Хорхе Алеман. Заметка об 11 сентября

издательство горизонталь
00:19, 11 сентября 2021
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию
The Falling Man © Richard Drew / Человек падает из окна одной из башен-близнецов. Нью-Йорк, 11.09.2001

The Falling Man © Richard Drew / Человек падает из окна одной из башен-близнецов. Нью-Йорк, 11.09.2001


11 сентября 2001 года несколько захваченных пассажирских самолетов врезались поочередно в башни Всемирного торгового центра в Нью-Йорке, здание Пентагона, один самолет потерпел крушение в штате Пенсильвания.

В двадцатую годовщину тех событий издательство «Горизонталь» публикует заметку аргентинского психоаналитика Хорхе Алемана, которая явилась результатом его размышлений после случившихся терактов.

На русском она вышла в сборнике «Об освобождении. Психоанализ и политика». На «Сигме» также доступны два других текста Алемана из этого издания — «Лакан и капитализм» и «Наследие Фрейда».

I

У цивилизации есть лишь одна болезнь: капиталистический дискурс.

II

Все цивилизации, или культуры, уже были безоговорочно настигнуты его круговым движением — без разреза, без невозможности. Во всех них укоренились техника и организованная ей модальность наслаждения; во всех видны последствия «отказа от кастрации», предлагаемого капиталистическим дискурсом.

III

Капиталистический дискурс глобализовал технический объект (и его прямое участие в организованном терроре); но он не привел к образованию «всемирной политической цивилизации». Укрепление религиозных, культурных, национальных идентичностей (хотя всегда в пародийной форме) не приводит к какому-либо разрыву с Единым капиталиста, но лишь укрепляет его.

IV

Очевидный феномен национального, религиозного столкновения цивилизаций скрывает в своих формах тот факт, что субъективность понимает саму себя как абсолютную и что она желает повелевать над истиной, уничтожая ее и изгоняя тем самым невозможность. Эта абсолютная субъективность есть континуум, который устанавливает взаимодействие между милитаризацией мира, потерей страха расстаться с жизнью при возвращении абсолютного господина, контрабандой наркотиков, оружия, парамилитарными формированиями, бандами грабителей, безымянными гражданскими войнами, сверхполицейскими государствами, финансовым капиталом и террором… Всеми разрушительными последствиями «принудительного выбора» по отношению к субъекту бессозна­тель­ного.

Здание Пентагона после того, как в него врезался угнанный террористами самолет

Здание Пентагона после того, как в него врезался угнанный террористами самолет

V

Эпоха техники, в своем реальном диапазоне луч­ше определенная Лаканом как капиталистический дискурс, есть отказ от невозможности. Там, где невозможность изгоняется, действует соотношение Единое:Всё в его неразрывной связи. Другими словами, Воля сбрасывает оковы в мире, где ничто не может ее ограничить, где ничто не может разбить ее в ее же истине.

VI

Это приводит к тому, что в настоящее время нет ни всеобщих жертв, ни всеобщей боли, а значит, каж­дая культура вырабатывает собственную боль по своим принесенным в жертву созданиям.

Прохожие смотрят на охваченные пожаром башни-близнецы

Прохожие смотрят на охваченные пожаром башни-близнецы

VII

Капиталистический дискурс в своем круговом движении не вечен, его вращение не бесконечно. Согласно Лакану, с каждым своим оборотом капиталистический дискурс движется к угасанию; его конец с каждым разом все ближе, но не в виде диалектического решения.

VIII

Этот конец принимает современную форму боли, ко­торая в безмерности своей рас­пространяется в планетарном масштабе и уже не может регулироваться никакими известными полити­ческими фикциями.

IX

Поэтому оппозиции между богатыми и бедными, империализмом и угнетенным народом, Западом и Востоком, Севером и Югом, Цивилизацией и Варварством существуют и эффективны в своей реальности, но они деконструируются, стоит лишь взглянуть на них с точки зрения капиталистического дискурса.

X

Ни одна из этих оппозиций не может быть понята лишь в форме чистого конфликта (которая в таком случае должна была бы призывать к диалектическому решению). Понятия, которые кажутся принципиально противоположными с точки зрения означающего, символические оппозиции вроде «Цивилизация–Варварство» не конституируют из реального капиталистического дискурса связи между внешними по отношению друг к другу понятиями. Цивилизация — не внешний элемент по отношению к Варварству, равно как и наоборот. Каждое понятие сохраняет экстимную связь с другим. В символических сетях капиталистической Цивилизации тяга Варварства к террору есть не внешняя Вещь, но его «интимная наружность». Однако это не должно резко аннулировать проблему данных оппозиций. В их число надо включить измерение невозможности, которая вернет им их этический диапазон.

XI

Невозможность, которую вытеснил капиталистический дискурс, не может быть возмещена убитыми, которых одна Культура производит в другой.

XII

В настоящее время нельзя понять, какой тип невозможности может быть введен в капиталистический дискурс, если только не представлять себе «новое означающее», которое пока что нельзя помыслить и которое, таким образом, вызывает в памяти лишь Эпифанию. Но та же история религий показывает, что всеобщая Эпифания состояться не может. Отсюда надежда Гёльдерлина[1], высказанная в полном безумии и породившая столько комментариев: «Лишь Бог может нас спасти» — Бог, который сейчас воплощает в реальном свою катастрофическую версию.

Руины Всемирного торгового центра, Нью-Йорк

Руины Всемирного торгового центра, Нью-Йорк

XIII

Запад — Цивилизация, в которой капиталистический дискурс нашел наиболее подходящие условия для своего возникновения. Но он мог бы стать и местом, в котором нашли бы свое историческое выражение невозможность, разрез и противоречие. Этот подход окончательно отбрасывают в сторону, когда выясняется, что «предмет марксизма» не являет собой никакого разреза. Ни имя, ни форма выхода из капитализма в настоящее время неизвестны. В свою очередь, все собственно европейские варианты разреза и невозможности погибли в Холокосте — истинной гибели Европы как мира новых возможностей. Остается посмотреть, сможет ли непоколебимо хрупкая Латинская Америка (которую Хантингтон[1] не относит к Западной Цивилизации) сказать еще что-то, несмотря на политическое поражение своего проекта.

XIV

Нет такого способа, с помощью которого можно было бы ввести противоречие в капиталистический дискурс, ведь его сущность — не экономика и не техника, но прибавочная стоимость наслаждения. С этой точки зрения современное культурное устройство Ислама, в той мере, в какой оно инкорпорировало технику, не эксперимен­тируя с тупиками субъекта науки, а значит и бессознательного, не может и мечтать о том, что­бы разрезать капиталистический дискурс. Его включенность в этот дискурс абсолютна.

XV

Грядущие войны не бросают вызов капитализму, а лишь определяют форму существования в нем.
Мемориал на месте крушения зданий Всемирного торгового центра в Нью-Йорке

Мемориал на месте крушения зданий Всемирного торгового центра в Нью-Йорке

Книгу Хорхе Алемана «Об освобождении. Психоанализ и политика» можно заказать с доставкой по России на нашем сайте или найти в независимых книжных. Доставка доступна в «Подписных изданиях», «Порядке слов», «Все свободны» и других магазинах, а также на OZON. Кроме того, книгу можно прочитать на платформе Bookmate.

Советуем также взглянуть на авторское предисловие к недавно вышедшей книге Иана Паркера и Давида Павон-Куэльяра «Психоанализ и революция. Критическая психология для освободительных движений» и русское предисловие Вадима Квачева.

Наши соцсети: VK, Instagram, Facebook, YouTube.

Примечания

[1] Иоганн Христиан Фридрих Гёльдерлин (1770–1843) — немецкий поэт. — Прим. пер.

[2] Сэмюэл Филлипс Хантингтон (1927–2008) — американский политический теоретик, известный своей концепцией «этнокультурного разделения цивилизаций». — Прим. пер.



Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File