radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post
Philosophy and Humanities

Контемпрорари сейчас -0034

Andrei Khanov

https://www.academia.edu/76319216/%D0%9A%D0%BE%D0%BD%D1%82%D0%B5%D0%BC%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%80%D0%B0%D1%80%D0%B8_%D1%81%D0%B5%D0%B9%D1%87%D0%B0%D1%81

Я вижу сейчас первые признаки слома — прежде доминировавших — контемпрорари-представлений о современной визуальной культуре. Этот слом феномена контемпрорари — не плох и не хорош, он лишь перелистывание страницы истории, как это происходило уже много раз.

Работа февраля/марта 2022. «Война ритмов времени»

Работа февраля/марта 2022. «Война ритмов времени»

Сразу отделю визуальную культуру (дух времени) и представления о ней в обществе. Между ними есть сложная связь — различная степень достоверности. От гипотезы до аргумента и от достоверного художественного образа духа времени — до недостоверного контемпрорари.

Если художественный образ — есть концепт или неопротиворечивое единство гипотезы и аргумента, то контемпрорари — симулякр такого образа (не то и не другое, либо и то и другое, но без их единства, как в шизофрении, либо откровенный софизм, когда одно лишь выдаётся за другое).

Общество состоит из множества групп (каст, сословий, профессиональных сообществ, тусовок) — со своими собственными представлениями о происходящем в культуре. Обсуждая различие таких представлений, возможно говорить лишь о признаках доминирования того или иного сословия над другими, точнее — о попытке доминировать. Если прочие сословия с такой точкой зрения (типом мышления, мировоззрением, идеологией или дискурсом) не согласны, всегда происходит слом. Если согласны — это согласие мы называем тем или иным феноменом культуры.

Искусство — признанный обществом дискурс подлинного художника предыдущей эпохи. «А ведь он был прав, но поняли это мы только сейчас…» Поняли только потому, что такая эпоха завершилась, открыв нам глаза на то, что это было на самом деле, маска того или иного доминирующего феномена культуры была сброшена. За частоколом симулякров открылась правда.

---

Пример из прошлого. Незадолго до коллапса СССР, в эстетической сфере, общество молчаливо приняло точку зрения художника-авангардиста или нонконформиста. Не принимавшего всерьёз советскую идеологию.

Но, приблизительно с середины 1980-х, нонконформизм (признание сложности мышления человека) — начал вытесняться контемпрорари — альянсом рыночного подхода и иронии над нонконформизмом. К середине 1990-х все было кончено, окно возможностей признания искусством закрылось и вакантное место заняла новая идеология — контемпрорари. Признание несложности мышления человека, культ клипового сознания. Культ комфорта бездумности. А значит и возможность манипулировать им.

Сейчас оказалось, что такое контемпрорари может быть множества разных типов, например — с различными знаками (плюс или минус) реакции на одни и те-же события. Это различие можно связать с формой идеи: иконическое или буквальное понимание происходящего ужасающей реальностью войны против символического — точного определения словом её неизбежности. Очевиден и симулякр — как попытка выдать одно за другое, либо — одновременное существование того и другого, без их единства. Отсутствующие (пока) варианты формы идеи — непротиворечивое единство того и другого — визуальное доказательство идеи, метафора или пример.

Как итог — спектр различий интерпретаций: от максимы частного интереса (пользы или опасности для себя лично) до всеобщего императива. Либо — когда оба полюса смысла сосуществуют одновременно, в непротиворечивом единстве, это — признание фактов.

Либо — без их внутреннего единства — признание подложных ложных фактов — подлинными, либо — когда одно выдаётся за другое, все это вместе мы называем симулякром смысла — подделкой фактов.

Отсутствует пока — в общественном сознании — и непротиворечивое единство максимы и императива — признание фактов.

Но, семиотически — факт метафоры художественного образа духа времени и есть искусство. Кто-то (подлинный художник) всегда обладает таким мировосприятием. Слом феномена культуры завершается признанием точки зрения художника, затем начинается новый цикл разрушения концепта, подмены его симулякрами. Тот или иной феномен культуры. Каждый раз по-новому.

Разумеется, так мы можем характеризовать только общее состояние обществ или их частей — сословий (целевых аудиторий).

Если феномен контемпрорари-мышления проявлялся в молчаливом согласии большинства сословий с культом симулякра, то расщепление контемпрорари на части — говорит о наметившемся несогласием с таким положением дел. Прежний контемпрорари-альянс целевых аудиторий если не разрушен, то начал разрушаться, снова началась борьба всех со всеми. И, если одни сословия выражают одни семиотические знаки, что прежде ими скрывалось, то другие — другие. Снова мы вернулись к открытому противостоянию идеологий или дискурсов.

А историческая эпоха — как раз — и определена доминированием той или иной идеологии. Если контемпрорари-мышление больше не доминирует в обществе, другими словами — больше не цементирует общество — это говорит об очередном перелистывании страницы истории. Страница будет перелистана окончательно, когда некоторая новая идеология сплотит общество.

Здесь возможно обратиться к художественным образам предчувствия такого слома контемпрорари.

Смена доминирующего в обществе дискурса, переносит их на перелистанную страницу истории, чем делает — в общественном сознании — уникальными проявлениями искусства. История искусства обретает новую страницу, если не главу. То, что — почти полвека — скрывало контемпрорари — становится явным.

Ищите анти-контемпрорари в недавнем прошлом. Это и будут претенденты на признание искусством 2000-х. (1990/2020-х).

Точно так-же происходило на рубеже 1980/90, когда прежний слом советской идеологии, приведший к эпохе контемпрорари «превратил» нонконформизм в искусство.

---

То, что мы называем «контемпрорари» (от — «мир контемпрорари» — «мир современника, но не современный мир» (не здесь и сейчас, где-же тогда? В мире фантазий) — феномен причудливо-фантастических представлений современника о чем угодно, выдаваемых им за объективную оценку и требующего признания своей точки зрения единственно достоверной) -

формировалось не менее 40 лет, если не более ста (если понимать предтечей «контемпрорари» — «постмодерн» Мартина Хайдеггера) или даже больше — ведь в английском языке эта метафора времени, как пространства, существует очень давно, возможно — она заимствована в латинском языке Римской империи, в таком случае — возможно продолжить историю контемпрорари ещё дальше — к аналитике Аристотеля "…люди, высказывания которых внутренне не достоверны — сами не понимают, что говорят".

А, возможно, контемпрорари — вообще неотъемлемая часть культуры человечества.

Тогда это один из базовых дискурсов, но какой именно?

Дискурс горожанина (электората, паствы, студента, офисного планктона, хомячков, диванных экспертов, КВН) — 2413 — признаки понимания (домыслы, анекдоты, поверхностные суждения, игнорируемые ошибки мышления), как проявление собственной бессознательной жажды творчества (клиповое мышление, шпаргалки, сплетни, цитирование авторитетов — вместо собственного понимания предмета, пересказ новостей или речей политика, фильмов или роликов в Ютьюбе).

---

Простой, но конечно — утрированный пример контемпрорари-культуры: «древние укры выкопали Чёрное море». Контемпрорари здесь в отсутствии критической оценки такого утверждения.

Более современный пример — восторженный рассказ (на научной конференции в институте проблем современного искусства в Киеве) молодого человека (украинца): «компания Фейсбук планирует переименование в Мета, для преобразования этой социальной сети в полноценную виртуальную (мета) вселенную…». Желаемое выдаётся за действительное. Контемпрорари здесь в не сколько в собственной убеждённости в такой фантазии, сколько — в ожесточенном споре с оппонентами. Неприятие иной точки зрения. Агрессивная культурная бедность.

Собственно, признаки слома контемпрорари — это наметившееся отвращение к его кровавым формам. Но, не во всех странах. Принимая контемпрорари, приходится принимать и его преступления, обвиняя в них кого-угодно, только не себя. Вот где подлинная «виртуальная мета-вселенная».

Другие — как сравнительно безобидные, так и кровавые примеры контемпрорари-мышления.

Высказывания: «Постмодернизм — мертв». «Сейчас более актуален — метамодерн». Включая всевозможные подобные высказывания современных арт-критиков.

Приказ министра культуры РФ об отождествлении терминов «современное искусство», «искусство современника» (другое название «контемпрорари»), «искусство сейчас» — для сотрудников учреждений культуры. Контемпрорари здесь — в подмене роли университетского экспертного сообщества — уполномоченного давать такие определения — распоряжением главы органа власти.

«Контемпрорари — это контр-темп (рорари) — противоположное время… (Из лекции Андрея Великанова о современном искусстве в "музее» «Гараж»). Подмена аналогичная предыдущему примеру.

«Российские власти не верят в творчество (имеется в виду клиповое или поверхностное контемпрорари творчество), поэтому, мы (деятели контемпрорари) — для них — враги» (недавнее высказывание контемпрорари-галериста Марата Гельмана в передаче Дмитрия Гордона).

Видеоклип публичного (постановочного) перерезания горла — львовской актрисой — актеру в роли российского военнопленного, ужасающие реальные видео казни российских военнопленных украинской армией и тому подобное. Ещё более ужасающее (постановочное или реальное, но со сменой преступника — это уже не важно) — уничтожение собственного мирного населения ради обвинения в этом противника. Контемпрорари здесь в ответе президента Украины Владимира Зеленского — президенту Венгрии: «Как Вы смеете сомневаться в достоверности этого?»

Статья в Российском журнале о новом тренде художественного (контемпрорари) обвинения (обвинений-картин) — украинскими художниками — России. И многое другое.

Другие примеры контемпрорари — тик-ток и nft.

Было ли контемпрорари когда-то иным? Не таким кровавым? Разумеется.

«Арт — жив, как ни странно» (высказывание контемпрорари-галериста Сергея Гридчина об арт-рынке, здесь контемпрорари-фантазия — в отождествлении искусства и рынка).

И что-же из себя представляет такой «Арт»? В данном конкретном случае?

Неумелые копии репродукций Фернана Леже, выдаваемые за оригинальное современное искусство. Почему? Потому, что с таким художником когда-то работал Марат Гельман… Подмена подмены подмены. Типичное контемпрорари.

В России такое контемпрорари началось в конце 1980-х с обстебывния Тимуром Нивиковым — его коллег — ленинградских художников. Первая контемпрорари-картина — большое китчевое паспорту из золотой парчи для невзрачной туристической открытки с видом Русского музея, выставленной в этом музее. Стеб и над музеем и надо мной, предложившим Тимуру купить такую открытку в сувенирном киске этого музея и выставить её там в качестве собственной картины, а путаться под ногами, оставив художников в покое. Так, в 1980-х я понял его метод.

Собственно, российское контемпрорари — в своей основе — это подражание или даже пиратское копирование работ Тимура Новикова, включая и откровенные подделки под его именем. Циничное пиратство над пиратством, выдаваемое за искусство.

Один из участников группы Тимура, став университетским историком написал книгу, связывая творчество этой арт-группы с феноменом шизореволюции, произошедшей за 20 лет до этого… Приписал такой арт-группе заслуги её оппонентов или даже жертв. Контемпрорари-подмена здесь в том, что творчество этой группы художников уже было стебом над шизореволюцией (доведением шизового состояния мышления современника до абсурда) — то-есть — возвратом к шизовому состоянию визуальной культуры. Контрреволюция под видом революции. Что и есть феномен контемпрорари.

Прошли годы и первые коммерчески-ориентированные, но по духу — контемпрорари-художники объявили себя нонкоформистами. Идейными противниками которых они и являлись. Когда те померли и уже не могли возразить. Пример Боб Кошелохов.

Ещё пример, высказывание, которое ещё недавно можно было услышать от многих деятелей движения: «контемпрорари сменило постмодернизм», когда — на самом деле — постмодернизм определен протестом интеллектуалов против доминирования контемпрорари. По крайней мере в книге «Бытие и время» Мартина Хайдеггера, 1923 год.

Слом контемпрорари — в обрушении зыбкого фундамента его фантастических утверждений. Они — наконец-то — стали восприниматься откровенным враньем. Большей частью обществе, чем прежде.

Коллекционерам контемпрорари-картин ещё предстоит пережить эпик-фейл утраты движением придуманной мировоззренческой основы. Король — голый! Но, как прежний феномен культуры, как часть истории — конечно — контемпрорари сохранится, как слава Герострата. Как пыточные станки инквизиции.

---

Возможно говорить лишь о степени доминирования контемпрорари-представления о жизни (мировоззрения, идеологии, типа социальных отношений) в том или ином обществе и в ту или иную историческую эпоху.

И, конечно, в каждой из стран — расцвет и закат контемпрорари происходит (будет происходить) со своими особенностями, поэтому и коллапс такого феномена — в глобальном контексте — просто не может произойти мгновенно. Меняется лишь расклад сил различных дискурсов. Меняется постепенно.

Я вижу признаки начавшегося слома контемпрорари, как утрату поддержки общества, а именно — атаку на контемпрорари других дискурсов. События в/на Украине имеют к этому слому самое непосредственное отношение — проявляют его признаки. Можно сказать — знаки такого слома. Но, в таком случае необходимо определить, что такое сам этот знак? Семиотический знак.

Конечно, можно верить, что контемпрорари выстоит, человеку, обладающему дискурсом контемпрорари, иное просто не прийдет в голову. Для того, что-бы увидеть начало конца контемпрорари необходимо обладать свободным от него мышлением. Как минимум — понимать, что это такое? И что такое дискурс, как тип мышления и что такое само мышление и что такое его симулякр контемпрорари-мышление.

Но, любой иной дискурс, который, со временем — займёт место контемпрорари — не лучше и не хуже его. Ценен лишь момент перехода от одного состояния (феномена) культуры к другому. Ценен он тем, что на миг открывает глаза на то, что происходит на самом деле. Затем глаза снова закрываются, но остаётся воспоминание об увиденном, метафора которого — искусство.

---

Симптоматично, что деятели или просто сторонники контемпрорари отрицают постмодернистское понятие симулякра.

Приравнивают постмодерн и постмодернизм, называют модернизм (понимая под ним постмодернизм) — устаревшим. Это подмена приставки «пост» — термином «контемпрорари», а все, что не такое поддельное пост — то якобы устарело. Здесь есть за что зацепиться в анализе.

Для кого-то контемпрорари — это революция со всеми её кровавыми спутниками, для кого-то буржуазная культура, для кого-то — информационная цивилизация или даже мир будущего. В контексте разговора о контемпрорари необходимо прибавлять слово «фантазия»: фантазия о революция, фантазия о социальном комфорте, фантазия об информационной цивилизации будущего. Фантазия, выдаваемая за реальность — это и есть мир симулякра.

Для Мартина Хайдеггера (если контемпрорари и есть его постмодерн, как это определили послевоенные немецкие социологи) — контемпрорари — это бездумное полуживотное-полуавтоматическое существование, сон разума.

Для Жиля Делеза (но только возможно, так-как он использовал другую терминологию) — это шизовое (расшепленное) существование человека, механическое совмещение «машин желания» (этот термин — аналог «дискурса» Жака Лакана) — без их непротиворечивого единства («консенсуса всех дискурсов»). Любое неконцептуальное мышление.

Для Федора Гиренка (опять, с теми-же оговорками о другой терминологии") — клиповое мышление (неумелое творчество, выдаваемое за умелое).

Для Алана Кирби — дигимодерн (стремление современника к комфорту бездумной ретрансляции информации, посредством нажатия на кнопки гаджета — в социальных сетях — без её усвоения).

Сравнив все эти очень разные определения — можно убедиться, что все они они об одном и том-же.

---

Краткая история.

Контемпрорари было — последним из претендовавших на тотальное доминирование — феноменом или состоянием визуальной культуры, после Второй Мировой войны. Конечно, сама культура не исчерпывается визуальным аспектом, но и визуальная культура характеризует состояние культуры в целом.

Первым, приблизительно — через поколение после войны (через 15 лет), на рубеже 1950/60-х — заметным феноменом визуальной культуры (иначе — признанным искусством феноменом) — стал Ар информель (но, только в континентальной Западной Европе, Британия тяготеет к Америке), несколько более ранняя (послевоенная) постживописная абстракция (в США) и несколько более поздний — нонконформизм или второй авангард в Восточной Европе и в СССР. Не смотря на некоторые их различия — сейчас нам очевидно, что это были феномены одной природы.

Подчеркну, никто не способен дать определение искусству, можно лишь обсуждать, что именно признаётся искусством — в ту или иную историческую эпоху. Сравнивать различные дискурсы или контексты термина «искусство».

---

Важно отметить, что западные исследователи традиционно считают СССР, в культурном отношении — частью Восточной Европы. «Перемены начинаются на Западе, для Европы — в США, затем — просыпается Восток».

Такое представление создаёт иллюзию превосходства Западной культуры над Восточной. Типичное западное контемпрорари, как и противоположное по знаку восточное евразийство. То-же контемпрорари, но с другим знаком.

---

Рассмотрим учение последнего американского философа Ричарда Рорти.

Далее — и в философию пришло контемпрорари — «мир сумклякра», иначе — «современная виртуальная цивилизация», обесценившая понятие достоверности. Если больше нет аргументов ни в пользу, ни против симуляционности любых утверждений, то и быть уверенным в достоверности чего-либо — теперь просто невозможно. А искусство, наука и философия — изначально считались достоверными.

Мир человека собирается из осколков — целевых аудиторий, у каждой такой группы — свои истины и блага. Но, если прислушаться к словам Платона, ровно то-же самое происходило и многие тысячелетия тому назад.

---

По мнению Рорти, возвышение Америки началось с возрождения аналитики (прагматизма) в конце XIX века.

Учение о семиотическом знаке было в США настолько популярным, что существовали курсы прагматизма для домохозяек. Прошло почти полтора столетия, но молодые американцы все ещё помнят миф о метафизике.

Сохранились письма Чарльза Пирса — в которых он наставлял в прагматизме фрейлину британской королевы. Как когда-то Платон наставлял наследников величайшего правителя Западного греческого мира — тирана Сицилии — к слову, ранее продавшего Платона в рабство за подобные высказывания (наутро после ночной оргии). Сейчас мы назовём это ХАЙПом. Но, сам Пирс умер в долгах и безвестности.

Европейские мыслители пришли к прагматическим взглядам если не одновременно с американскими, то через поколение-два. Или даже ранее. Тезис об интеллектуальном превосходстве Запада над Востоком — сомнителен.

Сейчас нам очевидно, что американская семиотика лишь была применением — более ранней — теории специальной унитарной группы европейского математика Софуса Ли — в гуманитарном знании. Но и такая алгебраическая интерпретация неевклидовой геометрии Римана — не более, чем очередное возрождение аналитики Аристотеля, после тёмных веков симулякра аналитики — формальной логики.

Посмертная книга Фердинанда де Соссюра в 1906 заявила альтернативную семиотике — семиологию.

В 1921 году Михаил Бахтин, в Харькове заявил, подобную американской прагматической концепции дицента, концепцию отвественности автора за достоверность собственного творчества, позже это было понято основным постмодернистским принципом единства означающего и означаемого. В послевоенной Западной Европе были созданы центры изучения творчества Михаила Бахтина.

Филолог Бахтин более известен — в сфере визуальной культуры — как собеседник Казимира Малевича. До Харькова он жил в Витебске, как и Малевич, они дружили и беседовали. До рубежа 1950/60-х идеи Бахтина в СССР не были востребованы. Но, после того, как его теория вызвала ХАЙП на Западе, к словам Бахтина стили прислушиваться и советские университеты.

Существовала, сначала московская, затем — после её разгрома — тартусская школа семиотики.

Из того-же советского Харькова эмигрировали Клемент Гринберг, автор теории постживописной абстракции и Семен Франк, автор классификации типов философствования, по сути — ещё одного варианта возрождения аристотелевской аналитики.

---

Вернёмся к тексту Рорти.

Первая и Вторая Мировые войны спровоцировали волны иммиграции европейских интеллектуалов в США. Эта дало американской аналитической философии второе дыхание. Сформировалась аналитическая традиция, как раз и сделавшая Америку — интеллектуально великой.

Но, очень быстро все это выродилось в обычные университетские спесь и высокомерие. Величие Америки — померкло, сказка о нем превратилась в контемпрорари, тот самый постмодерн Хайдеггера, определенный им — влиянием на Европу американского («бездумного», «потребительского») образа жизни.

В послевоенной Западной Европе развивался философский постмодернизм, по сути — другая версия американского прагматизма. И вот, в 1980-х — благодаря Рорти — произошло объединение американского прагматизма и европейского постмодернизма — в неопрагматический постмодернизм или постмодернистский неопрагматизм. В философскую основу той самой либеральной идеологии. Хотя, сама идеология в таком философском основании не нуждалась.

Далее, Рорти предсказал очередную утрату единства означающего и означаемого — утрату достоверности — вырождение уже и постпрагматизма. Сейчас мы скажем — в контемпрорари. От аналитической философии не останется ничего. По мнению Рорти, фантастическая либеральная идея так-же будет утрачена, очередным президентом США — обязательно станет Дональд Трамп, представитель дискурса рынка. Что, со временем — через несколько десятилетий — и произошло. Когда об этом предсказании Рорти вспомнили, вновь проявился интерес к его учению.

Суть этого Учения, к слову — мало отличающегося от конфуцианства.

Важен консенсус единства всех дискурсов, у Конфуция — гармония стихий. Но не все участники круглого стола всех сословий (выражающих все мировоззрения) разделяют эту высокую идею. Некоторые расценивают такую торелантность либеральной идеологии к инакомыслию — слабостью оппонентов и попытаются из маргиналов стать мейстримом.

Рорти, ещё при жизни, видел признаки упадка западной либеральной идеологии в США и называл британский Оксфорд — последним оплотом постмодернизма. Но, оксфордский вариант постаналитики отличался от рортивского. В первую очередь в эстетике. Если Рорти — в своих оценках искусства — был убеждённым консерватором, в мрачном духе Фауста Гете, «все подлинные достижения — в прошлом», то его британские соратники — если сказать об этом современным языком — разделяли «более веселую» (наивную, самоироничную) точку зрения контемпрорари.

В социальном плане Рорти был сторонником сочетания левых взглядов о социальной справедливости с либеральными ценностями, без которых жизнь современника сложно назвать комфортной. В качестве примера назвал шведский или норвежский вариант.

Посетил Рорти и Россию, в 1990-х, но был не понят. Мнения о его учении (как и в США) разделились, одни российские исследователи считали его популистом, предателем (ставшей комфортной для университетов) американской аналитической традиции философствования, демонстрирующим как не надо философствовать, другие, напротив — предвестником мрачного будущего. Которое, как известно — наступило. Помешал он и новому поколению популистов-постмодернистов (контемпрорари-экспертов в эстетике). Спутал им карты.

---

Вернёмся к истории феноменов визуальной культуры.

Параллельно постживописной абстракции (она-же Ар информель или авангард) — существовал концептуализм, примеры — учение Рорти, как возрождённое стремление к единству (к консенсу) различных взглядов или — ленинградская школа живописи, сочетающая академизм и авангардизм или «высшая цивилизация Флинта» (в США). Не смотря на внешнее различие феноменов культуры — их семиотический знак один (признание факта метафоры посетившего художника образа идеи).

Концептуализм известен с XII века, когда Пьер Абеляр сформулировал принцип непротиворечивого единства рационального познания и эзотерического опыта. Другими словами — единства принципиально различных направлений очерёдности платоновских частей речи, по сути — инверсивных дискурсов (пример, но не единственный: 4321 и -4-3-2-1, понимание собственных доказательств — скрытых в бессознательном — символов желания и — созерцания собственных психоделических ощущений (Вознесения) над житейской обыденностью, благодаря — скрытому в бессознательном — откровению о ненамеренном умозаключении.

Непротиворечивое единство того и другого и есть одна из восьми версий прагматизма, иначе — точки зрения — из центра матрицы дискурсов. Когда все прочие дискурсы — оболочка разума — сфера человеческого Бытия Парменида. Сфера неподвижных звёзд Аристотеля. Ноосфера Вернадского. Коллективный разум всего человечества. Как Солярис Станислава Лема.

Но и философия Пифагора — по результату — ровно то-же самое. Отказ торговца от интенции прибыли, превращает его в философа.

Если метод концептуализма — единство инверсий дискурсов, то метод философствования — изменение полярности лишь одного из аспектов дискурса, но результат один — прагма.

1234 x -1-2-3-4=*=-1234=1-2-3-4.

"*" — неопределенность, равенство числителя и знаменателя, математическая единичка или нулевая степень логарифмической (квантовой, цветной) оси, семиотический знак "222" (прагма).

Рассматривая матрицу мышления человека — как квантовое пространство — это становится очевидно, что приведённые выше восемь цифр — вершины куба. А очередность таких цифр (символизирующая определенный дискурс) — различные направления сочетаний векторов исходящих из центра к тами вершинам.

---

Отступление о формальной логике Теофраста, аналитике Аристотеля и семиотике Чарльза Пирса.

Семиотическую матрицу мышления человека — условно или геометрически — можно описать двумя гранями (например — дальней и ближней, двумя пределами смысла — аристотелевскими общим и частным, другими словами — кантовскими императивом и максимой):

-2 -1

4 -3

---

3 -4

1 2

---

Верхняя и нижняя грани — Аристотелев тип высказывания, в семиотике — форма идеи (символ и реальность)

-2 -1

3 -4

---

4 -3

1 2

---

Левая и правая грани — степень категоричности высказывания у Аристотеля, дефиниция или степень достоверности сказанного в семиотике — гипотеза и аргумент (к слову, форматная логика — есть упрощение аналитики Аристотеля уже потому, что она рассматривает только правую грань — категоричного. Но, вариантов проявления мышления человека — гораздо больше:

3 -2

1 4

---

-4 -1

2 -3

---

Рассмотрим последнюю грань подробнее.

-4=I — стихия ветра созерцания -1=A — стихия неба умозаключений

2=O — стихия горы определений -3=E — стихия огня психоделических вознесений.

A, E, I, O — термины Аристотеля: A — общее и утверждающее (общее и символическое, общеутвердительное высказывание), I — частное и утверждающее (частно-символическое, частноутвердительное высказывание), E — общее и отрицающее (общее-иконическое, общее и понимаемое буквально реальностью, общеотрицательное высказывание), O — частное и отрицающее (частное и понимаемое буквально реальностью, частноотрицающее высказывание).

---

В терминах цвета:

3-зелёный -2-жёлтый

1-чёрный 4-красный

---

-4-голубой -1-белый

2-синий -3-фиолетовый

---

В терминах квантового регистра:

3=010 -2=110

1=000 4=100

---

-4=011 -1=111

2=001 -3=101

Отличие семиотической записи от квантовой — 1 -вместо 0, 3 — вместо 1:

00=1, 11=3, 01=10=2.

Пример перевода дискурсивных терминов в квантовые (даосские) и в семиотические (без учёта спина):

1-4=000011=23=110010=122 — знак «неопределенное восклицание»;

1-2=000110=34=010100=221 — знак «неопределенное восклицание»;

12=000001=21=001000=112 — знак «схема»;

и так далее.

---

A, E, I, O (-1, -3, -4, 2 — что есть один из восьми прагматических дискурсов, один положительный предел мышления, при трёх отрицательных — ненамеренное вознесение, благодаря бессознательному созерцанию определений, в любой очерёдности таких условных обозначений) — термины как формальной логики, так и аналитики Аристотеля.

---

Простое высказывание человека — по Аристотелю — сводится к означению одного термина — такой его аналитики — другим,

иначе — к условному сочетанию двух вершин квантового куба, третий термин — вывод (он может быть как достоверным аналитическим силлогизмом или не достоверным софизмом). Софизм здесь можно назвать симулякром силлогизма.

Аристотель определил ограниченный список достоверных сочетаний двух терминов, если вывод человека соответствует такому правилу — его высказывание достоверно. Собственно двухтомник Аристотеля «Аналитика» — как раз — и посвящён обоснованию такой теории. Логический квадрат был предложен самим Аристотелем, в качестве простой и понятной метафоры его теории (трёх и более мерной, точно это не определено, но теория содержит множество оговорок о своей неоднозначности, о модели выходящей за трехмерность), упрощающей понимание, но формальная логика только и ограничилась такой абстракцией квадрата. Потеряв всю суть аналитики.

Второе отличие формальной логики от аналитики — это фигуры, внутренняя структура высказывания, суперпозиция терминов (их отношения друг к другу, иначе — взаимная вложенность, равноценность или подчинённость друг другу) — по сути — теория фигур высказываний — это основа теории множеств, если в аналитике возможны только три фигуры (смотрите первые главы Первой Аналитики Аристотеля, пересказать его определения этих фигур сложно, настолько они точны, при пересказа своими словами — возникает искажение, как в формальной логике, лучше смотрите оригинал), в формальной логике — фигур четыре (и это вариации только первой фигуры Аристотеля (1{2{3}}, 1{2}3, 1}2{3, 1}2}3). Здесь фигурная скобка следует понимать как «включает в».

Выводы формальной логики и аналитики совпадают только по первой аристотелевской фигуре. Не смотря на это, формальная логика (вместо признания своей очевидной неполноты) — объявляет аналитику наивной, при этом копируя её часть. Типичный симулякр. А утверждение о наивности аналитики — типичное контемпрорари.

В итоге — формальная логика — лишь один из частных случаев аналитики (по факту — рассматриваются только 9 семиотических знаков [понимаемых как 4] — из 64-х, 4/64=1/16), а сама аналитика (если совместить все три возможные фигуры) — приводит к определению принципа достоверности высказывания: "слова человека внутренне достоверны, если (в терминологии Аристотеля) они соответствуют следующей матрице (степень категоричности высказываний здесь неопределена, это проекция объёмных выводов на логический квадрат):

I I A

O O E

O O E.

Матрица мышления человека искажена, оборачиваемость некоторых терминов — не симметрична, например: -23 не тождественно 3-2. Подробнее — смотрите саму Аналитику Аристотеля. Такие его рассуждения — как раз — и говорят о большей, чем три — размерности пространства мышления человека (у Аристотеля — пространство представлений современника о собственном мышлении). Поэтому, далеко не все интуитивно понимаемые человеком достоверными типы его высказываний — действительно достоверны. Это суть вещей. Наше Бытие.

В статьях об Аналитике Аристотеля приводятся выводы формальной логики, это откровенный подлог, даже в самой Аналитике, оригинальный текст замусоренный комментариями, доказывающими достоверность формальной логики. Как следует понимать то или иное утверждение Аристотеля, с точки зрения формальной логики.

Но, если игнорировать такие комментарии и прочесть только оригинальный текст — все просто и понятно и сразу становится очевидна недостоверность формальной логики. Но читать — очень сложно, текст очень насыщен, требует остановок для понимания выводов — предельного включения мозга, закройте книгу и попробуйте пересказать текст Аристотеля своими словами — получится нечто на подобие формальной логики… Полная чушь.

Текст настолько точен, что любой его пересказ своими словами — опасен смысловыми галлюцинациями. В эту ловушку и попал Теофраст — автор формальной логики. Он просто пытался понять Аристотеля, но не смог… И мы, вот уже почти две с половиной тысячи лет расплачиваемся за его ошибку.

Хотя, существует гипотеза, что первоначальный текст Аристотеля — утрачен. Возможно, он не был настолько точным, как мы понимаем сейчас, поэтому текст Теофраста действительно исправил ошибки Аристотеля. По другой версии — за многие века — переписчики (персы) вложили в уста Аристотеля свои собственные мысли, отточив аналитику (якобы Аристотеля) — до совершенства определений, по такой гипотезе аналитика, приписываемая Аристотелю — результат мозгового штурма многих поколений персидских мудрецов. А версия Теофраста — более поздняя попытка перевода этого персидского текста аналитики на новогреческий, древность которой придуманна. От этого все противоречия.

Третья версия — не противоречащая двум другим — просто сменился доминирующий в обществе дискурс, а история есть практика переписывания исторических текстов в духе победившего дискурса. Тогда формальная логика — просто исправление (переинтерпретация) аналитики в духе софизма. И уже не важно когда и как именно это произошло. Возрождение аналитики — семиотика — новая переинтерпретация уже формальной логики, в духе предшествующего ей аналитического дискурса.

---

Здесь важно отметить точное соответствие терминологии Аристотеля — терминологии Платона (когда он рассуждал о стадиях речи — пределах мышления или стихиях природы).

Так вот, очевидно, что формальная логика исказила учение Аристотеля, а американская семиотика его возродила, пусть и как одну из возможных интерпретаций (знаков стало 27, что больше четырёх терминов формальной логики, но меньше 64-х — аналитики).

Исправленная — в 1960-х — семиотика — квантовая хромодинамика, у каждого из 27-ми знаков (субатомных частиц — адронов — предполагалось по два варианта — спина: ½ — частицы-барионы и 3/2 — гипероны). Знаков стало 54, но все равно меньше 64-х).

И это уточнение — до сих пор никак не объяснено теоретически. Более того, признано современными физиками — наивным, как когда-то формальные логики назвали наивной аристотелевскую Аналитику…

Физики — до сих пор — не могут объяснить, что такое спин частицы, понятие спина заимствовано ими из химии, где оно было связано с геометрической структуры молекулы. Согласитесь, современное объяснение спина структурной характеристикой безструктурной частицы — не убедительно.

Причина обвинения квантовой хромодинамики в наивности — открытие четвертого, пятого и возможно — шестого кварков. Квантовая хромодинамика использовала только три кварка. Но, трехкварковая модель субатомной частицы — описывает локальный элемент матрицы. А прочие кварки — соседняя, относительно такой локации, сама-же квантовая матрица описывается сотнями кварков. Из который открыты только шесть первых. и кто после этого наивен? Квантовую хромодинамику 1969-х — просто не поняли. Как и — в своё время — аналитику Аристотеля. Либо — сменился доминирующий дискурс, и все прежние тексты были переписаны в новом миропонимании.

---

Объяснение спина в квантовой теории — спин это вариант элемента квантового куба не вписывающийся (выходящий за рамки) интуитивно понятного (реального, однозначного, иконического) геометрического образа такой матрицы.

У обычного куба — 8 вершин, столько-же и у квантового (это квантовый регистр, всевозможные варианты коллапса трёх бит). У обычного куба — 12 рёбер, у квантового — 24 (два спина на каждое ребро: 112=12 или 21), у обычного куба — 6 граней, у квантового — 24 (по 4 спина, по четыре спина на грань: 122=1-4, -41, 23, 32), у обычного куба один центр, у квантового их 8 (8 спинов, по восемь вариантов определения такого центра матрицы: 222=1-1, -11, 2-2, -22, 3-3, -33, 4-4, -44).

У обычного трехмерного куба — 27 элементов, у квантового — 64, у четырёх-мерного куба — 80. Следовательно, квантовый куб — условно — обладает дробной размерностью, более трёх и менее четырёх. Такие пространства дробной размерности мы называем фракталами.

Пример обычного (безспинового) трехмерного куба — пространство цвета. Базовые цвета: 1-чёрный, -1-белый, 4-красный, -4-голубой, 3-зелёный, -3-фиолетовый, 2-синий, -2-жёлтый. Нам все равно как мы смешиваем цвета, жёлтый и зелёный (эту желто-зеленую смесь мы скорее отнесём к зелёному, чем к жёлтому) или зелёный и жёлтый (это снова скорее зелёный, чем жёлтый) — оборачиваемость нарушена. Но, для пространства мышления человека такие пути получения знака (спины) — важны.

Ребра пространства цвета: оранжевый, жёлто-зелёный, зелено-голубой, сине-голубой, сине-фиолетовый, пурпурный, а так-же — темно красный, темно-зелёный, темно-синий, светло-жёлтый, светло-голубой, светло-фиолетовый.

Грани цветового куба: горчичный (темно-жёлтый), светло-синий, бирюзовый (темно-голубой), розовый, светло-зелёный и чернильный (темно-фиолетовый).

Центр цветового куба — серый (черно-белый, красно-голубой, зелено-фиолетовый, сине-жёлтый).

Художники-модернисты (пример — Марк Ротко) всегда пытались проявить скрытый квантовый контекст цвета как метафоры мышления. Это принципиально невозможно сделать буквально, цвет краски не передаёт квантовый спин, но можно сделать символически (сочетаниями цветов или лессировками, либо — буквально накладывая один прозрачный цвет поверх другого), либо — метафорически, неоднозначной игрой цвета, как игрой слов, либо — ограничится симулякром — просто намазать краску на холст, завивав, что это и есть картина.

Изощрённый вариант — просто намазать краску на холст, спонтанно — проявив этим — и лессировки и игру сочетаний цветов.

---

Возвращаемся к истории визуальной культуры.

Затем, приблизительно с середины 1960-х — началась эра постмодернизма, с её культом изощрённой «игры слов» (игрой интерпретаций — смыслов — некомфортной или слишком сложной для обывателя). Проявился и симулякр постмодернизма, в частности — поп-арт (в США, концепт-арт [но не концептуализм] — в Европе, соцарт и т.н. «лирический концептуализм» в Москве. Первые ростки клипового мышления.

Особняком стояло психоделическое искусство, которое можно рассмотреть частным случаем постмодернизма — «магическим реализмом» — возрождением или лишь обращением к мистическим традициям древности, противопоставляемое поп-арту и имевшее довольно размытую границу с концептуализмом — минимализм (отчасти — входящим и в Ар-информель).

Важно, что весь этот спектр новых художественных стилей уже не был прежним однозначным довоенным модернизмом.

Хотя, Юбер Дамиш включает и постживописную абстракцию в модернизм (водораздел — «последний художник» — проводится по Твомбли, а это уже 2000-е). А, Ричард Рорти называет «новым искусством» — все, что было после Ван Гога. Это новое — ещё не устоялось и потому — ничего определённого о нем сказать пока ещё нельзя.

Приблизительно — ещё через поколение, с начала 1980-х — началась эра контемпрорари, когда инициатива высказывания собственной метафоры жизни — от художников — окончательно перешла к коммерческим галеристам.

Первый вариант контемпрорари — арт-рынок (под которым следует понимать не сколько аукционную культуру, но «добротный галерейный китч» — коммерчески-ориентированное направление в творчестве, салон стал трендом, удовлетворяющим спрос на «современное искусство». Подмену второго авангарда — поверхностными признаками).

Но и Малевич называл салонный китч своего времени (начала XX века) — «зелёным мясом» перерисованных с фото реалистичных образов природы.

Очень скоро, арт-рынок стал глобальным и выработал свои критерии успеха для художников. Это и провенанс (история владения, динамика аукционных цен) и медийность в определённой социальной группе (коллекционеров), и — «артист стейтмент»: заявление художника (что я рисую, что это для меня значит, чего я этим хочу добиться и почему использую именно такие технику и материалы?) Такое заявление семенило манифест художника-модерниста.

Работа куратора и критика свелась к признанию или непризнанию (институциональной верификации) такого заявления художника. Разъяснению его публике. Ранее, критик еще и формулировал само это заявление художника. А в кураторском контемпрорари — пересказывал его, выдавая за собственное творчество.

Для коммерческого (контемпрорари) галериста — мнение критика — не более чем инвестиция. Есть галеристы-уникумы, кто умудряется совмещать обе профессии (коммерсанта и куратора). Тот-же Марат Гельман, но его последователи-подражатели уже не настолько удачливы.

Есть и «художники», кто совмещает профессию галериста и художника. Олег Кулик — в прошлом менеджер галереи «Риджина».

Есть художник, но это лишь один пример из множества — цинично перерисовавший (как смог) репродукции Фернана Леже, раскрученный уникумом-галеристом до уровня провенанса. Симулякр симулякра симулякра. Что и есть Российский «арт-рынок».

---

Кураторское контемпрорари началось с выставки «Маги земли» в центре современного искусства Жоржа Пампиду и быстро стало популярным. Отличие кураторского от галерейного контемпрорари — в том, что инициатива творческого высказывания — исходит не от художника и не от коммерческого галериста, но от куратора.

Другой вариант — перформанс, в котором смысл картины покинул плоскость холста и расстворился в пространстве социальных отношений вокруг картины. Перформанс, первоначально — акция художника — был заимствован кураторами. А затем и театральными режиссёрами.

Контемпрорари-куратор — своего рода — режиссёр игры смыслов художественной выставки. Зрители приходят на выставку — как на кураторский спектакль. Непревзойдённым автором-режиссёром таких кураторских спектаклей, в Москве — был Виталий Пацюков, годы жизни: 1939-2021.

Появились и контемпрорари-музеи. Большая часть прежних музеев и коллекционеров искусства не признавала контемпрорари искусством (ведь искусство это достоверность, а контемпрорари — нарочитый симулякр) и потому — движению понадобилась альтернативная институция. Вначале — центры современного искусства, затем — контемпрорари-музеи. Но, очень скоро кураторы коррумпировались, хотя и не все и прежних кураторов вытеснили их более коррумпированные коллеги из музеев.

Сейчас, в связи с событиями в/на Укрине некоторые прежние московские кураторы призывают вскрывать музейную коррупцию, повторяя высказывания нонконформистов полувековой давности. Опять контемпрорари как имитация художника. Но, уже как симулякр, вскрой такой куратор — коррупцию вытеснивших его конкурентов — вскроется и его. Вор у вора дубинку украл. Ещё один признак краха контемпрорари.

Пример. Однажды я получил предложение от американского модерн-арт музея подготовить заявку на выставку. Требовался куратор для составления сметы и соблюдения всех формальностей. Московский — уже только контемпрорари — куратор выслушал меня и попросил денег. Деньги в смете. Разве такое может быть? У него в голове просто не укладывалось, что где-то возможна его профессия без коррупции. Долго рассказывал мне, что его учили в Лондоне не на куратора, а — контемпрорари — мировоззрению, что все продаётся…

Теперь его супруга, тоже куратор — лишившись работы и став эмигрантом — призывает вскрывать музейные коррупционные схемы. Но, как раз музеи и платят кураторам за организацию интересной выставки. Это возможно без коррупции.

Что же это тогда было — протест против коррупции или наоборот — против её пресечения?

Но, со временем и часть прежних модерн-арт и даже классических (академических) музеев, стали показывать публике — признанные значимыми (популярные, срежиссированный, распиаренные) — контемпрорари-проекты. Пример — конференция американского арт-блокчейн в Пушкинском музее (2018), подобная конференция, посвящённая симулякру арт-блокчейн — арт-nft (арт-конфети) в Русском музее (2021).

Академизм (модерн) так-же полностью слился с контемпрорари, но — при этом — образовал особую группу (целевую аудиторию), сохранившую прежний культ социальных статусов).

В основном, контемпрорари, в современном российском понимании — «совриск» («современное российское, по определению — коммерческое искусство», позднее — спекулирующее на толерантности к гендерным, социальным или политическим различиям или просто тусовка ради тусовки — показывается в коммерческих галереях, в коммерческих же арт-центрах (супермаркетах коммерческих галерей) и на глобальных арт-ярмарках. Это замкнутая субкультура (целевая аудитория), картиной там является лишь то, что продаётся галеристом как картина.

Другая целевая аудитория контемпрорари — кураторское «современное искусство», картина там лишь то, что куратор показал публике в качестве картины.

Печально, но и муниципальные некоммерческие галереи — по крайней мере до недавнего времени — следовали тренду контемпрорари. Коллекционер контемпрорари способен оплатить выставку своей коллекции в муниципальной галерее или в государственном музее. Банальная коррупция. Или-же просто мода.

Появилась и молодежное контемпрорари — тусовка студентов и выпускников художественных вузов (ещё одна контемпрорари-субкультура). Её разновидность nft-сообщество.

---

Самооправданием феномена контемпрорари — традиционно являются рассказы о формировании или о динамике арт-рынка.

Художественные особенности не имеют никакого значения. Якобы — о безальтернативности рынка. Но, на самом деле, существует контемпрорари только за счёт имитации чего-то уже признанного искусством. Это театральность вместо театра, КВН вместо театрального капустника.

В Российской реальности — арт-рынок западного образца — так и не возник, его объём, на пике был всего около 7 миллионов долларов в год. Цена нескольких однокомнатных квартир эконом-класса на МКАДе. Западные арт-рынки конечно больше, но в сравнению с товарными рынками (например открыток, дизайнов или иллюстраций) и они ничтожны. По сути — арт-рынок это попытка выдать дизайн — за искусство. А, выбор галериста — за работу куратора. Опять симулякр.

---

В 1990-х, на волне интереса к Советскому новому искусству, западные коллекционеры покупали лирический концептуализм, но прошло время и эти коллекции обесценились. Что нонсенс — искусство не дешевеет.

Российским галеристам пришлось формировать внутренний рынок, но и это им не удалось. В итоге лишь образовалась тусовка по интересам.

Но, это печальное положение дел — ровным счётом ничего не изменило. Вслед за американским блокчейн-артом, криптоконцептуализмом, пришёл глобальный крипто-китч, nft-арт. Цифровая версия контемпрорари. Творчество стало общедоступным и анонимным. Капитализация бездумного клипа на специальных интернет-платформах (nft-аукционах) стала синонимом признания его «искусством». Искусством — стала пониматься — любая фантазия об искусстве, проданная кем-то — кому-то.

---

Доминирование контемпрорари не следует понимать прекращением всех прочих практик. Визуальная культура человека, по-прежнему, очень разнообразна. Однажды возникнув — ничего полностью не исчезает. Что ему интересно, каждый зритель решает сам. Доминирование контемпрорари следует понимать лишь захватом им выставочных площадок и информационных каналов. Модой на контемпрорари. Хайпом (агрессивной рекламой).

Благодаря феномену контемпрорари, ХАЙП отделился от своей естественной причины и стал самоцелью. «Что вызывает хайп — то и искусство».

Зритель того или иного искусства всегда принадлежит к той или иной целевой аудитории. Любителей контемпрорари — до недавнего времени — было больше, отчасти и потому, что другие тренды замалчивались, но и толка от таких контемпрорари-зрителей — никакого. В целом, это феномен подмены творчества — поверхностными признаками. Часть тренда клипового мышления.

Для большей части художников — контемпрорари — единственная возможность познакомить публику со своим творчеством. Но, это одновременно и фильтр, принижающий ценность или достоверность творчества, все, что хоть что-то из себя представляет — в контемпрорари — игнорируется, так-как — неудобно галеристам и кураторам, продающим лишь собственные частные смыслы, выдавая их за всеобщие. Как могут — так и продают, это их бизнес. Доминирование дискурса рынка над мышлением художника. Сложное — сложно интерпретировать. Нарушается принцип бездумного клипа. Сложное (выходящее за рамки клипового мышления) — некомфортно бездумно ретранслировать через социальные сети (не обязательно в интернете) — сложно выдать за дискурс горожанина (контемпрорари). Что клиент хочет, подделку того — от рынка — и получает.

---

Сейчас на смену контемпрорари приходит нечто иное. Что именно? Попробуем разобраться.

---

Немного о теории.

Прежде, чем продолжить, должен определить форму и материю, метод и содержание своей мысли.

Форма — как вы это уже могли понять — аналитическая статья о смене феноменов культуры.

Материя — мой собственный художественный образ ритма времени.

Метод — теория дискурса.

Содержание — дух времени (суть вещей).

Перейди от текста к изображению — получится картина. Откажись от изобразительности — концептуальная работа.

---

Рассматривать историю — практикой перереписывания прежних исторических текстов в духе победившего, на очередном раунде — вечного соперничества — всех со всеми — дискурса, предложил ещё Жак Лакан в 1960-х.

В то время — он был профессором Сорбоны и наблюдая из окна университетской аудитории за бунтом его студентов и за разгоном — властями — такой спонтанной студенческой революции, размышлял о причинах и психических механизмах этих событий.

Как психоаналитик новой (на тот момент) школы системного или постмодернистского психоанализа — Жак Лакан исследовал речь человека. До него, другой, ещё довоенный исследователь психики человека — Карл Юнг, обнаружил во снах — как проявлении бессознательного — архетипы.

Зигмунд Фрейд — ещё ранее — говорил об устойчивых состояниях психики как о комплексах. Если Карл Юнг, исследуя сны — обнаружил структуру бессознательной части психики, то Жак Лакан, исследуя сознательную часть психики — речь (но, возможно отнести к этому и деятельность) — обнаружил её структуру — дискурсы. Архетипы Юнга и дискурсы Лакана — уточнения комплексов Фрейда. Семиотические знаки речи и бессознательного. Истины и блага, как элементы одного и того-же семиотического множества знаков мышления.

---

Но, Лакан — вовсе не был первооткрывателем дискурса.

Термин известен с XIII века, так Фома Аквинский назвал произвольные очерёдности стадий речи, определённых ещё Платоном. Синонимы слова дискурс — модус, перестановка, реплика, версия, тип.

А, Платон упоминая вскольз (ненамеренно) об этом феномене дискурса — лишь критиковал — в частном письме — упрощённое мышление своего современника, ограниченное всего четырьмя стадиями речи, по сути — намекал на более древнее (сейчас нам очевидно, что даосское) учение о восьми стихиях природы (пределов разума человека). И, критиковал забвение этого учения современником.

Возможно продолжить историю вопроса ещё дальше — в глубь веков — и связать теорию дискурса — уже сам даосизм с возрождением — давным давно утраченной человечеством — мифологической картины мира. Мифа о разумности человека.

Таким образом, теория дискурса — лишь очередное (постмодернистское) возрождение мифа человека о собственной разумности.

---

Символически, точно определённый словом, как теорема — дискурс — это любое, произвольное сочетание или произвольная очередность — четырёх цифр, означающих стадии речи. Единство множеств истин и благ.

Мышление человека основано на означении чего-то — чем-то. Стадии речи — базовые элементы такого означения. Ещё Эмпедокл сказал, что: «споря о первостихиях природы, мудрецы лишь определяют пределы собственного мышления».

Основная стихия природы — символически — первая стадия речи спикера. Главный аспект его дискурса. Любая теория лишь проявляет дискурс её автора. Взаимная очередность (иерархия) стихий природы и есть дискурс. Именно поэтому, жизнь (природный консенсус дискурсов) — сложнее любых её теорий (тех или иных дискурсов).

---

Помимо феномена дискурса в мышлении человека следует отметить ещё одну его часть — степень веры в то, что теория объекта — тождественна самому объекту. Степень его веры в то, что реальность тождественна выражающему её дискурсу. В семиотике это степень точности выражения идеи её смыслоформой (дефиниция). В постмодернизме — принцип единства означающего (смыслоформы) и означаемого (идеи).

Интеллектуал всегда говорит лишь о достоверности такой связи посетившей его идеи с его-же рассказом о ней. Обыватель — об избранном — им самим — смысле (достоверности — но, часто такая дефиниция вообще отсутствует) формы посетившей его идеи.

В дзен-традиции есть высказывание на этот счёт.

«Палец, указывающий на Луну и сама Луна — не одно и то-же». Но сейчас мы понимаем, что и это лишь дискурс. Есть и палец и Луна и палец, указывающий на Луну и Луна, указывающая на палец. Все люди разные, каждому — своё. Из четырёх вариантов дискурса — один — симулякр. Но, симулякр — в вашем понимании — всегда противоположен вашей точке зрения. Контемпрорари и есть взгляд на жизнь с точки зрения объектиноготсимулякра, все прочие взгляды пастулируются субъективными симулякрами, выдаваемыми за объективные.

---

Теория живописи древнекитайского художника Гу Кайчжи.

Он жил в первые века нашей эры и лишь возрождал забытый — к тому времени -первоначальный (доплатоновский) даосизм — определил подлинную картину — выражением духа времени, как непротиворечивым единством (композицией) баланса света и тени (как и цвета) и композиционного равновесия нарисованных форм. Цветовой баланс означает или выражает — скрытое от всех прочих — внутреннее ощущение художником ритма подлинного бытия, растворенного в череде событий житейской обыденности. А внутренняя устойчивость нарисованных форм — его осознание неуловимости любых формализованных представлений об этом ритме. Та-же самая теория семиотического знака, в древнекитайской терминологии.

Перефразируя Платона и одновременно — принципы дзен: «ни одна картина не серьёзна, если её автор следует некоторому определенному дискурсу — другими словами — пытается буквально формализовать свои ощущения жизни», удачная картина — награда за отказ от её намеренного рисования (выход из оболочки дискурсов в прагму).

Что в итоге получилось? Искусство — это ненамеренность визуальных метафор, означающая внутреннюю концептуализацию понимания жизни художником. Даосское или подлинное искусство (-1324=222 — факт метафоры художественного образа — семиотический знак прагмы).

Аристотель определил искусство метафорой жизни: «если одна картина, нарисованная мелом на стене дома бедняка в порту — вызывает у вас больше эстетическое удовлетворение, чем другая картина, нарисованная самой дорогой краской на стене во дворце тирана острова, то первое — искусство, а второе нет». Здесь важно — что «для вас», а не для бедняка или для тирана острова. Представления о том, что есть искусство — относительны.

Но, бедняк — проигнорировав рисунок мелом на стене его хижины — может назвать искусством именно картину во дворце тирана, так-как, для бедняка (как правило — мировоззренчески — раба или потребителя) важна лишь одержимость символами лучшей жизни, проявляющая его бессознательную демонстрацию своего понимания этой «лучшей» жизни.

Аристотелевский бедняк лишен такой возможности, но перенесите его мысленно в наше время и предоставьте ему возможность «пилить бюджет» — он выстроит себе дворец и завесит его картинами, символизирующими ему «лучшую жизнь». Выроет три погреба, обнесёт дом забором с двумя кованными воротами и так далее…

А дворец тирана-маркетолога превратиться в коммерческую галерею, где будут продаваться такие картины.

Представление об искусстве зависит от дискурса. Сколько дискурсов, столько и определений (контекстов) искусства.

С точки зрения теории дискурса, и само определение искусства Аристотелем — лишь дискурс (аналитика). Метафора понимания, раскрывающая — скрытую в его бессознательном — одержимость точными определениями словом.

Что сочтёт искусством тиран острова?

Наверняка, мировоззренчески, он господин, иначе — маркетолог: модус его мышления — символ одержимости его рабов признаками лучшей жизни (его выбор — по Аристотелю — и есть дворец с картиной, написанной самой дорогой краской), проявляющий его бессознательное понимание действенных методов демонстрации подданым таких символов-брендов. Иного они просто не поймут.

Но отношения феодал-горожанин уже иные. Горожанин понимает только поверхностные определения, имитации брендов. Такой имитацией бренда выступает социальный статус феодала, все прочее (его дворец с картинами) — уже не символ, но лишь его признак такого бренда. Поэтому, сами картины — редко подлинные произведения искусства (редко произведения одержимости собственными метафорами бессознательных символов понимания жизни), в основном — уже ремесленный академизм. Подлинное искусство (инверсия феодализма, как у Джотто) — понятно только подлинному феодалу (папе Римскому). Все прочие мелкие феодалы (от короля и ниже) — удовлетворяются ремесленными подделками, как у Леонардо или Шишкина.

---

Вернёмся к теории дискурса.

Так вот, Жак Лакан просто вспомнил об этом забытом аналитическом учении Сократа, Платона и Аристотеля. Разыскал его следы в собственном мышлении.

Постмодернизм, точнее — постмодернистская творческая ирония — и есть деконструкция ложных представлений современников, иначе — возрождение забытых, первоначальных контекстов терминов. Можно сказать — «игра слов», подразумевая «игру забытых современников контекстов терминов». Стеб над глупым современником.

Не случайно, Лакан предпочитал устную речь — письменной, как сказал Платон: «ни один текст не серьёзен, особенно письменный…». Но у Лакана был ещё один аргумент — устная речь передаёт дискурс — лучше письменной. А цель общения — выразить свой дискурс. Если только такая цель не в прагматическом или философском консенсусе всех дискурсов — тогда предпочтительней диалог, а не монолог.

---

Если — в речи — концепция означает желание, а во снах — понимание означает метафору, и — в итоге — речь означает сон — это дискурс господина (сейчас мы скажем маркетолога, создателя символических брендов лучшей жизни). Простыми словами — когда верное решение — точнее — его точное определение словом — тебе просто приснилось.

Другие примеры.

Если — в речи — понимание означает символ, а — в бессознательном — метафора (доказательство, демонстрация) — означает желание — это дискурс университета (богословского университета, университета феодальной власти, чиновничествах, современного университета: «прав только тот собеседник, кто имеет больший авторитет, большую значимость, больший индекс цитируемости, больше социальных прав быть правым»). Удивительно, но другие люди — в разные исторические эпохи по-разному — признают такое его право. Любая социальная иерархия — университет.

Дискурс университета стал доминировать в культуре позднего Средневековья, начиная с XII века, когда, благодаря первым богословским университетам, такое «новое» мировоззрение (4231), рождённое в спорах монастырских схоластов, победившее как аналитиков (3412), таки и их вечных оппонентов — софистов (4321) — было заимствовано феодальной знатью. Отпрыски феодалов учились в университетах, и наследуя власть — устраивали её по новым принципам. Для дискурса университета — понять своё место в социальной структуре общества — величайшее благо. Для любого из уровней социальности.

---

Если речь или деятельность, как одержимость собственными метафорами (доказательствами) — означает бессознательную концептуализацию понимания — это дискурс настоящего (Лакан называл его ещё дискурсом истерика — 1324), инверсия дискурса университета (4231).

Юбер Дамиш — в своей книге «Теория облака, краткий очерк теории живописи» — связал его с модернизмом (дискурсом настоящего художника). Настоящее искусство — модернизм в искусстве (от Джотто до Поллока или даже до Твомбли, если вспомнить лекции Ирины Кулик). Настоящая наука — модернизм в науке (от Галилея до Гелл Мана).

В 1960-х, на смену модернизму пришёл постмодернизм, о котором пока рано говорить. Прежде он должен завершиться. Что пока не просматривается. Любые «похороны» постмодернизма лишь демонструют его тотальность и бессмертие. Контемпрорари — лишь его малая часть. Последний известный пример провалившихся похорон постмодернизма — дигимодерн (2006-2009). В 2009 уже был найден выход — дигимодернизм.

---

Неподлинные искусство и наука — это модерн (правда полусвета, академизм, когда цель творчества -социальный статус, иллюстрация, дизайн — но, обязательно выдаваемые за искусство). Клемент Гринберг определил оппозицию модернизма и модерна как авангард и китч.

Четвёртый лакановский дискурс — аналитика (психоаналитика, философская аналитика школы Сократа): доказательство (демонстрация) понимания — означает скрытую в бессознательном одержимость концептуализацией. Модернизм можно понять — своего рода — возрождением аналитики в новых формах искусства и науки. Особенно чётко это видно в постмодернизме (сверхмодернизме, как сверх-протесте интеллектуалов против сверх-модерна).

Спор софистов (4321) и аналитиков (3412), привёл к новому спору — феодалов (4231) и горожан (2413), но одновременно и к спору — инверсий таких дискурсов -художников (1324) и ремесленников (3142). Горожане легко находят общий язык с ремесленниками, инверсией своего дискурса, а художники с чиновниками.

---

Об алгебраической геометрии психики человека.

Лакановская теория дискурса легко формализируется, о чем — для своего психоанализа — мечтал ещё Зигмунд Фрейд, помимо четырёх, описанных Лаконом дискурсов, очевидны еще 60.

Математическим инструментом — как семиотики (аналитики), так и теории дискурса (теории единства двух семиотических знаков, изрекаемой истины и бессознательного блага) — является специальная унитарная группа Софуса Ли, использованная в квантовой хромодинамике 1960-х. Но, на проверку математическая теория Ли — лишь возрождение тетраксиса Пифагора. Новая алхимия, современные университетские ученые презрительно называют её геометрической редукцией. Но сами они используют алгебраическую (дифференциальную, интегральную, тензорную) редукцию. Один тип редукции — против другого, когда важно их непротиворечивое единство.

Подобный спор — впервые — возник между адептами двух осколков секты пифагорейцев — математиками (рационалистами) и эзотериками (экспириенсистами). Не прекращается он и по сей день.

Следы этого спора можно обнаружить и в противопоставлении двух основных направлений философствования — онтологии (метафизики сущего — Бытия) и гносеологии (учения о достоверности познания как такового).

Ознакомьтесь с классификацией типов философствования Семена Франка.

Он подразделяет онтологию на учения о символической субстанции мышления и учение об отношениях, в чем можно прочесть понимание реальным.

В свою очередь, гносеология подразделяется на абстрактную (символическую) проблему знания (реализм и идеализм) и понимаемую буквально (реалистично) методологию знания (эмпиризм и рационализм).

Более того, и онтология и гносеология — часть теоретической (гипотетической) философии, другая часть — практическая философия (этика), обладающая подобной структурой.

И что? Семен Франк описал ещё аристотелевское семиотическое множество знаков. Конкретный тип философствования — и есть семиотический знак.

Дефиниция — степень категоричности (теоретическая/практическая философия). Онтология — и гносеология — спектр смыслов (общее/частное), детали — форма идеи (символическое/буквальное).

Реализм и идеализм — 333=A (семиотический знак «умозаключение», общий смысл символа аргумента).

Эмпиризм и рационализм — 133=I («указание на…» — общий смысл иконы гипотезы).

Монизм, плюрализм, материализм и спиритуализм — 313=E («указание на…» — общий смысл символа гипотезы)

Не достаёт только 113=O ("схема вообще — частного смысла иконы аргумента), это знак практически-натуралистистического аналога онтологии из области этики. Продолжим теорию Франка — получим полноценный вариант возрождения аналитики Аристотеля.

---

Пример из теории Фомы Аквинского — благодать (та самая, христианская, иначе — исламский баракат, буддисткое просветление, дао, дзен, милость господа Шивы, закон Торы…) — непротиворечивое единство (абеляровский концепт) — теорий мышления Платона и Аристотеля. Единство дискурса (здесь — расщепления на детали) и холизма (восстановления единства из осколков): «единое — больше суммы его частей». Индукция и дедукция.

Удивительно, но семиотику, как возрожденную аристотелевскую аналитику — современники считают уже не холизмом (присваивая холистическое качество семиологии), но геометрической редукцией. Хотя и Платон и Аристотель — пусть и по разному -рассуждали о единстве всех точек зрения — о Бытие или о матрице разума. В разных системах координат.

Наверное, справедливее — связать представление современника о холизме с формальной логикой (крайне противоречивой и путанной) — исказившей простую и понятную, но — требующую интеллекта, что некомфортно для обывателя) — аналитику Аристотеля, всего спустя столетие после его смерти. Если верить исторической хронологии. Как сказал Жиль Делез: «концепты всегда разрушаются, что-бы из из осколков — со временем — возникли новые непротиворечивые единства».

Тогда «холизм современника» — это симулякр. А противопоставление гуманитарного и аналитического знаний — это современная версия противопоставления формальной логики (подмены концепта как знания — поверхностными признаками) и самой аналитики…

---

Немного о теории специальной унитарной группы.

Будучи последователем Бернхарда Римана, Софус Ли — развивал неевклидову аналитическую геометрию. Сейчас мы скажем — заложил основы квантовой аналитической геометрии, иначе — квантовой теории. Опять — модернизм.

Развитием такой теории Ли — стала теория кварков.

Кварки — понимаемые сейчас буквально суб-субатомными частицами — изначально были определены абстракциями (буквально — непонятными сообщениями, как крик чаек), это логарифмы или порядки (значения) семиотических знаков (адронов — полноценных субатомных частиц): u=1, d=2, s=3, c=4, b=5, t=6. Ряд абстрактных кварков можно продолжить как сторону увеличения, как сторону уменьшения (дробных значений), так в пространство между известными кварками. Кварки — просто числа.

Но, адроны бывают двух спинов: ½ и 3/2. По квантовой теории матрицы — у протона — как реплики адрона Дельта+ (семиотически — «схемы») — действительно два спина, это одно из рёбер матрицы, но у нейтрона (Дельта0 — семиотически — «неопределенное восклицание») — уже четыре спина. Это одна из граней матрицы.

Протон и нейтрон связаны как ребро и грань куба. Что-бы ребро стало гранью, необходимо третье измерение (в данном случае — время). И, наоборот, исключение третьей координаты времени — превращает такую грань матрицы в ребро.

Ровно то-же самое происходит с силой земной гравитации для системы отсчета, связанной с космической станцией, такая сила неопределена, что космонавт испытывает как невесомость. Для другой системы отсчета связанной с точкой на поверхности Земли, неопределенна центробежная сила вращающейся по орбите космической станции. Поэтому, приземлившись на Землю, космонавт чувствует свой вес.

При этом, абстрактная ньютоновская гравитация — векторная сумма обоих — возможных — частных сил из двух разных систем отсчета.

Грань куба граничит с четырьмя рёбрами, для квантового куба — с восьмью, но вариантов самой такой грани — четыре. Превращение протона в нейтрон и обратно — не единственный возможный вариант.

Казалось бы — различие протона и нейтрона только во второй степени времени…

---

Специальная унитарная группа — основа таблиц типов терминов Аристотеля, типов семиотических знаков, целевых аудиторий в маркетинге, адронов в ядерной физике, основных физических величин в классической физике.

Каждый из таких типов знаков содержит реплики — возможные перестановки цифр местами (пример — 112: 112, 121, 211).

По сути, терксисис Пифагора — другая форма записи множества элементов квантового куба (первая — сверху вниз — строка — 8 вершин (спин один, эти термины однозначны), вторая — 12 рёбер (с учётом двух спинов — 24), третья — шести граней (с учётом 4-х спинов — 24), третья — один центр куба (с учётом 8-ми спинов — 8). Всего 64 элемента.

111 113 133 333

112 123 233

122 223

222

Неевклидова геометрия — в интерпретации Софуса Ли — теория множеств аспектов геометрических фигур. Возрождение аналитики Аристотеля. Опять — модернизм. Неевклидова геометрия — тогда это геометрия дробной размерности, фрактальная, мнимая или квантовая геометрия.

---

Справка о семиотике.

Названия типов семиотических знаков (целевых аудиторий в маркетинге):

Переживание Схема вообще Указание на… Умозаключение

Схема Именно это Пропозиция

Неопределенное восклицание Реклама

Прагма

---

В терминах трёх кварков:

uuu uus uss sss

uud uds dss

udd dds

ddd

duu — протон, одна из реплик Дельта+, p=t/s2m;

dud — нейтрон, одна из реплик Дельта0, n=t2/s2m.

---

В терминах типов субатомных частиц:

Дельта++ Сигма+ Кси0 Омега-

Дельта+ Сигма0 Кси -

Дельта0 Сигма-

Дельта-

-, 0, +, ++=+2 — значения электрического заряда субатомных частиц, ряд: «Дельта, Сигма, Кси, Омега» — увеличения странности — от единицы до трёх. Ряды сверху вниз — увеличение числа спинов (вариантов): 1, 2, 4, 8.

---

Тетраксис Пифагора (перевёрнут) терминах «заряд, странность, число реплик, число спинов» субатомных частиц (адронов):

++111 +231 0131 -311

+131 0262 -332

0134 -234

-118

---

В терминах обратных физических величин:

t/sm t3/sm t3/sm3 t3/s3m3

t2/sm t3/sm2 t3/s2m3

t2/sm2 t3/s2m2

t2/s2m2

---

1/S t2/F s2/S3 1/S3

1/F t/H s/S3

1/H -e+

1/S2

S=sm/t — импульс или термодинамическая энтропия, обратная термодинамическая энтропия — эфир Менделеева, квадрат обратной термодинамической энтропии — нереальная (химически нестабильная или «темная») материя (странный гипотетический атом, состоящий из электрически нейтральных частиц, наличие у которых электрических зарядов превращает «тёмную» материю в реальную, пример — единство электрически заряженных протона и электрона есть обратная сила — атом простейшего водорода), куб обратной термодинамической энтропии — более сложная темная материя.

F=sm/t2 — сила, обратная сила — химически стабильный простейший водород, как единство электрически заряженных протона (qt/s2m) и электрона (e-=qt/m) — pq x qe-=qt/s2m x qt/m=q2t2/s2m2=q2/S2=sm x t2/s2m2=t2/sm=1/F;

H=sm2/t2 — бозон Энглера-Хиггса, другие реплики этого знака: E=s2m/t2 — энергия и s2m2/t=s2m/t2 x mt=E/Я — отношение энергии к магнитному сопротивлению или отношение бозона Энглера-Хиггса к электрическому сопротивлению;

-e+=-t3/s2m2 — отрицательный позитрон;

m — масса (обратное нейтрино);

t — пи-мезон (время);

s — радиус квантовой сферы, обратный свет;

s2 — площадь квантовой сферы, через 4 пи, обратный фотон.

---

Факт существования матрицы физических величин, тождественной матрице семиотических знаков — проявляется как открытием физических законов, так и открытием законов нашего мышления.

Обобщив все известные законы классической физики, теории относительности Эйнштейна, химии, термо, электро и квантовой хромодинамики, стандартную модель и специальную унитарную группу, а так-же — квантовую механику и современную теорию поля — мы получим ту самую квантовую матрицу, известную с глубокой древности. Что мы способны вообразить — то мы и воображаем, в том числе и саму матрицу собственного воображения. Законы физики известны нам изначально, просто мы это скрываем сами от себя, играя ту или иную социальную роль. С раскрытия этого скрытого знания и началась история нашего разума — миф.

Кто-то из нас его забывает, но кто-то вспоминает. История забвений и возрождений утраченного знания человека собственном разуме — мифа — идёт по кругу.

---

Ещё Зигмунд Фрейд пытался формализовать свой психоанализ в духе термодинамики, но физики того времени его высмеяли. И, напрасно. Квантовая теория — тот-же психоанализ.

Субатомные частицы (точнее — представления человека о таких невидимых частицах) — точно соответствуют представлениям человека об элементах собственного мышления. Представить человек может только то, что ему позволяет его мышление. Поэтому, представление об устройстве (матрице) мышления — формирует представления об устройстве вселенной. Одно лишь означает другое.

Но, состояние мышление человека — это определенный семиотический знак (элемент матрицы, не вся матрица). Точка зрения. Поэтому, человек всегда рассматривает устройство вселенной с точки зрения собственного семиотического знака или в общем случае — дискурса. В большинстве случаев физический аналог этого символического элемента матрицы — термодинамическая энтропия или обратный ей эфир Менделеева. А сама точка зрения — главенство законов термодинамики.

А «темная материя» подлинных философии, науки и искусства — это прагма, центр такой матрицы мышления (например — формула атома Кюри-Ферми — 1/S2=pe-=n/m=222=ddd=t2/s2m2).

С такой точки зрения темной материи — все прочие знаки — образуют условную оболочку сферы разума — пармедовское Бытие человека — что и есть тюрьма дискурсов его мышления. С любой другой точки зрения — частной формы Бытия — пространство мышления — не шар и не матрица.

Квантовая точка зрения — полная неопределенность, как мышления, так и вселенной. Все люди разные, каждый воображает устройство мышления-вселенной по своему. Сумма всех таких искажений и есть вселенная, какой мы её представляем, иначе — разум, иначе — социальная жизнь человека.

Одно искажение матрицы сменяет другое — это и есть наша история. А будущее — частная сумма («экран») всех наших представлений.

---

В самом даосизме — смотрите древнекитайскую «Книгу Перемен» [И Цзин], как — возможно — и в намеках на даосизм Платона — смотрите его «Седьмое письмо» — таких стихий — восемь, четыре прямых (положительных) и четыре обратных им (отрицательных).

Платон критиковал упрощённое понимание такой философской аналитики своими современниками, видел в этом причину их глупости. Сейчас мы скажем — критиковал излишний или поверхностный рационализм. Говорил о необходимости использования, как минимум — пятой стадии речи, созерцания.

---

Думаю, необходима справка о греческой античной культуре.

Греки были — когда-то — отважными морскими торговцами (и пиратами). Вспомним эпос Гомера о Золотом руне. Греки — в своё время — были связующим звеном между различными среднеземноморскими материковыми цивилизациями, обеспечивали обмен товаров (рынок) того времени.

Доминирующий дискурс рынка (2314 — признак примера одержимости познанием, современное определение — «погружение чувственности потребителя в намеренно сокращённую барыгой — матрицу поверхностных признаков бренда»). Любой рыночный товар — имитация (подмена или симякр) удовлетворения бессознательной жажды познания — брендом.

Пример. Если речь психоделического гуру (3241 — демонстрация определений, скрытого в бессознательном — понимания желаний) — что можно понять освобождением от социального угнетения, от «машины делания» Жиля Делеза, то речь наркобарона — (2314 — признак или определение примера жажды познания) — подмена или означение жажды познания — поверхностным признаком его примера. Интеллектуальное пиратство. Ещё большее социальное угнетение.

Ричард Рорти приводит, в качестве примера — проблему единорога. Как известно, единорогов не существует, но маленькие девочки в них верят.

Решение проблемы — повзросление, то-есть — осознание, что единорогов не существует. Это возможно только, если ребёнок научится врать самому себе, когда не важно, существуют ли единороги — на самом деле — или нет, раз уж взрослые люди говорят, что их не существует — и если ты хочешь казаться взрослой — говори так и ты. Так, девочка — ментально — становится взрослой — в ней просыпается дискурс постмодерна (матери, понимающей причины желаний слабого ребёнка, понимания той или иной одержимости её мужа, кого угодно — «женская логика», осознание себя экспертом — просто в чем угодно, когда все прочие просто чего-то хотят от тебя, не продешеви…).

Так вот, Паоло Эскобар, классический наркобарон, когда у его дочери возникла такая проблема единорога — решил эту проблему иначе, в дискурсе рынка: просто приказал прибить степлером картонный рог ко лбу несчастной лошади. Ребенок — своими глазами — увидела «живого» единорога.

Позже, животное издохло от заражения крови. Дочь Эксобара поняла, что единороги (поверхностно материлизованные фантазии потребителей) — могут существовать, но быстро умирают.

Этот поступок Эскобара проявил его дискурс рынка, в данном случае — наркорынка. Наркоманы верят в свои аналоги детских единорогов, это бессознательная жажда творчества. В итоге — получают обманную материализацию своих иллюзий и умирают. А деятели рынка — не переживают по этому поводу, они бессознательно одержимы материализацией симулякров иллюзий потребителей о Бренде. Ради прибыли. Любой рынок — такой.

---

Истина любого рынка — прибыль. А, отказ от интенции прибыли — и есть философия (23-14 — концептуализация метафор ненамеренности понимания).

Первый известный философ — Пифагор. По крайней мере, именно он предложил термин «философия», для описания третьего пути по жизни: "жизнь — как олимпийские игры, первые пришли на них соревноваться (создавать и потреблять символические бренды или ещё как-то играть в социальные игры), другие — торговать (масштабируя бизнес на подделках брендов), а третьи — просто наблюдать за первыми и вторыми.

---

Примеры 12-ти простых или положительных дискурсов (названия — современные):

1234, 1243 — дискурс потребителя символических брендов (античного раба);

1324, 1342 — дискурс модернизма (настоящего искусства, настоящей науки);

1423, 1432 — дискурс постмодернизма, повстанца (жажды подлинного знания, подлинной правды);

2134, 2143 — дискурс маркетолога — создателя символов (точных определений словом, теорем, концепций) — брендов лучшей жизни (античного господина, шамана, жреца — уже мертвого ко времени поздней античности, дискурс не передаётся по наследству, поэтому возросла роль софистов — трениров в риторике, по современному — советников или политтехнологов, обучавших наследников мертвого господина — казаться его рабам -господином). Ничего не изменилось и сейчас — всевозможные курсы, MBA по маркетингу…

2314, 2341 — дискурс рынка (масштабирования рынка за счёт подделок брендов, литературной беллетристики, но — если без интенции прибыли, то — подлинной литературы, как у Гомера);

2413, 2431 — дискурс фантазёра или активного горожанина (студентов, прихожанин, электората, диванных экспертов, клиповое мышление, стремление к комфорту бездумной ретрансляции информации, вместо её усвоения, воображение себя экспертом или специалистом в чем угодно).

Рынок реализует такие иллюзии, поэтому — контемпрорари можно определить как шизофренический альянс трёх дискурсов — горожанина, рынка и софиста — коуча, куратора или непосредственно — имитатора Брендов.

3124, 3142 — дискурс модерна (ремесленного академизма, интриг полусвета, тусовки ради тусовки);

3214, 3241 — дискурс психоделического гуру;

3412, 3421 — дискурс аналитика (философского аналитика школы Сократа, психоаналитика);

4123, 4132 — дискурс постмодерна («женская логика» классного руководителя, другой пример — мышление сотрудника спецслужб или тайной политической полиции — понимание социальной опасности одержимости кого-либо — чем-либо, ещё пример — мировоззрение специалиста в чем угодно, телеэксперта с ток-шоу, профессионального «профессионала»);

4213, 4231 — дискурс университета (церковной иерархии, власти, университетской точки зрения на знание, культ значимости, социального статуса);

4312, 4321 — дискурс софиста (политтехнолога, специалиста в риторике, адвоката, советника, музейного куратора).

Любая из цифр может быть отрицательной.

Расшифровка цифровых символов:

1 — платоновское «имя чувства идеи», в теории Лакана — стало «непреодолимым желанием». В семиотике — знак «переживание» (111 — максима или частое буквальное понимание гипотезы). В даосизме чёрная стихия земли.

2 — платоновское «точное определение словом», как теорема. В теории Лакана — символическое. Концепция, теория. В семиотике — одна из реплик знака «схема вообще» (113 — императив или общее, в общем смысле — всеобщее буквальное понимание гипотезы).

3 — платоновский «рисунок» (визуальное доказательство, чертёж, алгоритм, демонстрация, презентация, иллюстрация, пример идеи, её визуальная метафора). У Лакана — воображаемое. В семиотике — одна из реплик знака «схема вообще» (131 — максима символа гипотезы). В даосизме — зеленая стихия воды.

-4 — платоновское созерцание (внутреннее видение или ощущение, непосредственное восприятие идеи, обратное пониманию). В семиотике — одна из реплик знака «указание на…» (133 — максима символа аргумента). В даосизме — голубая стихия ветра.

4 — платоновское понимание. У Лакана — понимание причин, реальное (понимание реальностью). В семиотике — одна из реплик знака «схема вообще» (113 — максима буквального понимания аргумента). В даосизме — красная стихия грома (ощущение ритма подлинного бытия).

-3 — психоделическое вознесение над житейской обыденностью, обратное метафоре. В семиотике — одна из реплик знака «указание на…» (313 — императив буквального понимания аргумента). В даосизме — фиолетовая стихия огня.

-2 — откровение, обратное символическому. В семиотике — одна из реплик знака «указание на…» (133 — максима символа аргумента). В даосизме — жёлтая стихия водоёма (пропасти).

-1 — осознанность или ненамеренность, нежелание. В семиотике — знак «умозаключение» (333 — императив символа аргумента). В даосизме — белая стихия неба.

---

Сейчас эти восемь даосских стихий природы мы понимаем восемью элементами квантового регистра, основой теории квантового компьютера, которым — по сути — и является наше человеческое мышление или психика. Социальность человека — институции -природная социальная сеть, связывающая различные мировоззрения.

000, 001, 010, 011, 100, 101, 110, 111 — возрастающий ряд двоичных чисел. Даосы означали единичку — сплошной горизонтальной чертой, а ноль — прерывистой. Даосские триграммы и гексаграммы читаются снизу вверх. Симулякр даосизма — всевозможные комментарии (12-ть крыльев Книги Перемен).

Теренс МакКена, психоделический гуру, с речей которого списана книга «Автостопом по галактике» Дугласа Адамса — сопоставил традиционный список 64-х даосских триграмм с графиком истории человечества. Получив в результате — завершение истории в 2012 году… Если не вдаваться в детали, то в этом нет никакого противоречия с чисто университетской теорией истории Жака Лакана…

Что же далее, второй круг?

---

Множество даосских гексаграмм — состояний природы (всевозможных пар триграмм — стихий природы) тождественны «терминам» аналитики Аристотеля (смотрите его двухтомник «Аналитика») или семиотическим знакам мышления человека (смотрите «Введение в основы прагматизма. Логика прагматизма» — Чарльза Пирса).

---

Повтор или отсутствие — в речи человека — одной из стадий, проявляет мышление человека (для его собеседников) — недискурсивным, не самомодостаточным, не гармоничным или не субъектным в социальной жизни. Дискурс — редкость.

В таком контексте, дискурс — это правда сословия, касты, авторитет в профильном профессиональном сообществе, институциональная принадлежность личности. А борьба дискурсов — происходящая в речи и поступках людей — выражает естественное и вечное соперничество каст и сословий за доминирование в обществе. Что и есть история человечества.

Война — силовое решение этого вечного конфликта мировоззрений. Поэтому, война всегда сопровождается противостоянием риторики обоснования её справедливости или несправедливости).

В войне выигрывает та сторона, чей университет (социальная структура общества) — монолитнее. Победитель интегрирует побеждённого в такую свою социальную структуру и от этого становится ещё сильнее. Устойчивые границы между странами — результат равенства сил университетов этих стран.

---

Но, походит время, пушки замолкают и просыпается разум, наступает время муз. Ровно те-же самые «военные» события повторяются вновь и вновь, как миф, но уже в сфере искусства и философии.

---

Войны, развязанные «демократическими» странами — это лишь указание на социальный университет, как скрытую основу такой «демократии».

Подлинно «демократическое общество» — просто не способно воевать.

Пример — обьединение рассерженных горожан против феодала. Оно просто невозможно без организатора — софиста, например монаха Савонороллы, преследующего собственный интерес.

Если горожанам (2413) — для своей защиты от феодала (4231) — невозможно привлечь наёмную армию, они, как правило — после развенчания собственных иллюзий, от столкновения с суровой реальностью войны — разбегаются. А если и демонстрируют примеры героического сопротивления — то это говорит о скрытой структуре такого общества (доминировании в нем дискурса университета — следовательно это лишь симулякр демократии).

Либо — о роли талантливого мошенника-софиста, куратора или политтехнолога — воодушевляющего на борьбу — своей пустой риторикой.

Армия — пример дискурса университета. Чем сплочённее армия, тем сильнее такой дискурс доминирует в обществе.

---

Марксистская теория противостояния пролетариата (альянса дискурсов потребителя и горожанина) и крупной буржуазии (альянса дискурсов университета и рынка) — частный случай теории дискурса. Успех борьбы этих классов просто невозможен без софистов. Это борьба не классов, но их кураторов или политтехнологов.

---

Другие частные случаи: первоначальное пифагорейство или философский прагматизм, иначе высокий постмодернизм (консенсус всех дискурсов, дистанционирование от любого дискурса, договор как единственная цель общения с собеседником).

А так-же — т.н. «рунический фашизм» (в современном понимании этого термина) — симулякр или имитация прагматизма — поверхностными признаками (фашистские псевдоруны Отто фон Листа — просто символы каст или сословий — буквально понятые семиотические знаки). Немаловажно, что они ему приснились. Как бренды.

Делая на своём теле ту или иную руническую наколку или рисуя такие символы на стенах домов — националистических настроенный человек — символически демонстрирует окружающим свои убеждения. Часто, единственный способ сделать это — наколоть свастику на лбу или попасть в плен.

Выражает он их и своими речами и поступками. На войне, во время боев, до или после них, мировоззрение такого комбатанта (или поддерживающего его мирного жителя, пример — гражданский корпус нацистского полка Азов) — проявляется особой жестокостью к противнику. Заявлениями о бесчеловечности противника или его оболваненостью пропагандой. Частный случай такого противостояния мировоззрений или дискурсов — избирательная поддержка одной сторон сторонними наблюдателями.

Первоначальный (мягкий или циничный) итальянский фашизм — построение политической карьеры с учётом понимания природной сегментации электората (каждому сословию говорить только то, что оно считает собственной правдой). Признаки такого мягкого фашизма можно обнаружить в любой современной «демократии». Как контемпрорари.

Нацизм — поверхностный перенос принципов фашизма (псевдопрагматизма) с типов мировоззрения, с целевых аудиторий — на нации. Подмена борьбы дискурсов — войной между нациями. Добавление к списку «каста, сословие, институция, дискурс» ещё и нации.

Ещё один пример симулякра прагматизма — толерантность, перенос принципов прагматизма с типов мировоззрения на типы социального поведения человека.

Изначально, нарративное движение было интеллектуальным (в США и Канаде). Но, постепенно из кружков поэтов, музыкантов и художников оно выплеснулась в общество, разумеется — подменившись поверхностными признаками, ставшими социальной нормой.

Современная культура — кунцамера феноменов, когда-то вызвавших хайп.

---

Вернёмся к теории дискурса.

Но, с учётом произвольных отрицательных значений платоновских стадий речи, число дискурсов — 64. Теория дискурса, ведущая своё начало с пересказа даосизма Платоном, связана с теорией семиотического знака, ведущей своё начало от аналитики Аристотеля.

Аристотель пересмотрел базовые элементы матрицы мышления — вместо однозначных вершин условного квантового куба (стихий природы или стадий речи) — предложил в качестве базовых элементов — неоднозначные грани такого куба (некоторые сочетания двух стихий). Модель мышления человека от Аристотеля послужила основой современных (декартовых) представлений о трёхмерных координатах. Но в таком (условно — евклидовом) — геометрически точном представлении (хотя сам Аристотель был далёк от такой однозначности) — потерялись 37 семиотических знаков (из 64-х). Это привело к пересмотру аналитики Аристотеля в «современную формальную логику» Теофраста. Даже современная логика канторов — далека от изящества аристотеоевой аналитики. От этого все проблемы современной науки — испорчен инструмент.

---

Дискурс это взаимодополняющее (когда стадии речи не повторяются), иначе — до полного набора четырёх аспектов или пределов мышления — сочетание двух семиотических знаков мышления человека — изрекаемой (демонстрируемой поступком) им истины и скрытого в бессознательном блага.

Особенность квантового пространства (устройства или структуры) мышления человека — фрактальность или дробная размерность (более трёх и менее четырёх). Пространство (матрицу) мышления человека просто невозможно выразить геометрически или алгебраически чётко. В рамках евклидовой геометрии. Нет такой геометрической фигуры, нет такой алгебраической теории (за исключением теории Софуса Ли). Алгебра и геометрия — частные проекции квантового пространства. Всегда остаётся, скрытая от интуитивного понимания часть множества (мнимые числа, спины субатомных частиц или варианты семиотических знаков).

Мнимые семиотические знаки (не укладывающиеся в трёхмерную геометрическую модель мышления человека) — названы симулякрами.

Если у одного и того же типа мышления (идеологии, мировоззрения, социальной роли или дискурса) — возможны несколько квантовых вариантов (от одного до восьми, для разных типов семиотических знаков — по разному), то с точки зрения одного из таких вариантов — все прочие — его симулякры (подделки, имитации поверхностными признаками).

Это и есть причина непонимания между людьми. Каждый уверен в своей правоте, уверен, что разговор ведет с собеседником на одном (единственно возможном — нормальном) языке, но — на самом деле — пространства правды у собеседников, а значит и языки — разные. Каждый понимает слова собеседника в рамках собственного дискурса. Искажённо.

Поэтому люди и стремятся в сообщество своего дискурса, сословие или касту, а все прочие аналогичные дискурсивные сообщества — для них — глупцы, мошенники или враги.

Непонимание этого природного разнообразия типов мышления человека — агрессивная культурная бедность — причина любого конфликта.

Причина доминирования дискурса — правильнее сказать — попытки доминирования — агрессивная культурная бедность, нетерпимость к иному типу мировоззрения. В споре о правильном и неправильном дискурсе — никто не прав, все — дураки. Куда важнее — договориться не смотря на мировоззренческие различия.

---

Пример из семиотики.

Дефиниция — значение знака или тип означения идеи её смыслоформой — первый аспект знака — это либо гипотеза, либо аргумент, либо неопротиворечивое единство гипотезы и аргумента (единство означаемого и означающего — достоверность) — дицент (концепт, художественный образ), либо — шизовый (расщеплённый, не единый) симулякр образа (не гипотеза и не аргумент, либо гипотеза, лишь выдаваемая за аргумент, либо аргумент, лишь выдаваемый за гипотезу).

Форма идеи — второй аспект знака — (у Аристотеля тип высказывания) — это либо буквальное (иконическое, реалистическое) понимание идеи, отрицающее символическое, либо — символическое, утверждающее символическое — отрицающее буквальное. Либо и то и другое одновременно (индексальное, концепт, пример или метафора идеи). Либо — симулякр метафоры (не то и не другое, либо что-то одно, лишь выдаваемое за другое).

Смысл (у Аристотеля — посылка) — это либо частная точка зрения (кантовская максима, частная польза, частный интерес), либо всеобщая (единая для всех людей, кантовский императив). Либо — и то и другое одновременно (факт — непротиворечивое единство частного и общего). Либо симулякр факта (поддельный факт, не максима и не императив, не их единство в факте, например — либо частное, выдаваемое за всеобщее, либо — всеобщее, выдаваемое за частное).

Каждый человек ассоциирует себя с типом своего мышления (с семиотическим знаком своего мышления), за редким исключением подлинных прагматиков (пифагорейцев, подлинных философов, подлинных высоких постмодернистов) — все прочие для него — глупцы и мошенники. Но и для прагматиков — глупцы все, кто не видит безальтернативности консенсуса всех дискурсов (кто не видит парменидовское Бытие человека — матрицу семиотических знаков). Не видит, что мы обречены на все время повторяющуюся историю, как противостояние частных дискурсов.

Кроме того, различна и очередность чередования — в мысли — формы идеи, смысла и дефиниции. Смысл формы дефиниции — мышление интеллектуала. Смысл дефиниции формы идеи — мышление обывателя. Возможны и ещё четыре модуса мышления. Люди просто не понимают друг друга, поэтому тяготеют к тому или иному дискурсу (касте, сословию, профессии, институции) и считают противниками всех остальных.

Платон так и высказался: «ни один текст не серьёзен, особенно — письменный и особенно, если он действительно о чем-то важном для его автора, ведь пишет и читает его не Бог, но человек».

Конфуций о том-же самом сказал так: "один край величайшей пропасти непонимания между людьми — желание поделиться с другими своим духовным открытием, а другой край — твоё-же нежелание выслушивать подобные откровения других людей.

Аристотель, создавший теорию внутренней достоверности высказывания человека (аналитику, предтечу теорий семиотического знака и дискурса), сказал, что: «единственный собеседник человека, высказывания которого достоверны — Бог, как персонификация сферы неподвижных звёзд, состоящих из эфира (пятого элемента — достоверности) высказываний этих людей, а человек, высказывания которого внутренне недостоверны — и сам не понимает, что говорит».

Сократ (в пересказе Платона) сказал: «я знаю, что не знаю ничего, но они (софисты, кто утверждают, что знают что-то) — не знают даже этого».

Но, такая аналитическая философия школы Сократа — все равно — лишь один из дискурсов.

Жиль Делез, ещё один герой моего рассказа о грядущем крахе контемпрорари, сказал, что: христианство — иконический (буквально понимаемый) символический платонизм, а легенда о Христе это иконический пересказ легенды Платона о Сократе".

Христианство (по крайней мере — подлинное или изначальное) — икона философской аналитики. Тогда, системный или постмодернистский психоанализ — если его отделить от симулякра — символическое христианство.

Но, Жиль Делез критиковал теорию дискурса, как излишне буквальную — иконическую платоновскую аналитику. Предложив альтернативу — шизоанализ.

Мы уже приближаемся к анализу феномена контемпрорари. Справка о теории дискурса и о семиотике была необходима для определения терминологии такого рассказа. Для его сокращения.

Но, прежде рассмотрим шизоанализ и его результат — шизореволюцию. Дело в том, что контемпрорари — это контр-Шизореврлюция, её имитация или подмена шизореволюционности — поверхностными признаками, иначе — реставрация прежнего шизового или до-постмодерниского состояния культуры (сосуществования или альянсов различных дискурсов, без их прагматического внутреннего единства). Без царя в голове. Итог чего всегда один — неразумностью или агрессивная культурная бедность. Неочевидная самому человеку.

Другими словами — если шизореволюция это постмодернизм, в терминах Жиля Делеза, то контемпрорари это её противник — постмодерн нового типа. Таким образом «изм» — означает «против». Постмодернизм — протест интеллектуалов против постмодерна. Контемпрорари — эпоха победы постмодерна над таким протестом интеллектуалов.

Постмодерном, ещё в 1920-х Мартин Хайдеггер назвал полуживотное-полуавтоматическое существование современника.

Дело в том, что в английском языке существуют две метафоры означения времени как пространства. «Мир на расстоянии вытянутой руки» — «здесь и сейчас» (хронотоп Михаила Бахтина) или Дазайн (ЭтоБытие) — самого Хайдеггера. И «мир современника» (контемпрорари ворлд") — не здесь и сейчас, в мире симулякра, в мире фантазий, принимаемых за реальность (ДасМан — ЭтоЧеловек) Мартина Хайдеггера).

Если «современное искусство» это «модерн-арт» (подлинное искусство — «модернизм», а китч — «академический модерн»), то «контемпрорари-арт» — это «искусство современника» (фантазии ведущего полуживотное-полуавтоматическое существование современника об искусстве).

Марат Гельман (куратор, политтехнолог, иначе — мировоззренчески — софист — 4321 — понимающий метафоры собственных определений своих-же желаний) — недавно — в контексте противостояния военной риторики Украины и России) — публично (в видеоблоге Дмитрия Гордона) — завил, что российские власти не верят в творчество современника (горожанина), поэтому ему, прийдется стать противником таких властей. Творчество горожан-современников (контемпрорари-арт) был противопоставлен дискурсу Российской власти.

Можно подумать, что все горожане — сторонники риторики Марата Гельмана… Конечно, только часть и то, большинство из них — только потому, что он смог убедить людей их круга (тусовки) — в своей способности создавать бренды.

Где хотя-бы один такой бренд? Его нет, но это не мешает в это верить.

Необходимо обладать очень слабым мышлением, что-бы верить риторике софиста. Но, каков есть человек, таков и есть, его жизнь — материализация его природного мировосприятия.

Здесь так-же можно спросить, а какова была роль самого Марата Гельмана в становлении такого — раскритикованного им — дискурса власти? Самая прямая, но позже его вытеснили (законкурировали) коллеги-политтехнологи.

Кто идейный вечный противник софиста? Аналитик. 4321-3412. 43 — истина риторики понимания метафор — против 34 — истины метафор понимания (демонстраций или доказательств собственного понимания), 21 — благо символов желания (брендов) — против 12, блага желания символов (желания обладать брендами, как символами лучшей жизни).

Если в обществе нет аналитиков, возрастает роль софистов. Инверсия аналитика — 3412-2143 — маркетолог (создатель брендов). Инверсия софиста — 4321-1234 — потребитель (брендов). Софист лишь мастер имитировать бренды, риторикой убеждать потребителя в своей способности их создавать. В психоанализе софист назван мертвым господином. Другими словами — симулянтом маркетолога. А ложный (мертвый) бренд — его симулякр.

Кто вечный идейный противник феодальной (по своей природе) власти? Горожанин (паства, студент, электорат). 4231-2413. 42 — истина понимания символических определений — против 24 — истины признаков понимания (клипов мышления, сплетен, пересказа новостей, шпаргалок), 31 — благо метафор желаний — против 13 — бессознательной жажды творчества горожан (как раз отмеченной Маратом Гельман).

Но, это было понятно из без него. Жажда творчества (контемпрорари) и клиповое мышление были связаны ещё в теории клипового мышления Фёдора Гиренка. Но, Британский исследователь, Алан Кирби определил это иначе — жажда комфорта бездумной ретрансляции информации, вместо её усвоения (даруемой горожанам — гаджетами и социальными сетями). Британский синоним клипового мышления — дигимодерн. А дигимодернизм — протест интеллектуалов против такой комфортной бездумности современника.

Шизореволюция Жиля Делеза.

Делез критиковал теорию дискурса, как излишне формальную и связывал шизовое состояние культуры современника (необходимость исполнять несколько социальных ролей — «машин желания» — часто противоречащих друг другу — без какой либо связи между ними) с влиянием на мировоззрение современника — дискурса рынка (буржуазного мировоззрения). Разрушающего природный баланс социальных ролей.

Но, ровно тоже самое утверждал и Лакан, когда говорил о диктате символического (2) — реальному (4). 24 — символ понимания реальностью (клип, шпаргалка) и есть истина современника-горожанина. Противоположная истина университета — диктат реального — символическому, 42 — понимание реальностью — символа (концепции, теоремы, закона). Первое — ненависть, второе — коллаборация.

Студент-горожанин — либо высказывает ненависть к точным определениям словом, либо подчиняется дискурсу университета, тогда его протест вытесняется в сферу бессознательного и мстит от туда — неврозами. Вот почему университетские тетки — часто стервы. Собственно, обучение в университете и есть коллаборация, подчинение правилам, культу авторитета или значимости, встраивание в социальную структуру. Отсев чуждых дискурсов. Контемпрорари университет — отсеивает все то, что не контемпрорари-мышление. Всевозможные институты фонда Сороса.

Доминирование в обществе дискурса горожанина превращает университет в поле боя. Выхода всего два, либо профессорский состав подчиняется правилам студентов, тогда это уже контемпрорари-университет, либо студенты подчиняются правилам своих профессоров, иначе — зачем они пришли учиться? Если во времена Лакана — это противостояние выплеснулась на улицы. Власть — тот-же университет. То, в наше время, студенты стали учить своих профессоров. Ведь те когда-то были студентами.

Вспоминается недавний рассказ одного знакомого профессора с кафедры эстетики философского факультета МГУ, его студенты, начитавшись популярных статей в интернете, сочли не актуальным его рассказ о симулякре. И он принял их точку зрения, стал доказывать мне, что этот термин устарел… Ведь так считают его студенты.

Именно это состояние культуры 1960-х — Жиль Делез и называл шизоидным, студенты учат профессора, кухарка управляет государством, зрители рисуют картины, паства читает проповедь священнику. Армия обстреливает собственные города, возлагая вину на противника.

Решение проблемы Делез видел в шизореволюции — как доведении этой шизовости до абсурда. У его партнёра была психиатрическая клиника и там они ставили эксперименты, предлагая пациентам лечить своих докторов, санитарам — работать на кухне, а поварам — садовниками. Пересказываю в общих чертах, детали я могу уже не помнить. Цель — переходное состояние психики, перезагрузка, когда прежняя «машина желания» (дискурс) — сломан, а новая ещё не построена. Как в психоделической практике, но без ДМТ и ЛСД… Естественно. В такие мгновения психика пациента свободна от диктата символического, у него появляется шанс на выбор собственного пути — шанс на излечение от шизофрении.

Другой пример, профессор философского факультета Оксфорда (последнего оплота постмодернизма) — Алан Кирби, обратил внимание, что его аспиранты перестали избирать темами научных работ — постмодернизм, кроме высокого постмодернизма в литературе 1960-х, постмодернизма в богословии и в индустрии детских игрушек. Тогда он написал шутливую провокационную статью в популярном журнале (постебался), связав тренд утраты интереса к постмодернизму — с влиянием интернета и гаджетов. Там, где вместо усвоения информации процветает её бездумная ретрансляция, посредством гаджетов, социальных сетей — постмодернизм — мертв. Статья имела успех.

Затем, он написал книгу «Дигимодернизм», где изощрённой постмодернистской игрой слов — описывал миф современника о смерти постмодернизма. В итоге, его аспирантам уже невозможно было утверждать о смерти постмодернизма. Если они хотят защититься, необходимо цитировать своего научного руководителя. Книга стала ещё более популярной, чем статья.

В определенный момент идеи Делеза повлияли на художественное мышление. Шизореволюция и вправду состоялась. Но, быстро вошла в моду, инициативу перехватил дискурс рынка, свёл все к имитации поверхностными признаками — к симулякру. И уже Шизореволюция стала считаться симулякром нового мышления. Так и появилось галерейное контемпрорари.

Дискурс рынка (2314 — символ, здесь как поверхностный признак метафоры — картины, подменяющий бессознательную жажду познания) — близок дискурсу горожанина (2413 — символ, признак, клип понимания реальностью, подменяющий бессознательную жажду творчества). Горожане, посредством Интернета и социальных сетей создали комфортную — своему мировоззрению — среду общения. А рынок стал эксплуатировать такую иллюзию, зарабатывать на ней, предъявляя фальшивые бренды, то-есть — сведенные к поверхностным признакам (клипам). Единственной истиной стал ХАЙП.

Возникла соотствующая культура («современная виртуальная цивилизация» или «мир симулякра»). Университет формально сохранил свою роль, но самоизолировался за заборами кампусов, в альянсе с дискурсом рынка стал эксплуатировать иллюзии поверхностного мышления горожан. Что и есть тот самый мягкий фашизм. Несимулякр (концепт) стал считаться несовременным. А, симулякр стал культурной нормой.

Удивительно, но многие мои знакомые считают такой «мир симулякра» — постмодернизмом, не отличая его от постмодерна или даже предлагают новый термин (так как «постмодернизм — мертв») — мета-модернизм. Мировоззрение имитации мировоззрения. «Клиповое мышление — это хорошо».

Всем прочим дискурсам пришлось либо принимать новые правила игры, либо уходить в подполье. Апофеоз такой беспочвенности — nft-арт.

Но, если — по Хайдеггеру — это происходит уже столетие, — по Делезу — полвека, по Платону две с половиной тысячи лет, то не проще ли предположить, что такие вечные олимпийские игры дискурсов проводятся для каждого поколения.

12.04.2022.

PS. В интересное время живём, товарищи…

Казалось бы — вот он тупик, но нет, природа берет своё и история идёт на новый круг.

Отправлено с iPad

Subscribe to our channel in Telegram to read the best materials of the platform and be aware of everything that happens on syg.ma

Author