Театр сегодня: Body Think Tank

Кира Шмырёва
16:21, 02 апреля 2021🔥
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

Часть первая 

Вторая часть доступна по ссылке

Разговор о театре и о его проблемах — это уже перформативный акт. Мы описываем, что для нас театр, почему мы занимаемся театром, и что хотим изменить, сделать видимым посредством нашей работы. Body Think Tank (телесно-аналитический театр) по форме — это отсылка к проекту Яэль Бартаны (Yeal Bartana) Think Tank Theatre (аналитический театр), который Яэль позиционирует как возможность создавать альтернативные реальности в реальном времени. Поскольку в нашем разговоре речь шла об активистском и политическим искусстве, то я добавила сюда и тело (body). Импульсом для этого разговора были интерсекциональная работа Юлии Цветковой и Анны Ходыревой, практики молодежного активистского театра-балагана «Мерак», уголовное дело против Юлии и разрушение «Мерака».

Юлия Цветкова рассказывает: «Наш опыт показывает, что театры сегодня выживают, а автономные творческие инициативы находятся в вакууме». Учитывая эти экстремальные условия для творчества, мне показалось важным сформулировать, чем для российского театра является история «Мерака». Что мы сейчас, занимаясь перформативными искусствами, должны определить для себя? Майя Моргенштерн, актриса театра и кино из Румынии, очень точно сказала, что пере- и определяя для себя «что такое театр, мы определяем, что такое свобода». Преследование Юли Цветковой и разрушение «Мерака» — это катастрофа, и она заставляет нас расширить понимание искусства, выйти из зоны комфорта.

Мы не можем изменить законы посредством театра, но мы можем бороться за справедливость и свободу. Этот путь — путь сложных солидарностей. Он требует принятия и мгновенной реакции на кризисы. Но именно это и есть aestethic way of being (творческий способ существования), когда театр выходит за рамки здания и сцены, и становится передвижным и политическим, потому что борется за свободу общества в целом.

Этот разговор состоялся благодаря поддержке и чуткой координаторской/кураторской деятельности Вики Кравцовой и платформы «Феминистские транслокальности», которая и стала пространством для встречи спикеро_к, живущих в разных городах и временных поясах.

Спикер_ки:

© Лиана Гильманова 

© Лиана Гильманова 

Видеозаписи спектаклей, созданных ансамблем молодёжного активистского театра-балагана «Мерак». Театр был основан режиссёркой и художницей Юлией Цветковой в 2018 году и закрыт под давлением правоохранительных органов Комсомольска-на-Амуре в июне 2019 года.





© Лиана Гильманова

© Лиана Гильманова

Ольга Тараканова — кураторка лаборатории «Группа продленного дня» в московском Театре Ермоловой, соавторка спектаклей Locker Room Talk, «Кариес капитализма», «Ужасные дети», «Сотрудник месяца» в театрах и культурных центрах в разных городах России, соавторка зина «Гендерные исследования в театре. Методические рекомендации».




© Лиана Гильманова

© Лиана Гильманова

Анна Ходырева — арт-педагог, психолог, основательница «Спартанской студии» свободного творческого образования для детей и подростков в Комсомольске-на-Амуре, администраторка молодежного активистского театра-балагана «Мерак», мама Юлии Цветковой.





© Лиана Гильманова

© Лиана Гильманова

Соня Савина — бывшая перформерка молодежного активистского театра-балагана «Мерак», студентка, соавторка Манифеста молодёжного театра будущего.






© Лиана Гильманова

© Лиана Гильманова

Вера Берлинова (слева) — художница, фем- и инваактивистка, тифлокомментесса, соучастница арт-группы «Андрогин и Кентавр».

Антон Рьянов (справа) — филолог, художник, перформер, соучастник арт-группы «Андрогин и Кентавр», куратор инклюзивных художественных проектов.




© Лиана Гильманова

© Лиана Гильманова

Кира Шмырева — флюидная авторка и активистка, ассистентка в сфере заботы и искусства, кураторка проекта «Театр Заботы» (Caring Theater).






* Я сознательно не описала документальные скетчи с изображением спикеро_к, так как в первом видео, которое сопровождает эту статью, они это сделают сами. К сожалению, видео, использованные в статье, не сопровождаются тифлокомментариями и не переведены на жестовый русский язык. Видео содержат субтитры на русском языке.

Благодарности

Монтаж видео, субтитры, редактирование текста — Вике Кравцовой

Субтитры — Анастасии Часовских

Документальные скетчи спикеро_к — Лиане Гильмановой


1. Репрезентация в театре имеет значение

Описание себя — то, с чего хорошо начинать разговор. Учиться заново описывать — театр сегодня. Это важно не только для того, чтобы незрячие или слабовидящие люди получили информацию о том, как выглядят спикер_ки, но и для того, чтобы театр перестал быть все заранее знающим, элитарным, и стал пространством принятия разных идентичностей. Мы всегда начинаем прямо сейчас и с себя.


В этом видео спикер_ки сами описывают себя

2. «Я - личность»

Дело Юлии Цветковой началось тогда, когда дети и подростки из Комсомольска-на-Амуре вышли на сцену и сказали: «Я-личность». Это одна из последних сцен спектакля «Розовые и голубые», который полиция и администрация Комсомольска-на-Амуре пытались запретить. Одной из тем спектакля является любовь к своему телу и принятие тел других людей. «Розовые и голубые» — это модель свободного театра, который возник из необходимости быть принятыми, видимыми и любимыми. В этом перформансе актеры и актрисы борются за свободный театр через взаимодействие друг с другом.


«Я-личность» - отрывок из спектакля «Розовые и голубые», созданного ансамблем театра-балага «Мерак» под художественным руководством Юлии Цветковой. Видеозапись спектакля: Анна Ходырева

3. Почему вы создаёте театр/перформативное искусство? 

Люди начинают заниматься театром и перформативным искусством, потому что они сами и есть театр. Но театр долгое время не был ими, их разными языками и телами. Театр был зданиями и режиссёрами, был привилегиями: белым, без инвалидности, без нейроотличия, бинарным, с местами по разной цене, в Москве или Санкт-Петербурге, с сотрудни_цами из престижных театральных школ и потомственными заслуженными деятелями культуры, из семьи людей, которые традиционно ходили в театр. Те, кто не вписывают в этот канон, хотят говорить своими словами. Со стороны кажется, что они пребывают в тёмных пространствах. Но они уже здесь — в местах, которые создали сами.


В этом видео спикер_ки рассказывают, как они пришли в сферу искусства.

4. Как возникает театр? 

Театр — это всегда практика, и в то же время фантазия и предложение. Это мечта о творческом способе существования, бесконечная фиксации себя во времени и пространстве, в конкретном состоянии тела и сознания. Театр, если он мыслить себя как процесс, обладает огромным потенциалом политики в действии.


В этом видео спикер_ки рассказывают о важности процессуальности в их практиках. Также Соня Савина и Анна Ходырева рассказывают историю создания «Мерака» и говорят о необходимости такого театра для них самих

5. «Колобок» - версия молодёжного активтстского театра-балагана «Мерак»

Анна Ходырева рассказывает: «Это сцена из спектакля “Сказки сказочные — сказки реальные». Он родился за неделю. Он был сначала на 5 часов. Спектакль на 5 часов быть не мог. Его резали по ходу прямо в день показа. На спектакле некоторые люди выходили с криками «паразиты!”, хлопали дверями. Некоторые родители были возмущены тем, что это было так долго: два с половиной часа».

Уникальность художественных практик «Мерака» в том, что этот театр не отгораживался ни от прошлого России, ни от локальных и глобальных изменений, которые происходят в обществе.


В этом видео  - «Колобок», сцена из спектакля «Сказки сказочные - сказки реальные», созданного ансамблем «Мерака» под художественным руководством Юлии Цветковой. Видеозапись спектакля: Анна Ходырева

6. «Мерак» и практики раннесоветского театра 

«Мерак» — история российского театра. С одной стороны, это очень локальное событие Комсомольска-на-Амуре. С другой стороны, это театр, которого мы все хотим. Это театр, который возвращает нас обратно к жизни, к самим себе как творческим существам, которые создают театр и искусство как таковое в условиях постоянно меняющегося мира — мира, который люди всегда хотят менять и делать лучше. Это также было основой раннесоветского театра, который с приходом к власти Сталина был репрессирован практически целиком. «Мерак» — это и наше неотрефлексированное прошлое, и политики памяти.


В этом видео Антон Рьянов рассказывает о раннесоветском театре и его связи с социальным театром сегодня

7. «Неприкасаемые»

Соня Савина посоветовала мне включить этот перформанс в нашу дискуссию о театре. Он о человеке, которого ломает система и её однообразие. В системе люди пытаются угнаться за временем, которое им не принадлежит. В итоге они теряют уверенность в себе и функционируют как завод. Но мы все в силах перестать быть несчастными, если станем осознанными и будем бережно относится друг к другу.


Видео содержит сцену из спектакля «Неприкасаемые», созданного ансамблем «Мерака» под художественным руководством Юлии Цветковой. Видеозапись спектакля: Анна Ходырева

8. «Неприкасаемые» за кадром 

С февраля 2019 и до сентября 2019 года полиция и ФСБ приходили на репетиции в «Мерак», допрашивали детей в школах, где они учились, звонили домой, угрожали увольнениями их родителям. Все понимали, что происходит. На глазах детей всё рушилось. Полиция и администрация Комсомольска-на-Амуре до сих пор не извинилась перед актёрами и актрисами «Мерака» за неверную интерпретацию спектакля «Розовые и голубые».


В этом видео Анна Ходырева рассказывает, в каких условиях актёры и актрисы «Мерака» играли «Неприкасаемых»

Продолжение разговора в статье «Театр сегодня: Body Think Tank. Часть вторая».

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File