… этим самым вживленным проводником истины…

А.Л. Тимофеева: Что вам не нравится в книгах Суолы, что там матом ругаются? Разве Суолы — не проводник истины, не реалист?

Р.П. Борисова: И ни в коем случае не реалист. Да вы понимаете, у него ведь своя правда. Она субъективна. Например, он описывает музыку так, что кажется, будто это какая-то жуткая, жестокая, кровожадная музыка, совершенно не соответствующая реальности. Это не тот стиль, который можно печатать в прессе. Это изнанка правды. Он доводит ее до абсурда.

Р.Р. Тимаев: Я тоже выскажусь. Мне кажется, что слова Роксаны Павловны об описании музыки прямо свидетельствуют, как Суолы работает со словом. Мы, кстати, были за обедом, говорили о сложном языке. И я подумал, что слово в этой системе мата: «блин» — это ошибка, смешная опечатка. А Суолы говорит, что слово «хуй» — тоже ошибка, потому что не произносится абсолютно правильно, а произносят его очень красиво. Я думаю, Суолы нельзя не дать премии, это самый передовой, самый сложный и одарённый писатель Толуола на сегодняшний день. У него нет дешёвых коммерческих работ, как у некоторых корифеев. Его работы продаются хорошо. А критики… И читатели- сами знаете.

Р.П. Борисова: С творчеством Суолы я знакома. В плане литературном его книги известны в России, у него есть своя страница в Яндексе. Его книги были переведены на русский язык и изданы здесь, у нас. Многие я вчитывалась. С удовольствием читаю его рассказы. У него есть сложные тексты. Он очень интересный писатель, у него много идей. Но этот мат, эта тёмная материя слов, слишком сильна. Я никак не пойму, почему он не хочет рассказать о своём самом важном — об очень личной и глубокой жизни.

А.Н. Юдин: Борисова совершенно права. Я тоже не понял. Но, как ты понимаешь, это не означает, что Суолы не интересен, как писатель. Он интересный писатель. Он наиболее интересный писатель Толуола вообще. И по своим достоинствам, и по своим недостаткам. В обществе Суолы поднимается. Это очень ценят и студенты. И почитатели. Но я скажу вот что: он написал только одну из своих четырёх книг. И эта его книга была очень мягкой, тёплой, но совершенно без оценок. По-любому хорошо, что он прошёл этот путь. Думаю, если мы рекомендуем его на премию, это будет хороший аванс. Мне трудно объяснить вам, почему эта премия так важна для него — в первую очередь, тут материальный вопрос. Возможно, это проявит себя через него в будущем. Но самое главное здесь — это человеческое качество. Он настоящий солдат, настоящий защитник Толуола. Он из народа и благодаря этому достоин такой чести. Он не испугался этого жестокого мира, не впал в отрицание, в американщину, как многие талантливые молодые люди… Я за присуждение премии Даниилу Гарзаровичу.

А.Л. Тимофеева: Даню Суолы я уже давно знаю. Мне очень нравится его работа, его слова. Я рада, что он прислушивается ко мне, как к наставнице. Хотя он, видимо, чувствует, что находится на начальном этапе работы над эпосом. Ему хочется рассказать о чём- то ином. Он пишет, что диалогизм — это идеология. Вы вслушаетесь только: диалогизм — это идеология. Мы имеем дело с самым концептуально интересным автором в России со времён Алексея Кручёных. Какой- то новый ракурс, новая точка зрения. Я лично, кстати, не считаю, что эта фраза — ругательство, о которой вы говорили. Просто толуольский язык, понимаете, — это такой фонетический кинематограф… Фонетические диалоги создают лингвистическую мифологию в головах и мироощущении каждого, кто услышит про этот ракурс.

П.К. Альды: У меня совершенно нет возражений. У меня, если так можно сказать, самые мягкие из его книг. Так сказать, дежурные. На моё чувство от них остаётся только весёлая щекотка. И только.

В.А. Гыльдэ: Насчет отношения к провокациям — мне кажется, что выбор исторического контекста в тексте несёт за собой субъективные и неопределённые коннотации. Я, например, вижу здесь тайный умысел совершить насилие над народной душой, дабы она приняла ту идеологию, которую он, неизвестно почему, считает правильной. Это можно понять. Но не суть. Сейчас, когда делается этот выбор, с нашей стороны не стоит никаких конкретных предложений по тексту, мы лишь решаем, достоин ли тот или иной автор награды. Это право победителя. Поэтому, как вы понимаете, мы можем рассматривать это лишь как пробы пера. Типа нашей деятельности в качестве независимого эксперта.

А.Н. Юдин: Прежде чем перейти к голосованию, мы должны определиться, за какое произведение будет дана или не дана награда. Роксана Павловна, я тебя прекрасно понимаю про мат. Но это не предмет нашего сегодняшнего спора. По поводу литературных премий и так далее — давайте вместе и честно будем говорить о главном. По второму вопросу: текст вам не понравился?

Д.В. Устинов: Я его никогда не читал.

А.Н. Юдин: Делалась же рассылка номинантов за две недели, а вы даже не прочли. Вы даже не смотрели на него. Что это такое вообще? Если кого-то мат в «Сортировочной» смущает, давайте присудим премию за «Снежинку», дебютный рассказ. На мой взгляд, это нормально. Это адекватный текст, в котором ясно сказано, о чем будет идти речь. Мат я предпочитаю называть продуктами симуляций и реакций — даже уже три года, между прочим, в майском номере «Октября» вышла статья «Трахая коловращенье», где один мат был выдан за поэму Льва Лосева. Есть возражения по «Снежинке»?

К.А. Солопий: Я не думал, что это такой сложный вопрос. Если так вообще решать, то зачем тогда спорить? Мата нет, текст хороший.

А.Л. Тимофеева: Но мы же все понимаем, что мы даём премию не за «Снежинку», а за его большие вещи.

К.А. Солопий: Может быть, сейчас это смешно, но это действительно первый опыт современной прозы. Первое опубликованное по-настоящему серьёзное произведение молодого прозаика. И по своему содержанию, и по стилю.

А.Н. Юдин: Ставлю на голосование вопрос о рекомендации Президенту республики Толуол присудить премию в сфере литературы и искусства Даниилу Гарзаровичу Суолы за рассказ «Снежинка» ввиду вклада в толуольскую литературу и популяризацию чтения в республике. Я понимаю, что у вас могут быть возражения против этого решения. Но некоторые и выступавшие поддерживали, и те, кто дал некоторые замечания, поддерживали, а здесь были представлены различные точки зрения. Прошу голосовать. Кто за? Да, да, я считаю это правильным решением. Кто против? Против? Воздержавшихся нет. Мнения есть? Нет. Принято. Есть ли у кого- нибудь ещё мнения? Нет? Я думаю, что теперь всё сказано. Спасибо, коллеги, заседание окончено.

На заседании присутствовали:

А.Н. Юдин — председатель Союза писателей Республики Толуол, заслуженный работник искусств Республики Толуол

Р.П. Борисова — заведующая кафедрой литературоведения и культуры Аренского педагогического института им. Гнедевича, кандидат педагогических наук, доцент

А.Л. Тимофеева — ректор Института культуры коренных народов, доктор исторических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ, член-корреспондент Академии наук Республики Толуол

Р.Р. Тимаев — заведующий отделом культуры газеты «Толуольская звезда», секретарь национальной секции Толуольского республиканского отделения Союза журналистов России, консультант Уйкунского вольного издательства

П.К. Альды — заместитель декана факультета национальной литературы Института культуры коренных народов, член президиума Ассоциации коренных народов Толуола, к. ф. н., доцент

В.А. Гыльдэ — председатель Ассоциации коренных народов Толуола, член общественного совета Министерства общественной безопасности, чрезвычайных ситуаций и по делам коренных народов Республики Толуол

Д.В. Устинов — руководитель МУК «Центральный дом культуры железнодорожников» г. Уйкунмар, народный артист республики Толуол

К.А. Солопий — ведущий научный сотрудник кафедры семиологии филолого-философского факультета Толуольского национального университета, доктор филологических наук, профессор, заслуженный работник народного образования Республики Толуол, заслуженный деятель науки РФ

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File