Написать текст
Vostok Magazine

Сэппуку: уйти из жизни по-самурайски

Vostok Magazine 🔥
+3

Когда речь заходит о средневековой японской культуре, человеку, что не занимается профессионально или в качестве хобби японской живописью, выращиванием карликовых деревьев-бонсай или изучением истории Страны восходящего солнца, на ум приходят крадущиеся в ночи наемники-ниндзя, утонченные куртизанки-гейши и отважные самураи. О последних и пойдет речь в этой статье, а точнее, об их способе свести счеты с жизнью, не запятнав свою честь.

Ритуальное самоубийство по-японски звучит как сэппуку. Следует тут же предостеречь читателя от именования данного действа харакири (хара — живот, киру — резать) — это вульгарное название, не используемое в Японии и употребляемое лишь иностранцами. Примерная суть этого феномена заключается в том, что воин должен был взять свой короткий меч (вакидзаси) и вспороть им брюхо. Однако встречались разные вариации сэппуку, на которых я остановлюсь чуть позже.

Этот ритуал появился с зарождением самурайства, сложно делать более точные утверждения — описания процесса встречаются только в японских военных эпопеях (гунки).

Смерть являлась для самураев важным моментом для доказательства собственного благородства и преданности господину: контроль над своим духом и телом, самоотверженность, храбрость и забота о посмертной репутации особенно ярко проявились в самоубийстве-сэппуку.

Одно из наиболее ранних упоминаний встречается в Хогэн моногатари («Сказание о годах Хогэн») — военном сказании о восстании 1156 года. Могучий воин Минамото-но Тамэтомо (говорили, что он был ростом два метра, что и сейчас для японцев является чем-то из ряда вон выходящим), поняв, что скоро будет повержен, вспорол себе брюхо. Самураи более позднего периода именно это событие считали началом кровавого обычая.

Для того чтобы понять, как этот обычай развивался, сравним две военные повести, два произведения о подвигах японских воинов: «Повесть о доме Тайра» (Хэйкэ моногатари, написана в начале XIII века) и «Повесть о Великом мире» (Тайхэйки, написана в конце XIV века).

В первой лишь шесть человек совершили самоубийство, напоминающее то, что позднее станет наиболее «почетным» способом ухода из жизни. Таким образом, несмотря на то, что уже в ранний период своего существования самураи считали очень важным благородный уход из жизни и высоко ценили самоотверженные поступки, особенно в критических ситуациях, ритуал сэппуку еще не был оформлен, не появилось каких-либо предписаний касательно того, как его выполнять, или указаний на то, что другие способы отправиться в мир иной не являлись достойными самурая. Вот один из этих эпизодов:

В битве на реке Удзи воин по имени Минамото-но Ёримаса приказал своему вассалу срубить ему, Ёримаса, голову, однако тот ответил: «Мне сложно сделать это. Если ты сначала вонзишь в себя меч, то я отрублю тебе голову». Осознавая непростую для вассала ситуацию, Ёримаса убил себя.

С другой стороны, в «Повести о Великом мире» две тысячи сто сорок человек покончили с собой путем вспарывания живота. Вот как описана одна из этих сцен:

Когда проигрывавшие войну силы сёгуната Камакура под предводительством генерала Ходзё Накатоки прибыли в храм в провинции Ооми, их число сократилось до примерно пятиста конных воинов. Накатоки понимал свое безвыходное положение, понимал, что пришло время cуицида (самураи старались не сдаваться в плен не только потому, что это считалось бесчестьем, но еще и потому, что в плену их могло ожидать нечто более страшное, чем самоубийство). Перед тем, как уйти в мир иной, во дворе храма генерал произнес речь перед верными ему войсками: «Я знаю, что судьба дома Ходзё предрешена, хоть вы и верно следовали за мной до настоящего момента. Почитая Путь лука и стрел, и помня о наших долгих отношениях, я не могу подобрать слов, чтобы выразить то, как я ценю вашу искренность. Несмотря на то, что я искренне надеялся, что смогу вознаградить вас, судьба нашего клана не даст мне сделать этого. Теперь я должен убить себя, чтобы оплатить долг моей жизни. Я пошлю свою голову клану Асикага (противоборствующая сторона — прим. автора), чтобы избавить вас от наказания». Сказав это, генерал вонзил меч себе в живот. Вскоре его солдаты последовали за ним в свое последнее путешествие, и, как написано в указанном произведении, «трупы заполнили весь двор, так что это место напоминало бойню».

Видно, что самоубийство здесь является способом доказать свою верность господину. В «Повести о Великом мире» встречается гораздо больше упоминаний данного действа, процесс ухода из жизни гораздо более ритуализирован (если раньше воины обезглавливали себя, бросались на собственный меч, врывались в горящие дома, то здесь они в основном вспарывают живот). С течением времени сэппуку было окружено сакральным ореолом и стало наиболее восхваляемым и «благородным» способом для самурая покинуть этот мир. Нужно отметить, что на начальных этапах сэппуку в основном совершали самураи на поле боя, когда понимали, что оказались на проигравшей стороне, чтобы не сдаваться в плен и не подвергнуться бесчестью. Это действие, особенно в те случаи, когда воин выпускал себе внутренности через рану в животе, символизировало его ярость и решимость, волю и самообладание.

В период правления династии Асикага (1336 — 1573) вспарывание живота начало использоваться как наказание, то есть к нему приговаривали провинившегося самурая. В этот период распространилась практика привлечения секунданта (кайсяку), который должен был стоять позади совершавшего самоубийство, готовый снести ему голову мечом. Однако наиболее отважным и почитаемым поступком считалось сэппуку в одиночку, а особенно благородным считалось написание предсмертного стихотворения с помощью палочки, которую нужно было обмакнуть в собственную кровь. Дело в том, что при совершении ритуала жизненно важные органы могли быть и не затронуты, так что самоубийца мог ждать смерти несколько часов. Поэтому лишь немногие решались на такие крайние меры.

В период Токугава (1603 — 1868), последний период правления воинского сословия в Японии, ритуал самоубийства достиг своей наиболее усложненной и кодифицированной формы, в нем произошли изменения, отражавшие наступление в стране мирного времени — Токугава Иэясу положил конец междоусобицам, и у самураев стало гораздо меньше возможностей проявить свою воинскую доблесть. Соответственно, сэппуку уже не совершали самураи на поле боя, зато оно стало единственной высшей мерой наказания для самураев, особенно для самураев высших рангов — другие формы лишения жизни считались позором.

Во-первых, ритуал самоубийства был четко прописан: как принимать ванну перед смертью, как совершать ритуал очищения, какую иметь прическу, надлежащая одежда — все это регламентировалось соответствующими предписаниями. Приговоренный должен был сесть на два мата-татами, после чего ему давали поднос с двумя чашками сакэ и тарелку с легким завтраком. Процесс сервировки также был строго определен. После ритуала с едой на деревянной подставке подносился церемониальный меч, посередине завернутый в белую бумагу (чтобы держаться). Позади приговоренного находился секундант. Каждый шаг, каждое движение церемонии производилось в строгом соответствии с установленными правилами.Во-вторых, в эпоху Токугава появился термин «сэппуку с веером». Это означало, что провинившемуся было необходимо лишь потянуться за мечом, после чего его тут же обезглавливали. Иногда ему вообще преподносили веер или деревянный меч (отсюда и название). Так выглядел процесс ритуального самоубийства в своей наиболее «цивилизованной» стадии в эпоху заката господства воинов, постепенного упадка самурайской культуры. Здесь мы видим выхолащивание изначальной сути действа, «мутацию» традиции.

Юкио Мисима. Постановочная фотография

Самураи правили страной без малого 700 лет. За это время они оставили глубокий след в развитии культуры Японии, влияние их неизгладимо. Когда японским милитаристам потребовалось осуществлять пропаганду в предвоенный период и в период Второй мировой, они обратились к богатому наследию самоотверженных предков, использовали произведения самурайских мыслителей. «Благородство» добровольного ухода из жизни нашло свое отражение в поступках летчиков-камикадзе, а самым, пожалуй, известным случаем совершения ритуала сэппуку во второй половине XX века стал уход из жизни выдающегося японского писателя Юкио Мисимы (1925 — 1970).

Далеко не все представители современной японской молодежи озабочены наследием военного сословия средних веков, но в соответствующих рейтингах Япония занимает высокое место по количеству самоубийств на душу населения. Такой моральный выбор никогда не считался в Японии ни смертным грехом, как в иудеохристианской модели, ни чем-то предосудительным. Не в последнюю очередь на эту ситуацию повлиял кодекс чести воинов средневековой Японии, которые совершали сэппуку по разным причинам: чтобы доказать верность своему господину, последовав за ним в последнее путешествие, чтобы смыть позор какого-либо проступка, избежать бесчестья, чтобы не сдаваться в плен врагу.

В 2007 году министр Тосикацу Мацуока покончил с собой в связи с политическим скандалом. Бывший мэр Токио Синтаро Исихара назвал его «истинным самураем», очистившим свое доброе имя.

Арсен Плюс


Оригинал материала на сайте Vostok Magazine



Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
+3

Автор

Vostok Magazine
Vostok Magazine
Подписаться