Разговор с художницей Любой Саутиной: «Для меня и материнство, и искусство это про любовь и про постоянный труд»

Yana Malysheva-Jones
09:09, 09 мая 2020
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию
Люба Саутина на фоне видеоработы "Исток", выставка "Классики", Винзавод, Открытые студии, 2020

Люба Саутина на фоне видеоработы "Исток", выставка "Классики", Винзавод, Открытые студии, 2020

Люба, расскажи, что лежит в основе твоей художественной практики? Можно ли выделить два-три главных элемента, которые ты исследуешь в своих работах?

Меня завораживает рутинность повседневности, какие-то бытовые повторяющиеся вещи, на которые можно взглянуть несколько иначе. Также мне очень интересна тема детства и детского восприятия. Ну и конечно я не могу игнорировать свой материнский опыт, и он также нашел отражение в моей художественной практике.

А что изменилось в твоей практике после того, как ты стала мамой? (Ты же стала мамой аж целых три раза? Менялось ли что-то в тебе как в художнице с рождением каждого малыша?

Я пошла учиться в Свободные мастерские в Московском музее современного искусства), когда старшему сыну уже было три года. До этого несколько лет занималась фотографией, но в ней себя я исчерпала. Учеба в «Мастерских» помогла погрузиться в среду, подарила новых друзей и осознание того, что я хочу делать дальше, а еще мы с четырьмя другими художницами объединились в группу Рой, где стали заниматься перформансом и видеоартом.

А потом я узнала, что скоро стану многодетной мамой — оказалось, что у меня будет двойня, и это стало большой неожиданностью. Активная деятельность в беременность существенно затормозилась, я только смогла завершить проект с вышивками по мотивам тканей из детства и сделать с нашей группой одну видеоработу. После появления малышей также пришлось сделать полуторагодовой перерыв, потому что совмещать заботу о семье и художественную деятельность стало просто невозможно, — это был физически и эмоционально тяжелый период, хотя меня очень поддерживала семья. Если честно я не понимаю, как выживают мамы с тройнями, например. Если у меня и был какой-то свободный час, то я просто спала.

Что изменилось в процессе создания работ?

Постоянно утекающее время, которое все стремится к нулю, как бесконечно малая функция. К сожалению, пока это моя реальность. Очень надеюсь, что с взрослением детей ситуация как-то выправится, а пока я даже не художница выходного дня, а художница дневного сна детей.

Немного помогает то, что я стала делать заметки, записывать идеи и составлять небольшие конспекты прочитанного. Раньше я делала это по-минимуму, все как-то держалось в голове, а сейчас без записей уже никак.

Люба Саутина, проморолик к перформансу "Родная речь", 2020

Люба Саутина, проморолик к перформансу "Родная речь", 2020

Три твои работы о материнстве — Исток, Нерешающий голос и Родная речь — было бы интересно узнать о процессе создания каждой работы. Мне интересен эмоциональный импульс, какие переживания и опыты ты пыталась передать в каждой работе? Какими переживаниями они тебя наполняли или, наоборот, от каких переживания освобождали? Интересно было бы услышать и об этимологии названий, так сказать.

Исток — работа про мои ощущения от материнства. Это видео тающей молочной маски (слепок снят с моего лица), которая постепенно уходит в землю. Ты вроде есть и тебя одновременно нет — потому что в этом моменте ты источник заботы и удовлетворения потребностей для своих детей. Это, конечно, абсолютно нормально, но в тоже время очень опустошает.

Перформансы Нерешающий голос и Родная речь я делала в рамках фем-фестиваля на Винзаводе «Этот мир придуман не нами: женское слово и гендерная повестка». В Нерешающем голосе я писала буквы русского алфавита грудным молоком на белой бумаге. Это про то, насколько готовы услышать твой голос другие, насколько важны для них те проблемы, с которыми матери постоянно сталкиваются. Это и про личное и про социальное одновременно.

В Родной речи я проводила экскурсию по Открытым студиям для посетителей так, как если бы делала это для своих годовалых детей, которые только учатся говорить и понимать этот мир. Рассказывала очень примитивным языком об объектах, картинах и просто каких-то элементах, которые там находились. Это очень интересный и в то же время обыденный для матерей момент — разбивать окружающее пространство на простые элементы и объяснять их ребенку, выступая в некотором роде и субъектом власти и проводником в непознанное.

Вообще, последекретное резиденство в студиях стало для меня хорошей возможностью снова начать что-то делать, пусть в каком-то минимальном количестве, но для меня это очень ценно.

Люба Саутина, "Нерешающий голос", документация перформанса, Винзавод (Москва), 2020

Люба Саутина, "Нерешающий голос", документация перформанса, Винзавод (Москва), 2020

Получала ли ты обратную связь от зрителей? И если да, то какую?

Из последних работ многим понравился хеппенинг Шелуха, когда на вернисаже зрителям можно было щелкать семечки и бросать кожуру прямо на пол. Семечки для этого я заранее насыпала в отдельные бокалы на фуршете.

А вот, например, перформанс Нерешающий голос показался одной художнице скучным. И это здорово, потому что такая реакция помогла мне понять, что я отношусь к тем людям, кто считает что в перформансе вовсе не обязательно должна быть зрелищность и какие-то радикальные элементы, иногда он может быть очень скучным и это нормально.

Как ты совмещаешь материнство и искусство?

С переменным успехом, сложно не грызть себя за то, что желания не совпадают с действительностью.

Что общего для тебя между материнством и искусством?

Для меня и материнство и искусство это про любовь и про постоянный труд.

Планируешь ли ты исследовать эту тему дальше или воспринимаешь ее больше как этап?

Сложно сказать. Пока еще есть вещи, которые мне хотелось бы затронуть и обратить в художественное высказывание. В этом году я отправляла свои работы в международный проект Mother Art Prize (это премия для художниц, которые совмещают свою творческую практику с материнством), хоть я и не прошла дальше лонг-листа — мне было приятно, что мои работы заметили.

Твои совместные работы с группой Рой — что вы исследуете, в чем сложность коллективной художественной работы?

Очень здорово, что мы не просто художественная группа, а еще и большая поддержка друг для друга, хотя мы очень разные и не всегда совпадаем во взглядах. За три года существования группы мы сделали пять видеоработ и три живых перформанса, в которых говорим о женской идентичности, традиции и современности. Наверное, сложности возникали только в первый год существования коллектива, когда не оправдывались какие-то ожидания друг насчет друга, были даже обиды. Сейчас есть некоторое разделение по функциям — кто-то лучше пишет тексты, кто-то лучше переводит, кто-то монтирует. Воплощаем только то, что находит отклик у каждой из нас. Не все обсуждаемые идеи в итоге превращаются в проекты, это очень интересный и иногда непростой процесс — прийти к единому решению. Но когда это единое видение возникает — то это как мощный поток энергии! Меня это здорово спасало, когда я не могла полноценно погружаться в свои личные проекты. Ты вроде бы делаешь небольшую часть работы, а в итоге получается что-то большое и классное.

Группа Рой, "Сорные травы", видео, 06:36, 2017

Группа Рой, "Сорные травы", видео, 06:36, 2017

Как ты думаешь, смогла бы группа мам-художниц создать совместную работу об опыте материнства?

Думаю, что да. Ведь по большому счету все мамы художницы сталкиваются с похожими проблемами и переживаниями. Очень хорошо о проблемах совмещения творчества и материнства написано, например, в исследовании Марии Годованной и Анны Темкиной.* Во всяком случае, я читала эту статью как про себя.

У меня есть утопичная идея создать скульптуру из молочной смеси и грудного молока разных художниц. Она должна быть примерно в человеческий рост и отсылать к узнаваемому образу материнства из уже существующих объектов искусства. И вот стоит эта скульптура и медленно тает на фоне какой-нибудь крупной художественной институции. Потому что изображения материнства в искусстве традиционно почитаемы, а вот реальность пребывания матери с ребенком в стенах музея не всегда является даже социально одобряемой, а не то что комфортной. Думаю, идея эта так и останется идеей, потому что ее реализация требует достаточно больших финансовых средств.

Но вообще, очень радует то, что сейчас начинают появляться сообщества психологической помощи для мам, например, или такие объединяющие проекты как твой, Яна. Может быть мы когда-нибудь придем к тому, что садясь с ребенком в самолет или приходя в кафе, матери не будут испытывать чувство вины за “неудобное для окружающих” присутствие маленького ребенка.

*Исследование «Мать — ты навечно, но и художница — всегда»: творчество в условиях интенсивно расширенного материнства. Мария Годованная, Анна Темкина, 2017 (можно скачать здесь)

Люба в Инстаграм @lyuba.sautina и на cargocollective

Группа Рой в Инстаграм@roigroup_art и на cargocollective

Вы можете поддержать проект @mamadets в Инстаграме лайком.


Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File