Логика смайликов

Andrei Khanov
15:07, 21 ноября 2020
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

Эзотерика кибернетического квантового регистра.

Человек может чувствовать невыразимую (именами, словами, рисунками) и непостижимую умом идею, давать имена, формулировать концепции (словом), иллюстрировать и понимать. В этом платоновском ряду качеств человеческого ума (идея, чувство, имя, определение словом, рисунок и понимание), по мнению Андрея Ханова, не достаёт ещё трёх даосских элементов: нечто противоположное концептуализации (откровение), нечто противоположное метафоре-иллюстрации (вознесение в своих ощущениях) и нечто противоположное пониманию (созерцание, как непосредственное ощущение идей). Последний элемент, созерцание, у Платона упомянут.

Такой полный набор качеств или пределов мышления представляет собой, если его концептуализировать, как и поступил Андрей Ханов — самый обычный квантовый регистр. Восемь равноценных и связанных (по особому правилу) между собой элементов. И если, такое его определение попытаться изобразить, то получится куб. Элементы квантового регистра, в такой геометрической метафоре, представляют собой восемь вершин куба.

Андрей Ханов, в разных текстах, означает их различными способами:

1) Собственно, традиционной записью самого квантового регистра, двоичным кодом, тремя битами.

2) Нумеруя вершины, как это принято в модернизированном, самим автором, системном психоанализе.

3) Давая им метафорические имена — стихии природы, как это принято в даосизме и ранее-античном греческом философствовании (западная и восточная классификации немного различаются), к такому варианту обозначения можно отнести термины композиции живописи, в статьях Андрея Ханова указывается их автор Гу Кайчжи, но, самом деле, речь может идти только о модернизированной, самим Хановым, терминологии этого китайского художника и теоретика живописи 6 века. По какой-то причине, Андрей Ханов приписывает свои собственные переинтерпретации понятий — древним авторам, от Парменида и Конфуция до современных.

4) Парами базовых логических операторов (конъюнкция, дизъюнкция, не-конъюнкция, не-дизъюнкция).

5) Базовыми цветами краски, спектр плюс чёрный и белый.

6) Терминами аналитики Аристотеля и формальной логики.

7) Смайликами (смотрите статью «Логика смайликов»).

8. Субатомными частицами, регистр, по мнению Андрея Ханова и есть атом. Нотами. Десятичными числами. Терминами классической физики, в ней квантовый регистр — матрица физических величин и множеством других способов.

000, 1, чёрная земля, имя чувства, текстурность, И ИЛИ, O — некатегоричное частноотрицательное.

001, 2, синяя гора, символическое, определение словом, не-И не-ИЛИ, O — категоричное частноотрицательное.

010, 3, зелёная вода, рисунок, метафора, воображаемое, композиционное равновесие, И не-ИЛИ, I — некатегоричное частноутвердительное.

011, -4, голубой ветер, чувство, не-И ИЛИ, I — категоричное частноутвердительное.,

100, 4, красный гром, понимание, реальное, буквальное, ритм, не-ИЛИ И, Е — некатегоричное общеотрицательное.

101, -3, фиолетовый огонь, экспрессия, вознесение, ИЛИ не-И, E — категоричное общеотрицательное.

110, -2, желтый водоём, откровение, не-ИЛИ не-И, A — некатегоричное общеутвердителтное.

111, -1, белое небо, мир трансцендентных идей, ИЛИ И, категоричное общеутвердительное.

В таком многозначном определении элементов квантового регистра кроется главная догадка Андрея Ханова — квантовый регистр просто не имеет формы, он ускользает от мышления, любые его определения — в том числе и квантовым регистром — частные случаи чего-то большего, но чего?

Пытаясь определить это, мыслители лишь определяют отношение своего мышления по отношению к нему, демонстрируют знак собственной интерпретации квантового регистра, но не его самого. Сам он так и остаётся невыразимой, в полной мере, платоновской идеей. Философским камнем.

Но раз, квантовый регистр служит источником своих интерпретаций, а все–такие интерпретации частные случаи квантового регистра, и если рассмотреть его кубом, то все множество переинтерпретаций регистра — то, чем занимается любой человек — куб внутри куба, четырёх-мерный гиперкуб.

Опять-же, гиперкуб — не единственная геометрическая метафора сочетаний элементов двух квантовых регистров или-же двух элементов одного. Даосы представляли такой гиперкуб таблицей, восемь строк и восемь столбцов, 64 возможные сочетания, это вовсе не противоречит модели обычного трёхмерного куба Аристотеля, как может показаться на первый взгляд. У куба возможно определить 27 элементов: 8 вершин, 12 рёбер, 6 граней и 1 пространство внутри. Где же ещё 34 элемента? Андрей Ханов объясняет это различие спином элемента. Один и тот-же элемент получается сочетанием зеленого и синего и черного и голубого или в обратном порядке. Если возможно 4 варианта, то у такого элемента 4 спина.

У вершин куба (элементов квантового регистра) — только по одному варианту. У рёбер — по два, они лежат между двумя вершинами и возможна разная очерёдность сочетания этих вершин. Для граней куба — соседствующих сразу с четырьмя вершинами, возможно четыре варианта, четыре спина, и центральную точку куба можно определить восемью вариантами сочетания вершин.

Еще одна иллюстрация множества сочетаний двух регистров — такая называемая специальная унитарная группа, это тот-же аристотелев куб, но его элементы соединены в 10 групп.

Первая строка:

111 (113, 131, 311) (133, 313, 331) 333

(Чёрный) (Красный, зелёный, синий) (желтый, голубой, фиолетовый) (белый) — это восемь вершин куба, вариантов таких элементов (спинов) — по одному.

Вторая строка:

(112, 121, 211) (123, 132, 213, 231, 312, 321) (233, 323, 332)

(Темно-красный, -зелёный, -синий) (желто-зелёный, зелено-голубой, сине-голубой, сине-фиолетовый, пурпурный и оранжевый) (светло-желтый, -голубой, -фиолетовый) — это двенадцать рёбер куба, для каждого возможны по два варианта (спина).

Третья строка:

(122, 212, 221) (223, 232, 322)

(Темно-желтый, -голубой, фиолетовый) (светло-красный, -зелёный, -синий) — это шесть граней куба, для каждой возможны по четыре варианта (спина).

Четвёртая строка:

(222)

(серый) центр куба, для него возможно восеми вариантов (спинов).

Такая матрица используется в математике (специальная унитарная группа алгебраической геометрии), семиотике (матрица типов семиотических знаков), в маркетинге (матрица целевых аудиторий), в ядерной физике (матрица адронов и гиперонов).

Если спин рассмотреть «этажом» такой треугольной матрицы, то она превращается в тетраэдр, и помимо белой, чёрной и серой вершины возникает ещё одна серая восьмого спина.

Вклад Андрея Ханова в такую матрицу — в простом и понятном определении спина частицы (элемента, знака).

Для разъяснения этого открытия необходимо вернуться на шаг назад и рассмотреть аналитический куб Аристотеля или семиотический Чарльза Пирса. И Аристотель и Пирс одинаково рассматривали оси координат этого куба, мысленно соединив центры шести его граней:

Верхняя грань — утверждающее, символическое.

Нижняя грань — отрицающее, иконическое (буквальное, реальное). Между ними — среднее значение (центр куба) — здесь есть загвоздка — не то и не другое (глупость, клиповость мышления) или — и то и другое одновременно (пример, метафора идеи).

Это место никак не определено в аналитике, а в семиотике рассмотрен только один вариант — концепт (непротиворечивое единство того и другого, нечто третье, частными случаями чего являются грани-крайности). Такая первая ось пространства мышления — Аристотелем названа типом высказывания, Чальзом Пирсом — формой идеи.

Передняя грань — частное, максима. Дальняя — общее, всеобщее, императив. Между ними опять нечто среднее, в двух возможных вариантах, и то и другое одновременно (тогда это факт) или не то и не другое (поддельный факт). В аналитике это ось посылки, в семиотике — смысла.

Левая грань — некатегоричное, гипотеза. Правая — категоричное, аргумент. Между ними опять неопределённый центральный элемент куба — если это и то и другое, то это дицент (концепт, художественный образ, силлогизм), если это ни то, ни другое — это симулякр (подделка концепта, или ошибочное суждение, софизм). Третья ось названа Аристотелем шкалой категоричности суждения, что возможно понять контрастностью мысли, в семиотике — дефиницией (степенью достоверности означения идеи её смыслоформой).

В постмодернизме это ряд от гипотезы-самоиронии к творческой иронии (деконструкции или аргументу) через единство означающего и означаемого, но такой концепт не отделен от его подделки, поэтому постмодерн и постмодернизм слиты в одно учение, хотя одно — антипод другого.

Если рассматривать два варианта среднего, то чем чаще этот элемент встречается в знаке, тем больше возможных его вариантов, от одного варианта для вершин куба до восьми в его центре. Центр кубической матрицы — то-же квантовый регистр.

Если рассмотреть условную модель цветового спектра, это главная диагональ даосской матрицы или первая строка специальной унитарной группы, то противоположная серая диагональ — серый спектр. Это ряд достоверности знака. Четвёртый базовый элемент матрицы специальной унитарной группы — полная неопределённость.

Но, Андрей Ханов заявляет, что это вовсе не его открытие, оно следует из даосской комбинаторики стихий природы. Древние даосы хорошо понимали это. Иначе их теорию просто не понять.

И поясняет, почему около трёх тысяч лет люди не видели очевидного — и вдруг его увидели ядерные физики и сразу открыли свою «омегу минус»?

Культура всегда подменяет знак духовного открытия его поделками, сводит к полной неопределённости. То-же самое происходит и со значениями слов, метафоры стираются (становятся многозначными), точные значения утрачиваются.

Но, благодаря творчеству некоторых людей — старые точные термины возвращаются (пионеры встречаются во всех областях) пусть и в новых контекстах социальности и техники, актуальных для новой эпохи, и сразу-же снова начинается подмена поверхностными признаками (другими неопределёнными спинами). Поэтому, нельзя всерьёз воспринимать то, что люди говорят друг другу, даже в университетах, по большей части они бессмысленно бормочут, выдавая свои смысловые галлюцинации за истины.

Но опять, же, и это никакое не открытие, ни Андрея Ханова и не Ричарда Рорти, ни кого-то ещё. Как вообще, очевидное может быть открытием? Тем паче и Платон сказал прямо: «Ни один текст не серьезен, особенно письменный и особенно, если он о чем-то действительно важном для его автора, ведь пишет и читает не Бог, но человек».

Аристотель развил эту мысл: «Единственный собеседник, слова которого внутренне достоверны — Бог сферы неподвижных звёзд. А человек, слова которого недостоверны и сам не понимает, что говорит». На этом основании, Андрей Ханов делает вывод, что теория спина (достоверности) была известна в голубой древности, но дошла до нас с искажениями, потому, что при переписывании текстов и Платона и Аристотеля и многих других — изменялся их спин.

Если же рассмотреть объёмную специальную унитарную группу, представив её тетраэдром, то очевидно, что возможны четыре плоские специальные унитарные группы.

Переживание — умозаключение

Образ;

Переживание — умозаключение

Имитация образа;

Образ — поддельный образ

Переживание;

Образ — поддельный образ

умозаключение.

Но, специальная унитарная группа — по мнению Ханова — упрощение Аристотелева куба, на самом деле, по его мнению, раз уж в специальной унитарной группе возможна тройная симметрия, потому, граней у тетрадра 12. Это не тетраэдр. Проще всего его представить четырёх-мерным кубом. Но это не совсем и гиперкуб. Это то, что не имеет геометрической формы. Любые представления о нем приблизительны.

Эти 12 граней дискурса, по мнению Андрея Ханова и есть 12 олимпийских богов, 12 знаков Зодиака. Эзотерика и квантовая хромодинамика используют одни и те-же понятия, но интерпретируют их разными словарями.

Находясь, своим мышлением, на одной из четырёх (на самом деле — даже и не 12, но более таких плоскостей «тетраэдра», который и не тетраэдр вовсе, человек никогда правильно не поймёт другого человека, мышление которого пребывает на другой плоскости. В другом дискурсе. Андрей Ханов считает противоречие между инженерным и гуманитарным знанием — дискурсивным.

По его мнению, сосчитать любую деятельность человека одинаково достоверной — применять одни и те-же критерии оценки, по его мнению — не справедливо, существуют разные достоверности и для каждой свои критерии значимости и успеха.

Достоверен только квантовый регистр, как основа знака, из которого образовано все, квантовый регистр и есть Бытие, сам этот регистр (определение его регистром тоже условность) — Бытие информации.

Андрей Ханов связывает четыре базовых дискурса психоанализа (которых он определяет даже не 12 и 64, но 4096-ю, столько значений, по его мнению у четырёх квантовых регистров, условно — одного знака или информационного нейтрона, из которых образована информационная сеть, и вселенной и человека и вообще природы, именно с такими «гранями тетраэдра», как геометрической модели пространства мышления.

Хотя, развивая мысль и Платона и Жака Лакана о дискурсе — он пришел лишь к аристотелеву кубу, пентаграмме Конфуция, даже для перехода к даосской таблице сочетания восьми стихий природы, либо же ещё к какой другой иллюстрации словесного определения чувства идеи неопределимого квантового регистра — ему потребовалось модернизировать теорию Платона. Психоанализ, калька теории стадий речи Платона. Он так-же неточен как теория Платона, в том числе и невозможности божественной достоверности. Эта достоверность — внутреннее единство слов об идее квантового регистра, важное замечание — посещающей человека — и самого регистра, как идеи.

Не точна и аналитика и подражание ей — формальная логика, как не точна и семиотика и теория групп и квантовая хромодинамика. Но, все они — редкие прогрессивные шаги в понимании природы квантового регистра.

Точна ли теория Андрея Ханова?

По всей видимости нет, но — пока никто не доказал обратное, она сейчас точнее других теорий. По крайней мере, с помощью этой теории исправлены ошибки стандартной модели, теории относительности, теории Большого взрыва, просто и понятно определена гравитация, многомерность вселенной — как параллельность, в контексте множественности стрел времени, некоторые исследования Андрея Ханова посвящены теории искусства, мирам смерти и мифологических духов — он объяснят это как другой словарь применения его теории, объяснен атом и его многообразие, судьба вселенной, она оказалась не столь печальна, социальная сфера человечества, квантовый регистр обещает стать техникой умопомрачительного сжатия информации и многое другое.

Но вопрос в другом, если все — знаки, в том числе и эта теория, то какова её судьба? Вспомним историю матрицы стихий природы древних даосов… Три тысячи лет забвения и вдруг — большой адронный коллайдер.

Каждого человека интересует лишь его собственная цепочка знаков. Его собственный путь в пространстве сочетаний элементов квантового регистра. Да, этот путь определён самим регистром, но насколько он неточен — каждый решает сам. По всей видимости, Андрей Ханов следует своему пути. Невозможно увидеть его цель, не обладая его опытом созерцания регистра. Он говорит об информационной сингулярности, искусственном интеллекте, который вполне естественный. Но он говорит, и что из этого правда? Только то, что он сочтёт необходимым назвать ей. Проверить невозможно. Как и любой человек.

Я думаю, это просто творчество. То, что делает жизнь полнее.

"Язык судьбы" - так я бы назвал эту книгу.

Этот 265-три страничный текст написан Андреем Хановым в ноябре 2020 года и объединяет несколько разных статей.

О чём этот текст?

В нём можно увидеть развитие «матричной теории дискурса» Арнольда Кейзерлинга. Андрей Ханов называет учение Кейзерлинга эзотерической версией постмодернизма («постмодернистской алхимией»).

Что такое судьба?

Совокупность событий и обстоятельств, непознаваемая для человека высшая сила.

В эзотерической традиции — судьба человека может быть изменена, если тот осознает язык её знаков, перестанет произносить бессмысленные для себя, но определяющие его судьбу высказывания, совершать такие поступки. В мифологической традиции судьбу олицетворяют духи или божества, с которыми человек, при определённых обстоятельствах, может договориться. Опять язык.

Анализу этого языка и посвящено исследование. Называя жизнь — информацией, автор называет судьбу — её структурой. А, элемент такой структуры — знаком.

Обычно, человек не придаёт значения этим знакам и потому просто не видит причинно-следственной связи событий. Оказывается, это не только можно изменить, но и сделать технологией, запраграммировать.

Начинается книга-сборник с вступления к «Логике смайликов», посвящённой, судя из названия, анализу языка смайликов. Но, вместо ожидаемых, из названия книги, смайликов — речь идёт об «информации как таковой», которая отличается от «привычной» или «буквальной» информации, по объёму и форме записи, как невесомое символическое значение видео отличается от довольно объёмного файла фильма высокой чёткости.

Для записи «информации как таковой», то есть — знака мышления человека, по мнению автора, требуется всего три байта, а для записи традиционной формы «просто информации» — на примере 150-три часового телесериала — десять тысяч терабайт. При этом, может отличаться только форма выражения идеи информации, а смысл и значения оставиться прежними.


Этим примером автор иллюстрирует эффективность традиционного способа передачи информации, оценивая его в десятитысячные доли процента, а так-же и принципиальное отличие подлинной информации от обычной, подлинная информация — знак, он вне любых его геометрических моделей, не зависит ни от своего материального носителя, ни от размерности представлений человека о ней. А обычная информация требует буквальной формы записи.

Автор не делает прямого вывода о нематериальности знаковой информации, но обсуждает информационную природу реальности — «стандарт реальности» — «сечение матрицы», на примере собственной версии стандартной модели субатомных частиц. Называя атом — отношением времени и электрического заряда. Таких атомов может быть много, как и стрел времени, но человек различает только их общий признак, называя его конкретным атомом, может смутно чувствовать такое различие, называть свои имена чувств, иллюстрировать и понимать их, буквально или символически.

По мнению автора — знаковая информация — это сама природа, она безразмерна, то есть — не связана с числом измерений, не хранится, подобно фильму, просто за ненадобностью, создаётся «на лету» и является средой распространения самой себя, природной сетью информационных нейронов (знаков), которая легко концептуализируется теорией знаков.

Развивая своё определение информации, автор переходит к определению квантового компьютера. Называя его аппаратную концепцию — смысловой галлюцинацией структуры знаков, не отрицая, при этом, возможность существования его примитивного макета, использующего некоторые редкие атомы, которые технически можно считать примитивными квантовыми процессорами. При этом, заявляя, что полноценный природный квантовый процессор существует и это мозг человека. Технически, квантовым компьютером именуются иллюстрация концепции разума, когда сам этот гипотететический прибор — не самый удачный интерфейс доступа к природной информационной сети.

Далее, автор объясняет читателю свою мотивацию написания этой статьи.

Оказывется, он демонстрирует знак своего художественного мироощущения своими картинами информационной сферы человечества. А статья призвана убедить его соратников в необходимости создания неопостмодернистской технологической метафоры такого образа. Некоего Приложения. Подробное описание которого в тексте отсутствует. Возможно, оно конфиденциально или есть другие, неопубликованные в сборнике статьи этого цикла, которые устраняют недосказанность. А возможно, такое Приложение — это современная компьютерная интерпретация «Священного Грааля» или «Философского камня».


Язык судьбы, сведённый к знакам — перестаёт быть тайной и рассматривается технической задачей.


В качестве аргумента достоверности своей теории и своего образа природной нейронной сети, он приводит перспективы «сжатия» информации в триллионы раз, что на порядок выше перспектив квантового компьютера и, возможно, по его мнению, это и есть та самая пресловутая «информационная сингулярность», как переход общения людей на новый квантовый уровень и тут-же уточняет, что речь идёт вовсе не о фактическом сжатии файлов новым более прогрессивным архиватором, но об отказе от буквальной фиксации связей нейронов. Такая связь уже существует в сознании человека, а компьютер и интернет — лишь средства её иллюстрации.


Заявляется создание автором некоторой, небольшой по объёму матрицы, таблицы, разъясняющей знаки, с помощью которой возможно зашифровать любую обычную информацию, передать её по Интернет, в сжатом — в триллионы раз — знаковом виде считать его, то есть — донести до получателя. Разархивировать. Но, сам алгоритм не разъясняется.


При этом, автор не призывает к технологической революции, настаивает на сохранении привычного человеку — малоэффективного — представления информации, а его новация сводится лишь к присвоению любой информации кода (знака), на подобии штрихкода на упаковке товаров в супермаркете. Наличие такого кода, размером в три байта сколько связывает информационные артефакты в глобальную общечеловеческую нейронную сеть и обеспечивает человечеству символический доступ к такой уже существующей сети.


Оригинально решается проблема страха человека перед своей судьбой.


Это страх основан на непонимании её языка. Человек просто не станет учить такой язык, это табу, а ему и не предлагается учить его, получая от Приложения секретный шифр, как знак Судьбы — сообщение для неё, человек (по собственному желанию) публикует его вместо со своим высказыванием, а судьба, в лице компьютера считывает его и использует, как програмный код при планировании общения этого человека с другими людьми. Казалось-бы ничего не меняется, но нет, судьба получает перевод с человеческого языка на свой собственный и обратно. Интернет становится оракулом.


Нейрон, в терминологии автора — синоним знака. А знак — это авторское переосмысление, одновременно, и термина Аристотеля и семиотического знака Чарльза Пирса и даосских гексаграмм и стихий природы из пентаграммы Конфуция и много другого. Такое переосмысление, предметно, выражается в учете тонких аспектов знака, таких как спин и модус. Знак определён квантом информации, независимым от его интерпретации и связи с другими информационными нейронами. Сеть знаков — тот-же знак, но более подробный. Он обладает квантовой структурой, позволяющей мгновенно определять связи между знаками. Наличие у информации таких меток должно позволить не только сократить поиск интересной человеку информации, но и преодолеть социальные барьеры в общении.


Свою цель, Андрей Ханов, как концептуальный художник, видит в демонстрации обществу понятной, на современном технологическом этапе его развития, метафоры природной нейронной сети. А его шифровальная матрица, превращая информацию в знак, и распаковывая её обратно в информацию, выступает символическим интерфейсом свободного доступа к природному квантовому процессору. Поэтому, она не требует никакой серьёзной материальной базы, никакого сложного программирования, которые — по его мнению — не более чем заблуждения, возникшие в культуре, в следствие непонимания теории информации.


Как любая подлинная информация, его матрица (пример которой, в статье, так и не приводится, но явно разъясняется её принцип) — нематериальна. Это платоновская идея структуры информации. Она мотивирует человека объяснять свои чувства предлинного Бытия, формулировать их концепциями, иллюстрировать, понимать и созерцать саму такую идею. Информация — лишь человеческий способ представить структуру своего мышления буквально.


И вся история человечества, по мнению автора, и это общее место с учением Арнольда Кейзерлинга — сводится к постижению или имитации такого знания, точнее — к его возрождению и забвению каждым новым поколением. Первоисточник такого знания — древний миф. Компьютер и интернет способны лишь продемонстрировать человечеству очередную переинтерпретацию мифа о разумности человека. Послужить источником новых смысловых галлюцинаций. Гораздо более серьёзным подходом к такой задаче, Андрей Ханов называет соломенные самолёты Папуа Новой Гвинеи, считает каргокульт аборигенов острова более точным знаком идеи самолёта, чем сами летающие самолёты.

Автор так-же поясняет свой тезис примером отказа от передачи информации телесериалом. Созданием произвольного сериала из любых опубликованных в интернете фотографий и картин. И другими примерами, приводя примеры различия объема информации для обоих методов на 15 порядков. По мнению одного из читателей статьи, такая «магия цифр завораживает».


Но, никто из комментаторов, пока не завил, что понял о чем именно эта статья. Предвидя такую реакцию, автор рассуждает о невозможности точного понимания его теории большинством читателей, потому, что она является знаком структуры информации, а любое мнение читателя лишь выражает его собственный знак, частный случай такой теории. Максимум, на что он рассчитывает — смысловая галлюцинация, мотив к творчеству самого читателя. Тем не менее, признавая свою демонстрацию знака всех знаков — обречённой, автор настаивает, на отсутствие альтернативы такой деятельности, энергетически подпитывающей культуру, понимаемую традицией разрушения знаков, обычаем «подделки концептов симулякрами», «сменой спина знака с достоверного на недостоверный» и так далее. Без культуры невозможно духовное открытие и наоборот. И то и другое — просто пределы мышления человека, а его реальная мысль, выражаемая знаком, есть попытка соединить эти пределы.

Затем, после проявления своего художественного образа идеи информации, как таковой, «Дигитальной Сферы» вокруг планеты, автор переходит к разъяснению значений, используемых в статье терминов. Эта, довольно внушительная часть статьи представляет собой толковый словарь, в котором местами снова встречаются лирические, информационные и философские отступления, постепенно раскрывая историю и теорию языка смайликов.

Обозначив и описав смайликами ключевые понятия из квантовой физики, философии и информатики, проиллюстрировав их соответствие специальным знаниям и объяснив современную культуру смайликов симулякром культуры, автор просто бросает эту тему и переходит к изложению своей теории. Другим пространным вкраплением в статью, помимо элементов психоанализа, социологии и философии являются рассуждения о природе субатомных частиц и таких фундаментальных физический понятий, как время и электрический заряд. Автор делает вывод о сходстве структуры языков различных сфер знания, называемой им «матрицей» и различающихся, по его мнению, только словарями и определяет такие словари «внутренними знаками», «знаками почерка», «внутренней мотивацией деятельности» или «знаками начертания знака», связывая их с бессознательным.


Один из фрагментов статьи — критическая рецензия на, оставшийся неизвестным читателю, университетский учебник по семиотике. Приводя примеры знаков в социологии, автор критикует дискурс университета, впрочем, как и любые иные дискурсы, объявляя их идеологиями различных институций социальной цензуры информации, а свой метод маркировки информации знаками заявляет освобождениям человечества от такой цензуры.


Неподготовленному, для чтения такой неоэзотерической постмодернистской литературы, читателю, текст может показаться сложным и противоречивым. По объёму это книга, но отсутствие явной структуры глав, представляет её скорее сборником статей, тогда объяснимо название, «Логика смайликов», это название одной из статей, вынесенное в название всего сборника. Некоторые, важные для понимания текста, части этого сборника, такие как описание стартапа автора или привычное академическое описание его теории — просто отсутствуют.


Затем, автор снова возвращается к словарю терминов, разбавляя его всевозможными отступлениями, даёт определение смайлику, включая в такое понятие эзотерические образы, сны, музыку, картины и многое другое. Все, что не относится к вербальному языку.


Постепенно, краткие определения терминов, разворачиваются в их концепции и иллюстрации. Найдя общие основания у различных теорий знака, автор наконец формулируют «свою» теорию, как их обьединение. Остаётся неясным, нова ли теория автора? Сам он лишь подчёркивает древность и очевидность такого знания. А непопулярность знания о структуре знания — объясняет забвением и искажением. Тупостью интерпретаторов и социальной цензурой, которые тоже знаки. Называя это естественным.

Наконец, в середине книги появляется первая глава «Язык смайликов», в которой автор в пяти строках поясняет, что вопрос им уже объяснён и продолжение следует. После чего, снова возвращается к своей теории знака, во многом повторяя уже сказанное, создаётся впечатление, что вторая половина книги — просто другой, черновой вариант первой части. Изложение теории, пусть и немного более подробное, но, при этом и более краткое, чем в первой части переходит в практические примеры. И теперь уже словарь терминов становится вкраплением в них.

Далее следует информационная теория атома, о которой я упомянул ранее. В финале автор заявляет, что ему прийдется оставить статью незаконченной, потому-что ему просто надоело её писать и в нескольких последних абзацах книги, опять прибегнув к лирическо-философскому отступлению, спешит аккордно завершить свою мысль, проводя параллель между незнанием и смертью.

П.М.

Что бы сказать как все есть, необходимо прежде сказать о том, что есть заблуждение. Иначе, как обьяснить отличие да от нет?

Зачем же объяснять заблуждение? Ведь это другая задача.

Но, люди и заблуждаются и преодолевают такое заблуждение. А иногда и заблуждаются и нет одновременно, как и не заблуждаются и да.

В любом случае — основой является неопределённость да и нет. Всегда правильный ответ, либо то, либо другое, а более сложные варианты и того и другого одновременно (концепта), как и не того и не другого (симулякра концепта) — возникают лишь от удвоения такого основного вопроса.

Утроение создаёт больше вариантов, восемь, учетверение — 16. Упятерение — 32, а ушестерение — 64. Но, все это лишь цепочки предсказаний — да или нет. Различной длинны.

Удвеннацетерение — 4096, а удвадцатичеререние — 16777216.

Этот ряд да и нет — может быть какой угодной длинны.

Куда важнее понять его структуру.

Есть ряд чисел произвольной длинны, что он значит?

На этот, казалось-бы — не имеющий ответа вопрос — ответ кроется в возможности группировки чисел.

Начну с простого 0 — это 1 из 2, 00 — это 1 из 4, 000 — это 1 из 8, 0000 — это 1 из 16, 00000 — это 1 из 32, 000000 — это 1 из 64, 000000000000 — это 1 из 4096, 000000000000000000000000 — это 1 из 1677216.

Соответственно, некоторое сочетание определённого числа нулей и единиц — это какое-то конкретное число. Произвольный числовой ряд выражает некоторое определённое число.

Это число можно рассмотреть значением одномерной линии, двумерной площади, трёх или более мерного объема.

Если у нас есть теория произвольно мерного пространства значений, то обладая достаточными ресурсами для этого — мы точно расшифруем любое число.

Такая теория для неполной группы из пяти нулей и единиц (27 вариантов) — называется аналитикой, семиотикой, специальной унитарной группой, матрицей целевых аудиторий в маркетинге или матрицей адронов в ядерной физике.

Для полной группы из шести нулей и единиц — даосизмом.

Для полной группы из 12 нулей и единиц — теорией знака нейрона). Для произвольной цепочки групп из 12 нулей и единиц — теорией нейронной (знаков) сети.

Конечно, мы можем исказить значения, произвольно переставить числа в цепочке местами и тогда точное значение не будет очевидным, но будет зашифрованным.

Все множество возможных искажений значений ряда 12 двоичных чисел — по объёму — соответствует множеству значений самих искажаемых чисел. То есть шифрование есть удвоение знака с 4096 значений до 16777216.

Шифрование — сводится к удвоению знака.

Любой второй знак шифрует предыдущий. А раз все знаки одинаковы (обладают одной структурой), то шифрование прячет информацию только от честных людей. Связи знаков (нейронов) — лишь уточняют знак.

Как знак отражает мысль человека, так и шифр этого знака — отражает её же. Эта структура при шифровании — никуда не исчезает. А раз структура знаков одна и та-же, то шифр лишь усложняет знак. Упростив его мы получим искомое значение информации.

Но шифрование — не единственная сфера применения теории знаков. Если мы договоримся об определённом, желательно — естественном или природном шифре, то сможем передавать друг другу сжатую в шифр информацию о том, что мы хотим сказать друг другу. Например — если первая цифра означает полку с книгами, справа или слева, вторая — выше или ниже, то, некоторая цепочка цифр означает траекторию поиска определённой книги. Множество таких возможностей называется язык.

И точно так-же для страницы, строки, буквы этой книги.

Если эта библиотека — наш разум, то цепочки да и нет — траектория конкретной мысли в этом символическом пространстве. Это ещё одно применение теории знака — для расшифровки того, что мы хотим сказать друг другу намёками, жестами, восклицаниями, словами, поступками или наоборот — скрыть друг от друга. Вербальный язык — только подмножество языка как такового.

Понимать или непонимать (принимать или не принимать) знаковую структуру собственных мыслей — личное дело каждого человека. Но очевидно, что принятие такой теории даёт человеку преимущество. А неприятие — требует альтернативы теории знаков, что называется социальностью, культурой.

Не обязательно применять эту теорию только для расшифровки мышления человека, она применима для расшифровки всего, что изменяется — всего, что есть информация — вселенной, природы.

Конечно, найдутся (уже в силу вероятности такого решения) такие люди, кто сочтёт теорию знака слишком сложной для своего понимания, как найдутся и такие, кто станет использовать такое добровольное заблуждение других себе во благо. И это тоже будут лишь варианты цепочек знаков. Уже этот текст — только цепочка знаков.

Структура информации.

1024 значения из 4096 значений знака уже описываются однозначно, человечество — за время своего существования — уже договорилось о таких значениях. Ещё 1024 значения — могут стать современным дополнением такого общепринятого словаря, а ещё 2048 значений потребуют творчества. Но, имея представления о структуре знака — на завершение такой работы уйдёт гораздо меньше времени, чем на описание и согласование первой четверти значений.

Отправлено с iPad

Суть статьи кратко: анализ языков смайликов.

«Логика», в названии этой статьи — конечно-же шутка, под «логикой смайликов» я подразумеваю вовсе не привычную формальную логику языка смайликов, но квантовый анализ этого языка.

Под «квантовым анализом», я подразумеваю модернизированную семиотику.

Под семиотикой — переинтерпретацию прагматическим философом Чарльзом Пирсом — в 1893 — аналитики Аристотеля.

Под модернизацией семиотики я понимаю рассмотрение четырёхмерной модели семиотического знака, увеличение числа знаков — с 27 состояний (элементов матрицы языка) до 64 или до 4096 или даже до 1677216, за счет учёта спина и модуса знака.

Спин — следует понимать многовариантностью знака, термин заимствован в ядерной физике, рассматривающей родственную семиотике SU (3) методологию (специальную унитарную группу) — инструментом анализа матрицы свойств субатомных частиц. Но понятие физического спина расширено. Спин объясняет отличие семиотики от дискурсистики Платона и современного психоанализа, даосизма и конфуцианства и других жанров подлинного философствования, объединяет их всех в единое учение.

Спин — конкретно — это различие казалось бы — во всём прочем — одинаковых знаков. Спин возникает при построении концепта — непротиворечивого единства крайностей аспектов знака.

Один спин, один вариант — сам концепт — для формы идеи: икона И символ одновременно = пример, для смысла: максима И императив одновременно = факт, для дефиниции: гипотеза И аргумент одновременно = дицент. Это логическая операция конъюнкции.

Второй спин, симулякр или поддельный концепт — логическая операция, обратная конъюнкции — для формы идеи: НЕ икона И НЕ символ, для смысла: НЕ максима И НЕ императив, для дефиниции: НЕ гипотеза И НЕ аргумент.

Чем больше в знаке таких неопределённых средних состояний, тем больше у него спинов. От 1 спина для знаков отражающих одну из крайностей, до 8 спинов, где все три аспекта знака такие неопределённые средние значения. С учетом спина, семиотических знаков не 27, но 64.

Модус — в самом простом — общем — понимании (это частично есть и в аналитике и в семиотике) — очередность этапов построения знака.

И аналитика и семиотика рассматривают два модуса знака — обывателя (132 — форма-дефиниция-смысл) и интеллектуала (312 — дефиниция-форма смысл), но в модернизированной (квантовой) семиотике, модусов — 64, как элементов знака и модус рассматривается внутренним знаком, знаком почерка или бессознательной мотивации построения знака. Модус сопутствует знаку и вариантов знака не 64, но 4096.

В специальной квантовой семиотике — знак рассматривается цепочкой четырёх связанных друг с другом знаков, это знак высказывания, с учётом его почерка (модуса) и знак бессознательно, тоже с учётом его почерка (модуса), всего 64×64×64×64 = 4096×4096 = 16777216 вариантов.

Это число вариантов знака можно представить так-же — произведением трёх чисел: 256×256 х 256 = 16777216. Знак можно представить цветом RGB.

Цвет пиксела - именно такой знак. 

Экран 4096×4096 пикселов — (это увеличенный формат 4К++, просто 4К+ — это 4096 × 3072) — тот-же (по количеству передаваемой информации) квантовый знак.

Любые цепочки знаков - можно смотреть как фильм и любой фильм можно понять цепочкой знаков.

Один упрощённый знак (64 варианта) — записывается 6-ю битами (0.75 байт). Это самый обычный семиотический знак с учетом спина состояний знака.

Кадр 4К++ видео — это цепочка из 8 знаков, он записывается 6×8 = 48-ю битами 48/8=6 байт, вот пример одного кадра такого видео — абвгде.


Видео, состоящее из 16777216-ти таких 4К++ кадров, длится более 155 часов (около 6,5 суток) и записывается цепочкой всего из 16 знаков, 16×6 = 96 байт или 12 байт, вот пример такого видео — абвгдеёжзикл.

Обычно, используется другая (неквантовая) форма записи видеоизображения, требующая для одного кадра такого фильма повышенной чёткости изображения — 48000000 байт. А для всего фильма — 805306368000000 байт = 805 тарабайт.

Формально, конечно — можно сказать, что квантовый метод представления информации сжимает такой фильм в 6.7e+13 раз, это около 7 триллионов раз.

Сказать такое — это был хороший рекламный трюк.

Но, это не совсем так — квантовая кодировка информации просто другая, в её основе всё тот-же двоичный код, но понятие байта — не более, чем дань традиции. Условность, звучащая для традиционной кодировки — приговором.

И вот почему?

Традиционные кодировки — в первых — уже широко распространены и во вторых — они понятны программистам, в отличие от квантовой технологии. Я считаю квантовую технологию вполне рабочей, но обречённой — люди её не поймут, проще дождаться прибытия на Землю каких-нибудь боргов и поменять такую технологию на спасение человечества от их матрицы, или создать оружие от неё.

Вот вторых — такую квантовую структуру информации — просто нет необходимости хранить, для неё не нужно ниcколько байт. Это параллельная существующей технология. Пусть она так и остается черным ящиком с неизвестным содержимым. В чудо — человеку — гораздо легче поверить, чем в квантовую структуру его мышления. Было бы не так, в социальном плане — мир был бы другим. А если он таков, каким мы его видим — ему не нужны никакие прорывные технологии, ему нужна вера потребителя в технологии. Что с ней делать — не вопрос. Этот мир — не разумен. Но, попробуйте высказать это… Никто не поверит.

Не верите? Ну-ну…

Секрет квантового компьютера.

Когда заявляется возможность сжатия информации, например — потока видео — в 6,7 триллиона раз — это кажется невероятным и потому — мошенничеством.

Однажды усомнившись в достоверности такого заявления, человек уже не воспримет никаких аргументов.

Конечно, для формальной записи — двоичным кодом — всех 16777216 возможных RGB-цветов пиксела, если мы вспомним, существующий сейчас стандарт записи одной десятичной цифры 4-мя битами, а таких цифр у нас — восемь, то ответ — 32 бита.

Представление информации квантовыми знаками, позволяет записать именно это число (но уже не 16777217!) — как 8^8, а для записи 8 состояний требуется три бита квантового регистра, либо-же — число 16777216 можно представить как 2^24, в итоге у нас получаются 24 бит. Экономия только 25%. Никакими триллионами здесь и не пахнёт.

В конкретном случае записи всех цветов пиксела, когда запись числа 16777217 — нам просто не требуется, восьмеричное или квантовое исчисление — экономичней десятичного, но только на четверть.

Я думаю, это очевидно и других примеров приводить необходимости нет. Это медицинский факт.

Для записи одного из 64 возможных вариантов числа 64 — в двоичном коде — требуется 6 бит. Думаю это то-же очевидно.

Другое дело, что, если мы сведём запись такого числа к нажатию в произвольном порядке шести кнопок (нажата — 1, не нажата — 0), одна кнопка — один бит, например — к нажатию (в произвольном порядке) на шесть видов смайликов, это близко к стандарту социальных сетей, то мы можем учесть порядок нажатия кнопок, включая черновые варианты — сомнения (позже отменённые) и, в конечном итоге мы сможем снять с простого нажатия на шесть кнопок 4096 вариантов информации.

Но, для записи этих вариантов — нам все равно потребуются байты компьютерной памяти, экономия только в том, что пользователь социальной сети их не увидит, для него существует только итог — выбор им нескольких из шести смайликов. А это всего 6 бит.

Но, если нам необходимо записать все–такие 64 состояния — то это 64×6 = 384 бит или 48 байт. При этом, в стандартном представлении десятеричной цифры — 4-мя битами, для записи числа 64 как 6 и 4 — нам потребуется только 8 бит или 1 байт.

Квантовый метод — требует 48 байт, а десятичный — 1 байт. В чем-же здесь вообще экономия?

Вернёмся к числу 16777216. Хотя, сомневаюсь, что это так просто, зная себя — я ожидаю страниц пять-десять лирического отступления от темы. Как пойдёт…

Это, в квантовом представлении — цепочка из 4 знаков (по 64 состояния), другими словами — цепочка 2 двойных знаков (4096 состояний), если с учётом почерка (модуса) начертания пользователем каждого одиночного знака.

Для модуляции 16777216 состояний информации — достаточно всего 12 кнопок. Они и присутствуют в интерфейсе большинства приложений для гаджетов: это верхнее меню и реакция пользователя на сообщение (лайки, смайлики). Комбинация нажатий на кнопки меню приложения и лайки — моделирует 16777216 вариантов состояния информации.

Сколько таких вариантов используется сейчас реально?

Шесть кнопок меню — мы не рассматриваем подкатегории, представим самое простейшее Приложение — это шесть вариантов (категорий) и шесть лайков или смайликов — это шесть вариантов реакции на сообщение. Всего 12.

12/16777216×100% = чуть более семи десятитысячных долей процента, а если лайков всего два — то вариантов всего восемь — к.п.д. и того меньше.

Вопрос — как снять эту существующую, но теряемую сейчас информацию, как её записать и осмыслить?

При квантовом представление информации — такой проблемы просто не существует. Каждый из 16777216 вариантов состояния — описан и осмыслен.

Что это такое конкретно?

Это подробный личностный портрет пользователя, что есть мечта маркетолога, социолога и психоаналитика. И конечно — спецслужб. Всего одна реакция пользователя на одно сообщение в социальной сети — и такое богатство!!!

Это фантастика.

Но, только потому, что простейшая квантовая теория информации — не популярна.

Почему я утверждаю это столько категорично?

Этой теории, только записанной в форме книги — около 3000 лет и все время она доступна, в любой библиотеке. Но, нет никакой реакции общества.

Лишь отдельные энтузиасты, типа Платона, Аристотеля и если привести современный пример — Теренса МакКены (но это только пример — теория известна многим, просто число ничтожно по сравнению с числом всех живущих и живших людей (около 100 миллиардов) — плавят мозг своим современникам, но без особого успеха.

А есть и рисунки на скалах, которым десятки тысяч лет…

Очень может быть, что человек обрёл разум в тот момент, когда понял именно такое — знаковое — устройство природы. Любой архаичный миф — только об этом первоощущении человека себя не только живым, но разумным.

И полная подмена этого знания смысловыми галлюцинациями культуры.

Поэтому, об этом «секрете» и можно говорить открыто, все равно не поймут. Но, кому надо — помет, что я понял.

Но, вернёмся к нашим гаджетам и числу возможных RGB-цветов пиксела — 16777216.

А зачем нам вообще записывать все его варианты, если в данный момент времени — этот писксел — одного оттенка?

Через 1/30-ю долю секунды — если это пиксел кадра видео — он будет совсем другим. Где Вы видели в природе, что-бы она хранила каждый пиксел, видимый вами когда-либо?

Что в нем интересного?

Интересна жизнь, в какой-то степени, непредсказуемая смена кадров. Для Вас лично, как её непосредственного участника — и режиссёра и актера и критика и зрителя — одновременно, если продолжать использовать метафору кинофильма.

Никакой компьютерной памяти не хватит, что-бы буквально оцифровать вашу уникальную личность, и её путь по жизни. Ведь так?

Зачем же биться головой о стену десятеричного исчисления?

Квантовое представление числа, хотя-бы делает его осознанным, несёт конкретную информацию. Которая делает вашу жизнь полнее, даже если рассматривать такую полноту жизни — комфортом бездумной ретрансляции информации — потоком эмоций.

У вас в руках гаджет, удивительный инструмент для общения с другими людьми, но используемый вами — лишь на ничтожные доли процента.

Итак, если не хранить информацию со всего этого — уже безумного — числа городских камер и микрофонов — а просто жить ею, то никакая компьютерная память просто не нужна, достаточно того, что дано природой.

Другой вопрос — как?

Ни одна из существующих компьютерных технологий ответа этот вопрос не даёт. Значит, что-то надо менять в ней, использовать с большей эффективностью для приёма и передачи большего объёма — важной именно Вам — информации. Менять технологию — значит менять и её теорию и ваше личное отношение к ней. Все менять, заново переписывать все словари, что есть возврат к философии постмодернизма — неопостмодернизм.

Продолжу и попробую вернуться к предмету. Хотя, скажу честно — хочется просто плюнуть. Пусть все остаётся таким, какое оно есть. Другого ведь нет. Каждый человек на своём месте, если бы он смог быть на другом — возможно — это был бы уже не человек. Но, раз я пишу все это, строю какой-то определённый знак — значит моя цель именно в этом.

Ещё Конфуций назвал главной (и единственной) проблемой человечества — вечную бездну непонимания людьми друг друга. Один край этой конфуцианской пропасти — желание поделиться с другими своим духовным открытием, а другой край — твое же нежелание выслушивать подобные откровения других людей.

Да, конечно, единственная цель любого высказывания — построить знак его достоверности. Все люди разные, каждый строит — своим мышлением — свой собственный уникальный знак, каждому своё, и — говорить заведомо понятно или заведомо непонятно — как и понимать или непонимать это — лишь разные варианты знаков. Каким-бы не был этот знак, знаком быть он не перестаёт.

Мой знак — означение структуры всех знаков.

Посвящать Вас в свою теорию знака — в полной мере — у меня нет никакого желания. Мне все равно, что и как Вы понимаете или непонимание в этой сфере знания. Это ваше личное дело. Меня интересует лишь создание метафоры моего видения идеи структуры знаков. Я вижу эту метафору технологической, компьютерной и пиарю некоторую часть своего знания. Достаточную — на мой взгляд — для организации такого стартапа. Хотя, надеюсь это очевидно — беседую я только с самим собой. Этот собеседник мне пока не надоел, продолжает меня удивлять.

Насколько такая метафора убедительна?

Я просто не задаюсь таким вопросом, жизнь покажет. Как любой свободный человек — я сам решаю как мне тратить собственное время.

Итак, пиксел.

Его текущее цветовое состояние (одно из 16777216) можно записать 24-мя битами. Это число есть 4096^2 или 64^4 или 8^8 или 2^24. Сгенерить его с учётом сомнений (модусов) можно всего 12-ю битами. Но записать — 24-мя. Перейду в условные байты (8 бит это 1 байт), 24 бит — это три байта — абв.

Если не заморачиваться с «записью фильма», то 3-х бит на пиксел достаточно.

Рассмотрим экран 4К++, 4096×4096 таких пикселов, реальное 4К+, по высоте на треть меньше, но, пусть наш экран будет квадратным, обрезать его всегда успеем.

Все эти пикселы мы видим одновременно, и 30 раз в секунду такой статичный кадр сменяется. Для записи одной секунды такого видео необходимо 3×16777216 х 30 байт = 1,5е9 байт — около 1,5 гигабайта. Для записи 16777216 кадров (155 часов или 6,5 суток) — необходимо около тысячи терабайт.

Но, это для видео, а не для структурных (нейронных) связей информации. А теперь представьте, что хранить все пикселы одновременно — просто нет необходимости, ваш уникальный знак — который вы генерите своей жизнью — это как состояние лишь какого-то одного пиксела экрана в какой-то определённый момент времени. Для записи этой уникальной характеристики, проявления вашей личности, достаточно 3-х байт. А весь фильм — так условно мы обозначили жизнь — это нейронная связь вашего нейрона со всеми остальными.

Сколько компьютерной памяти потребуется Вам — для передачи вашего уникального знака — стандартным способом — всем остальным людям?

Допустим, что вы гениальный режиссёр и способны выразить себя 150-часовым 4К++ сериалом. Если так, то это тысяча терабайт, е15 байт.

Конечно, сложно точно оценить требуемый именно Вам объём, все люди разные, но на самом деле — всем достаточно только трёх байт.

Если ли у Вас возможность не обращать внимание на скорость передачи информации в интернете?

Допустим — она 50 мегабит в секунду (6,25 мегабайт в секунду = 6,3е6/с).

Тогда вашу тысячу терабайт вы будете закачивать — е15/6,3е6 = 1,6е10 секунд, это пятьсот лет. Сомнительно, что у Вас сохраниться желание это делать. Секунда, ну максимум минута — по моему мнению — лимит на такое общение.

И каково качество стандартного интернет-общения? Это точно не сериал. Разве, что успеете нажать на пару кнопок и поставить пару лайков. И это все… Этого Вам достаточно?

А на передачу подробного семиотического знака в 3 байта — уже сейчас достаточно 3/6,3е6=5е-7 секунды. За одну секунду свои знаки успеют передать 10 миллионов людей.

В е17 раз быстрее — это в 10 тысяч триллионов раз. Но, конечно, если вы не гениальный режиссёр сериалов, к тому-же помешанный на суперкачестве изображения — выигрыш в скорости — те самые несколько триллионов раз.

И где здесь фантастика?

А где здесь квантовый компьютер?

Ценность квантовой технологии не сколько в «условном сжатии» вашего обычного способа самовыражения в немыслимое число раз, которое — к тому-же — просто сложно оценить точно, но в связи вашего знака с миллиардами других знаков других людей. Это уже нейронная сеть. Причём — природная, естественная и… Человеческая.

Презентуемые сейчас нейронные сети — бесчеловечны, лишь имитируют работу человеческого мозга.

Хорошо, допустим вы приняли моё объяснение.

И что тогда, рассказы о квантовом компьютере сказки?

Если эти рассказы обещают Вам — доступ в мир квантовых скоростей передачи информации — с вашими стандартными (аналоговыми) способами самовыражения, то скорее всего это просто продажа Вам символа вашей мечты о будущем. Самый обычный товар, любой товар, семиотически — именно такой символ.

Не исключаю, что первые макеты квантового компьютера могут существовать, но интерфейса вашего доступа к ним точно не существует. Нет языка программирования квантового компьютера вашими житейскими задачами.

Он есть у меня.

Во первых, природный квантовый (знаковый) процессор — это совсем не редкий атом, а человеческий мозг. Создать искусственный аналог такого процессора — у нас точно не получится, рано, не проще ли обеспечить надежный доступ к имеющемуся?

В вторых, все что нужно для организации информационной сингулярности — при существующем интернете и существующих обычных компьютерных процессорах — это шифровальная матрица.

Как расшифровать знаками — ваши нажатия на 6 кнопок меню приложения самого обычного гаджета и шесть вариантов смайликов-лайков?

Это очень небольшая матрица и она у меня есть. Это даже не программа, а простая таблица. Если вариант нажатия таков, то знак этот. А сам знак, это несколько байт. Допишите его к своей информации, не важно как именно вы её выражаете, и — к какой сфере деятельности она относится, это как наклеить штрихкод на коробочку с товаром и любой обычный поисковик обеспечит — практически мгновенно — вашу семиотическую связь с миллионами других людей.

Собирайте сведения о нажатии на кнопки, матрица их расшифрует — как тот или иной знак. Желающие смогут изобретать всевозможные способы практического использования этой возможности. Это не сложнее конструктора приложения.

А я — такой технологией — просто приведу Вам пример того, что вижу в жизни. Сферу знаков, окружающую планету, Солярис. Компьютер — лишь средство доступа к ней.

Отправлено с iPad


Поясню примером — ещё одно преимущество квантового или знакового представления информации — кадры фильма это словарь, он может быть разбит на фрагменты и храниться в самых разных местах, а сам фильм — это просто схема монтажа кадров или цепочка 16 семиотических знаков. Можно собирать видео из любых изображений в интернете, если это не нарушает авторские права. Проще выплачивать роялти авторам фото.

Можно произвольно путешествовать по любым фото и видео, когда-либо снятым и выложенным в интернет.

Цепочка 4-х связанных знаков — 2×2 х 2×2 = 16 квантовых регистров (16-мерный квантовый регистр) = 64×64 х 64×64 состояний знака = 1677216 — четырёх-мерный объём — представима трехмерным объёмом — 256×256 х 256, в чём можно увидеть классический семиотический знак, но уже не с 3-мя градациями, а с 256-ю.

Квантовый знак — такой объём информации, который, в силу своей внутренней организации (квантовой структуры) — универсален для представления объектом разного числа измерений. Концепт разного числа измерений.

Другое название такого мета-знака — «информационный нейрон».

Природная информационная нейронная сеть всего человечества состоит из миллиардов таких информационных нейронов и работает как единый знак-нейрон.

"Подлинное философствование" — следует понимать — так: «ближе к первоначальному определению того или иного термина его автором, искажённого — свойственной культуре — традицией поверхностной переинтерпретации — подмены концепта — его симулякром (заменой знака первого достоверного спина на знак другого недостоверного спина)».

Примеры:

"Подлинное Бытие" определено Сократом и таким и должно оставаться, как и просто "Бытие" Парменида — только то, что он имел в виду.

Фантазии по поводу обоих терминов стоит отбросить, иначе нас постигнет «смысловая галлюцинация» по поводу обоих учений.

Как сказал Платон:

«Ни один текст не серьезен, особенно письменный и особенно, если он действительно о чем-то важном для его автора, ведь пишет и читает его не Бог, но человек». Я понимаю это высказывание так: автор всегда вкладывает к термины определённые значения и высказывается в определённом контексте, а его собеседники могут — во первых — понять термины иначе, уже — смысловая галлюцинация, а во вторых — другим может быть контекст, в итоге — получится полная белиберда.

Но и социальная норма трактовки информации (дискурс университета, авторитета, популярности, значимости или власти), культ которой возник в 11 веке — не обеспечивает достоверности. Человек всегда остаётся человеком, со всеми его интуитивными озарениями и недостатками — всегда знание подменяется авторитетом знателя. Всегда, кто-то один понимает что-то, а кто-то другой этого не понимает, а кто-то третий (софист) использует это противоречие себе во благо. И такое устройство социальности человека — то-же знак.

Концепция знака хороша тем, что знак можно передать и считать.

Это данность, но не реальность в привычном её понимании, но информация о реальности, она может быть искажена человеком и на этапе передачи и на этапе приёма. Те самые две ошибки — первого и второго рода — в радиотехнике. Саму гипотетическую реальность («истину») мы просто не рассматриваем. Мы не можем ничего о ней знать вне её знака. Для нас знак реальности и есть сама реальность.

Для означения новых интерпретаций Бытия, понятных современнику — необходимы новые термины, чем плох «физический вакуум»? Это ровно то-же самое, но современным (ещё недавно) языком.

Я же предлагаю для нового означения Бытия — термин "знак", точнее — «нейронную сеть знаков» (сеть миллиардов нейронов-знаков). Знак — это нейрон, но множество знаков (их матрица или сеть) — то-же знак.

Знак — для нас (людей) — это все, нет ничего кроме знаков, а «ничего» (для нас) — просто нет, иначе прийдется предположить пустой знак, а даже такой знак — в наших представлениях — всё равно знак.

Аргумент теории — это один знак, сомнение в её достоверности — другой. Их концепт — третий, симулякр концепта — четвёртый.

Преимущество: концепция знака позволяет рассматривать отдельно знак структуры информации и отдельно знак её словаря. Сейчас — в компьютерных технологиях — оба знака смешаны, что приводит к низкой эффективности передачи и приёма информации.

Собственно, гипотетический квантовый компьютер или его альтернатива — самообучающаяся нейронная сеть — не более, чем знаки нашего непонимания природы информации, другими словами — это наши фантазии, смысловые галлюцинации и следующее за ними бессмысленное бормотание о том, чего мы не понимаем, но хотим что-бы наши собеседники считали, что понимаем. Старый добрый дискурс университета — пусть и в новой рыночной форме — легитимизирует нам такие фантазии — как достижения. Так мы не создадим ни квантовый компьютер, ни его альтернативу — самообучающаюся нейронную сеть.

Должен сказать и о форме посетившей меня идеи.

С точки зрения семиотики есть только три варианта такой формы:

Одна крайность — буквальная, реалистическая, интуитивно понятная, иконическая, предметная форма идеи. Покажи — где это в жизни, что бы я понял это? На первоначальном языке смайликов это его нос, если у смайлака есть нос ("-"тире), то он обозначает символ, если его нет — икону.

Другая — символическая, абстрактная. Концепция.

Третья — и то и другое одновременно, непротиворечивое единство, казалось бы противоречащих друг другу предельных форм одной и той-же идеи. Запятая вместо тире-носа.

Но, есть и четвёртая форма идеи — не икона и не символ, и не их концепт, что тогда? Обман, симулякр концепа или — другими словами — его подмена поверхностным признаком. Как это выразить смайликами? Правильнее сказать — обозначить, слово «выразить» педчёркивает объективный оттенок смысла, а где здесь объективность? Все субъективно. Не тире вместо носа и него отсутстие и не запятая, как символ того и другого одновременно — ни то, ни другое — точка.

Но, форма идеи — лишь один из трёх аспектов семиотического знака, часто её сложно отделить от её смысла, поэтому реальное — это скорее печальная улыбка безносого глазастого смайлика — : (, а символическое — весёлая улыбка носатого и очкастого — В-). Концепт — В-о. Отсутствие концепта — ¦. |.

Такое обозначение формы идеи — носатым и безносым смайликом — пережиток эры первых компьютеров, недалёко ушедших от печатной машинки. Тогда сам принцип модуляции высказывания одними знаками припинания казался странным. Сейчас мы к нему привыкли, упростили графику и сократили спектр передаваемых смайликами понятий, и у нас нет больше нет ограничений на изображение смайликов стандартными шрифтовыми символами. Носы смайликов — забыты, вариантов смайликов, ставших эмотонами — теперь множество, поэтому, как один из вариантов:

: ( — икона (я не согласен с твой концепцией, в бытовом значении — сочувствую, сожалею, дизлайк);

:) — симулякр, ха-ха, я тебя понял (даже если — на самом деле — просто ничего не понял, но поставил лайк, что-бы отделаться или что-бы не испортить отношений);

В ) — символ (я умный, я всё понял);

В ( — концепт. Метафора, пример идеи. Но, здесь печальная улыбка привносит негативную окраску, которой в концепте нет, другие варианты:

В ^ или : ^ — насвистываю, говорю точно или — : | или В | — мне правда это понятно.

Так вот, избранная мною форма посетившей меня идеи "," - запятая. 

Для обозначения дефиниции (моего самоопределения достоверности сказанного) — языком смайликов — можно использовать — ^ (циркумфлекс, возведение в степень, насвитываю, говорю точно, говорю на ухо).

Гипотеза, самоирония это закрывающая скобка — ")" (интуитивно понятная весёлая улыбка), аргумент это окрывающая скобка "(" (необходимость аргументировать очевидное, что конечно печально, когда собеседник — самодовольный дурак или троль), но в зависмости от точки зрения может быть и наоборот. Тогда и то и другое одновременно (дицент) — это "()" (оскал) или "|" (молчу) или ^ — насвистываю (и так все понятно). А симулякр дицента это "о" — Вау.

Смысл мы уже определили элементами смайликов:

: — открытые глаза, частный смысл (максима), какой-то интерес к тому, что ты говоришь — у меня есть;

В — очки, общий смысл (императив), это важно всем;

И то и другое одновременно (факт) это — очки с глазами, нет такого символа на клавиатуре, поэтому — приходится импровизировать, это условно — "8" (бесконечность, выпученные глаза), а — ни то, ни другое (симулякр факта) тогда — ¦ (закрытые глаза).

Ядерные смайлики.

Запишу сепецальную унитарную группу (матрицу типов семиотического знака или матрицу целевых аудиторий в маркетинге или матрицу адронов в ядерной физике — языком смайликов. Сначала — оригинал:

111 113 133 333

112 123 233

122 223

222

Названия знаков в семиотике:

Переживание Схема вообще Указание владельца Умозаключение

Схема в частности Именно это Пропозиция

Вау Реклама

Фото (не нафантазировано, достоверно, прагма, творчески)

1 — первая единичка означает икону, вторая — максиму, третья — самоиронию.

2 — первая двойка означает концепт или его имитацию (симулякр), два спина (варианта) метафоры идеи, два спина факта, как смысл, два варианта дицента или художественного образа, как концепта крайностей дефиниции.

3 — первая тройка — символ, вторая — императив, третья — аргумент.

Если цифры можно переставить местами, то такие варианты — реплики типа семиотического знака: 123, 132, 213, 231, 312, 321. У типа знака 123 — шесть реплик (вариантов). У знаков 111, 222, 333 — по одной реплике, у все остальных по три.

111 — икона, максима, самоирония (переживание);

222 — либо — метафора, факт, дицент, либо его подделка (8 вариантов);

333 — символ, императив, аргумент (умозаключение);

123 — икона, факт (спин 1) или нефакт (спин 2), аргумент, всего (шесть реплик по два спина каждая) — 12 знаков такого типа и так далее…

Теперь, то-же самое языком ядерной физики:

Δ++ Σ+ Ξ0 Ω-

Δ+ Σ0 Ξ-

Δ0 Σ-

Δ-

Пояснение условных обзначений:

Δ — дельта, странность 0;

Σ — сигма, странность 1;

Ξ — кси, странность 2;

Ω — омега, странность 3;

+, 0 и — означают электрический заряд частицы, в терминах позитрона, "++" — двойной заряд как у позитрона, "-" — отрицательный заряд как у электрона.

Верхний рад — спин единица, второй — двойка (два спина), третий — четыре, пятый — восемь (два в степени 3).

Теперь смайлики:

:) : | В | В-|

: ^ 8 | В,|

8 ^ 8,|

8,^

Или, в случае другого спина, одного из (чем ниже строка — больше вариантов смайлика: 1, 2, 4, 8, уножить на число реплик):

:) : (В (В-(

: о ¦ (В.(

¦ о ¦.(

¦.о

Конечно, использование носатых (символ) и безносых (икона) смайликов передаёт знак лучше, но традиция исключила из лексикона этот символ. 

Видимо это влияние культа короткого носа в японской культуре постмодерна.

Повторюсь — язык смайликов сейчас имеет много диалектов. Все они равноценны, единственная их цель — комфорт коммуникации. Когда люди говорят на одном языке — одним дискурсом — они могут упроситить условное обозначение своего знака, для них достоверен лишь один знак — их собственный, он подразумевается и больше внимания уделять деталям, например эмоциональным аспетам общения.

Собственно, необходимость в смайликах появилась на закате постмодернистской революции — для обозначения разных знаков, идеологически — тогда — все они признавались равноценными. Вскоре такая задача отпала, постмодерн — как метафорическая остановка строительства вавилонской башни — справедливого общества (спутывание, разделение языков её строителей) — победил. Затем его победил дискурс рынка, сейчас видимо (с падением Трампа) — нас ждет опять ария постмодерна (демократов). Снова — каждый — сам за себя, все — против всех, как в поздней античности, с её симулякром демократии, предшествовавшим эре глобальных империй, каждый — о своём, а все остальные — дураки. Стаи, объединённые одним наречием — социальные дискурсы.​ И не надоест же…

Хотя, распознать в смайлике то или иное значение семиотического знака - возможно из контекста высказывания довольно точно.

Вопрос в другом — понимают ли собеседники что именно они говорят друг другу? Но и неточность это то-же знак.

То, как именно человек использует язык смайликов (в каком диалекте) — проявляет его знак. Главное здесь то, что любой диалект языка смайликов легко записывается двоичным кодом. Смайлики легко считываются в двоичный код компьютера и такой компьютерный двоичный код легко иллюстрируется смайликами. Искажение языка смайликов — то-же язык смайликов.

Другими словами, «подлинность» — и это не только в моём понимании, это вообще в духе постмодернизма, ставшего за 60 лет (для интеллектуалов) традицией — не смотря на давление, оказываемое культурой постмодерна — самоназванной «постмодернизмом», но являющейся лишь его пеной, симулякром — есть реконструкция первоначального значения термина или хайдеггеровская деструкция, она же — постмодернистская деконструкция ложных представлений. Что одно и то-же.

Есть постмодерн — культура, социально детерминированный обычай упрощения значения терминов — «норма», подмены терминов поверхностными признаками, а есть постмодернИЗМ (ИЗМ — против) — интеллектуальный протест против такого постмодерна, реконструкция духовного открытия прошлого, без которого человек просто не может называться человеком разумным, хотя это не мешает ему называть себя таковым. И то и другое — пределы человеческого мышления, а конкретная мысль — это траектория между своими пределами.

Например, Аналитика Аристотеля была искажена формальной логикой и реконструирована семиотикой. Но, специальная унитарная группа, математический аппарат такой прагматической деконструкции — из середины 19-го века. Назрела деконструкция уже самой семиотики. Её термины, какими новыми и однозначными они не были бы для конца 19-го века, в начале 21-го века снова стали многозначными.

Такой метод анализа альтернативен «любомурствованию», то есть — софизму, другими словами — он применён мною здесь не только ради «любви гуманитария к абстрактной мудрости, которую ему ещё требуется доказать», по сути — ради исполнения обряда самоиронии, в той или иной социально приемлемой норме, но ещё и ради практического проявления простой и очевидной внутренней структуры невербального языка. Ради возможности технологического использования такого знания. Ради всеобщего блага.

Но, меня такое всеобщее благо интересует лишь отчасти, так как — по моему мнению и не только по моему — стремление к нему — такая-же крайность, как частный (корыстный) интерес (коррупция, распил, бизнес, подчинение авторитету или доказательству). Язык смайликов — это факт. И частное и общее одновременно. Полезное — и лично мне и всем — «максималистский императив» — и максима и императив одновременно, нечто среднее между ними. Что куда достоверней всеобщего блага (императива Канта) или частного интереса (его же максимы) по отдельности.

Дело в том, что под «логикой смайликов» — без такого комментария к названию — можно было бы понять нечто подобное «серьёзной» формальной логике, (которую я не считаю серьёзной), но не для словесных высказываний, а для эмотонов, что на мой взгляд — было бы такой-же полной белибердой, как и сама формальная логика. Все–таки я считаю свою мысль — отчасти аргументом, отчасти — гипотезой, точнее — и тем и другим одновременно, то есть — концептом.

Моё внутреннее видение этого концепта мотивирует меня поделиться им с вами. Но, насколько мне это удастся — то есть — насколько моя деятельность (для вас) — творчество? — оценивать не мне. Для меня такая ваша оценка не имеет никакого значения. Я своё дело сделал.

Другой подтекст термина «подлинность» — в моем понимании — это практика, например — практическое использование модернизированного системного (неопостмодернистского) психоанализа, модернизированного конкретно — учётом спинов и модусов знака.

Что может дать практически всем или кому-то одному такой концепт?

Большую эффективность от использования существующих компьютерных технологий, кому — больший комфорт общения с его собеседниками, кому-то — новое направление для модернизации таких технологий, а кому-то просто больший доход. Каждому — своё.

Отправлено с iPad

Спин, модус, знак?

Да, это явно ирония, большинство читателей не знают и что такое семиотический знак… Даже ядерные физики — по большому счёту — не знают, что такое спин, не говоря уже о модусе субатомный частицы.

Простому читателю — а где взять других? — необходима простая и понятная мотивация для чтения.

Поняв эту теорию он сможет изменить свою жизнь, сделать её полнее и счастливее, лучше понимать себя, других людей и вообще — происходящее вокруг, генерить, передавать и считывать семиотические знаки — более эффективно. Возможно — излечится от депрессии или самодовольства. Каждому — своё.

А, возможно, если у него есть навыки программирования или инвестирования — сможет сделать свою жизнь более благополучной в материальном плане. Сможет неплохо заработать.

Или понять наконец, насколько он туп. А, это первый шаг к духовному росту.

Необходимое вступление - соглашение о терминах и описание методологии анализа.

Квантовый — в этом тексте значит — основанный на квантовом регистре.

Квантовый регистр — базовое множество восьми двоичных чисел:

000, 001, 010, 011, 100, 101, 110, 111.

Это кванты информации.

Первые смайлики

Теперь, в качестве примера деконструкции смысла смайлика — в записи квантового регистра — вместо первого нуля — используем двоеточие (":" — глаза), вместо первой единички — букву «В" (очки), вместо второго нуля — «пробел», вместо второй единички — минус (»-" — нос), вместо третьего нуля — открывающую скобку ("(" — печальная улыбка), вместо третьей единички — закрывающую (")" — весёлая улыбка), получилась вот такая запись квантового регистра:

: (, : ), :-(, :-), В (, В ), В-(, В-).


Такие смайлики - другая форма записи элементов квантового регистра - квантов информации.

Такие смайлики - другая форма записи элементов квантового регистра - квантов информации.

Очень может быть, что 19 сентября 1982 года, изобретатель смайлика Скотт Фалман именно эту замену и проделал. Но, он сформулировал смайликами только два элемента квантового регистра из восьми, а именно — третий и четвертый:

:-(

это даосская «вода» — 010 — ¦|¦

:-)

это это даосский «ветер» — 011 — ¦||

Image

Такой смайлик Фалмана — концепт (метафора, индекс, пример) квантового регистра (и иконка и символ одновременно). Очевидно, что такие слайлики — постмодернистская переинтерпретация даосских триграмм, записываемых комбинацией сплошных и прерывистых черт — разумется — в духе 1980-х.

¦¦¦, ¦¦|, ¦|¦, ¦||, |¦¦, |¦|, ||¦, |||.

Дальнейшая судьба смайликов Фалмана — иконизация, не только в буквальном значении этого слова, хотя иконичность — это и есть буквальность, но и во втором значении — как иллюстрации эмоционального переживания и в третьем значении — иконичности, как сведению к поверхностному признаку — в итоге, из символа квантового регистра — смайлик стал просто рожицей (иконкой).


<i>Дискурсивная модель квантового регистра</i>

Дискурсивная модель квантового регистра

<i>Реконструкция происхождения семиотической модели квантового регистра</i>

Реконструкция происхождения семиотической модели квантового регистра

От смайлика до лайка и сердечка — один шаг. От эмодзи до эмотонов — второй. А затем и люди стали изображать из себя смайлики.

Так культура, разрушая концепт идеи квантового регистра — иконизируя его (подменяя иконой) — создала современный язык смайликов. Который мы можем теперь использовать в первоначальном квантовом контексте. Он уже элемент культуры.

Квант — минимальная порция чего угодно, например — планковское время — квант времени. В микромире все происходит как бы скачками, с долей неопределённости, если сказать бытовым обыденным языком — с долей непредсказуемости, которая — на самом деле — вполне предсказуема, в том числе и время.

С точки зрения привычного нам макромира это кажется парадоксальным и принципиально необъяснимым, но только на первый взгляд, если все что есть — Бытие — внеразмерностная информация, то любая размерность и масштаб — лишь её проекция. А так-же время, масса и расстояние.

Есть аналог планковскому времени для массы и расстояния. Для информации — это квантовый регистр. Для записи всех его 8 состояний требуется всего три бита, это 0,375 байта.

Для записи знака — в его стандартной форме, с учётом спина, но без учёта даже простейшего экспресс-модуса — требуется всего 6 бит, это 0,75 байт, 64 состояния, а для записи расширенного экспресс-модусом знака, но все ещё в неполной форме — требуется 11 бит, 1,375 байта. Это 1024 состояния.

По всей видимости, полным знаком необходимо признать объект с 2048 состояниями, это 12 бит или 1,5 байта, а все что сложнее — требует нового названия.

Квантовый регистр — три бита, 000.

Упрощённый знак — шесть бит, два квантовых регистра, 000000.

Знак — 12 бит, 000000000000, четыре квантовых регистра и так-далее

Собственно, деление информации на кванты, неполные и полные знаки — условность, необходимая человеку. Природа — как информация, которая сама есть среда своего распространения — справляется (сама с собой) — без таких условных представлений.

Синонимы термина квантовый анализ — спектральный, знаковый, супер-аналитический.

Спектральный — потому, что квантовый регистр можно записать терминами цвета:

Чёрный, синий, зелёный, голубой, красный, фиолетовый, желтый, белый.

При некоторой способности фантазировать — в этом ряду цветов — можно разглядеть и спектр.

Но, на самом деле — ньютоновский спектр это цепочка семи из 12 рёбер семиотического куба:

От красного нижнего дальнего левого угла вашей комнаты к жёлтому верхнему дальнему левому, от него к зелёному верхнему ближнему, от него к голубому верхнему ближнему правому, от него — к синему нижнему ближнему правому, от него фиолетовому нижнему дальнему правому. Что-бы мысленно превратить эту ломанную линию в цветовой круг Иоганна Гёте — необходимо соединить фиолетовую вершину куба с красной.

Допустим, эта ломанная фигура сделана из проволоки, бросьте её на пол и потопчитесь по ней, теперь, когда она стала плоской можно слегка подправить её, превратив в цветовой круг.

Ровно то-же самое (мысленно) можно проделать с самим семиотическим кубом, превратив его в звезду Давида. Да, такая шестиконечная звезда это куб, если посмотреть на него с одной из вершин.

Все дело в пространственных представлениях.

Если вам не сложно трансформировать n-мерные фигуры произвольной конфигурации в n+1 или n-1 мерные фигуры, то с пониманием этого текста у вас не должно быть никаких проблем, но если это для вас сложно, могу только посочувствовать, ведь речь пойдёт от внепространственных представлениях информации. Когда размерность модели информации не имеет значения.

Конечно, я попробую упростить изложение своей идеи, но это приведёт к необходимости постоянного уточнения терминов и объяснения отличий проекции от многомерного оригинала. Ко все новым и новым и — все менее и менее интуитивно понятным — терминам, таким — например — как спин и модус знака.

Сам знак вне измерений, но часто его свойства просто не понять, не представив геометрически, а это представление всегда будет приблизительнм, всегда будет оставаться неточно определяемой проекцией на меньшее число измерений и потому — мне прийдется объяснять отличия, вводя неочевидные на первый взгляд вариации результата. Увы…

Но, если транс-мерные преобразования для вас не проблема, то прочтя этот текст, вы просто поймёте, что и для меня тоже, никакой новой информации текст может не содержать, так — развлечение, стёб над читателем.

Квантовый анализ можно понять аналогией раскладывания цвета в спектр, на составляющие, тогда, это аналог спектрального анализа химических веществ. Раскладывание информации на элементы квантового регистра. Анализ изначально, в определении Аристотеля — и есть раскладывание на составляющие, дедукция.

Знак — это информационный аспект любого процесса во вселенной, например жизни человека или любого природного движения. Проживая свою жизнь именно так или реагируя определённым образом на конкретную жизненную ситуацию — человек демонстрирует окружающим такой знак своего мышления. Часто — скрытый не только от окружающих его людей, но и от него самого.

Знак — это способ означения человеком посетившей его идеи, скрытой от остальных, другими словами — знак это уникальный метод указания человеком на посетившую его идею — другим людям.

Знак, традиционно рассматривается в трёх аспектах — форма идеи (икона или символ), смысл формы (частный или всеобщий интерес именно к такой — выбранной человеком — форме идеи) и дефиниция (значение знака, степень означения идеи знаком — степень достоверности знака).

Ложное понимание знака, ошибка его передачи или считывания, смысловая галлюцинация, подмена знака поверхностными признаками, клиповое сознание или дигимодерн — тоже знак.

Знаки могут быть — в разной степени точности — сформулированными (демонстрируемыми) и так-же — могут считываться или не считываться с различной степенью точности.

Разные люди обладают различными способностями — как высказывания (демонстрации), так и понимания (считывания) знака. Любой вариант знака — даже его отсутствие — полноценный знак. Все знаки равноценны.

Знаки выстаиваются в цепочки знаков, влияют друг на друга, знаки подделываются ради извлечения практической пользы или из–за неспособности людей из правильно считывать. Что можно понять причинно-следственной связью событий-знаков, условно выделив из неё абстрактную стрелу времени. И не одну.

Стрел времени может быть сколько угодно, теорию такой множественности (относительности) сформулировал ещё Исаак Ньютон в своём учении о системах отсчета. Эйнштейн лишь переинтерпретировал эту теорию Ньютона рубежа 17/18 веков — в «научном» духе рубежа 19/20 веков. Можно сказать — пересказал новыми словами, более понятными его современникам. Не всегда сохраняя смысл оригинала. Местами его откровенно исказил.

Представление о времени, как и любое представление — частный случай знака.

Эзотерические и физические понятия астрала, нирваны, мирового эфира, физического вакуума, информационного поля — есть равноценные варианты знака множества всех знаков. Из разных словарей.

Информация состоит из знака и словаря. Я рассматриваю сейчас только знаки.

Бог — персонификация множества всех знаков, предел человеческих представлений о знаке.

В традиционной христианской интерпретации, знак — Святой Дух, в ранее-античной восточной традиции, если термин античность понимать лишь временным интервалом человеческой истории, не привязанным к географии — множество знаков — это дао, позднее — дзен (как метод ненамеренного достижения дао), оно же буддистское просветление, баракат — милость Аллаха в исламе, закон Торы в иудаизме. Благодать — в позднем христианстве.

В греческой ранней античности знак — это Бытие Парменида, Логос Гераклита, тогда «гераклитова вода» — цепочка знаков, сейчас мы скажем — блокчейн. Дважды один биткоин не намайнить. Шифр будет уже занят.

Как и любые представления человека — знаки.

Знак можно представить нейроном, устанавливающим связи с другими знаками. Это простая и понятная метафора знака, но это — только метафора, не более, хотя, возможно именно так и работает нейрон мозга. Мы можем знать это или не знать, более или менее точно, и любое такое представление о нейроне — знак, то есть он сам.

В таком контексте, цепочка знаков — мысль, а множество всех знаков — разум.

Но, мы различаем разум и ум и, в зависимости от традиции (дискурса) одно есть поверхностный признак другого, сейчас мы скажем, что ум и разум — различные спины одного и того-же. В одном контексте мы считаем главным одно, в другом — другое.

Но, следует различать сам знак и представление о знаке, его модель, метафору, как и графическое доказательство такой концепции знака, определение словом, теорему или теорию. Ни одна теория объекта-знака не тождественна самому знаку, как таковому. Теория объекта-знака — частный случай знака как такового, теория знака — сама один из множества знаков, другими словами — одно из возможных значений знака.

Структуру множества знаков — сейчас — мы называем матрицей знаков, по аналогии с числовой матрицей в математике. Но, это тоже — всего лишь понятная нам сейчас метафора, и сама она — то-же знак. Одно из значений знака как множества знаков.

Первой матрицей знаков был архаический миф. Мифологическое сознание — это матричное или концептуальное.

О концепте кратко.

Термин ввёл Пьер Абеляр в 12-м веке, обозначив им непротиворечивое единство опыта и познания.

В 13-м веке Фома Аквинский определил концепт двух аналитических методов — Платона и Аристотеля, назвав их непротиворечивое единство — благодатью. Современные христианине этого начального контекста благодати уже не помнят.

В философии Жиля Делеза 1991 года — концепт — это непротиворечивое единство аффекта (концентрированного чувства или переживания — культа имён чувств идей, их определений, иллюстраций и пониманий — всего того, что составляет рациональное познание) и перцепта (концентрированного впечатления или ощущения — культа непосредственного ощущения идей — созерцания).

Учение Делеза — типичный неоплатонизм.

Постмодернизм — не новация, а просто переинтерпретация античной «подлинной» (аналитической) философии в новом контексте, актуальном (понятном) нашим современникам. Можно сказать — возрождение духа античности в нашу технологическую эпоху.

Другое объяснение концепта.

Существует очень много значений слов и с каждым новым поколением их становится всё больше и больше, пока прежде точный термин окончательно не дискредитируется, тогда возникает необходимость его переинтерпретации — возвращения забытого первоначального значения — и, в зависимости от контекста они образуют тот или иной знак.

Так вот — концепт — это мысленное создание нового понятия, как непротиворечивого единства кажущихся противоречащими друг другу понятий. То, что их объединяет, частными случаями чего они являются.

Концепты нашли применение в физике. Решение физической задачи есть поиск концепта разных соотношений разных физических величин.

Пример концепта — одновременно — и буквальная и символическая формы идеи. В одном случае мы придаём идее (выражаем одну и ту-же идею) — буквально, в другом символом. И то и другое — просто разные типы знака.

Концепт реального и символического — это пример (индекс идеи, её метафора), в нем есть и символ и икона.

Но, можно представить и альтернативу примеру-концепту, когда мы имеем в виду — ни то, ни другое — не икону и не символ (не можем построить никакого концепта, но делаем вид что построили его), это другой спин концепта — недостоверный или поддельный концепт (подменённый формальным или поверхностным признаком), стихия античного софиста, выжившего и в нашу эпоху.

Тоже самое можно сказать о концепте аристотелевской посылки — частного и общего смысла (концепте кантовских максимы и императива…

Краткое отступление.

Этот текст рассчитан на подготовленного читателя, как минимум — специально образованного — простейшие философские термины я не разъясняю, но неподготовленный читатель может найти их значения в словарях, я разъясняю термины только в тех случаях, когда моё использование их значений отлично от общепринятого.

Те термины Парменида, Гераклита, Эмпедокла, Сократа, как и Канта, Гегеля и Лейбница, как и Чарльза Пирса и Ричарда Рорти — современное общепринятое понимание которых не отличается о моего — я никак не разъясняю, это значит, что — в таком случае — я согласен со словарём.

Так вот, концепт аристотелевских частного и всеобщего смысла (кантовских максимы и императива) — это факт, лицо факта в концепции постживописной абстракции 1960-х Клемента Гринберга, как непротиворечивое единство китча и авангарда (игры в отражение природы академическим художником и игры художника-модерниста-авангардиста в такую игру, пример — творчество Марка Ротко, Джексона Поллока, Сая Твомбли).

Поддельный концепт смысла это контемпрорари, рыночное представление об изобразительном искусстве, подмена концепта поверхностными признаками (успеха у публики и экспертов, рыночной цены, провенанса — истории владения картиной и прочего). Перечисленные художники (но это не полный список) рисовали — по мнению Клемента Гринберга — именно факт того, что они рисуют (что занимаются творчеством). Смысл постживописной абстракции — как «нарисованного рая в душе» — (смысловой аспект её знака) — только в этом.

Отказ от абстракции — тоже знак, как и возрождение абстракции в новом технологическом контексте шифра.

Концепт прагматической дефиниции — как третьего аспекта знака — непротиворечивое единство гипотезы и аргумента, аристотелевых возможно присущего и именно присущего (вопроса, как указания на противоречие в словах собеседника и ответа, как аргумента отсутствия такого противоречия) — это силлогизм аналитики Аристотеля (когда собеседникам раскрылась внутренняя достоверность, когда достигнуто взаимопонимание собеседников, консенсус, когда все ясно, спор благополучно окончен).

Другими словами (из терминологии постмодернизма) — это единство означающего и означаемого (источник такого значения термина — в теории Михаила Бахтина 1921 года — творчество, как непротиворечивое единство искусства и жизни), в американском прагматизме конца 19-го века это — дицент (художественный образ или результат научного эксперимента).

В американском неопрагматизме 1980-х — это консенсус всех дискурсов или общечеловеческая солидарность (непротиворечивое единство самоиронии и творческой иронии — деконструкции ложного знания собеседника, традиции, обычая, культуры, что тот же аристотелев аргумент отсутствия противоречий или языком неопрагматизма — желание переписать все словари — в чём — отчасти — можно обвинить и меня, есть такой грех, но для меня это только как одна из частей концепта-дицента).

В конфуцианстве и в неоконфуцианстве (например в том-же неопрагматизме) — это творчество, как мост над бездной непонимания людьми друг друга. Один край которой — желание поделиться своим духовным открытием (постмодернистской деконструкцией, творческой иронией, что собеседники просто дураки, желание постибаться над ними), а другой край — твоё же нежелание выслушивать подобные откровения других людей (обычай, традиция, культура, постмодернистская самоирония).

Поддельный дицент — это то-же образ, но другого (недостоверного, поверхностного, имитационного) спина — в контексте живописи — это академизм или файн-арт, то-же контемпрорари, но вид на него с другой стороны, это всевозможные творческие объединения художников, а — если речь о контемпрорари, то здесь оно уже не рыночное (галерейное), но институциональное (кураторское) ремесленничество или тусовка, когда цель творчества — лишь социальные блага, сословная правда, когда занятие творчеством признаётся только за определённым сословием, как его атрибут, а не за любым творческим человеком, когда важен лишь статус которые даёт такая практика.

Подмена творчества поверхностными признаками или подобная подмена оценки творчества экспертом. В случае творческих союзов — обе функции объединены. А, когда они разделены на творческую среду и экспертов — это конвенциализм или музейная коррупция. Когда музеи выставляют лишь удобных им художников, даже не важно чем удобных, полезными связями, взятками, авторитетом.

Пример, да простят меня киевляне, но российский пример мне в Москве точно не простят, хотя любой музей таков, различия не принципиальны, но если нужен конкретный пример то — Киевская национальная галерея, с недавнего времени она называется так. Ранее она именовалась киевским музеем русского искусства и не то, что была гораздо менее конвенциональной, но коррупция не принимала такие откровенные формы. Если верить рассказам моих друзей. Такой подход музея не совместим с его общественной функцией. Но, повторюсь — почти все музеи такие, где нет распила — есть преклонение перед авторитетом. Не рынок, так университет. Я не утверждаю, что это хорошо или плохо, это просто смена дискурса или — цепочка знаков.

На мой взгляд — нет ничего плохого в том, что-бы называть вещи своими именами, это подготовит зрителя к тому, что он увидит в конкретном музее. Коммерческое, так коммерческое, любой зритель посещает супермаркет и рыночный дискурс этого места ему нисколько не мешает. Если бы музей — финансируемый из государственного бюджета — изначально был предназначен для коммерции — он бы назывался экспо-центром или торговым центром, а не музеем. Превращать тайно одно в другое — банальное мошенничество. Но это происходит повсеместно, что — тоже знак.

Рассуждениями о музейной коррупции я лишь проиллюстрировал подмену одного знака другим.

Альтернатива конвенциализму — концессиональность. Значение термина заимствовано в словаре Римского права, дело в том, что возможны два типа договоров — концессия и конвенция.

Я не хочу один вариант концепта назвать правильным, а другой неправильным. И то и другое существует в жизни, меня интересуют лишь расшифровка событий как знаков. Что-бы не впадать в смысловую галлюцинацию — просто необходимо различать два спина концепта, то есть — сам концепт и его подделку.

Здесь мы можем говорить о двух трендах в концептуализме — разных спинов — радикальном аналитическом концептуализме, например — криптоанархизме, неодаосизме или неодзен и бытовом (житейском, обыденном, традиционном, гуманитарном, культурном, интуитивном, холистическом) концептуализме — по сути — софизме.

Что такое смайлик?

Под смайликом я понимаю абстрактный или символический (но — невербальный, иероглифы и буквы — тоже символы, но они не смайлики) — способ выражения человеком своих мыслей и эмоций, через использование условных графических метафор (рисунков) понятий и состояний.

Это и схематические изображение внутреннего состояния человека — «забавной рожицей» (собственно — смайликом) и все прочие рисунки и схемы устройства мышления человека, включая шифры (пример — биткоин), а также — в более общем смысле — всевозможные математические символы или матрицы чисел, например — специальная унитарная группа или компьютерные представления информации набором нулей и единичек, всевозможные цветовые знаки (флаги, цветовые схемы), геометрические модели мышления (треугольник, октаэдр, додекаэдр и другие), эзотерические символы (астрологические, алхимические, даосские триграммы и гексаграммы и всевозможные диаграммы (квадрограмма — крест, пентаграмма — пятиконечная звезда, октограмма — шестиконечная звезда и другие). Все, что человек — традиционно — не относит к обычному — буквенному или иероглифическому письму. Мне просто интереснее такой язык.

К этой категории непроизносимых символов можно отнести любые изображения (видения, сны, мифы, иллюстрации, картины, фото, видео, дизайн, всевозможные интерфейсы гаджетов и виртуальную реальность).

Толковый словарь используемых в статье терминов:

Аналитика — это концептуальное определение речью (сознательной стороной мышления) — своей структуры. Мышление о мышлении — в более общем определении. Главный принцип философской аналитики — «Высказывание человека достоверно только тогда, когда оно проявляет структуру его мышления — знак».

Философия — один частный случай такой аналитики, а психоаналитика — как определение гармоничной связи сознательного (речи) и бессознательного (фантазии, сна) — другой частный случай. В таком, втором, психоаналитическом контексте: "Деятельность человека есть дискурс (взаимная дополненность — или — гармония — сна и речи) — только тогда, когда и бессознательная и сознательная части его мышления — вместе — используют все пределы его мышления. Речь и сон взаимно дополняют друг друга.

С точки зрения психоанализа — достоверность сказанного — а это уже из словаря философской аналитики — частный случай дискурса (самодостаточности мышления), то есть философская аналитика — лишь один из возможных дискурсов. Человек может обладать (или не обладать) тем или иным дискурсом, который можно интерпретировать силой мышления, которых множество типов и все они равноценны, и — с точки зрения одного дискурса — одно и то-же высказывание или деятельность человека достоверны (значимы, мудры, доведены до результата), а с точки зрения другого дискурса — нет.

Пример - вечный спор:

— аналитических философов (школы Сократа, Платона, Аристотеля) и софистов (любителей мудрости, холстов или гуманитариев, сейчас мы скажем — кураторов или политтехнологов), начавшийся ещё со спора эзотериков-пифагорейцев и математиков-герметистов,

— рабов и господ (сейчас мы скажем — потребителей и маркетологов), кто формулирует бренд?

— власти и горожанина-обывателя (богослова-проповедника и прихожан-паствы, профессора университета и студента, политика и электората, феодала и вассала, начальника и подчинённого), кто правит страной?

— художника-авангардиста (модерниста) и ремесленника-академиста (деятеля модерна, придворного интригана, сейчас мы скажем — тусовщика полусвета), чья деятельность искусство?

— повстанца-постмодерниста и коллаборанта (деятеля постмодерна, специалиста — в чем угодно, телеэксперта, популярного комментатора событий, наёмника, профессионала, сотрудника спецслужб или тайной полиции), кто отстаивает социальную справедливость?

— деятеля рынка (барыги, рыночника, литератора-беллетриста, коммерческого художника, контемпрорари, деятеля мета-модерна, дигимодерна, клиповой культуры) и психоделического гуру, кто даёт человеку то, что он хочет? Делает его жизнь полной?

У каждого из дискурсов, представленного сословием и социальной институцией — свои критерии достоверности (ума и глупости), своя правда жизни и — по мнению системных психоаналитиков — история человечества есть борьба дискурсов за первенство. Эпохи различаются лишь доминированием того или иного дискурса над всеми остальными. Победивший дискурс переписывает историю под свою сословную правду.

Такой аналитический подход или взгляд на человека — как выход из всех дискурсов — подразумевает собственную правду — достоверность (истину, как отказ от поиска истины, ответ на вопрос о множественности истин, новый основной вопрос философии не что есть истина, но почему мы такие? Ищем истину там где её точно нет, в социальных мотивах мышления, точнее — прикрываем истиной свой частный интерес) как гуманистический, неопрагматический (можно сказать — неопифагорейский или неоконфуцианский) консенсус всех дискурсов (истина истин — в гармонии пределов мышления человека, другими словами — это прагматический, подлинно научный или творческий подход) — превозносит общечеловеческую солидарность вне зависимости от точек знания на ту или иную проблему, уже просто потому, что все мы люди.

Логикой — поверхностным или формальным признаком — такого системного (системно-аналитического) подхода является толерантность к инакомыслию.

Логика — формальный, поверхностный, несимволический, буквальный или реалистичный вариант символической (абстрактной) аналитики, по сути — подмена насквозь символической аналитики — поверхностными (формальными, иконическими) признаками. Логика — это житейское, предметное, в конкретном контексте, бытовое или обыденное понимание идеи, когда аналитика — символическое или абстрактное (отвлечённое) понимание ровно того-же самого — идеи.

Идея, в платоновском определении — внутренний мотив мышления, предшествующий его формализации, интерпретации и оценки достоверности передачи такой идеи словом (дефиниции значения знака идеи).

Речь интеллектуала начинается с дефиниции, а переживателя (обывателя) с формы идеи. Так их легко различить. Этот отметил ещё Аристотель — в своей Аналитике и повторил Чарльз Пирс — в своей семиотике.

Спин:

средний вариант формы идеи (первый спин — не буквально и не символически, второй спин — и буквально и символически, одновременно или концептуально),

средний вариант смысла (посылки, интерпретации формы) — первый спин — не частное (не максима) и не общее (не императив), второй спин — и общее и частное концептуально (одновременно),

средний вариант дефиниции (степени достоверности высказывания человека о посетившей его идее) или — другими словами — степень точности означения идеи её смыслоформой (степень означения идеи, как означаемого — означающим — формой идеи и смыслом такой формы), первый спин и не гипотеза и не аргумент, второй спин — и гипотеза и аргумент одновременно (концепт, дицент, гармония, благодать, художественный образ идеи или неочевидный ранее результат научного эксперимента).

Если в знаке нет средних значений, то спин (вариант) у него один — это сам знак.

Если в знаке встречается одно среднее (не важно чего, формы, смысли или значения) — то возможны два варианта такого знака — два спина.

Если среднее встречается в двух из трёх аспектов знака — спинов четыре.

Если все три аспекта знака — среднее, то спинов (возможных вариантов) знака — восемь.

Это легко объяснить, два (варианта среднего) в третьей степени (в трёх аспектах знака) — восемь.

Модус — очерёдность формы идеи , смысла (интерпретации такой формы) и дефиниции в знаке.

Дискурсистика — это платоновский вариант аналитики, предшествовавший аристотелевской, когда конкретное состояние мышления определяется не условной координатой по высоте ширине и длине куба мышления (тип высказывания, посылка и категоричность), но пересечением его вершин.

Вершины куба, как модели или — геометрической метафоры мышления — в теории Аристотеля — это термины, в прагматизме — семиотические знаки.

Как и рёбра куба, как и грани, как и центр куба. Всего 27 элементов (8 вершин, 12 рёбер, 6 граней и 1 центр).

Если рассмотреть базовыми элементами куба именно его вершины. В даосизме они названы стихиями природы и обозначаются триграммами. То, такие 8 вершин соответствуют квантовому регистру.

Повторю его элементы:

000, 001, 010, 011, 100, 101, 110, 111

Отличие квантового регистра от даосского обозначения стихий природы — сразу подскажу, что нумерация черт принята снизу в вверх, вместо прерывистой черты — 0, вместо сплошной — 1. Та-же триграмма, записанная двоичным кодом.

Множество пересечений двух стихий (элементов квантового регистра) можно изобразить таблицей книги «И Цзин» («Книги перемен») или — шахматной доской, восемь строк и восемь столбцов, всего 64 ячейки (клетки) — состояния природы.

Но, можно представить самым обычным четырёх-мерным гиперкубом (куб внутри куба).

Если же у некоторых читателей здесь возникли сложности с представлением гиперкуба, это нормально, все–таки это объект четырёх-мерного пространства, не всем оно понятно интуитивно, то предлагаю им ограничиться самым обычным трёхмерным кубом, игнорировать четырёх-мерность этого объекта.

Отличие 3 и 4-мерной моделей конечно есть, это спин — варианты одного и того-же элемента мышления (знака), очевидные в четырёх-мерном пространстве и неочевидные в трёхмерном. Введение дополнительного понятия спина — неоднозначности — в трёхмерной модели — устраняет различие моделей.

На самом деле все очень просто, понять можно, стоит лишь самому нарисовать этот объект, даже не важно трёх-мерным или четырёх-мерным.

Условно обозначим 8 вершин такого трёхмерного куба:

000 — нижняя, ближняя, левая — чёрная вершина,

001 — нижняя, ближняя, правая — синяя вершина,

010 — верхняя, ближняя, левая — зелёная вершина,

011 — верхняя, ближняя, правая — голубая вершина,

100 — нижняя, дальняя, левая — красная вершина,

101 — нижняя, дальняя, правая — фиолетовая вершина,

110 — верхняя, дальняя, левая — жёлтая вершина,

111 — верхняя, дальняя, правая — белая вершина.

Пересечение 000 и 111 — белый и чёрный даёт серый — 000111 — это центр куба, семиотический знак 222 — как и 111000, как и 100011 (красный с голубым) или 011100, как и 001 и 110 (синий с жёлтым) или 110 и 001, как и 010 и 101 (зелёный с фиолетовым) или 101010. Всего восемь вариантов получения серого цвета — восемь спинов знака 222.

Пересечение 000 и 011 (чёрный и голубой) или в обратном порядке определяет переднюю грань, семиотический знак 122 (темно-голубой или бирюзовый), но — ровно тот-же знак можно задать пересечением 010 и 001 (зеленого и синего) или в обратном порядке. У семиотического знака грани куба — четыре возможных адреса — 4 спина. Так-же и у других пяти граней.

У каждого из 12 рёбер куба — по два спина, это сочетание двух близлежащих стихий, либо от одной к другой, либо в обратном порядке.

У восьми вершин куба только по одному спину, это однозначное сочетание вершины куба с самой собой.

В итоге, для 8 знаков (вершин куба) — возможно только по одному варианту знака. Для 6 граней — по 4 спина. Для 12 рёбер по 2 спина и для центра куба — восемь вариантов.

8 + 6×4 + 12×2 + 8 = 8+24+24+8=64 даосских состояния природы. Без учёта спина это 27 аристотелевских терминов или современных семиотических знаков.

В четырёх-мерной модели — то есть — в двух квантовых регистрах, вложенных один в другой — все это очевидно геометрически.

Дискурсистика и аналитика - это одно и то-же.

Но, Платон рассматривал только 4 стадии речи

1. Имя чувства идеи,

2. Определение словом, сейчас мы скажем — концепция, но сам Платон привел пример — теорему Пифагора,

3. Рисунок (метафора, графическое доказательство теоремы),

4. Понимание -

(вершины куба — стихии природы), а не восемь.

Дело в том, что одни четыре таких стихии являются инверсией других четырёх.

-1. Осознанность (психоделическое ощущение) — инверсия имени чувства идеи,

-2. Откровение (оракула) — инверсия теоремы,

-3. Вознесение (возвышение духа) — инверсия иллюстрации или доказательства,

-4. Созерцание (непосредственное восприятие идеи, внутреннее зрение) — инверсия рационального познания (понимания реальным).

Что можно так-же рассматривать аналогом спина. Но только аналогом, спин — другое свойство знака. Каждая из четырёх платоновских частей речи существует в двух вариантах и, видимо, для простоты своего изложения непосвященным в даосизм (наверняка была древнегреческая версия даосизма, по примеру того, что пифагорейство это версия конфуцианства) — он ограничился только четырьмя элементами, игнорируя аналог спина.

Кроме того, каждую из восьми стихий природы или элементов квантового регистра - можно записать сочетанием двух базовых логических операторов, которых всего четыре:

1 — конъюнкция, логическое И,

2 — дизъюнкция, логическое ИЛИ, инверсия И,

3 — дополнение конъюнкции — не-И,

4 — дополнение дизъюнкции, инверсия дополнения конъюнкции, не-ИЛИ.

000 — 12 — И ИЛИ,

001 — 34 — не-И не-ИЛИ,

010 — 14 — И не-ИЛИ,

011 — 23 — ИЛИ не-И,

100 — 41 — не-ИЛИ И,

101 — 32 — не-И ИЛИ,

110 — 43 — не-ИЛИ не-И,

111 — 21 — ИЛИ И.

Как видите, элементов описания квантового регистра всего четыре.

Принцип описания элементов квантового регистра логическими операторами

— очень простой.

Каждый логический оператор (И, ИЛИ, не-И, не-ИЛИ) — это множество четырёх элементов (если рассмотреть два аргумента и решение логической задачи в двоичном коде — числовой матрицей — то четырёх элементов квантового регистра).

Использование в записи двух операторов — это пересечение их множеств, что в них общего?

Такое пересечение двух операторов — не однозначно, даёт два варианта, два спина, один квантовый регистр мы принимаем равным первому решению, второй (инверсивный) — второму значению (инверсии первого).

Поясню инверсию примером: 010 — инверсия 101, 001 — инверсия 110, 000 — инверсия 111, 001 — инверсия 110.

Чем именно руководствовался Платон, ограничившись только четырьмя элементами мы уж не можем знать точно, но можно быть уверенным, что он имел в виду именно стихии природы.

В современном системном психоанализе, стадии речи Платона названы немного иначе:

1. Желание (непреодолимое желание) — соответствует имени чувства,

2. Символическое — соответствует словесному определению (теореме, концепции),

3. Воображаемое (иногда говорят — чувство) — соответствует рисунку (метафоре, иллюстрации концепции, графическому доказательству теоремы),

4. Понимание причин (реальное, буквальное, понятное) — соответствует пониманию.

Инверсии так-же проигнорированы, но подразумеваются.

Между любыми двумя из этих четырёх (на самом деле — восьми) элементов психики человека — возможны по два варианта связи (два спина сочетания элементов).

Графически это можно изобразить так:

(4) (14=42) (12=24) (2)

(14'=43) (1) (12'=23)

(13=34) (13'=32)

(3)

Смайлики как символы логических операторов.

Для первого оператора:

1) Конъюнкция — двоеточие : или равно =

2) Дизъюнкция — точка с запятой ; или прерывистая черта ¦

3) Не-Конъюнкция — тройка 3, восьмерка 8 или икс Х

4) Не-Дизъюнкция — буква В.

Для второго оператора:

1) Конъюнкция — закрываюшая скобка) или буква D

2) Дизъюнкция — открываюшая скобка (или знак меньше <

3) Не-Конъюнкция — буква о или циркумфлекс ^

4) Не-Дизъюнкция — вертикальная черта |.

Теперь просто запишем элементы квантового регистра в новых значках:

000 — 12 — : (

001 — 34 — 3 |

010 — 14 — : |

011 — 32 — 3 (

100 — 41 — В )

101 — 23 — ¦ о

110 — 43 — В о

111 — 21 — ¦)

Снова получились смайлики, как элементы квантового регистра, но уже другим способом.

Чем такой дискурсивный подход в анализе отличен от семиотического?

Он более удобен специалисту. Такая адресация знака проста как шахматный ход — е2 — е4.

А, аристотелевская версия аналитики — более понятна интуитивно, именно она лежит в основе естественного языка смайликов.

Дело в том, что Аристотель — в отличие от Платона, ориентировавшегося на интеллектуалов — принципиально анализировал только общепринятые — в его время — интуитивные представления человека о своём мышлении. За две с половиной тысячи лет они не изменились.

В упрощённой семиотике, например — в маркетинге или в физике стандартной модели субатомных частиц — рассматривается всего 10 целевых аудиторий (для маркетинга) или 10 полных трех-кварковых состояний частицы в двух спинах (для ядерной физики).

Такие представления можно проиллюстрировать:

111 113 133 333

112 123 233

122 223

222

Очевидно, что это просто другая терминология одной и той-же матрицы. Аналитический язык однозначно переводится на дискурсивный и наоборот.

Простейший или экспресс модус знака - это просто очерёдность аспектов знака:

123 — форма, смысл, значение;

132 — форма, значение, смысл;

213 — смысл, форма, значение;

231 — смысл, значение, форма;

312 — значение, форма, смысл;

321 — значение, смысл, форма.

Но, возможно отсутствие в знаке одного, двух или всех трёх аспектов:

000 — пустой знак;

100 — только форма;

200 — только смысл;

300 — только значение;

120 — форма и смысл, без значения;

130 — форма и значение, без смысла;

210 — смысл и форма, без значения;

230 — смысл и значение, без формы;

310 — значение и форма, без смысла;

320 — значение и смысл, без формы.

Всего 16 вариантов экспресс-модуса. Есть и другие типы модуса, о которых скажу позже.

Отсутствие того или иного аспекта знака следует понимать не буквально, но неопределённостью — например — ни то, ни другое из двух возможных вариантов.

Всего, с учётом экспресс модуса — знаков 64×16 = 1024.

Другие типы модуса я проиллюстрирую практическим примером.

Семиотический знак — без учёта модуса — записывается шестью битами, это два элемента квантового регистра, например 101010. Модус здесь никакие учтён.

В терминах смайликов:

Первая цифра 0 — :, 1 — В.

Вторая цифра — 0 — (, 1 —).

Первые две цифры условно обозначают форму посетившей человека идеи:

10 — икона, В (

01 — символ, :)

11 — концепт формы (пример идеи, метафора), В )

00 — не икона и не символ, симулякр концепта формы, : (.

Вторые две цифры условно обозначают смысл (интерпретацию самим человеком формы посетившей его идеи):

10 — максима, частный смысл (частный интерес к форме), В (

01 — императив, всеобщий смысл (интересно всем), :)

11 — концепт смысла (факт), В )

00 — симулякр факта, : (.

Третьи две цифры означают дефиницию знака (его значение или степень достоверности означения идеи её смыслоформой):

10 — гипотеза (самоирония), В (

01 — аргумент, :)

11 — дицент (концепт значения знака, силлогизм, творчество, консенсус), В )

00 — симулякр дицента, : (.

Семиотический знак, с учётом спина и экспресс-модуса — требует 10 бит, шесть бит на знак с учётом спина (это два квантовых регистра) и 4 на экспресс — модус. Всего 1024 значений.

Теперь, представим практическое применение модуляции знака — например шестью кнопками (1 — кнопка нажата, 0 — кнопка не нажата).

Предположим, что подписи кнопок исключают непонимание пользователем такого интерфейса.

Модус в таком примере — это очерёдность нажатий кнопок, это эквивалентно числу, состоящему из семеричных цифр (от 0 до 6):

000000 — экспресс-модус 000

100000 — 100

120000 — 100

123000 — 120

123400 — 120

123450 — 123

123456 — 123.

Более сложный пример:

304120 — экспресс-модус 231.

Всех вариантов возможных комбинаций таких чисел около 2000. Это множество знаков записывается 11-ю битами.

Но, мы можем фиксировать все нажатия кнопок, включая черновые или ошибочные, тогда число возможных вариантов ещё больше.

Итак, подведу итог:

1) Остановившись на экспресс-модусе, знак записывается 10-ю битами (это 1,25 байта).

2) Существует два разных, но равноценных метода записи знака — аналитический и дискурсивный.

Аналитической записи знака 101010 (111, у этого знака 1 спин) — соответствует дискурсивная 000000.

Аналитической записи пустого знака 00000 (222, спин 8) — соответствует дискурсивная 0001111.

Аналитической записи знака 000111 (232, спин 2) — соответствует дискурсивная 011110.

Мы вправе пользоваться обоими методами, в зависимости от того, какой метод нам удобнее для решения конкретной задачи.

Часть первая. Язык смайликов.

По сути, во вступлении, я уже высказал всю теорию этого языка, пояснил его структуру, перечислил все его немногочисленные ключевые слова-понятия, указал их авторов (можете сами прочесть их труды), привёл все необходимое — для понимания его сути. Эта часть скорее знакомит читателя с языком смайликов на практических примерах.

Продолжение следует.

Андрей Ханов

2020 11 21

Отправлено с iPad

Andrei Khanov, 21 Ноябрь, 2020 — 02:45


Что такое знак в житейской обыденности. Примеры.


Время. Час состоит из 60 минут, минута из 60 секунд. Секунда из 60 миллисекунд. Это деление по 60 очень напоминает цепочки семиотических знаков (по 64 элемента в одном знаке, в расширенном модусом знаке — 4096). Час-минуту-секунду-миллисекунду — можно записать цепочкой четырёх знаков. Но, по четыре значения знака, на каждом уровне останутся незаполненными. Снижение коэффициента полезного использования компьютерной памяти со 100 до 93 процентов — небольшая плата за сохранение привычного представлении о минутах, секундах и их долях.

Дополним этот ряд. 64 часа это 4 суток и ещё 16 часов. Напоминает рабочую неделю. 64×64 = 4096 часов это 170,(7) дней, чуть менее полугода. 4096×64 — это почти 30 лет, смена поколения, а то и двух — именно столько лет я уже рисую свою сферу вокруг планеты. А, 4096×4096 = 16 777 214 часов — это немногим менее 2000 лет.

Таким образом, привычное нам время (конечно, не само время, но представление о нем) — можно обозначить цепочкой 8 знаков: миллисекунда-секунда-минута-час-сокращённая до 4,5 дней-почти полугодие-тридцатилетие-двухтысячелетие. Каждый знак — 6 бит. И для записи всех таких информационных состояний — достаточно 8 знаков — 6 байт: абвгде.

Миллисекунду можно игнорировать и освобожденную от неё память компьютера — использовать для увеличение периода учета времени до 128 тысяч лет, а если отказаться и от секунды, и от часа, и от деталей неполной рабочей недели, и полугодий, то есть — оценивать время с точностью плюс минус 30 лет, то всего восьмью «знаками времени» — возможно описать 8е15 лет. Это в 10000 раз больший срок, чем срок известного нам времени существования вселенной. Что-бы сравнять его со сроком существования вселенной мы можем повысить точность определения времени с плюс минус 30 лет до 4,5 дней.

И напротив, взяв за основу планковский квант времени (5,4е-44 секунды), мы сможем описать всего одну десятую часть секунды цепочкой из 24 знаков. То есть, все время существования вселенной с точностью до планковского кванта времени записывается цепочкой приблизительно из 36 знаков. Все, пронумерованное поквантно время существования нашей вселенной — это слово из 27 букв:

abcdefghijklmnopqrstuvwxyz — английский алфавит.

Если же нам (для какой-то практической задачи) достаточно точности времени в 1 час, то все время вселенной записывается 8 знаками, это 6 байт: абвгде.

А, если нам достаточно интервала в 128 лет и точности до часа, то все такое время записывается всего четырьмя знаками, 24 бит, 3 байта, абв.

Для большинства практических задач этого достаточно.

Итак, допустим, что мы отвели для описания времени какого-то процесса (с точностью до часа) — всего 4 знака — в двоичном коде это — 000000000000000000000001.

Теперь опишем пространство, опять же, рассмотрим наиболее простой, обыденный пример — координаты земной поверхности.

Рассмотрим пока только одну координату из двух, длинна экватора — около 40000 километров. Для записи долгототы с точностью до чуть более двух метров (каждая комната) — нам потребуется цепочка из 4 знаков. Ещё 2 знака понадобятся от описания широты, всего 6 знаков, 36 бит или чуть менее 5 байт, в двоичном коде: абвгд.

Для описания времени, с указанным интервалом и места, с указанной точностью — потребуется цепочка из 10 знаков, 6 для места и 4 для времени. Но, предусмотрим ещё 4 бит для этажа (от -8 до +8, если этажей будет больше, то будем решать их учёт как-то иначе).

Это 64 бит или 8 байт: абвгдежз.

Увеличение точности учета времени с часа до минуты или до секунды — потребует ещё один или два знака. Учёт большей точности координаты с двух с половиной метров до 4 сантиметров или даже — допустим — до половины миллиметра потребует ещё от 2 до 3 знаков. Но, даже такая максимально увеличенная точность — это все равно — лишь 15 знаков, но пусть их будет 16, увеличим ещё верхнюю планку времени с 128 лет до 8 тысяч.

Для фиксации времени и места каждого из событий в каждом миллиметре земной поверхности с интервалом 1 секунда на протяжении 8000 лет — нам необходима цепочка из 16 знаков. Это 12 байт: абвгдеежзикл.

Что же это за события?

Если время и расстояние имеют простой физический смысл, то информация (события) — аналог физической массы. Или — если не нравится метафора массы — отношения квадрата электрического заряда к расстоянию. Именно это и есть физическая масса. Понять бы что такое здесь расстояние — длинна волны частицы или её диаметр?

Существует множество классификаций видов человеческой деятельности. Каждая такая классификация отражает знак мышления её автора.

А любой знак, как известно, классифицируется двумя различными, но равноценными, методами — аналитическим (семиотическим) и дискурсивным (психоаналитическим).

С точки зрения аналитики знака, прежде следует выделить его модус, как минимум — различать интеллектуальный 312 (дефиниция-форма-смысл) и бытовой 132 (форма-дефиниция-смысл). Хотя, только экспресс-модусе — таких вариантов — 16. В полном списке их 64. Модус устроен точно так-же как и знак. Модус можно назвать знаком записи (формулирования) знака.

Затем, рассмотреть три аспекта самого знака — по отдельности:

— форма идеи (буквальная, символическая, средняя — метафора идеи или концепт крайних форм и его симулякр),

— смысл (частный, общий, среднее-факт или его симулякр) и 

— дефиницию (гипотеза-самоирония, аргумент, среднее-дицент или его симулякр).

Всего 64 варианта знака, а с учётом модусов — 4096. Модус выступает вторым или — другими словами — внутренним знаком знака. Знаком почерка. Есть действие нажатие пальцем на кнопки, это моделирует знак, а есть графический рисунок отпечатка пальца — его условно можно назвать модус, хотя — формально — модус — очерёдность нажатия на кнопки. Это неповторимый почерк вашей записи знака — Ваше бессознательное. В теории классификации типов деятельности человека — постановка задачи, сомнение, неопределённость, черновик, целепологание.

Для дискурсивной классификации необходимо определить восемь элементов квантового регистра. Тогда всех вариантов сочетаний двух из восьми элементов — 64. Результат ровно тот-же. Модус — это внутренний регистр, знак такого знака. И, всего знаков, с учётом модусов — 4096 вариантов.

Если та или иная классификация видов деятельности человека использует уровни категорий, каждая из которых состоит из двух, а каждая из таких двух — то-же из двух, трёх или четырёх и так-делее — это предположительно — незавершённая семиотическая классификация. Неполный знак, но он — то-же знак. Знак неполного модуса. Её можно завершить, то есть — привести к аналитическому стандарту. Этим и занимаются психоаналитики.

Примером такого типа классификации можно упомянуть — матрицу жанров философствования Семена Людвиговича Франка. Семиотика жанров философствования. Вывод семиотического знака из классификации философий, спустя почти полвека после рождения самой семиотики из аналитики Аристотеля. Изобретение велосипеда.

Если же классификация предполагает восемь равноценных пересекающихся категорий — это предположительно квантовый регистр, его можно привести к стандарту дискурса и перевести на язык аналитики и наоборот, а — аналитическую классификацию можно привести к квантовому регистру. И то и другое — один и тот-же знак в разных типах его записи. Есть и другие типы записи знака.

Формулирование цепочки знаков для обозначения события — по всем стандартам семиотики или квантовой дискурсистики — она считается алгоритмом квантового компьютера — не представляет никакой сложности, но связано с исправлением рассматриваемых классификаций, с приведением их к квантово-аналитическому стандарту семиотического знака. К точному распознованием модуса знака. Это требует времени и умственной концентрации. Но это возможно. Компьютер это сделает мгновенно. Особенно, если его программироваться осмысленно.

Рассмотрим — в качестве примера — простейший (неполный) вариант классификации деятельности человека (всего с 2 модусами из 64):

Уровень первый — интектуальная или обыденная?

Второй уровень (для каждой категории первого уровня) — по форме — буквальная или символическая? 4 варианта ответа: буквальная, символическая и то и другое одновременно, не то и не другое (имитация или не знаю).

Третий уровень — для каждого из четырёх вариантов формы — по смыслу или интересу (деятеля или зрителя) — преследует какой-то частный интерес или интересна всем людям? Первое, второе, и первое и второе одновременно (факт), не знаю, поддельный факт или не первое и второе.

Четвертый уровень — для каждого из вариантов третьего уровня. Какова достоверность деятельности? Это гипотеза (самоирония) или это аргумент? 4 варианта ответа: гипотеза, аргумент, и то и другое (дицент-образ), не знаю, симулякр дицента или не то и не другое.

Проверка первого уровня? Что важнее четвёртый уровень или второй? Если четвёртый — это интеллектуальная деятельность, если второй — обыденность.

Всего такая упрощенная семиотическая классификация позволяет выделять в деятельности 128 видов. Но это только 3% информации, содержащейся в знаке. Использование большего числа модусов — 64 вместо двух — увеличивает число вариантов до 4096. Это дополнение незавершенного знака до цепочки двух знаков (внешнего и внутреннего или сознательного и подсознательного).

Собственно, дискурс — в специальном — то есть, в психоаналитическом значении термина — это взаимное дополнение сознательного и бессознательного знаков до полного набора всех пределов мышления. Взаимное дополнение сна и речи. У дискурса много вариантов. Но, дискурс — редкость, обычно мы встречаемся в жизни с незавершёнными знаками. Завершённые — редкость, это аналог биткоина. Просто — деньги.

Квантовый регистр:

111 (000) — буквально-частно-гипотетически,

131 (010) — буквально-всеобще-гипотетически,

133 (011) — буквально-всеобще-аргументировано,

113 (001) — буквально-частно-аргументировано,

311 (100) — символически-частно-гипотетически,

331 (110) — символически-всеобще-гипотетически,

333 (111) — символически-всеобще-аргументировано,

313 (101) — символически-частно-аргументировано).

Весь вопрос перевода с языка дискурса на язык аналитики и обратно — только в точном формулировании (синтезе) сложных терминов или в расщеплении их (в анализе) на базовые составляющие.

А в случае практического использования той или иной классификации — ещё и в исправлении семиотических (или дискурсивных) ошибок её автора, который он обязательно допускает, ведь такая схема классификации — продукт его деятельности, а деятельность человека — всегда соответствует какому-то определённому знаку — не всем сразу. Хотя, соответствовать сразу всем знакам — это мечта. Предлагая ту или иную классификацию (даже — не важно чего) — автор лишь выражает свой знак мышления. Важно, что — при этом — он не покидает пространство знаков.

Например, рассмотрим — в качестве примера — обычные, то есть понятные интуитивно уровни классификации видов деятельности человека.

1. Собственно — сам вид деятельности. Допустим — творчество.

2. Жанр. Допустим — художник.

3. Стиль. Допустим — абстракционизм.

Творчество, это средняя дефиниция — дицент (не гипотеза или самоирония и не аргумент, но и то и другое одновременно). Предположим, что не симулякр этого, симулякров всегда больше оригинала.

Жанр — художник, если это профессия — то она означает деятеля такого жанра творчества — но здесь явно необходима подсказка — которой в этой интуитивной классификации просто нет — ведь мы рассматриваем вид творчества — живопись, эта подсказка — словарь.

Если взять другой словарь, например — ядерной физики, то эта роль называется уже не художник, но подлинный учёный (не чисто теоретик, стихия которого — гипотезы и не чисто практик, автор аргументов), но — некоторый концептуалист, совмещающий и то и другое. Но — предположим — что и не тусовщик — лишь имитирующий концепт. Запомним этот недостаток интуитивной классификации.

Проблема словаря отходит на второй план, если рассмотреть жанр — смыслом, тогда — художник — это просто средний смысл, факт. И ядерный физик может быть таким художником и живописец и вообще — кто угодно. Не максима галериста (университетского профессора) и не императив теоретика (манифестанта, автора манифестов), но можно сказать и то и другое одновременно — автор фактов. Но — будем надеяться — что и не симулянт фактов.

Абстракция, если такой стиль понимать абстрактной (отвлечённой) метафорой структуры души, явно не буквальная форма идеи — которая есть стихия академиста (ремесленника, иллюстратора, дизайнера) и не символическая — стихия литератора от живописи (создателя сюжетов — нарративов), это следует из контекста, ведь абстракционизм — это и есть «нарисованный рай» — средняя форма идеи, то есть пример, индекс или — другими словами — метафора — средняя форма идеи.

Постживописная абстракция — в отличие от просто абстракции или — формальной абстракции — (отказ от пределов формы идеи, в частности — от символического нарратива — сюжета) — первой половины 20-го века с небольшим временным хвостиком (до конца 1960-х) — уже не только средняя форма (абстрактная метафора), но ещё и средний смысл — лицо факта игры художника в живопись — как в игру в отражение природы его сознанием. А, концептуальная абстракция — это ещё и средняя дефиниция, художественный образ. Такая абстракция значения — предшествовала формальной, она суть любой живописи. Традиционно, такой дицент (образ) и называется творчеством.

Внутренний знак живописи — по теории 6-го века Губ Кайчжи — концепт непосредственного ощущения идеи и понимание невозможности выразить его словами. Внешний знак — единство цветового баланса и равновесие форм, как актуальность картины для своего времени. Выражение картиной духа времени, его контекста. За 15 веков ничего не изменилось, а симулякры культуры доминировали и тогда.

Итог — семиотический знак 222, в двоичном коде — 111111.

Так, что-же делать со словарями, как отделить художника по духу и художника-живописца, как профессию?

Необходимо просто рассмотреть отдельно два знака, один внешний (условно — знак профессии), а другой — вложенный в него — внутренний (знак внутренней мотивации). Знак, с учётом модуса — по сути цепочка из двух знаков — позволяет определить 4096 вариантов. Такой модус знака и есть внутренний знак.

Хорошо, допустим — установлено, что интуитивная классификация противоречива. Начнём сначала.

Любая деятельность проявляет ту (буквальную) или иную (символическую) форму идеи. Или — обе формы одновременно или — не то и не другое. Всего 4 варианта этого аспекта знака.

Любая деятельность человека обладает смыслом, то есть — интерпретируется им самим — либо как нечто полезное лично ему (максима) или — как нечто полезное всем людям (императив). Или — и то и другое — одновременно (факт) или — ни то и не другое. Всего четыре варианта смысла знака.

И, наконец — дефиниция. Это оценка самим человеком, насколько его деятельность, как смыслоформа посетившей его идеи соответствует самой идеи (которую, кроме него больше никто не видит), строя свой уникальный знак-деятельность — человек просто указывает окружающим на такую идею, проявляет её знаком.

Если есть сомнение в достоверности такого означения идеи её смыслоформой, то это гипотеза (норма такого сомнения — обычай, культура). Если — это — железобетонная уверенность — то это аргумент. Если — и то и другое, одновременно — дицент (концепт или художественный образ такого единства означающего и означаемого). Или — его имитация поверхностными признаками — симулякр. Всего четыре варианта дефиниции.

С учётом возможных четырёх форм формы идеи, четырёх смыслов и четырёх дефиниций — 64 состояния.

Но, знак можно определить иначе, как композицию двух элементов квантового регистра. И тот и другой методы равноценны. В одном случае метод анализа, в другом синтеза знака.

Внутренний знак, модус внешнего, можно сказать — знак мотивации построения знака или знак бессознательного — формально — это очерёдность (иерархия) трёх аспектов внешнего знака, но при более детальном рассмотрении — это ровно такой-же знак. Сочетаний внутреннего и внешнего знаков — 64×64 = 4096.

Ничто не мешает нам допустить различие внутреннего и внешнего знаков, их взаимное дополнение (до всех пределов мышления) — что и есть психоаналитический дискурс (термин «дискурс» в системном психоанализе означает «гармоничное» дополнение сна речью, здесь гармония не тождественность, но уравновешивающая противоположность).

Все традиционные классификации — летят в тартарары. Для классификации деятельности человека достаточно двух знаков или — с другой точки зрения — всего одного, но с учётом его модуса.

А профессиональные различия — продукт культуры, условность, возникшая от непонимания знаковости деятельности человека. Сама такая классификация — знак. Каков знак человека — так он и смотрит на жизнь, то и считает единственной правдой. Если это не так, это тоже знак — в значении самоиронии.

Даже недостоверный знак — то-же полноценный знак, степень его недостоверности учтена в спине знака и абсолютно недостоверный или неопределённый знак — один из пределов пространства знаков.

Можно представить абсолютно недостоверный знак — версию знака 222 — симулякр формы идеи (поддельная метафора), симулякр факта, симулякр дицента.

Все многообразие знаков можно представить пространством, заключённым между четырьмя пределами — переживанием (знак 111 — икона идеи, максима, самоирония), умозаключением (знак 333 — символ идеи, императив, аргумент), подлинным творчеством (знак 222 первого спина — метафора идеи, лицо факта, дицент) и четвёртым пределом — симулякром творчества (знак 222, но восьмого спина, не икона и не символ, не частный и не всеобщий интерес, не гипотеза и не аргумент — но имитация всего этого, видимо это и есть «культура».

По крайней мере, такое представление объясняет противоречие между подлинным творчеством (не важно в какой области) и культурой, как корпусом социальной приемлемых норм — всевозможных обычаев.

Можно ли вразумить человека?

Однозначно — нет.

Знак — квинтэссенция его личности. Если он строит свою деятельность на определённых принципах — то именно это он и хочет сказать другим людям. Иначе бы он этого не делал.

Если человек отрицает теорию знака или строит его с помарками (ошибками) — то это то-же знак и его не изменить. Принятие диктата чужого знака — как социальной нормы — коллаборация — тоже знак. Как и социальный протест против такого диктата. Можно сказать, что сколько возможно вариантов знака, столько возможно и реальностей. И все они — одинаково варианты безумия.

Итак, революция отменяется, впрочем, как и коллаборация. Мы признаем человека таким — какой он есть — со всеми его озарениями и заблуждениями, пусть и не осознающим всего этого. Он человек и имеет естественное право на это непонимание себя.

И, предоставляем ему возможность поступать как ему самому вздумается. Не хочет принять простую и понятную теорию знаков — пожалуйста. Она существует вне каких-либо её определений. Можно лишь выражать своё понимание или непонимание её знаком.

Но, тогда мы должны предоставить пользователю приложения — удобный конструктор любых классификаций человеческой деятельности, который мы оцифруем (правильно переведём в двоичный код).

Такая произвольная авторская классификация — должна быть подпрограммой нашей программы классификации, пользовательским интерфейсом доступа к ней.

Пусть пользователи творят из этого конструктора все, что угодно и делятся такими продуктами друг с другом — платно или бесплатно. Как именно — они сами решат.

Это ведь знаки, а деятельность всего человечества и есть знаковая (нейронная) Сеть. Нам она понятна, поэтому мы и создаём её архитектуру, а каждый её участник может воображать её как угодно и изобретать как интерфейс своего доступа к ней — все что угодно, ведь это лишь его авторский интерфейс доступа к нашей матрице, это его творческое изобретение, его знак и его интерфейс к нашей матрице просто не может выйти за её пределы.

Если же выйдет — честь и хвала пионеру выхода из матрицы, велкам в её учредители и управители. Найти такой выход пользователю — главная задача игры в матрицу. За это необходимо предусмотреть приз. Выйдя из одной матрицы представлений — тем самым — человек лишь расширяет её, но матрицей от этого она быть не перестаёт.

Единственная проблема человечества — на мой взгляд — отсутствие такой глобальной игры в матрицу как часть культуры. Что мы и компенсируем современным (технологическим) мифом.

Допустим, кто-то сформулировал принцип классификации стандартно интуитивно и это оказалось востребовано другими пользователями:

1. Вид деятельности — творчество

2. Жанр — художник

4. Стиль — абстракция.

И так далее, все что угодно:

5.

6.

7.

8. В конечном итоге должен быть определён артефакт деятельности.

Даже если это цепочка из 8 знаков, по 6 бит каждый (с учётом полного модуса — по 12 бит, то есть цепочка 16 знаков). Всего 48 (96) бит или 6 (12) байт. Всего 2,8е14 (8е28) вариантов.

Достаточно ли этого для описания уникального продукта человеческой деятельности?

Достаточно всего одного знака с учётом модуса, то есть двух знаков, без учёта модуса, это 4096 вариантов, если же кому-то и этого мало — то добавим ещё один такой — уточняющий — знак, вариантов станет — 16 777 216, если и этого мало, мы справимся и большим числом вариантов, все равно — по большей части — они будут содержать неиспользуемые нули. Мы их заархивируем.

Допустим — нам необходимо учесть восемь полноценных уровней классификации события:

Это по е4=10000 (с учётом модуса знака — по е18) артефактов деятельности — на каждого из живущих на земле людей, в секунду. И всего 6 (с учётом модуса знака — 12) байт: абвгде (абвгдеежзикл).

Практическую пользу такого подробного описания жизни — на первый взгляд — представить сложно, но возможно — представьте смену 30 кадров в секунду виртуальной реальности, которая создаётся прямо перед вашими глазами и сразу исчезает, стоит вам изменить положение своей головы. Каждый кадр виртуальной реальности — артефакт воображаемого события, привязанные к вашему географическому местоположению с точности до долей миллиметра.

Люди обмениваются артефактами своей деятельности, выстраивая их как нейроны-знаки в нейронную сеть всего человечества. С помощью предлагаемого приложения можно упростить создание виртуального образа фантазии до предела, сделать общедоступным.

Мы способны — при современном (не очень уж пока и продвинутом) уровне развития компьютерных технологий — «без особого труда» — классифицировать все, что человек делает по-секундно и по миллиметру географических координат. И все множество таких шифров всех артефактов уместится в 18 (24) байтах:

18 байт это: абвгдеежзиклмнопрс.

24 байта это: абвгдеежзиклмнопрстуфхцч.

Причём, от 2 до 6 байт мы предусмотрели для откровенного информационного мусора, если этого будет мало — предусмотрим больше места. Хранить его не прийдется, лишний пустой объём сожмётся при архивации.

Не новые ли деньги такая информация?

Нам даже не требуется её хранить самим — цифровой код информации присваивается любому артефакту или событию. А хранит его сам человек. Ведь как-то же он хранит свой артефакт, а наш код — лишь только несколько дополнительных букв на его этикетке. Если сравнивать такой шифр информации с этой статьёй — то это всего лишняя треть, четверть или пятная часть строки текста (в зависимости от того, на каком типе гаджета вы её читаете).

Любой поисковик легко распознаёт этот код.

Для распознавания цепи событий (их взаимного влияния друг на друга) — никаких нейронных сетей просто не потребуется. Такие сети — по факту — лишь убеждают нас в том, что на самом деле — мы не ничуть глупы, когда факты упрямо говорят об обратном, компенсируют нашу неспособность правильно структурировать информацию.

Простой пример — эту статью (как и любую другую, как любой артефакт деятельности человека) — символически можно записать всего 12-тью буквами: абвгдеежзикл или 96-ю битами: 100010011101011001101001100101100110110011001101100101111101111100111010111011010110111000100011.

Все остальное — информационный мусор. Но, поймёте ли вы её в таком сжатом виде?

А Приложение — поймёт.

Этот пример характеризует эффективность интуитивного или традиционного способа перередачи/приёма информации. Ничтожная эффективность.

Мы можем её радикально повысить не вмешиваясь в сам информационный артефакт. Как бы — «наклеивая на него марку» с уникальным шифром информации. Тогда, сам артефакт — просто дополнительное приложение к информации, авторский интерфейс доступа к ней. А глобальная нейронная сеть — как раз — и образуется такими лаконичными шифрами.

И выглядет -практически — как мелькание — относительно небольшого — по отношению ко всему объему информации человечества — числа нулей и единичек. Всего несколько сот, тысяч, миллионов или миллардов таких строк в 96 бит, по числу пользователей приложения, максимально — несколько терабайт — один обычный жёсткий диск, ценой пару тысяч рублей. Но это — при обновлении состояния матрицы — раз в секунду и для каждого сантиметра земной поверхности в ближайшие 120 тысяч лет.

Уверен — столько компьютерной памяти просто не понадобится. Тем более, что сохранение шифра информации — личное дело самого пользователя. Все только добровольно, не хочет — пусть не хранит ничего, оставляет все как есть.

Хочу верит, что когда (благодаря приложению) — начнётся глобальная игра в радикальное сжатие информации — когда люди оценят практическую пользу от этого, когда станут общаться более эффективно, этот проект примет иные технологические формы, просто сейчас — по моему мнению — им нужен простой и понятный образ этой вечной идеи структуры мышления, он-же практический пример, он же факт. Каждую эпоху этот пример создаётся заново и от эпохи к эпохи забывается. Наше дело — конмпьютерная технологическая метафора идеи структуры мышления человека, тысячи лет тому назад это называлось философией, десятки тысяч лет тому назад — мифом.

От 35 до 5 тысяч лет тому назад для демонстрации такой метафоры мышления достаточно было наскального рисунка. Потом это стало недостаточно, сейчас — все то-же самое технологией виртуальной реальности. В будущем — ещё как-то.

Визуализация текущего состояния такой матрицы — абстракцией сферы — окружающей планету в виртуальной реальности — это мой проект 2018 года — «Дигитальная сфера». Я её давно нарисовал, но так и не сделал интерактивной и выпустил такое приложение для гаджета. Исправляю это.

Как художественный образ прежним нетехнологическим языком и как концепт предельных форм идеи — он давно реализован, сейчас я рисую даже не другой, а все тот-же его знак, но в новом словаре технологического контекста — но, это знаки все того-же — непротиворечивого единства моего частного интереса и практической пользы всему человечеству, превращаю свою нарисованную сферу в факт.

Отправлено с iPad

Андрей Ханов

2020. 11. 24

03:55


Добрый вечер! Читаю Ваш труд. Не могу не делать пометок. Что бы сей, уже мой труд не пропал — вышлю его вам.

«Семиотика — это достаточно молодой университетский курс.»

Более 125 лет, а с учетом первоисточника — Аналитики Аристотеля — а, семиотика — это практически калька с него — около 2500 лет. А то и больше, 35000 лет?, сколько лет мифу? Но и аналитика не оригинальна. Университету же — более 1000-летия и его источник — монастырские споры схоластов — были именно об этом. Я бы сказал иначе — «Семиотика — пусть и в другом названии дисциплины — как логика, аналитика, теософия — изначальный университетский курс.»

Пропущу вступление.

Если согласен — молчу. Если совсем не интересно — то-же. Есть с чем согласиться. Но есть и что пропустить. Как учебник — нормально, иначе бы его не издали.

«Как область науки и учебная дисциплина, семиотика продолжает находиться в стадии самоопределения. Это подтверждается рядом проблемных вопросов.» — просто не понял о чем это, семиотика и нова и не так уж и прогрессивна, так, очередная переинтерпретация вечного мифа о структуре мышления человека (что она вообще у него есть) — в духе Америки и Британии 1890-х, у нас и в Германии 1920-х (Бахтин, Хайдеггер) У французов 1960-х. У античных китайцев и греков — вообще — до нашей эры. Я бы сказал так: «Как область науки и учебная дисциплина, семиотика может быть трудна — как для усвоения, так для преподавания, так как она есть учение о знаках, а исследование и учение — уже знаки, кроме того, у каждого человека свои собственные знаки, и ему бывает очень тяжело принять знаки других людей равноценными твоему, а тем более — принять абстрактную структуру знаков, это равносильно публичному признанию собственной некомпетентности.»

Но Вы об этом и сами пишите:

«Наконец, непреодолимую проблему представляет то обстоятельство, что знаковые системы, будучи предметом исследования семиотики, одновременно являются средой существования самого исследователя.»

"Несколько слов об истории семиотики, уходящей в глубокую древность. «Семиотикой» как системами знаков состояния больного занимались античные врачи. Знаки присутствия на земле Бога изучали средневековые философы (от св. Августина до Дунса Скота). Именно от них пришло положение о том, что наш мир мы можем читать как книгу. "

Пропускаю.

Есть :) моменты. Студенты расслабятся.

Лотман… Эко… пропущу побольше, всё понятно и интересно разве-что студентам. Но по Эко — просыпаюсь.

Далее — более предметно, понятно, доходчиво — студентам.

Странно, думал вопрос актуальности закрыт матрицами специальной унитарной группы ещё с середины 19-го, задолго до и семиотики и семиологии и повторно квантовой хромодинамикой 1960-х. Субатомные частицы и есть знаки. Да, семиотика полнее семиологии, но сама она не достаточно полна, за 125 лет накопилось много обновлений, например — одних реплик типа знака — мало, есть и спин. Знаков только 27, как у Аристотеля, но очевидно, что их 64 как у даосов и в информатике. Отличие двух концепций — в спи'не знака, в мере его неопределённости — концепт это или его симулякр? Точно мы не знаем, возможно и то и другое. Неопределенность накапливается, расширяя число знаков. Семиотика игнорирует спин, даосы — нет.

Любая классификация знака — знак. Как и отрицание теории знака. Но, сам первоначальный знак — у вас «мета-язык» — (Бытие Парменида, Логос Гераклита, в начале — миф) — в основе своих интерпретаций. Любой язык — отчасти переинтерпретация предшествующей интерпретации пра-языка (мифа) в новом контесте, отчасти — подделка поверхностными признаками.

Проще сказать — у любых языков, любого происхождения — одна семиотическая структура, различны лишь словари, которые то-же знаки. Вселенная — сама такой язык.

Проматываю.

Неполные знаки — это варианты модуса знака. И Аристотель и Пирс рассматривали только два модуса термина-знака — обывателя (форма-значение-смысл) и интеллектуала (значение-форма-смысл), но очевидно что модусов 64 варианта — как и вариантов знака, это знак произнесения знака, как бессознательное для речи, как почерк для текста.

«Средневековым философским реализмом» — культом иконической (буквальной, реальной) формой идеи. Где здесь место слову философским? Разве что в кавычках.

Табл 2. — прикольно, напоминает труд Семёна Франка по классификации жанров философствования (1930-е — https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/0/03/%D0%A4%D0%B8%D0%BB%D0%BE%D1%81%D0%BE%D1%84%D0%B8%D1%8F_%28%D0%BF%D0%BE_%D0%A1._%D0%9B._%D0%A4%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%BA%D1%83%29.png/220 px-%D0%A4%D0%B8%D0%BB%D0%BE%D1%81%D0%BE%D1%84%D0%B8%D1%8F_%28%D0%BF%D0%BE_%D0%A1._%D0%9B._%D0%A4%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%BA%D1%83%29.png), но нет. Всё — знаки и теория знака, то-же. Знаки чего? Бытия, мифа. Знаки искажения перво-ощущения человека себя живым и разумным.

Нет никакого смысла описывать тот или иной «изм» — точностью знака — неточный знак — полноценный знак, да и семиотика такого не тянет, это уже теория дискурса, ветвь аналитики от Платона до психоанализа. «Все дискусы — (по вашему “коды”) — тюрьма мысли», хотя дискурс (гармония знаков сна и речи) — редкость. Это уже даже не психоанализ, а социология. Дискурсы это сословия, их представляют социальные институции. Университет один из них. Пе… — дополнительный знак. Место университета в иерархии университетов.

Семиотика — это «ранняя» (для эпохи постмодернизма) теория знака, но — опоздавшая, матричная математика была раньше, как и другие варианты возрождения аристотелевой аналитики. Лейбниц, Кант и Гегель создали свои версии, не менее интересные — чем семиотика, как и все подлинные философы. Всё это интерпретации. Ни одна не лучше другой. И нет ничего кроме переинтерпретации.

Отличие их всех (для нас, сейчас) — только в том — актуальны ли они (понятны тупому современнику)? Сейчас эта тупость («дигимодерн» Кирби, он явно шутил, «клиповость мышления» Гиренка, а этот оказывается не шутил) — связана с компьютером. Жажда комфорта бездумной ретрансляции информации. Знак знака сменился шифром биткоина. Тот же хайп (масса подделок), как и от семиотики в конце 19-го века.

Подробно, местами любопытно.

Промотал, фрагмент пересыщен подробностями, но описываемая структура знака — простая о очевидная уже не менее 2500 лет, а то и более — при этом — в густом тумане, снова перемотал. Я бы назвал сей курс «Семиотика анализа творчества Умберто Эко» :-)

Вроде всё присутствует, но крайне размыто.

«К анализу музыкального текста не применимы методы структурного и семиотического анализов.» — отчего-же? Всё знаки, как и методы их применения… Авторские почерки.

"2.5. Интерпретация как игра: пределы интерпретации" —

я бы заменил на:

"2.5. Интерпретация, как базовая игра человека, поиск им пределов своего мышления".

«Семиотика должна ответить на вопрос, можно ли вывести единые для всех типов текстов критерии интерпретации (правила игры) и насколько возможно расширять эти критерии, создавая собственные правила игры?» Должна? Кому именно? Равно она это не сделала? Она уже это самое. Она — ответ. На него будет или уже есть — неважно — другая интерпретация. Это вечный процесс.

А правда, чему бы Вам не написать анализ творчества У.Эко, не только анализ анализа, как тексте учебника — но и сам этот анализ. Явно Вам есть что сказать. Почитал бы с удовольствием.

Следы вашего интереснейшего анализа творчества У.Эко очень сильно контрастируют с обычной университетской мутью — конвециализмом, о которым Вы тоже местами упоминаете, как о знаке, но не так радикально как Алан Кирби в 2006, в «Дигимодернизме», он переписал свою статью о темах диссеров его аспирантов — исключающих постмодернизм — в книгу в 2009, вот кто поставил мир на уши, рассказ о смерти игры слов — игрой слов, пусть и всего на 15 минут, а ведь то-же университет, Оксфорд.

Ваш текст точно не о семиотике — всё очень туманно и предельно формально, явно переосторожничали (но — это мнение постороннего человека, для учебника — нормально, иначе бы его просто не издали), но места — про У.Эко — очень живые!!!

«В современной философии (как в философском идеализме XVII в. и в античности) можно встретить сомнения в том, что мир (онтологическая реальность) вообще существует вне нашего восприятия.» — лучше бы этого я вообще не заметил… Очень далеко о самого предмета. Когда семиотика — логика прагматизма, а прагматизм и есть философия, а ведь был и неопрагматизм Рорти — можно-было бы просто «убить читателя» наповал «современной философией». Слышу слово онтология, рука так и тянется… (далее по известному тексту Й.Геббельса). Короче — это место вообще никак, бедные студенты…

Но, пожалуйста не считайте моё мнение рекомендацией, это моё собственное мнение, мой знак. Я далёк от игры в университет.

Перематываю.

А оказывается — всё…

Спасибо Вам за Ваш труд, спасибо сайту Академия эду, что подсунул мне его.

Мне было любопытно, местами (про У.Эко) — более чем. Там где промотал — всё равно получил представление о представлении предмета в вашем университете.

Вы вовсе не обязаны были раскрывать тему семиотики, как древнейшей «аналитической» традиции философствования — как переинтерпретации всего прежнего философствования.

За такие эксперименты — Сократа отравили, Платона продали в рабство (хорошо, что друзья выкупили), Аристотеля переписали до неузнаваемости, вот Вы упоминаете Делёза — он диктовал свою книгу 1991 года в реанимации, под ИВЛ, надиктовал и в 1993 выбросился из окна клиники, что и есть его знак. Так вот, именно Делёз назвал легенду о Христе переинтерпретацией легенды о Сократе, а само христианства — иконическим платонизмом, Делёз почти завершил свою теорию знака. Почти.

А вот вы написали университетский учебник по семиотике, умудрившись вставить в него совершенно другую книгу про Умберто Эко. Это ваш знак. Удачи!

Рассмотрим число 16777216.

Это 4096×4096 или 64×64 х 64×64.

Что бы передать такое количество разных состояний, как информацию, достаточно 4×6 = 24 бит, то есть 24/8=3 байт.

64 состояния — это знак, 6 бит. Его можно представить комбинацией двух элементов из множества квантового регистра, которых 8.

8×8 = 64.

Элемент квантового регистра — это возможное сочетание трех бит:

000, 001, 010, 011, 100, 101, 110, 111.

То есть, квантовое исчисление — восьмиричное.

Но, если — при передачи информации — использовать стандартное двоичное представление десятичной цифры четырьмя битами, то рассматриваемое число вариантов можно передать — 8×4 = 32 бит или 32/8=4 байта.

Простой вывод, стандартное представление десятичного числа двоичным кодом — на треть менее эффективно, чем знаковое. Это объяснимо, при кодировании десятичной цифры двоичным кодом из 16 возможных вариантов используется только 10.

0000, 0001, 0010, 0011, 0100, 0101, 0110, 0111, 1000, 1001, а варианты: 1010, 1011, 1100, 1101, 1110, 1111 — просто не используются. Что и приводит к увеличению объёма информации о рассматриваемом числе с трёх до 4 байт.

Но, для описания любой комбинации восьми десятичных цифр — а не только 16777216, а, например — 99999999 — в стандартном десятеричном представлении достаточно всё тех-же четырёх бит, когда для знакового описания такого числа требуются второй знак, что приводит к записи в 6 байт.

При записи чисел менее 16777216 — эффективнее знаковый метод, при записи больших чисел — но только до 99999999 — эффективнее стандартный десятиричный метод.

Десятиричный метод — общепринятый и понятный. Но эта понятность — результат традиции.

Восьмиричный или квантовый (основанный на квантовом регистре) метод — считается в аналитической философии, ядерной физике, семиотике и лингвистике — более удобным для описания принципов мышления человека.

64 состояния — это семиотический знак информации.

В квантовом исчислении возможна простая, но подробная и понятная навигация по структуре числа. Информация имеет простую и понятную внутреннюю семиотическую структуру, не буду сейчас на ней останавливаться подробно.

Кратко — 64 элемента представимы сочетанием 16 вершин четырёх-мерного гиперкуба. Или — двух обычных трёхмерных кубов, вложенных один в другой:

— речь и бессознательное — в психоанализе,

— две субатомные частицы (например протон и электрон образуют простейший атом, или с другой точки зрения такой атом образован нейтроном и нейтрино — это открытие супругов Кюри — p/v=n/e) — в ядерной физике,

— знаки собеседников в диалоге — в семиотике и аналитической философии, классификация по категориям,

— дискурсы (сословия, институции, социальные роли или игры) — в социологии,

И так далее…

Знаки выстраиваются в цепочки, но сохраняя свою структуру, что можно понять простым увеличением числа деталей квантового регистра. Сочетание знаков — это просто более детальное представление о знаке. Любая информация — легко и компактно кодируется квантовым регистром, сохраняя простую навигацию (все связи между знаками — то-же знаки и в таком представлении числа они очевидны).

Очень возможно, что правы философы — именно так и работает нейрон нашего мозга, по крайней мере — сеть миллиардов нейронов — тот-же самый знак, как и сам нейрон. Различие — лишь в числе деталей. В точности.

Квантовый регистр иллюстрирует наше интуитивное представление о трехмерности вселенной, имеется в виду: время, масса и расстояние.

Примеры:

Скорость есть отношение расстояния ко времени — произведение расстояния и обратного времени — измерение расстояния временем.

v = s/t = s x 1/t

Если обратное время (пусть вас не пугает «обратность» времени, это можно понять «измерением» временем или — словами Аристотеля — предельной некатегоричностью высказывания) — это квадратный корень из сочетание энтропии (000=sm/t) и анти-поля (110=1/smt):

sm/t x 1/smt = 1/t^2 = семиотический знак 221 (пример, факт, гипотеза),

то, сочетание энтропии (000=111=11, в терминах квантового регистра = в терминах семиотического знака = в терминах дискурса) и обратного времени (221=1-2) — есть усложнённый (с 3 градаций до 5) семиотический знак 221 или дискурс 111-2.

Физически это есть ньютоновская сила — F=S/t=sm/t^2. В теории Аристотеля — это сочетание:

— некатегоричного высказвания (гипотезы, указания на противоречие или самоиронии), неопределённого-средне-утвердительного (не утвердительного и не отрицательного по форме идеи) = OA и 

— некатагегоричного же, отрицающего и частного = O.

OAO. При некоторой перестановке терминов (по теории Аристотеля) — оно достоверно.

В модернизированной (квантовой) семиотике — это сочетание:

— примера (или метафоры идеи), среднего смысла (неопределённой посылки — у Аристотеля — не общее и не частное), у Канта — не максима и не императив, в прагматической семиотике — это факт и самоиронии (примера-факта-гипотезы) и 

— переживания (буквальная форма идеи, максима — частный интерес, гипотеза) -

Расширенный (с трёх градаций до 5) семиотический знак 221.

Сила, как физическая величина — в терминах модернизированного системного (постмодернистского) психоанализа — то есть неопостмодернистского — это сочетание речи человека как — желания желать (непреодолимого желания, преодолимое есть блажь — другими словами — семиотического переживания) и желания откровения (потребления откровений — раба откровений — семиотической «схемы»), как мотивирующего его импульса из его бессознательного. Что есть — одна из несамодостаточных траекторий его мышления, когда самодостаточные траектории (между всеми возможными пределами) — названы дискурсами. Сила — один из вариантов нарушения гармонии или достоверности. Физически это очевидно — нарушение равновесия.

Я привёл этот пример для иллюстрации единства знаков в любых словарях. Физики, аналитические философы, социологи и психоаналитики обсуждают свои проблемы одними и теми-же знаками, при этом используют различные словари терминов. Это моё объяснение известного тезиса Ричарда Рорти, самого известного философа конца 20-го века — (неопрагматика — постмодерниста американской версии) — «что и физика — литература и литература — физика…».

Важно, что мы можем отделить знаковую структуру информации от словарей и тем самым радикально упростить общение между людьми. Даже не само практическое общение, мы можем его просто не рассматривать, как интересное только его участникам, а обрабатывать компьютером одни только его знаки. Это увеличит эффективность обычного компьютера в десятки триллионов раз. Освободит компьютерные память, процессор и каналы связи от пусть и важного нам, но для самого компьютера — информационного мусора.

В жизни человека — ничего не изменится, но компьютер будет распознавать (а значит и реализовывать) его желания в десятки триллионов раз быстрее. Похоже, что это и есть — та самая информационная сингулярность. Но это — о возможном практическом применении теории. Сравнение квантования информации (связи знаков в цепочки с созданием структуры) с чёрной дырой — некорректно. Никто пока ещё не понял — ни то, ни другое, об их связи рассуждать преждевременно.

Другая размерность мира — к квантов теории информации — объясняется более детальным рассмотрением матрицы (квантового регистра), что можно понять её внешними оболочками. Радиус поверхности трёхмерной матрицы — альтернативное представление её многомерности. Вторая оболочка квадратов первой — четвёртое измерение и так далее. Ещё одна альтернатива многомерности — теории систем отсчета, как Ньютона, так и Эйнштейна.

Пример квантового представления из математики — Римановская поверхность четырёх-мерной сферы — и есть привычная нам бесконечная трёхмерная вселенная. Мерность — относительна, связана с ограниченностью нашего восприятия природы (информации) и может быть рассмотрена детальностью матрицы квантового регистра.

Словарь же — то-же знак, его можно понять знаком непонимания человеком структуры высказанного им знака. Это тоже знак, он лишь часть матрицы знаков. Сочетание знака информации и её словаря, как другого знака — как сознательной речи и бессознательного её мотива в психоанализе — это просто цепочка двух знаков. Геометрически — это гиперкуб внутри другого гиперкуба — 4096 возможных сочетаний.

Даже тот факт, что это не укладывается в вашей голове — один из возможных знаков.

В десятеричном (спутанном словаре и знаке) числе мы никакой очевидной внутренней структуры просто не увидим. Конечно, её можно придумать, но природный пример такой структуры найти сложно. Хотя… Ещё в 1986 году я нашёл один пример, десятиричность наблюдается в стандартной модели субатомных частиц.

Дело в том, что десятиричность — странным образом — проявляется как основание логарифма — значения некоторого (это вывод из концепции знаковости природы, но — по всей видимости — к такому открытию был близок и Гаусс, по крайней мере, его теорема подразумевает такой вывод — электрический заряд это труднопредставимое человеком усреднение массы и расстояния) — так вот — некоторое сочетание параметров субатомных частиц стандартной модели различаются привычными нам порядками: 1, 10, 100, 1000 и так далее до 12 степени числа 10.

Например, общее основание как протона, так и нейтрона (ud — сочетание двух кварков — верхнего красного u-кварка и зеленого нижнего d-кварка) — представимо площадью на осях координат массы и расстояния, но если непонятное «расстояние» частицы представить отношением квадрата её электрического заряда к массе, как и сделал Гаусс в своей теореме — то есть — если произведение двух кварков рассматривать отношением квадратов массы и электрического заряда (здесь необходимо уточнить систему единиц, в стандартной модели она своя собственная) и что именно мы рассматриваем странной площадью — как пересечением кварков — q^2, ms, m/s или s/m — вопрос выбора системы единиц, q — экспериментально определённый электрический заряд частицы, а m — её релятивистская масса, отношение измеренной физиками энергии частицы к квадрату скорости света) — то такая площадь двух кварков характеризует любую из 18 базовых субатомных частиц стандартной модели.

Для простоты изложения отброшу значения параметров, у всех из них одно и то-же основание — число 10 и рассмотрю логарифмическую площадь кварков, то есть сумму степеней.

Электронное нейтрино (в выбранной системе единиц) имеет минимальную площадь, логарифмически нулевую. Тау — максимальную — 24.

Площадь Тау «больше» площади электронного нейтрино на 24 порядка, если (в десятичных числах) — электронное нейтрино принять как 1, то Тау — 1 000 000 000 000 000 000 000 000.

ud — 10 000 000 000 000.

Протон отличается от нейтрона лишь третьей координатой — временем — и это различие то-же на порядок.

Если протон представить как 10 триллионов условных единиц объема реальности, то нейтрон 100 триллионов того-же самого. Здесь возникает возможность рассмотреть давний тезис о неразличении (неопределённости) протона и нейтрона — человеком — в атомном ядре. Природа их различает.

Физика объясняет этот факт непрерывным превращением протона в нейтрон и обратно с испусканием и поглащением пиона и виртуальной частицы (частицы физического вакуума, ещё не аннигилировавшей (в какой-то ничтожно малый момент времени) аннигиляции зеленого кварка — 010 и его фиолетового антикварка — 101).

Семиотически, сочетание 010 и 101 — есть 222 — центр матрицы (физический вакуум). Как видите — все то-же сочетание двух элементов квантового регистра в знак.

Пара протон-нейтрон в атомном ядре — своего рода мотор, на одном цикле — атом как-бы есть сочетание протона и электрона, на другом цикле — нейтрона и нейтрино. И, считается (то есть — это обычай, традиция, норма, что то-же — знак), что человек просто не способен различить — своим умом — эти два состояния атома, потому — он просто признает существование и протона с электроном и нейтрона с нейтрино — одновременно. Но, при этом отдаёт себе отчёт, что это неточно или — другими словами — неопределённо. Нейтрино как-бы вылетает и влетает в атом, успевая пробежать за время своего существования около 100 световых лет. Что понимается вовсе не частью атома — а абстрактным вселенским потоком нейтрино.

Атом есть стоячая волна, с нейтроном — максимумом по одной оси и протоном — минимумом — по другой. На другом цикле — наоборот.

Высвобождение ядерной энергии есть нарушение такого природного равновесия. Искажение гармоничного знака.

Теперь посмотрим на модернизированную стандартную модель.

Нейтрон в 10 раз больше протона (по шкале времени), следовательно неопределённость протона и нейтрона можно понять равенством объема атома. В одном случае это 10 единиц по высоте и 1 единица по ширине, в другом случае — 1 единица по высоте и 10 единиц по ширине. Площадь одна и та-же. Нейтрон с нейтрино и протон с электроном — два спина атома, два варианта его рассмотрения, две возможные точки зрения на него).

С условной высотой атома — как объема — мы определились это время, его деление (порядок) — есть пион — некоторое количество планковских квантов времени (сколько именно? — для ответа на этот вопрос — необходимо перейти от собственной системы единиц стандартной модели к системе единиц СИ, в которой и определено планковское время). Очевидно, что стандартная модель рассматривать лишь небольшой интервал осей массы, времени и расстояния, в который укладываются параметры субатомных частиц. А время — просто игнорирует.

Что же тогда ширина атома? И почему не длинна?

А вот здесь всё просто, если электрический заряд есть усреднение массы (длинна атома) и расстояния (ширина атома), то не имеет никакого значения — что именно из них мы рассматриваем, у нас есть универсальное измерение — электрический заряд атома. В данном примере — его квадрат. В этом тексте есть доля полной белиберды, условности или неопределённости, но если её убрать — будет вообще ничего не понятно. Поэтому — продолжу развивать откровенно абсурдную мысль, но обеща, что всплыву на поверхность смысла позже.

В цикле протона такой заряд атома — если рассуждения верны — должен быть почти втрое (квадратный корень из 10) больше, чем на цикле нейтрона.

И где это в коллайдере?

Заряд нейтрона, как и нейтрино — нулевой, а заряды протона и электрона — равны и противоположны, то-же ноль в итоге. На любом своём цикле атом нейтрален, иначе это ион.

Как объяснить это противоречие?

А очень просто!

Мы не знаем местоположение электрона в обычной (немодернизированной) стандартной модели, оно там никак не определено. Это для авторов такой теории — загадка. Но теперь мы можем её решить, исходя из заданного условия.

Кроме того, мы рассматриваем логарифмический объём — сумму десятичных степеней трёх измерений.

Протон это не 10 триллионов чего-то, но пересечение шестой и седьмой клеток таблицы масс и расстояний модернизированной стандартной модели. Нейтрон — клеткой выше. Следовательно, электрон расположен в другой клетке (у него иное кварковое основание), но, по высоте он совпадает с нейтроном, а нейтрино — назову его «условным нейтрино», что-бы отличать от конкретного электронного, местоположение которого в логарифмической матрице нам известно (0,0) — а, условное или виртуальное нейтрино (не электронное) — в параметрической матрице — расположено клеткой ниже электрона.

Это легко понять 1 — это и число 1, и первый номер. Так-же и любая частица — и просто число, и его номер — точнее логарифм числа 10.

Тогда — топологически — атом расположен на пересечении этих четырёх точек, между протоном и нейтроном по высоте (времени) и между нейтроном и электроном по шкале квадрата электрического заряда.

е__n

| А |

v__p

Тогда, всё на своих местах.

Но, это значит, что заряды нейтрона и нейтрино должны быть равны? А это не так.

Совсем не обязательно,

переход от отрицательного заряда электрона (в сочетании с положительным зарядом протона) — к нейтральному заряду нейтрино (в сочетании с нейтральным же зарядом нейтрона) — одновременно означает переход от нейтрального нейтрона (в сочетании с нейтральным же нейтрино) — к положительному заряду протона (в сочетании с отрицательным зарядом электрона). Заряд атома не меняется.

Мы не можем рассмотреть атомом — сочетанием электрона и нейтрона, как и сочетание нейтрино и протона. Нет задач, требующих такого анализа.

Первое — выше атома по шкале времени на половину порядка, второе — ниже. Атом — своего рода — точка равного потенциала взаимосвязанных времени и заряда при различных их комбинациях. Нет оснований считать, что такие комбинации нейтрино и нейтрона, протона и электрона — невозможны, но мы их не регистрируем экспериментально, они для нас — нереальны.

Это важно!

Атом не конкретный объект реальности, но категория таких — возмоно — очень разных оюъектов. Атом — каким мы его понимаем сейчас — лишь гармоничное соотношение параметров. Большего мы утверждать не можем.

Может быть множество разных атомов, как природных объектов — а для нас это один и тот-же атом. Можно представить поток атомов как кадров фильма, а мы видим всего одну застывшую картинку — опять про море. Про атом.

Мы можем не видеть превращение атомов из одного спина в другой, даже точнее — мы просто этого не видим. Не видим множества стрел времени.

Например — простое и понятное объяснение гравитации — взаимодействие двух стрел времени. Двух систем отсчета.

Добавление пиона к протону уменьшает его заряд на единицу и наоборот. Как и при переходе от условного нейтрино к электрону.

Собственно, нижний кварк d — кварк спина или неопределённости — когда он (в процессе ядерной реакции) сменяет собой другой кварк — согласно общепринятой матрице адронов — SU (3) квантовой хромодинамики — уменьшает заряд частицы на единицу. С двух до одного, два таких кварка — с одного до нуля, три — с нуля до минус единицы.

uuu uus uss sss

uud uds dss

udd dds

ddd

Хотя здесь есть некоторая неточность, исключение из описанного выше правила — но только если не видеть всей картины, всей матрицы 64-х адронов. 10 адронов — это названия 10 категорий частиц, для каждой такой категрии — типа семиотического знака — возможны подкатегории — реплики и спины.

Такой нижний кварк — и есть оператор уменьшения заряда на единицу. Но, одновременно он увеличивает число возможных вариантов частицы — увеличивает число спинов.

Можно сказать, что нижний d-кварк — аналог пары семиотического концепта и его симулякра. Может быть и то и другое — и u-верхний кварк и s-странный кварк, а может не быть ни того и не другого, тогда, это подделка концепта. И мы не знаем, какой именно это вариант?

Полная неопределённость (d-кварк восьмого спина, но правильнее говорить лишь о восьмом спине тройного сочетания d-кварков, «сигме минус» — очень вероятно, что и есть сам электрон. Восьмой спин «Дельты минус». Четвёртый угол матрицы адронов — если её представить тетраэдром. (число реплик х число спинов = числу вариантов частицы)

(1×1 = 1) (3×1 = 3) (3×1 = 3) (1×1 = 1)

(3×2 = 6) (6×2 = 12) (3×2 = 6)

(3×4 = 12) (3×4 = 12) ​

(1×8 = 8)

Всего — 10 х "1-6" х "1-8" = 64

"1-8"- от одного до восьми

Сам d-кварк, если бы его можно было бы изолировать — имеет два спина, концепт (конъюнкция) — и то и другое и (дизъюнкция) — не то и не другое. В аналитической философии — это достоверность и недостоверность концепта или — второе — его симулякр, это уже в философии постмодернизма (в постмодернизме, как жанре философии). Но, увы — кварки связаны в триплеты. Точно как биты информации — в квантовый регистр. Точно как форма выражения идеи, её смысл и значение — в единый семиотический знак.

Тогда — можно сказать — что электрический заряд связан с неопрелеленностью.

По модернизированной теореме Гаусса — с усреднением независимых параметров (например — расстояния и массы, но усреднить можно и время и массу и время и расстояние и все три характеристики реальности одновременно, последнее — единое поле, а электрическое поле — лишь его проекция, одна из.

Отрицательный заряд электрона — явно результат сочетания электрического заряда как такового (усреднения массы и расстояния) и кванта времени — третьего синего кварка. Заряд электрона и заряд как таковой — различаются как реальный объект и его тень на стене. Одно — проекция другого. Значение заряда -1, на одном уровне времени, может означать 0 на другом. Шкалу времени стандартная модель не рассматривает, такая модель — лишь проекция модернизированной (объёмной) стандартной модели.

Должен сказать об отличие виртуального или условного нейтрино от электронного нейтрино.

Нейтрино, как и любую другую частицу — можно рассматривать не только фактической клеткой матрицы, но её логарифмическим значением. В таком контексте, «протон минус одна клетка» — это «протон минус виртуальное нейтрино», хотя, фактически это может быть конкретная частица, но по отношению к протону, относительно него — это условное нейтрино.

Электрон, по отношению к нейтрону — точно такое-же условное нейтрино. Но, вот только термин нейтрино применим лишь к плоскости массы и расстояния, без учёта времени…

С учётом времени, на одном из его уровней — это электрон. Что логично — электрон как неопределённая комбинация нейтрино в времени, если нейтрино — зерно, то электрон — один из цветков дерева, выросшего из этого зерна с течением времени. Метафора конечно, но куда без них…

Рассматривая атом парами нейтрон/нейтрино или протон/электрон мы смешиваем термины разных словарей, первыми это сделали супруги Кюри, повторяя их метод — со всеми его ошибками — мы отдаём дань их гениальности, интуиции, и просто игнорируем ошибку их терминологии, так нам удобней, но все это можно объяснить.

На самом деле, с точки зрения одного словаря — виртуальное нейтрино — вовсе не электронное и по всей видимости это мюон. Но, по отношению к протону это «протон минус одна клетка» — то есть — «протон минус условное нейтрино». Мюон не забыт, пусть мы говорим нейтрино, но подразумеваем то мюон.

Так вот, пример десятичности в природе все–таки существует.

Как и любой другой «ичности». Возможное (но не единственное) объяснение этому такое — это рассуждение человека, в которые десятичность исчисления вбита культурой. Все учились в школе. Обычно у человека на обоих руках 10 пальцев. Есть — среди людей — аномалии, но что для них естественно — большинство игнорирует.

Так было не всегда, вавилонская математика — как и даосская — восьмиричны. А пальцев на двух ркуах было 10. Но, большинство людей об этих математиках просто забыли. Либо — не все могут жить так долго, либо мы являемся свидетелями нашествия новчков. И, по большому счёту — основание счета призвано выполнять только одну функцию — оно должно экономить нам усилия при передаче информации. Сохранять нам её интуитивно понятную структуру.

Здесь восьмиричное (квантовое) исчисление обладает очевидным преимуществом перед десятиричным. Оно более точно связано — как с двоичным компьютерным, так и с нашим внутренним — природным — нейронным. Точно — в контексте — не разрушает структуру информации.

Десятеричное часто вводит в иллюзию и приводит к снижению коэффициента эффективности передачи обработки информации.

Хотя и десятиричное исчисление оптимально при некоторых специальных задачах.

Как и двоичное. Как шестнадцатеричное, как и 4096-ричное, как и 16777216-ричное. Но такие казалось-бы — экзотические системы отсчета — помимо десятеричного — кратны восьмиричному — квантовому регистру. Это десятиричное — экзотика.

Если бы мы видели мир вокруг нас не трёхмерным, а двух или четырёх — мерным, наверное у нас были бы совсем иные традиции счета.

Айпед сел, да и надоело. Видимо, прийдется бросить эту статью — оставить незавершённой, что то-же знак. Придётся закончить по-быстрому.

Незавершенный знак — можно рассмотреть обрывом цепочки знаков, которая всегда приводит к матрице знаков. А, раз уж именно такое отрицание квантовой матрицы мышления — традиционно — называется истиной, очевидно, что ложной, то и сама ложная (но не для её автора) истина — есть тот или иной знак, тогда знак — вариант смерти матрицы знаков — можно сказать — банальный обрыв цепочки знаков — самоцензура мышления. Как в метафоре Чарльза Дарвина — вымирание вида, прекращение его мутации на дереве эволюции.

Культура и есть такое прекращение эволюции мысли — духовная смерть. Это доказывает, что какой-то другой смерти — просто нет, житейская обыденность (точнее некоторе свойственное ей отупение — культ частного интереса — это — она и есть, называть её жизнью — лукавство, то-есть — имитация жизни разума — лишь поверхностными признаками — открыванием и закрыванием рта, хождением на работу, так-как — очевидно, что интеллектуально все уже мертвы. Если послушать что они говорят друг другу.

Но, такая смерть разума иногда рождает жизнь. Ради этого чуда — видимо — прагматичная (знаковая) природа её и терпит. Ради редкого буддистского просветления. Подражание которой — с той или иной степенью схожести — и есть обычное состояние человека, культура, традиция, обычай — существование в электронной личине зомби. Ох, не просто так электротехника использует именно электрон.

Без редких проявлений подлинной жизни не было бы и этого мира мертвых разумом. Одно — причина другого. Теперь — после такого заключения — не жалко бросать статью незавершённой. Что не успел дописать — уже не важно, для того, кто понимает — уже все сказано. Знак построен.

Отправлено с iPad

2020.11.25 19:17

Andrei Khanov, 25 Ноябрь, 2020 — 19:17

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File