Donate
e-flux

Feminist Anti-War Resistance

«Хотелось, чтобы у них появилось ощущение дома»: как работает библиотека с украиноязычной литературой для бежен_ок в Чехии

Feminist Anti-War Resistance12/11/23 07:531.4K🔥

Активистка ФАС в Чехии Вера — создательница библиотеки в Праге, которая стала убежищем для людей, вынужденных покинуть Украину. Здесь они могут читать книги абсолютно бесплатно.

Верина мечта — сделать эту работу постоянной и надежной. В настоящее время в библиотеке около 400 читател_ьниц и более 3000 книг. Сейчас, когда в Чехии проживает более 325 тыс. бежен_ок из Украины, включая матерей с детьми всех возрастов, библиотека стала важным местом для тех, кто ищет утешения и возможности читать на родном языке.

Мы поговорили с Верой о том, как родилась идея этой библиотеки, о людях, которые в неё приходят, и о работе ячейке ФАС в Чехии.

Почему именно библиотека? «Книги — это же не вещи первой необходимости», — могут сказать многие.

Дело в том, что я занимаюсь книгами уже давно, всю свою жизнь. И Biblio.tečka  появилась за полгода до начала полномаштабного вторжения. 

Я училась в Университете печати и работала в издательстве «Альпина», когда жила в России. После начала войны стало понятно, что приехавшие в Чехию люди получают много помощи первой необходимости — жилье, учёбу, страховки и прочее. Но мне хотелось, чтобы у них появилось ощущение дома, ощущение психологической поддержки. Когда я начала заботиться о своем ментальном здоровье в эмиграции, именно книги на родном языке стали для меня большой поддержкой.

Через работу в библиотеке я могу делиться своим опытом и помогать другим вернуться к нормальному состоянию.

Для многих читателей это становится способом справиться с вызовами эмиграции. Для себя я сфокусировалась именно на работе с книгами, чтобы не выгорать в политическом активизме.

Расскажи об обратной связи от людей, которые берут у тебя книжки. Как люди реагируют, когда узнают, что ты изначально  из России?

Я получаю очень много благодарности, положительных отзывов, получаю трогательные записки в книгах. В одном помещении библиотеки есть возможность брать книги самостоятельно, там не нужно мое личное присутствие. И многие не знают меня лично, но информация о том, что я из России, есть в соцсетях. 

В другое место ко мне приходят люди лично — и у нас есть возможность пообщаться. Обычно у меня не возникает какого-то недопонимания или негатива. Если ко мне приходят люди, для которых родной язык не русский, то мы сразу вместе выбираем какой язык предпочтительней — чешский, английский. Часто ко мне приходят пожилые люди, которым предпочтителен русский язык. 

Помню пожилую любительницу детективов из Донецка, которая отправилась в Чехию одна. Внук этой женщины находился в оккупированном Мариуполе. Она приходила каждую неделю за новой порцией детективов, поэтому история с оккупацией Мариуполя разворачивалась для меня на примере этой семьи. Через некоторое время её внуку удалось выехать в безопасное место — и она уехала туда же. Таких историй, в которые я сильно вовлеклась эмоциально, очень много. 

Тяжело, когда читатели возвращают все книги, уезжая из Праги.

Какой библиографический состав в библиотеке? На каком языке эти книги?

У меня сейчас примерно 3000 книг на украинском, беларусском, русском, чешском и английском языках, довольно много уже и на других европейских языках. Есть одна книга на татарском, а я бы хотела, чтобы было больше. Но лучше сосредоточиться на том, чтобы их было больше внутри России. 

Как проект выживает в плане финансов?

У проекта есть три партнёра — два коммьюнити-центра, где книги непосредственно находятся, и фонд при крупном чешском издательстве — они помогли купить книги на украинском языке. Я постоянно собираю средства на улучшение услуг, новые книги, библиотечный софт, мебель и ремонт. 

Расскажи про ячейку ФАС в Праге: вписываешь ли ты кстати библиотеку в свою ФАС-активность?

Ячейка ФАС в Чехии образовалась в апреле 2022, мы сразу сосредоточились на помощи гуманитарным инициативам. Многие участни_цы пришли в ФАС, потому что в Чехии не находилось антивоенного движения, отвечающего их ценностям. Сейчас у нас 30 участников в нашем чате, мы постоянно перестраиваем наши процессы и обсуждаем.

Свою библиотеку я не связываю с ФАС, хотя многие участни_цы ФАС Чехия приходят на книжные клубы о женском опыте и становятся моими читател_ьницами. И многие мои читатель_ницы из Украины знают о моей работе в ФАС и очень меня поддерживают. И, конечно же, все стараются помочь мне наладить работу в библиотеках — помогают с соцсетями, фотографируют, помогают физически на мероприятиях, распространяют информацию о сборе средств на библиотеку.

Какие локальные особенности Чехии и положения женщин в Чехии влияют на повестку ФАС в Праге?

Чехия — довольно сексисткая страна, а какая нет? Чешские фемактивистки очень озабочены положением женщин среди более уязвимых групп, например, среди мигранток и среди женщин с особенностями здоровья.

Мы стараемся поддерживать местных фемактивисткок, вместе ходить на демонстрации. Пролайферское движение тут достаточно сильно и набирает обороты, поэтому борьба за право на безопасный аборт вновь становится актуальной. Важный момент, что людям без ПМЖ невозможно сделать аборт в Чехии. Мы развиваем сотрудничество с организациями, которые помогают женщинам в этой ситуации.

Способы поддержать библиотеку — по этой ссылке. Ваша поддержка поможет сделать эту миссию более надежной и устойчивой.


Другие материалы:

«Если первую колонну не расстреляют, можно отправить людей в следующей»: история волонтёрки
Монолог анонимной волонтёрки из России об опыте работы на эвакуации, историях людей из ПВР, границе между волонтёрством и активизмом — и о том, как сохранить себя
syg.ma
«Если первую колонну не расстреляют, можно отправить людей в следующей»: история волонтёрки
Нейроотличность и активизм: опыт активистки ФАС
Большое количество людей, занимающихся активизмом, так или иначе нейроотличны. Мы публикуем рассказ анонимной активистки ФАС о том, как опыт нейроотличия влияет на её активистскую деятельность
syg.ma
Нейроотличность и активизм: опыт активистки ФАС
Comment
Share

Building solidarity beyond borders. Everybody can contribute

Syg.ma is a community-run multilingual media platform and translocal archive.
Since 2014, researchers, artists, collectives, and cultural institutions have been publishing their work here

About