radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post
Poetry

Птица с множеством ртов

Журнал "Здесь"
“somewhere over Kazakhstan” by Jenya Stashkov

“somewhere over Kazakhstan” by Jenya Stashkov


1.


Безмолвная птица попадает в мир.

Мир играет с птицей.

Мир течет через птицу.

Мир смещается в птице.

Птица стоит на мире, а мир стоит на птице.

Птица обретает способность издавать звуки.


ПЕРВЫЙ РОТ ПТИЦЫ. Иоаоуо.

ВТОРОЙ РОТ ПТИЦЫ. Яеяоееаео.

ТРЕТИЙ РОТ ПТИЦЫ. Оояааяо.

ЧЕТВЕРТЫЙ РОТ ПТИЦЫ. Уаеоюэяыаиоеэеаяиюоыаеоэ.

ПЯТЫЙ РОТ ПТИЦЫ. Уоа.

ШЕСТОЙ РОТ ПТИЦЫ. Ииюа э.

СЕДЬМОЙ РОТ ПТИЦЫ. Иияуа.

ВОСЬМОЙ РОТ ПТИЦЫ. Ауууууиииуу.

ДЕВЯТЫЙ РОТ ПТИЦЫ. Уоаэиы.

ДЕСЯТЫЙ РОТ ПТИЦЫ. УЭИА.

ОДИННАДЦАТЫЙ РОТ ПТИЦЫ. Уууэ-о-уэ-у.

ДВЕНАДЦАТЫЙ РОТ ПТИЦЫ. Уууууаюеооо.


2.


Мир крутится птицей.

Мир вертится птицей.

Мир порхает над птицей.

Птица поет.


ПЕРВЫЙ РОТ ПТИЦЫ. И любить тебя неоправданно, нечаянно…

ВТОРОЙ РОТ ПТИЦЫ. Разбил окно в балкон…

ТРЕТИЙ РОТ ПТИЦЫ. Но люди любят…

ЧЕТВЕРТЫЙ РОТ ПТИЦЫ. Let it be…

ПЯТЫЙ РОТ ПТИЦЫ. И крылатые качели начинают свой разбег…

ШЕСТОЙ РОТ ПТИЦЫ. Я буду петь голосами моих детей…

СЕДЬМОЙ РОТ ПТИЦЫ. Tvinn din kraft til meg…

ВОСЬМОЙ РОТ ПТИЦЫ. Незачем, незачем…

ДЕВЯТЫЙ РОТ ПТИЦЫ. Редеет облаков летучая гряда…

ДЕСЯТЫЙ РОТ ПТИЦЫ. Вечером я решила пройтись…

ОДИННАДЦАТЫЙ РОТ ПТИЦЫ. О, рыжий изумрудный парень…

ДВЕНАДЦАТЫЙРОТ ПТИЦЫ. Я чистая реченька, я в храме свечка, я блудный сыночек, я дочка дочек…

ТРИНАДЦАТЫЙ РОТ ПТИЦЫ. Внутри меня четыре камеры…

ЧЕТЫРНАДЦАТЫЙ РОТ ПТИЦЫ. Но ему не помочь, он—занавеска…

ПЯТНАДЦАТЫЙ РОТ ПТИЦЫ. Потому что моя девочка софт-гранж…

ШЕСТНАДЦАТЫЙ РОТ ПТИЦЫ. На часах ноль-ноль, я старше на год и пришел мой день…

СЕМНАДЦАТЫЙ РОТ ПТИЦЫ. Вспомни, капитан, жаркий летний наш роман…

ВОСЕМНАДЦАТЫЙ РОТ ПТИЦЫ. Shine bright like a diamonds…

ДЕВЯТНАДЦАТЫЙ РОТ ПТИЦЫ. Ничего, ничего, ничего, ничего, милый друг, милый друг…

ДВАДЦАТЫЙ РОТ ПТИЦЫ. Если долго-долго-долго, если долго по дорожке…

ДВАДЦАТЬ ПЕРВЫЙ РОТ ПТИЦЫ. A quiet life for someone, a quiet life for me…

ДВАДЦАТЬ ВТОРОЙ РОТ ПТИЦЫ. Do you really want to hurt me?…

ДВАДЦАТЬ ТРЕТИЙ РОТ ПТИЦЫ. Sarı güllər, ayrılıq gətirən…

ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТЫЙ РОТ ПТИЦЫ. Я не знаю, зачем и кому это нужно…

ДВАДЦАТЬ ПЯТЫЙ РОТ ПТИЦЫ. Секунду назад было нежно и тихо…

ДВАДЦАТЬ ШЕСТОЙ РОТ ПТИЦЫ. Мы встретимся вскоре, но будем иными…

ДВАДЦАТЬ СЕДЬМОЙ РОТ ПТИЦЫ. Я вижу, как закат стекла оконные плавит…

ДВАДЦАТЬ ВОСЬМОЙ РОТ ПТИЦЫ. А чтобы чужие боялись, своих посильнее бей…

ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТЫЙ РОТ ПТИЦЫ. Shame on you, for thinking. You an exception…

ТРИДЦАТЫЙ РОТ ПТИЦЫ. Я—дитя бетонной коробки c лифтом, где нужно тянуться до кнопки…

ТРИДЦАТЬ ПЕРВЫЙ РОТ ПТИЦЫ. Полковнику никто не пишет. Ммм. Полковника никто не ждеет…

ТРИДЦАТЬ ВТОРОЙ РОТ ПТИЦЫ. Белые розы , белые розы, беззащитны шипы…

ТРИДЦАТЬ ТРЕТИЙ РОТ ПТИЦЫ. Party like a russian, end odd discussion…

ТРИДЦАТЬ ЧЕТВЕРТЫЙ РОТ ПТИЦЫ. Хвиливатися немаэ причин…

ТРИДЦАТЬ ПЯТЫЙ РОТ ПТИЦЫ. Осень, в небе ждут корабли…

ТРИДЦАТЬ ШЕСТОЙ РОТ ПТИЦЫ. Мне приснилось небо Лондона…

ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОЙ РОТ ПТИЦЫ. Imagine there“s no heaven it”s easy if you try…

ТРИДЦАТЬ ВОСЬМОЙ РОТ ПТИЦЫ. War is over if you want it…

ТРИДЦАТЬ ДЕВЯТЫЙ РОТ ПТИЦЫ. All you need is love…


3.


Мир бьет птицу.

Мир кружится вокруг птицы.

Мир кричит на птицу.

Птица старается оправдать мир, выставить его хотя бы в своих глазах в лучшем свете.


ПЕРВЫЙ РОТ ПТИЦЫ. Мир—это амбициозный ленивец, который стремится, но гравитация сильнее его. Сегодня он поднял руку, посмотрел на свои когти и решил, что этих действий достаточно.

ВТОРОЙ РОТ ПТИЦЫ. Мир—это мое существо. Это темно-серый ленивец с длинными когтями, который, когда его зовут, может превратиться в белого кролика и потом—обратно, у него бирюзовая нора, и он не особо понимает, что делать.

ТРЕТИЙ РОТ ПТИЦЫ. Мир—это горилла. Горилле жизненно необходимо сражаться за существование на земле, осваивать новые территории и бить себя в грудь, бить плетьми, брать руками песок (отсылка к pyrokinesis)… не будь этого… она не чувствует себя живой, уверенной, полноценной и достойной существования.

ЧЕТВЕРТЫЙ РОТ ПТИЦЫ. Мир, этот черный пушистый паук на первый взгляд кажется котиком и обнаруживает свою настоящую сущность, если подойти к нему слишком близко. Те, кто к нему прикасается, забывают себя, свою семью, свои желания и мечты и начинают скитаться по свету в поисках чего-то неясного, что сами не в состоянии объяснить.

ПЯТЫЙ РОТ ПТИЦЫ. Мир—попугай-неразлучник. Половинка трогается, не обращая внимания на закрывшее глаза дыхание. Но потом в ней что-то щелкает с легким грудным хрустом.

ШЕСТОЙ РОТ ПТИЦЫ. Мир—живой, но не совсем… и представляет из себя любую форму первых когнитивных искажений и стереотипов, пришедших в голову читающему это сообщение. Формально, Он—все и ничто сразу. Как Бог в религии он вездесущ и… при этом… его противоположность… во всем, то есть… кто и что угодно.

СЕДЬМОЙ РОТ ПТИЦЫ. Мир—это змейка, которая очень долго лежала на солнце, и теперь, шатаясь, ползает от камня к камню, от дерева к дереву, от вздоха к вздоху. Потом останавливается и становится травой.

ВОСЬМОЙ РОТ ПТИЦЫ. Мир трудно разглядеть за туманом, что от него исходит. Знаю только, что его движения плавные, и это существо своим вниманием оставляет след из тумана, и, если оно представит целый день, то день точно будет в тумане.

ДЕВЯТЫЙ РОТ ПТИЦЫ. Мир—это рыжая кошка, которая гонится за своим хвостом на столе, ловит его и падает на пол. Любит встречать гостей.

ДЕСЯТЫЙ РОТ ПТИЦЫ. Мир—это светлячок. Светлячок очень хотел наконец выспаться, но днем его свечение никто не видел. Он стал глотать осколки стекла, зеркала, обломки cd-дисков, фольгу, стразы, гениальные идеи, любящие сердца и глаза смеющихся людей и стал так сиять, что его мгновенно проглотила сорока.

ОДИННАДЦАТЫЙ РОТ ПТИЦЫ. Мир—это саблезубая белка, которая носится со своим сокровищем и, каждый раз теряя его, падает в обморок. Она не знает, что на самом деле то, с чем она носится,—это часть клада, который генерируется и хранится внутри нее.

ДВЕНАДЦАТЫЙ РОТ ПТИЦЫ. Мир—это динозавр. Он розовый в желтую крапинку, кушает пиццу и крапиву, а пьет лимонад. Он пытается разобраться в себе, и сильно скучает по лету, ведь конец августа

ТРИНАДЦАТЫЙ РОТ ПТИЦЫ. Мир—это полип. Многие ошибочно полагают, что полипы — растения. Действительно, их движения минимальны, и мало заметны окружающим, а ведь они еще и каменеют со временем.

ЧЕТЫРНАДЦАТЫЙ РОТ ПТИЦЫ. Мир бесшумно шагает по мокрой, холодной листве, принюхивается, берет след и бросается в погоню. Бежать может долго, терпения ему не занимать, на жертву нападает быстро и внезапно, не знает промахов—потом гедонистически сыто отдыхает под последним теплым солнечным лучом.

ПЯТНАДЦАТЫЙ РОТ ПТИЦЫ. Мир—бездомный пес на обочине безлюдной дороги, ведущей к вымершей деревне. Не думаю, что он все еще жив—прямо в горле у него застрял железный лом, продравший шею насквозь. Зима. Падает снег. И очень холодно.

ШЕСТНАДЦАТЫЙ РОТ ПТИЦЫ. Мир, как неугомонная летучая мышь, все кружится над людьми, опускается ниже, снова поднимается, в сумерках (а сейчас сумерки) ее трудно разобрать, летает (она же летучая) стремительно, превращаясь в одну непрерывную точку эквалайзера-экг, если утихнет, то рухнет на землю. Не дает покоя эта летучая мышь, но только так и надо.


4.


Мир сверкает.

Мир взметается.

Мир ослепляет.

Мир летит.

Птица пытается вообразить себе какой-нибудь совсем другой мир.


ПЕРВЫЙ РОТ ПТИЦЫ. Он находится там, где я равняюсь себе, и, чем ближе я к нему, тем сильнее он отдаляется от меня, знаменуя тем продолжение моего существования. А я изнемогаю от желания соединиться с ним наконец.

ВТОРОЙ РОТ ПТИЦЫ. Он должен быть парадоксально близкок. Я думаю, что если бы внутри меня была мариинская впадина, он светился бы на ее дне, и обладал бы разумом. Я думаю, это что-то тихое, что существует только пока я живу

ТРЕТИЙ РОТ ПТИЦЫ. Безусловно там хорошо. Проблема в том, что для того, чтобы туда попасть, а попасть туда надо совершенно точно, необходимо пройти безумно длинный путь, по трубам, коридорам, пересечь три пары пространственно временных континуумов, отбиться от трех или даже десяти пиратско-космических кораблей, спасти пару планет и открыть как минимум восемь галактик, приютить у себя маленького? рыжего и лохматого инопланетянина и к тому времени, как туда доберешься, обязательно выяснится? что мир этот уже переместился именно туда, откуда ты начинала путь. И все это повторяется по кругу снова и снова. Как я к этому отношусь? С удовольствием и принятием неизбежности.

ЧЕТВЕРТЫЙ РОТ ПТИЦЫ. Другой мир. Планета Нептун. Самая холодная планета. Я чувствую себя ее родственником? Так как ночью у нас будет плюс 6, и меня даже этого немного радует. Может ей действительно хорошо быть такой далекой от солнца? Я ее в этом поддерживаю.

ПЯТЫЙ РОТ ПТИЦЫ. Мир этот высоко в небе, и, если летучая мышь поднимется выше, а потом еще выше, заглянет за облака, то обнаружит там Море полного штиля. Летучая нырнет и умоется в нежной воде, так что по поверхности пойдет мелкая рябь, но ненадолго, там же полный штиль, зажмурится от удовольствия и заулыбается, а если прислушаться, то можно разобрать, как она сладко причмокивает.

ШЕСТОЙ РОТ ПТИЦЫ. Другой мир—маленькая звезда на окраине галактики. Кажется, ей немного одиноко среди других звезд. Может, от того, что она самая маленькая, а, может, от того, что ей вовсе не хочется быть звездой. Может, она мечтает о жизни светлячка в ночном лесу, полной полета и мерцания. А, может, это и есть светлячок, которому снится, что он маленькая звезда на окраине галактики. Мне хочется верить, что самая далекая от меня точка, на самом деле, не такая уж и далекая. Как ты там, маленькая звезда?

СЕДЬМОЙ РОТ ПТИЦЫ. Это место только кажется далеким, если думать о нем. Но если сделать всего один шаг, ты окажешься там. Мне там хорошо. Я люблю там бывать.

ВОСЬМОЙ РОТ ПТИЦЫ. Он находится внутри меня самой. Я надеялась, что будет не так, но теперь, когда ощущение бесконечной пустоты, кошмара и безысходности становится ежедневной рутиной, вот именно теперь я поняла, что этот, совсем другой мир,—здесь. Все, что я могу сказать из гласных, что я несогласна.

ДЕВЯТЫЙ РОТ ПТИЦЫ. Кошка-хромоножка, маленький червячок, че тебя гложет, сжирает че?

ДЕСЯТЫЙ РОТ ПТИЦЫ. Он находится в черной дыре на краю песочницы. Там тихо и шершаво. И, как будто летают то ли серебрянные листья, то ли просто пыль.

ОДИННАДЦАТЫЙ РОТ ПТИЦЫ. Хочется плакать от того, как там меня любят. как всех там любят.

ДВЕНАДЦАТЫЙ РОТ ПТИЦЫ. Далеко и ненадолго, со скоростью в несколько раз превышающую 1-ую космическую разлетаются страпельки огромным зонтом. Они поглощают все вокруг себя, и это длится так недолго, что буквально в миг вселенная сжимается в узел с временной петлей и одним и тем же повторяющимся неполным днем (время субъективно), чтобы сэкономить топливо для стимуляции.

ТРИНАДЦАТЫЙ РОТ ПТИЦЫ. Другой мир—это то, как поет кит любви в этой крошечной точке — шраме от потухшей звезды.

ЧЕТЫРНАДЦАТЫЙ РОТ ПТИЦЫ. Она, она, как ни странно. Я хочу извиниться, а еще показать ей большой большой текст, но ни того, ни другого не могу. Хотя все, вроде бы, и норм, кстати. Могу только написать сюда.


Мир смотрит.

Мир улыбается.

Мир что-то понимает.


5.


Мир понимает, чем он пахнет.

Мир закрывает от птицы то, кем она является.

Мир греет птицу.

Птица пытается вспомнить, кто она. Птица помнит только, что у нее много ртов.


ПЕРВЫЙ РОТ ПТИЦЫ. Ну, конечно, много ртов было у настоятельницы детского дома. Я бы даже сказал не ртов, а ротиков. Маленьких, беззубых, но все–таки ротиков.

ВТОРОЙ РОТ ПТИЦЫ. Больно много вас, сказал дедушка Боря и закрыл окно. Этому не дам и тому не позволю. Который тут новый? Слазь! Репеллент включаю! Будет вам 220 вольт!

ТРЕТИЙ РОТ ПТИЦЫ. Ртов было много, но они были зеленого цвета? Будь добрым всегда.

ЧЕТВЕРТЫЙ РОТ ПТИЦЫ. Много ртов было у семьи Николая II и у многоротки.

ПЯТЫЙ РОТ ПТИЦЫ. Ртов было много у тебя, и у меня, и у тебя тоже, потому что мало ртов у нас точно не было.

ШЕСТОЙ РОТ ПТИЦЫ. У кого много глаз—у тех много и ртов, ведь пожирать уничтожать можно и глазами, что весьма удобно, если рот по какой-то причине зашит и не функционирует.

СЕДЬМОЙ РОТ ПТИЦЫ. У котов явно много ртов, иначе невозможно объяснить, почему они постоянно просят жрать.

ВОСЬМОЙ РОТ ПТИЦЫ. Много ртов у Земли.

ДЕВЯТЫЙ РОТ ПТИЦЫ. Много ртов у Чужого.

ДЕСЯТЫЙ РОТ ПТИЦЫ. У бабушки Летучей мыши было много ртов, и, когда она ела, часть еды вываливалась, потому что какие-то из ртов были полуоткрыты или вовсе открыты. Ужасное было зрелище: пережеванное падало комками, жидкое текло струйками. Бабушка была старая и неопрятная, а Летучая мышь вынужденно сидела за столом и должна была вежливо улыбаться. Летучая стыдилась этого, со временем стыдилась этого самого стыда, а потом приняла все и успокоилась.

ОДИННАДЦАТЫЙ РОТ ПТИЦЫ. Много ртов по лавкам в крестьянской семье сидят и у каждого ложка по хлебалу меряна.

ДВЕНАДЦАТЫЙ РОТ ПТИЦЫ. Много ртов было у Володьки из параллельного. Ну, то есть, рот был один, но огромный.

ТРИНАДЦАТЫЙ РОТ ПТИЦЫ. Много ртов было у паука-короеда. Даже он сам не совсем понимал, зачем ему столько, так как кору он не любил, но приходилось есть. Бывало сплетет паутину, заманит туда муху, достанет заначку коры, одним ртом ест, а другим—разговоры разговаривает. Да все больше жалуется, что кора нынче не вкусная, да дорожает с каждым днем. Муха послушает, послушает, да и помрет. Вздыхает паук-короед, отчитает молитву третим ртом (он только для молитв предназначен) и выкинет муху куда подальше. Так и живет до сих пор.

ЧЕТЫРНАДЦАТЫЙ РОТ ПТИЦЫ. Много ртов у дракона, марширующего по югу Европы.


6.


Птица уже неделю живет в полном беспамятстве.

Мир нависает над ней, стелется перед ней и давит на нее.

Птица пытается честно прохавать эту неделю большой столовой ложкой, честно прочувствовать хоть какой-нибудь вкус и хоть что-нибудь почувствовать.


ПЕРВЫЙ РОТ ПТИЦЫ. Это как стакан терпкого лимонада со льдом и мятой, который выпиваешь залпом в жаркий день, прочувствовав сладость каждого глотка, и хочешь еще.

ВТОРОЙ РОТ ПТИЦЫ. О! Это был вкус блюда откуда-то из детства, когда вся семья собирается за столом и мама преподносит коронное блюдо по семейному рецепту и свежих овощей, только что собранных с участка, но приправленное какой-то новомодной специей. Что-то кисло-острое. Блюдо с интригующей фактурой, одни куски приятно хрустящие, а одни разочаровывающе размяклые. Но послевкусие приятно греющее во рту.

ТРЕТИЙ РОТ ПТИЦЫ. На вид отлично, цвет оптимальный. На вкус чувствуется капля неудовольствия, усталость, четкая усталость, букет ощущения свободы после тяжелого рабочего дня. Давайте подождем, пока оно раскроется. Вот, по чуть-чуть появились нотки голода, усталость почти исчезла. Чувствуется отличный букет апатии. Вот такое вот вино.

ЧЕТВЕРТЫЙ РОТ ПТИЦЫ. Слушайте, ну, это настолько многослойный коктейль… один слой горький, потом сладкий, потом взбитые… и в конце мой любимый, не хочу больше такого. Верните классику!

ПЯТЫЙ РОТ ПТИЦЫ. Эта неделя как шарлотка по рецепту из интернета, когда столько всего накупил, вдохновенно готовил, но достал из духовки что-то серо-коричневое. Но было потрачено столько сил и времени, что ты ковыряешь кусок за куском, пытаясь почувствовать сквозь гарь и прилипшее к небу сырое тесто, тот самый пряный вкус и нежно-ванильное послевкусие с дерзкой кислинкой зеленых яблок, что было обещано в рецепте.

ШЕСТОЙ РОТ ПТИЦЫ. Ох, эта неделя как гороховый суп, но только такой суп, где я рассчитывала все ингредиенты, исходя из кастрюли в 5 литров, а варить пришлось в трехлитровой кастрюле, то есть не суп, а гороховая каша… жижа… жиза… жесть.

СЕДЬМОЙ РОТ ПТИЦЫ. Пережареная сырная корочка. Капли масла все еще стекают с кусков мяса, небольшое пятно кетчупа и тонко нарезаный огурец

ВОСЬМОЙ РОТ ПТИЦЫ. Эта неделя—газировка спрайт, лимонная, очень газированная, и после этой газировки хочется пить очень много воды, ведь ей попросту не напиваешся, но у этой газировки есть странная особенность, раньше ее продавали со вкусом огурца.

ДЕВЯТЫЙ РОТ ПТИЦЫ. Как будто крошистое желе на основе кагора, которое неделю стояло в морозилке и успело прорасти ледяными жилками. В нем так много желатина, что чувствуется привкус мяса. Не стала бы есть, но хорошо прикладывать к губам, если они горят, и ко лбу, если температура.

ДЕСЯТЫЙ РОТ ПТИЦЫ. Очень мягкий кекс, нажмешь, а он как пружина—обратно, вкусный кекс, только корочка подгорела, а Летучая мышь не любит, когда подгорает.

ОДИННАДЦАТЫЙ РОТ ПТИЦЫ. Эта неделя как комбо-набор из фаст-фуда, где вкусной оказалась только картошка фри, а все остальное какое-то слишком жареное и жирное.

ДВЕНАДЦАТЫЙ РОТ ПТИЦЫ. Понедельник с плесенью, черным волосом и странным горьковатым привкусом. Вторник никакой соус или способ приготовления не спас. Среда выглядела очень хорошо, но я испытала выраженное чувство жжения за грудиной. Четверг с приличным куском бутылочного стекла. Пятница с запахом, унижающим человеческое достоинство. Субботу выкинула целой пачкой. К тому же совершенно неоправданная цена.


7.


Мир любит птицу.

Мир оберегает ее от всего, что за его пределами.

Мир наблюдает за тем, как птица пытается опять попробовать поговорить с собой, попробовать подготовить себя к грядущей катастрофе.


ПЕРВЫЙ РОТ ПТИЦЫ. Не ври, не бойся , не терпи.

ВТОРОЙ РОТ ПТИЦЫ. Нет, прости, сегодня не получится.

ТРЕТИЙ РОТ ПТИЦЫ. Бойся своих желаний, они сбываются!

ЧЕТВЕРТЫЙ РОТ ПТИЦЫ. ПАБИРИГИСЬ! АПАСНА ОЧИН! ПРИДУПРИЖДИЛА ТИБЯ!

ПЯТЫЙРОТ ПТИЦЫ. Будь аккуратно, а так, если че звони, и да, верь в красную нить.

ШЕСТОЙ РОТ ПТИЦЫ. Ччерт, только не открывай

СЕДЬМОЙ РОТ ПТИЦЫ. Будьте бдительны, каждую минуту что-то происходит!

ВОСЬМОЙ РОТ ПТИЦЫ. Не ссы ансы гр гр гр не заходи гр гр гав гав!

ДЕВЯТЫЙ РОТ ПТИЦЫ. За дверью стоит сингулярность. Ни в коем случае не кидай туда мусор. Она все помнит, она обидится и не простит.

ДЕСЯТЫЙ РОТ ПТИЦЫ. Не иди на поводу у чужих желаний.

ОДИННАДЦАТЫЙ РОТ ПТИЦЫ. И в тот вечер Бабушка Летучей мыши пристально посмотрела на Летучую мышь и вдруг стала говорить одновременно всеми своими ртами, и ничего невозможно было разобрать, но потом она резко умолкнула и самым маленьким ртом, он был на макушке, громко гаркнула: БЕГИ!. И добавила: ТОЧНЕЕ, ЛЕТИ! ЛЕТИ! СПАСАЙСЯ! БЕГИ-И-И-И-И-И!.

ДВЕНАДЦАТЫЙ РОТ ПТИЦЫ. Тихо! лучше залезь за диван и притворись паутиной.


8.


Конечно же, в мир пришла катастрофа.

Все сущее отныне…

солнцевится, лучится.

—веселится,-кружит пылица

—белится,-отвечает штукатурица

—дышится,-помогает голосица

—рыжится,-добавляет лисица

—побить, изгнать,-шипит пылица

—разорвать, съесть, убить!-подтверждает штукатурица.

—задушить, забить, закопать!-кричит голосица.

бежит лисица.

солнцевится, лучится.

дует, дышит

Сереет, чернеет, рябит, свистит, затягивает — добреет

Движется дымится тлеет улыбается

затягивать затягивать поглощать

не вырваться не вырваться терпеть

укрывает убаюкивает глотает

небится небится

стоит держится

тает

Высится, крепится, белеет, сводничает

Заполняется, несуществуюет. Воюет, сожительствует. Ругается, противодействует. (Но) любит

кружится, тает, разбегается, сталкивается, размягчается, кружится


Тянет, плавится, рассеивается

Мимо катастрофы и птицы пробегает бесконечный табун голубых лошадей. Птица кричит табуну вслед.


ПЕРВЫЙ РОТ ПТИЦЫ. Лошадки, берегите себя! Скачите скорее туда, где синие поля колосятся до синего неба.

ВТОРОЙ РОТ ПТИЦЫ. Какие хорошие милые приятные лошадки, и ведь не наносят физический вред, скачут себе, никого не трогают, даже жалко будет пускать их на бешбармак.

ТРЕТИЙ РОТ ПТИЦЫ. Их приближение можно определить по еле заметному шевелению волосков на руках. Еще мгновение и по коже начнут подниматься шершавые бугорки мурашек. И, вот, вдох не успеешь сделать и шаг… Бульк-бульк. Шлеп-шлеп. Они уже тут. Миллион брызг. И все. Мурашки, мокрые волосы, радуга, сияющая вместо бровей.

ЧЕТВЕРТЫЙ РОТ ПТИЦЫ. Заберите меня в страну невесомых голубых существ.

ПЯТЫЙ РОТ ПТИЦЫ. Эскадрон моих мыслей шальных.

ШЕСТОЙ РОТ ПТИЦЫ. Вечность уходит в вечность. Никого не зацепить, если не увидеть.

СЕДЬМОЙ РОТ ПТИЦЫ. Аблака белогривые лошадки или водяные элементали прохладненькие…

ВОСЬМОЙ РОТ ПТИЦЫ. То, что нужно, и как это все вместить?

ДЕВЯТЫЙ РОТ ПТИЦЫ. Где физический вред?! Что происходит? Ну, вот, опять пронеслись и ничего, опять просто пронеслись мимо. Даже не заметили… нет, тут явно что-то не так! Подожду пока они пробегут снова и попробую заговорить с ними.

……

Эээй! Я тут!!!

* тыныдык, тыгыдык, тыкыдык*

Черт… никакого внимания…

Ээээй! Лошади!!!

*тык дык тык дык тык дык*

* встает прямо на пути у бегущего табуна*

* шмяк*

*тишина*

Мораль: иногда лучше наблюдать, чем учавствовать.

ДЕСЯТЫЙ РОТ ПТИЦЫ. Cтранные лошади, но они красивые, они слишком прекрасные, я бы их кормила голубой морковкой, и голубыми яблоками, этого слишком много, но так мало интересно, а лошади спят?

ОДИННАДЦАТЫЙ РОТ ПТИЦЫ. Как хорошо, что они несут холодный ветер и как прекрасны они в своей бесплотности. Совершенно не возникает желания ни обуздать их, ни заиметь у себя на ранчо. Хочется просто, чтобы они существовали рядом.


9.


После катастрофы что-то загибается, а что-то темнеет.

После катастрофы мир висит, но держится.

После катастрофы птица изгибается, но ожидает.


ПЕРВЫЙ РОТ МИРА. Больше не было ничего. Только пронизывающий все яркий свет. И легкость, как будто тысячи пузырьков шампанского поселились под кожей и взмывали в высь, поднимая вместе с собой все выше и выше. Ей оставалось только смеяться и лететь. Наблюдая в какие причудливые узоры складываются очертания привычного мира, прежде чем исчезнуть в луче мягкого света звезды познания.

ВТОРОЙ РОТ МИРА. Известно что… она вылетела в трубу и растворилась среди других таких же домов с трубами. Ей даже было немного обидно, она хотела быть уникальной, а она была такой же как все—вылетевшей в трубу.

ТРЕТИЙ РОТ МИРА. Она легла спать.

ЧЕТВЕРТЫЙ РОТ МИРА. Она легла спать, и тут кровать взлетела и полетела далеко-далеко, мимо фанеры, мимо Парижа, мимо промзоны, над океаном, над свалкой, над китовым кладбищем, над полями залитыми кровью, над озером в котором отражается луна, ускорилась и преодолела пределы земного притяжения, блеснула и исчезла, а планета развалилась нахер.

ПЯТЫЙ РОТ МИРА. Когда все закончилось, она обрела новую жизнь, и это стало отправной точкой для взлета. Завершение прошлой истории принесло облегчение и вдохновение вырвалось на свободу. Она полетела в радостной эйфории, радуясь меняющейся картинке вокруг, от которой веяло новизной.

ШЕСТОЙ РОТ МИРА. Она загрустила. Она переживала в тот самый момент и в течение еще нескольких дней (вообще-то недель), особенно по утрам, когда просыпалась и вспоминала, что все закончилось, грустила так по полчасика, потом заставляла себя подняться и в суматохе дня забывала про все, а потом, потом, потом, в один прекрасный день или просто обычный дождливый день (осень же) она поняла, что больше не грустит, совсем не грустит и ощущает легкость и свободу. Поэтому она улыбнулась, посмотрела на себя в зеркало, поправила крылья (она—это Летучая мышь, вы же помните, да?) и взмахнула ими.

СЕДЬМОЙ РОТ МИРА. Она лежала на асфальте в белом платье. кожа ее гладкая, фарфоровая, сама она холодная. И как она не разбилась, пока летела вниз? Грязными толстыми пальцами они открывали ее веки и загадывали туда по очереди. Ничего больше не происходило. Просто два обыкновенных стеклянных шарика. Просто кукла в окружении жизнерадостно разбитых коленок, безумно тупых улыбок и острых молочных зубов.

ВОСЬМОЙ РОТ МИРА. Выход? Она долго сидела-сидела-сидела, стояла-стояла-стояла, потом вышла на улицу, а там ни асфальта ни горизонта, одно небо и все.

ДЕВЯТЫЙ РОТ МИРА. Все исчезло. Без взрыва, без какого либо последствия. Никто никогда их не увидит и не вспомнит, хотя они были вполне живыми и осознающими себя людьми…

ДЕСЯТЫЙ РОТ МИРА. Она сначала и не поняла, что все закончилось. Просто в один момент стало одновременно легко и немного пусто. От этой пустоты хотелось спрятаться, а от легкости—взлететь. В таком противоречивом состоянии она пробыла еще некоторое время. Потом обернулась к зеркалу и внезапно напрочь забыла и ту историю, и ту себя. Кто-то совершенно новый смотрел на нее с другой стороны.

ОДИННАДЦАТЫЙ РОТ МИРА. Когда все закончилось, она сначала этого не поняла и еще долго размахивала руками и кричала, что есть сил, пока не упала на землю. Какое-то время она лежала без сил, слушая тишину и вдыхая запах земли и гари. Наконец, стала приходить в себя, оглянулась: кругом выжженная земля, полуразрушенные дома, почерневшие деревья. Осколки. Пепел. Тишина.

ДВЕНАДЦАТЫЙ РОТ МИРА. Страшная тишина. Нет ветра, не поют птицы, даже мухи не жужжат. Не слышно ничьих шагов. Все вокруг черное от пепла. Но и пепел больше не падает с неба, не разносится ветром. Все замерло. Застыло.

ТРИНАДЦАТЫЙ РОТ МИРА. Она делает шаг. Тишина. Другой. Тишина. Она оглядывается и видит себя неподвижно стоящей на том же самом месте. Тишина. Она отбегает как можно дальше и, оглянувшись, видит себя же, бесчисленное множество себя в каждый момент ее передвижения. В ее детстве была такая игрушка—радуга, цветная пластмассовая спираль. Если ее быстро переносить с одной руки на другую , создается такое же впечатление непрерывного движения. Она поднимает руки и этим только увеличивает количество повторений своего же образа, мотает головой—и, вот, уже ее становится на 40 движений больше. Она старается убежать, но каждый ее жест, каждый шаг только множит и множит ее же саму до тех пор пока все доступное взгляду пространство не заполняется застывшими в воздухе повторениями ее же самой. Если бы кто-то наблюдал это со стороны, то увидел бы, как маленькая фигурка постепенно теряется в этом месиве своих же застывших движений, мечется из стороны в сторону без конца и постепенно теряется в черном ворохе замерших повторений.

ЧЕТЫРНАДЦАТЫЙ РОТ МИРА. Но никто не видел этого. Все кончилось. Тишина.


А в это время где-то рядом жили свои жизни люди.

Для птицы они были чуть меньше пшеничного зерна.


P. S.


ПЕРВЫЙ РОТ ЧЕЛОВЕКА. Мне кажется, это существо устроено как птица, но с лицом и сердцем человека.

ВТОРОЙ РОТ ЧЕЛОВЕКА. Мне кажется, от птицы обязательно должны быть крылья и, может быть, лапы.

ТРЕТИЙ РОТ ЧЕЛОВЕКА. Я бы оставила глаза человека и стопы, а все остальное… птичье.

ЧЕТВЕРТЫЙ РОТ ЧЕЛОВЕКА. Мне кажется, это существо устроено: есть квартира, машина, стабильная работа.


Август—сентябрь 2022


Основу пьесы составляют тексты участниц/участников чата Мистическая драматургия:

Ирен Шафрыгина

Дарья Дзятко

Дмитрий Тарасов

Алена Ермолаева

Лейсан Волжская

Валя Саар

Ekaterina Kochneva

Vera Serdechnaya

Катя Свердлова

Дмитрий

Тина Балабанова

Кеша Башинский

Исмаил Иман

Сиротка под Шубой

Полина Коротыч

Дарина Лекомцева

Шифра Каждан.

Марина Бабошина

Марина Дадыченко

Нака Небарашек


Кураторство и монтаж текста:

Женя Сташков

Subscribe to our channel in Telegram to read the best materials of the platform and be aware of everything that happens on syg.ma

Author