Правомерность самоинициации

Олег Гуцуляк
17:42, 11 июля 2021
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию
Image

Альтернативой существующим профаническим контр-традиционалистским институтам видится, как путь «Поверх традиций во имя Традиции», т.н. «светский традиционализм» — Энархический Орден «Интертрадиционал» как новый эзотерический центр посреди глобализованного комплекса религий, которые в своей массе на глобальном уровне составляют «современное язычество».

Но создание таких «светских структур инициации» сопряжено с тем, что оно изначально является объединением людей, прошедших самоинициацию. Принимая в свой круг еще не-«инициированных», они не навязывают им свой путь (определенный, правильный и эффективный метод), а сообщают о личном опыте прохождения самоинициации для того, чтобы каждый решал, идти ли по этому пути или вырабатвать свой.

«… Нас никто не посвящал, нам никто не передавал традиции. Мы нашли Свет внутри… Свидетельствуем чистое присутствие-в-отсутствии богов своих традиций, и метафизического закона падения», — декларирует традиционалист Евгений Нечкасов [Да, мы — Хранители Королевского Молчания // http://falangeoriental.blogspot.com/2013/11/blog-post_25.html].

Израэль Регарди, один из главных экспертов в этой области, полагал, что правильно выполненная самоинициация в принципе может заменить инициацию, сопровождающуюся «выдачей диплома». Рассуждая о самоинициации в степень Неофита “Золотой Зари”, Регарди отмечает, что «…инициация вне официально учрежденного Храма была разрешена лишь двум ученикам. Они должны были доказать самим себе — и никому другому, — что они всецело посвятили себя Великому Деланию, что они были достаточно преданными этой цели, чтобы врозь или совместно несколько месяцев посвятить практике Среднего Столпа…». И далее: «… Фундаментальное требование таково: инициируемый должен быть инициируемым, а не мирянином из общего стада. С ним должно произойти нечто такое, что освободило бы его от клейма “ординарности”. Конечно, лучше всего бы ему получить спонтанный мистический опыт… Но, поскольку такого рода достижение не может явиться “по приказу”, остается только полагаться на проверенные временем методы развития и роста».

Некоторые люди не могут или не хотят получить инициацию из–за своего неукротимого и свободолюбивого характера. Они должны быть только «сами по себе». Другие находят инициацию очень утомительным делом. Они не любят работать в группе, посещать собрания и т.п. Такие тоже должны идти своим путем. Они покупают книги, изучают их, практикуют, делают ошибки, исправляют их, вносят новшества и в конце концов создают свои собственные системы. В наше время так много хороших книг и так много сильных одиночек, с которыми можно делиться опытом и информацией, что уже нет необходимости искать организованные формы инициации. Еще Будда предрекал что в наше время он будет присутствовать в форме текстов, поэтому буддисты, в особенности тибетской традиции, очень бережно и с большим уважением относятся к соответствующим текстам, причем не только своей традиции.

Так же известно утверждение, что Дхарма может прийти к человеку с небес, из водоёмов и скал или из звуков колокола.

Путь одиночки связан с одной проблемой: если вы когда-нибудь захотите получить подтверждение своего уровня от официальных организаций, то вряд ли его получите, даже если ваш уровень высок, — а иногда в то же время потому, что он слишком высок. Даже если вас и примут в свой круг, то все равно будут коситься, как на чужака — если только у вас не окажется силы и желания устроить в этой организации «переворот» и взять власть в свои руки.

Во многих шаманских традициях человек, который имеет основания считать, что он «призван» к практике, отправляется в лес и там, используя спонтанные трансовые состояния, изучает магические искусства от самих духов. Другими словами, он уходит в лесное уединение обычным человеком, а возвращается с обширными знаниями, полученными неизвестно от кого. Нечто подобное имеется не только в шаманизме, но и во всех религиозных традициях, в том числе и в христианстве. К примеру, таковы истории первомученицы Феклы, св Дросиды, мученика Порфирия, мученика Филимона, мученика Гаведдая, великомученицы Марины, преподобного Феофана, который крестил сам себя, а затем раскаявшуюся и блудницу. Едва ли нужно отдельно упоминать св. Павла, который самоинициировался сразу в апостолы. В тибетском буддизме считается, что когда у язычников нет доступа к настоящим гуру для получение передачи от сведущих наставников-лам, существует другой подход, который может служить той же цели инициации. Он не так прост, как когда перед вами на самом деле есть человек, который помогает вам, направляет и обучает вас. Вместо этого этот подход основан на факте, что в каждом из нас лежит «Татхагатагарбха» («зародыш того, кто прибыл/ушел в таковость»), нерожденная природа Будды, что ведет (или заманивает) все к полному освобождению и высшему просветлению. Как бы глубоко ни была закопана Татхагатагарбха в каждом существе, ее можно соотнести практикующим с манифестацией гуру. Вообще-то, это манифестация высшего гуру даже с точки зрения лам, которые видят, что обучающая природа неотъемлемо присуща каждому существу, и на которую мы должны полагаться прежде всего в конечном итоге. Западным адептам это знакомо под названием «святого ангела-хранителя», или «гения», или «даймона», или «нерожденного», внутреннего учителя, который управляет нашим магическим образованием [Вебстер С. Тантрическая Телема. Глава 3. Наделение силой и объединение с учителем // http://www.thelema.ru/library/614-sam-webster-tantricheskaya-thelema.html].

Image

Почему вообще «законна» и возможна Самоинициация?

Ответ на данный вопрос следующий:

«… Истинная Традиция, в отличие от традиций, не нуждается в Жрецах и функционерах от Религии. Она самооткрывается через Зов Бездны, звучащий из Внутреннего Безмолвия и обращённый к Бездне внутри человека, к его Истинной Природе по ту сторону всех имён и форм. Посвящение Бездны — это всегда САМО-Посвящение, ибо идёт не от человеческого, не от личного, а от Вечного. Если традиции передают Огонь, возожжённый Предками (и это в лучшем случае; в худшем передаётся лишь стылый пепел от некогда пылавшего костра…), то Традиция самим своим существованием указует на скрытое в НЕРОЖДЁННОМ Тайное Пламя — Чёрное Пламя Неосквернённой Мудрости, пылающее внутрь Себя. Истинные Учителя Традиции суть лишь отблески Чёрного Пламени, а не служащие Жрецы в Храме, построенном руками людей. Они указуют на НЕВЫРАЗИМОЕ самим своим присутствием, через которое проявляется Присутствие ИНОГО… Традиция обращается к ВЕЧНОСТИ над Временем, к НЕРОЖДЁННОМУ в нас, к Тому, Что неподвластно Временны́м Эонам. Истинная Традиция убивает нас, проводя Тропами Мистерий — вводя во Врата Смерти-как-Инициации, за которыми — Слепящая Тьма Изначалья, Сияние ВЕЧНОСТИ… Посвящение в Традицию — это Инициатическая Смерть, Духовное Пресуществление. По-человечески «обладать» или «следовать» Традиции (в отличие от традиций) невозможно, — можно лишь отдаться Традиции без остатка, чтобы сама твоя Жизнь стала утверждением Её Присутствия, живым свидетельством о НЕВЫРАЗИМОМ. В этом отличие Жреческого Знания и Волховского Ведания — знаний традиции и Прозрения Традиции… Тайна, ради раскрытия Которой существует сам Путь, в определённом смысле, раскрыта всегда, но именно эта раскрытость делает Её невидимой в глазах того, кто привык к работе с грубыми формами, полагая их единственным критерием существования чего-либо… Тайна изначально пребывает внутри нас, но для тех, кто не слышит Её Зова, эти слова станут скорее препятствием, нежели подмогой. Потому на ранних стадиях Пути часто используются дуалистические описания, и лишь по мере продвижения человек оказывается способен воспринять объяснения с позиции Недвойственности, не обманувшись ими и не утеряв Путь… Можно сказать, что Тайна заключена в сосуде нашего Сердца, который должен быть разбит изнутри, подобно яйцу, дабы То, Что «заключено» в нём, могло выйти наружу. Но и это описание не следует возводить в абсолют, отдавая себе отчёт в том, что никакие описания не могут в полной мере отразить Неописуемое, и что на разных уровнях мы вынуждены использовать разные описания, в зависимости от личных качеств самого ученика» [Велесова Мудрость в Кощный век. Из «Книги Ученика» //http://veleslav13.livejournal.com/169629.html].

Исследователь-конспиролог Алексей Меняйлов в своей работе «Сталин. Прозрение волхва» пишет о том, что

«… самоинициация — это когда попадаешь в кризисную, стрессовую ситуацию, и в этой стрессовой ситуации твоя родовая память находит ту единственную страницу, которая способна помочь при решении задачи, на которую ты нацелился. Так вот, первое, что я узнал о Сталине, — это то, что в Сольвычегодске с ним произошла высшая инициация. Он приехал туда весёлым парнем Кобой, а уехал — великим русским правителем Сталиным. И это изменение было настолько сильным, настолько заметным, что всякие разные концепции есть, вплоть до глупейших: например, кто-то писал, что Сталина подменили… Ведь проблема не в том, чтобы попасть в стрессовую ситуацию, а в том, чтобы всё-таки вспомнить… Ну, вот Сталин и вспомнил, а, судя по его аскетизму, у него действительно цели были великие, потому что только с великой целью можно жить аскетично и совершенно плевать на всё внешнее благополучие. И стрессовая ситуация эта, видимо, была такая, что Сталин смог прочесть о себе пророчества, которым, по меньшей мере, две с половиной тысячи лет. Это нигде как бы не присутствует, потому что для того, чтобы это пророчество прочесть, надо приехать в Сольвычегодск и знать не только собственную биографию и биографию Сталина, но для этого надо владеть двумя гигантскими, так скажем, знаниями: христианским богословием и алхимией. То, что Сталин знал христианское богословие, — ясно. Четыре года семинарии всем известны. Но когда пишут в официальных биографиях, что он в семинарии занимался одним марксизмом — это просто прямая ложь. Сталин был увлекающейся натурой, но не раздваивающейся личностью. Так что богословие в семинарские годы было ему ближе, чем марксизм. А то, что Сталин знал алхимию, видно из его стихов. Стихи — единственный источник, по которому можно определить, что же думал Сталин на самом деле. Ведь из слов политика узнать, что он на самом деле думает, практически нельзя. И получается, что единственный источник — это стихи Сталина. Из них видно, что он владел алхимической терминологией, а ею невозможно овладеть, не постигнув, хотя бы отчасти, практику и не познакомившись с основной формулой алхимии — формулой так называемой “изумрудной скрижали”…».

Или же, например, в знаменитом фильме Кристофера Нолана «Бэтмэн: Начало» (2005) и многосезонном сериале Брунно Хеллера «Готэм» (2014-2020) видим эволюцию героя, дошедшего до столь радикальной самоинициации, и подробно, шаг за шагом идем по следам Брюса Уэйна, потрясенного свидетеля смерти собственных родителей, возвращающегося через четырнадцать лет из Принстона в Готэм, путешествующего по заколдованным кругам преступного мира в поисках понимания и обоснования справедливости, оказывающегося в тюрьме, а затем — в рядах некой Лиги теней, задавшейся целью стереть с лица земли зло как таковое всеми доступными средствами. Для Брюса Уэйна летучая мышь — жупел и страшнейшее переживание детства — это символ, черная графитовая полумаска, которая сделает его неуязвимым и недосягаемым, практически сверхчеловеком; но сама летучая мышь не считает себя символом: влетев в сердце и сознание Уэйна, она становится властью и судьбой, в изящном психическом контрдансе обменявшись с главным героем назначенными ролями. Так новорожденный Бэтмен вбирает в себя разом безумие обреченного мегаполиса, давно превратившегося в наркозависимые урбанистические джунгли, и безумие индивидуального мистического кошмара, первобытный ужас перед вампирической бездной пресуществляющего в надежду и эгиду, в победный щит и знамение, сходящее с осклизло-мутного неба на головы злых и неправых.

Image

Опыт показывает, что задаваться опросом: «Почему Судьба выбрала именно меня?» — значит зайти в тупик. Если же инициант спрашивает: «Кто я такой, что это случилось со мною?», то ему, возможно, удастся отыскать сокровище, которое позволит ему по-новому связать себя со смыслом своей жизни.

В индуистской и буддистской традиции этот вопрос «Кто я такой?» решается просто: есть биологические родители, но одновременно могут существовать и духовные, на которых биологические родители медитировали при зачатии и вынашивании.

Известная блогер-культуролог Галина Иванкина (блогер «Зина Корзина») и апологет моды эпохи Фридриха Великого вспоминает:

«… Маменька, будучи беременна мною, пересмотрела всю серию про «Анжелику», на французском языке, с болгарскими титрами… Локоны, кружева, штаны-кюлоты, король Людовик-Солнце… Первое знакомство с притягательным миром состоялось. В детстве я обожала сказки с принцессами, причём принцессы были обязаны одеваться в платья с широкими юбками. Иначе — не принцесса» [Иванкина Г. Об оттенках серого, башмачках Сандрильоны и книжной полке // http://zina-korzina.livejournal.com/601509.html].

Российский ассиролог и культуролог Владимир Емельянов так рассказывает:

«… Мама хотела, чтобы я родился в день рождения Ленина. В юности она была комсоргом школы и очень идейным человеком. За неимением дома сочинений Ленина она перед родами читала «Исповедь» Руссо и книгу Цвейга о Бальзаке. Почему — не знала. Была такая внезапная потребность. Когда я стал проявлять гуманитарные наклонности, она была уверена в том, что это у меня от ее чтения Руссо и Цвейга. И еще потому, что я родился рядом с Лениным» [Емельянов В. Френды начали … //https://www.facebook.com/vladimir.emelianov. 589/posts/2679750972255879].

У индейцев чероки встричаем вот такой тип самоинициации:

— Кто дал тебе это имя — мать, отец, племя?

¬ Ястребы. Они стали ко мне слетаться и слетаться, пока я наконец не спросил, чего им от меня нужно, тогда и прозвучало моё имя — Ястреб, а Ходячий после добавили соплеменники.

— Кто твои родители?

— У нас, индейцев, этого нет. Я называл мамой 6 или 8 женщин, а папой — такое же число мужчин.

— Я люблю смотреть не на встречного, а на его «животное силы» (power animal), я с ним, когда надо, вступаю в контакт. Сам я люблю играть с хорьком, я и сейчас, разговаривая с тобой, с ним играю.

— Ястреб, а у меня, какое у меня животное силы?

Он взял мою левую руку в свою, тоже левую, закрыл глаза и некоторое время молчал, потом неожиданно шлёпнул меня правой рукой по локтю.

— Вот оно и выскочило! Это огромная хищная рыба, — кажется, из семейства акул. Значит, ты, как рыба умеешь воспринимать невидимое глазу и выносить высокое давление. Акула — надёжный защитник, но, скажем, маленькая мышь ничуть не хуже. Подружись со своей рыбой и станешь сильнее.

Открыть их, открыться им и довериться — это также самоинициация.

«… Когда Вячеслав Иванов признавался в том, что является, быть может, единственным человеком, который действительно верит греческих богов, он говорил абсолютную правду. Он верил в Диониса, создавая свой фундаментальный труд, вдохновивший весь Серебряный век. Он верил, тогда как «они» (имя им легион) — не верили. Потому так мертвы их «медицинские отчеты» об Античности… Ницше в них верил. Верил в них Гельдерлин, верил Вячеслав Иванов, верил Максимилиан Волошин, верил Евгений Головин…» [Сперанская Н. Искушение мифом // Сигма. — 2021. — 03.07. — https://syg.ma/@natella-speranskaja/iskushieniie-mifom].

Но, естественно, более адекватный ответ на этот вопрос человек может найти в том случае, если соединиться с другими и ощутит всю сеть связи, которая в Каббале называется «Адам Ришон» («Первый Человек») и из которой человек своим нынешним существованием «выпал». Поэтому человек должен найти то самое место в сети, где он обретет всю свою полноту. И пока не займет свое место в этой общей мозаике, он должен вновь и вновь «воплощаться» в этот мир, чтобы «достичь своего корня».

Image

Инициация подобного рода может происходить в жизни в разные времена, но обычно осуществляется, когда мы достигаем определенной фазы или этапа бытия, и жизнь требует перехода к новым путям. Это ужасный момент: ведь мы должны отказаться от старых и проверенных способов действия, доверившись невидимой и доселе неизведанной новой жизни. Она требует жертв и смелости. Для одних такой инициацией может стать перенесение тягот армейской жизни, угроза физической смерти и удовлетворение собственного инстинкта убийцы в войне. Для других той же цели служат заключение за отказ брать в руки оружие, враждебность и насмешки современников, вынуждающие молодого человека искать новые запасы сил…

Такого рода самоинициатическому стрессу судьба может подвергнуть нас в любой момент жизни, воспользовавшись массой способов.

Так, неожиданный поворот дела может сразу лишить человека всех мирских благ и карьеры, которой он посвятил всю свою жизнь, опрокинув его сегодняшнюю реальность и разрушив надежды на будущее. Либо любимая, вокруг которой вращалась вся жизнь человека, может предать, лишив его уверенности в мире и в самом себе, оставив одиноким и несчастным. Может случиться и так, что политическое или религиозное дело, которым герой был полностью поглощен, разочарует, опрокинув его вселенную и сделав жизнь бессмысленной. Либо болезнь может сковать его тело и лишить активности, ранее так привычной. Может случиться и так, что беспомощным сделает героя духовная болезнь. Тогда тот, кто прежде изо дня в день уверено шел покорять жизнь, вдруг замечает, что по какой-то непонятной причине не может больше собрать волю и энергию, чтобы сделать это. Вся его личность поглощена депрессией. В этом случае его эгоистический интеллект оказывается подавленным и униженным, он чувствует себя беспомощным, как растение. В экстремальных случаях человек, переживающий подобное испытание, может почти буквально превратиться в растение. Неврозы или психозы, выражавшиеся в различного рода безвыходных положениях, К.-Г. Юнг рассматривал не как болезни, мешающие жизни, а ка исправительные меры, назначением которых является продолжение жизни путем установления душевного равновесия на более высоком уровне. Он считал их природным способом исцеления душевного организма. К.-Г. Юнг отмечал, что всякий раз, когда интеллект теряет гибкость и ориентируется на силу, природа прибегает к крайним мерам, чтобы выбить нас из «западни разума», вынуждая исследовать другие стороны своей души. К.-Г. Юнг говорит:

«… подсознание всегда старается создать невозможную ситуацию, чтобы вынудить индивида обнаружить свои лучшие качества. В противном случае человек не достигает лучшего, что в нем есть, он неполноценен, не сознает себя самим собой. Требуется невозможная ситуация, когда человек должен отказаться от своей собственной воли нулю и не делать ничего, но довериться внеличностной силе роста и развития» (цит. за: [Николс С. Подвешенный : состояние подвешенности / пер. с англ. // Мир Урании. — http://www.urania.ru/vertical-menu/library/magazine/urania-articles/urania-articles_855.html]).

См. далее: Катафатический и апофатический опыты самоинициацииhttps://syg.ma/@goutsoullac/katafatichieskii-i-apofatichieskii-opyty-samoinitsiatsii

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File