ДОКТРИНА ДЖОКЕРА

Виктор Ткачев
00:12, 03 октября 2019
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию
Image

Как везде и всюду, в фильме «Тёмный рыцарь» про Бэтмена есть привычный порядок вещей, статус-кво, и он как понятие движет сюжет фильма, вокруг него главные коллизии.

Статус-кво — то самое, что заставляет миллиардера Брюса Уэйна чувствовать себя несчастным и одиноким (даже яхта с русскими балеринами не спасает). Уэйн хочет сбросить с себя бремя маски, думает о преемнике, надеется на возвращение бывшей. Согласно её версии, быть женщиной Бэтмана — это слишком тяжело, оттого она и ушла.

–Помнишь, ты спросила, наступит ли тот день, когда Готэму не понадобится Бэтмен? Этот день близок.
–Брюс, не проси меня ждать этого.
–Это скоро произойдет. Харви Дент — тот самый герой.

Потом Бэтмен пытается реализовать свой выход из мира масок, поручает прокурору Денту объявить о своём уходе, на время арестовывает Джокера, идет ряд любопытных сцен, которые нет смысла пересказывать, наконец, погибает бывшая Бэтмена, звучит её письмо адресованное Уэйну, такое нежное и такое коварное:

«Когда я говорила, что Готэму не нужен будет Бэтмен и мы сможем быть вместе, я не лукавила, но я уверена, что день, когда тебе не нужен будет Бэтмен, не настанет никогда.»

Он не прочтёт этого и не узнает о том, как его любимая ненадежна, ему придется смириться со статусом-кво и быть супергероем в том числе, чтобы не быть одиноким.

–Бэтмен всесилен.

–А вы нет, сэр.

–Я стараюсь об этом не думать.

Получается так, что единственный способ быть кем-то в этом отчужденном мире — значит носить всю свою жизнь маску — вот утверждение создателей фильма.

По выражению Гегеля, внутри каждой драмы есть своя схема:

сначала мир как он есть, потом возникновение конфликта и, как следствие, начало хаоса, который к концу драмы стремится к своему устранению, и после этого возвращается статус–кво.

Если это выражение применить к фильму «Темный рыцарь», то получается, что Уэйн пытается сменить свой статус, выйти из статуса- кво. Затем конфликт/хаос: Джокер ставит условие Готэму и Бэтману, о том, чтобы он сменил свой статус (снял маску), потом изменяет своё решение, потом два лица обретает Харви Дент, прокурор Готэма, (он становится преступником, чтобы мстить за смерть любимой продажным копам, как это задумывал Джокер). Потом хаос схлопывается: погибает злодей Дент, и Уэйн с комиссаром Гордоном договаривается свалить все убийства Дента на Бэтмэна, чтобы город знал покойника лишь в статусе Белого рыцаря, после чего Бэтмэн убегает от преследования.

Статус–кво возвращен: Бэтмен побеждает Джокера не только в драке, но и на идейном уровне, возвращает Денту маску Белого рыцаря Готэма и тем примеряется с маской собственной.

В итоге мы можем сказать, что статусом-кво в этом фильме, двигателем сюжета, является философия маски.

Это основная коллизия фильма. И лишь вокруг нее коллизии о Джокере, мире бюрократии, и фигуре Дента.

Главная коллизия Дента — это сохранение памяти о нем, как честном прокуроре, и здесь необходимо вспомнить его собственные слова, посвящённые Цезарю, шедшему к неограниченной власти:

«Такова судьба. Либо ты умираешь героем, либо живешь до тех пор, пока не станешь негодяем.»

Онтологически это означает: мир — изначально грязное место и ничего с этим не поделаешь априори, и единственный честный путь даётся на время: пользуйся маской и фортуной геройства. Всеобщее других людей, по утверждению авторов фильма, значит стадное. Противоречие нашего мира между героическим и конформистским невозможно преодолеть, считают они. Эстетическими средствами припечатано серьезнейшее общественное противоречие, а это, конечно, преступление и карать за него нужно принуждением к его снятию.

Коллизий, связанных с Джокером, две.

Первая связана с его мифологическими корнями — он пересмешник, обладает полной независимостью, способностью совершать задуманное при невероятной способности импровизировать, из–за чего все ломают голову, как же поймать его.

Вторая: Джокер пытается разоблачить мир масок как гражданской прослойки, так и бюрократической, он соблазняет людей к насилию, изрекает свою проповедь Бэтмену:

«Их честь, их кодекс всего лишь слова, забываемые при первой опасности. Эти цивилизованные люди сожрут друг друга, я тебе покажу.»

И Денту

«Если я скажу, что взорву школьный автобус, ничего страшного не произойдет, все будет идти согласно плану. Но стоит мне сказать, что какой–то жалкий мэр умрет, все тут же начинают терять голову. Они планировщики, а я только использовал их план против них же. Совсем немного анархии!»

Но как бы там ни было, ни мир масок, ни мир бюрократии (гарант первого) в фильме не претерпели никаких изменений, поскольку Доктрина Джокера провальна, более того направлена на фиаско.

Если сказать о фильме главное, то получается, что в его драматургической схеме

Image

(отдельные представители городской бюрократии — тоже лошки).

Тут почти что уместно произнести слово «социальный заказ».

В этой картине мира кинолюди начинают мнить себя богами, тормошат тушу нашего мира, а на деле статус-кво сохраняется.

Статус–кво бессознательно фатализируется, а значит разные форматы общества спектакля и всякой беспринципности легитимизируются.

Это не главная задача фильма, но выполнение её есть природная функция данного фильма как продукта общества спектакля.

Если априори герои либо умирают, либо становятся подонками, значит остальные жители Готэма и шире люди неисправно являются жалкими статистами. А здесь одно определяет другое, поэтому оно и является априорным.

Кстати, недаром в фильме жители города, надевающие маски Бэтмена и патрулирующие город ночью, показаны жалкими жирдяями с огнестрельным оружием. Одного из них озвучил голос Спанч Боба. Сцена с ними создана для утверждения этого положения фильма: неглавные герои онтологически могут быть лишь статистами.

Статисты голливудских фильмов- стадо для огнестрельных, режущих и колотых ран, однако и способное на милосердие под соответствую-щую музыку.

И если подумать, то в таком мире единственный акт свободы и протеста — это действительно лишь доктрина головореза Джокера, и проявление свободы — это лишь резня и сеяние хаоса, точнее, тот цинизм и веселие, с каким они делаются. Фильм это не может утверждать, но он подразумевает это, эксплуатирует такое ощущение и использование Джокера массовой культурой, и частое солидарное цитирование его протестных и циничных фраз тому подтверждение.

Особенно чувствительных мерзкий клоун способен вдохновить даже на настоящие теракты (см. книгу «Новые герои. Массовые убийцы и самоубийцы» Франко Берарди).

Голливуд находится в некоем сговоре с Джокером — он показан не на дистанции, а в обаятельно интимной близости.

Он соблазняет повышением чувства собственной важности за счет чужих жизней. Маньяк — вообще излюбленный герой Голливуда, у него главные концептуальные высказывания.

Но маскам не жалко никого, они пожирают даже собственных обладателей.

Голливуд часто называют с иронией самым левым киноконцерном, именно потому, что он делает всех бунтовщиков харизматиками. Но все бунтовщики у него обречены. В голливудских фильмах статус-кво всегда нерушим. Он несговорчив, люди против него, но он милосерден словно сам бог, особенно в финалах.

Голливуд— верная ловушка.

Система его образов понаставила капканы; самые радикальные персонажи обязательно проиграют, им придают либо черты инфантильности, либо кровожадности. Стороны конфликтов существуют только в этой гнилой рамке драматургии, мораль и развязки фильмов запрограммированы, и все это повторяется по нашу сторону экрана. Исправить что–либо можно, только выйдя из кинозала, правда, люди на улице смотрели все фильмы до конца.


2018

2018

Image

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки