Create post
Журнал «Иностранная литература»

Пишут читатели журнала «Иностранная литература»

Журнал Иностранная литература 🔥

Когда-то «Иностранная литература» была не иностранной, а Интернациональной — на совещаниях высших партийных чинов обсуждались проблемы мировой революции и как идти завоевывать Индию. А до революции иностранную литературу переводили весьма увлеченно — наш журнал вполне может считать себя полномочным преемником «Вестника иностранной литературы». О бабушках и дедушках «Иностранки» пишет наш читатель Ольга Морева, заведующая сектором книжных памятников отдела редких книг Свердловской областной универсальной научной библиотеки им. В.Г. Белинского.

Уральские читатели «Вестника иностранной литературы»

О.В. Морева*

История «Вестника иностранной литературы» начинается в 1891 г. и в этом же году у журнала появляются свои читатели на Урале. Фонд Екатеринбургской общественной библиотеки им. В.Г. Белинского, открытой в 1899 г.,первые годы формировался дарами под пристальным вниманием своих учредителей — «Общества любителей изящных искусств», члены которого обладали хорошим литературным вкусом. Поэтому не удивительно, что вновь образованной библиотеке были подарены комплекты журнала изсодружества, так называемых,«толстяков» — «Вестник иностранной литературы».

Журнал сразу завоевал своих читателей уникальностью текстов, их качеством и актуальностью. Можно смело говорить, что редакция выполнила поставленную перед собой задачу: «Давать своим читателям, в художественном по возможности переводе, все выдающееся, что появляется в литературе Запада.При обилии материала, предоставляемого иностранной словесностью, без сомнения, необходим руководящий принцип, держась которого редакция могла бы из массы беллетристических, исторических и других сочинений выбрать действительно достойное перевода и имеющее положительный интерес для русского читателя. Прежде всего, произведения авторов, имена которых приобрели почетную известность в образованном мире, произведения, за которые ручается имя автора, найдут всегда место на страницах нашего журнала, но вместе с тем, редакция считает своею обязанностью, следя за текущею литературою всех стран, останавливаться и на именах менее или даже совсем неизвестных, давать произведения начинающих авторов, если они отмечены печатью таланта.<…> Принимая на себя задачу сделать наш журнал, так сказать, посредником между западной мыслью и русским читателем, мы употребим все усилия, чтобы выполнить ее по возможности удовлетворительно и заслужить доверие и любовь читателя» .

К середине XIX в. русская культура репродуцировала себя преимущественно в периодических изданиях, а «толстые литературные журналы» представляли «стабильную форму литературной коммуникации» . Российский феномен «толстых литературных журналов» невозможен был без провинциальных читателей. В. Б. Шкловский отмечал, что роль журнала заключалась в том, чтобы «служить связью между местом и центром» . «Журнализации» культуры способствовала эффективная работа почты. Почтово-посылочная книжная торговля, являясь одной из форм внемагазинной розничной торговли, развивалась с повышением уровня грамотности населения провинции, где книжная торговля или не развивалась, или могла предоставить лишь ограниченный ассортимент. Исследователи отмечают, что до этого времени услуга «книга-почтой» была доступна лишь «наиболее состоятельной и просвещенной части провинциалов» . В конце XIX — начале ХХ в. высокие темпы развития железнодорожного строительства и почтовой связи создали условия для доставки периодики и книг по почте в провинцию. Одновременно с развитием почты технические достижения в типографском деле (введение ротационного пресса) и развитие транспортной сети — привели к скачку в производстве и распространении периодических изданий.

Прежде чем обратиться к уральским читателям «Вестника иностранной литературы» представим количественные и качественные характеристики подписчиков на Урале во второй половине XIX — начале ХХ в.

Сбором сведений о своих подписчиках занимались редакции газет и журналов. Например, журнал «Современник» публиковал обзоры о числе подписчиков в 1859 и 1860 гг., считая, что они могут быть «очень важны для статистики если не образования, то, по крайней мере, любви к чтению в России» . Н.Г. Чернышевский, подводя итоги, отмечал, что в 1860 г. по сравнению с предыдущим количество подписчиков увеличилось на 20%, и что это увеличение (а оно постоянно идет с 1855 г.) нужно отнести «к действию общего хода литературы», которая постепенно становилась «более и более достойною внимания публики», поэтому круг читателей увеличивался. Больше всего читателей «Современника» в 1859 г. на Урале было в Оренбурге и Екатеринбурге (32 и 21 подписчик соответственно). Это можно объяснить тем, что в Оренбурге была сосредоточена военная и гражданская административные власти, представленная образованными чиновниками и офицерами. Оказавшись в отдаленном краю они, благодаря печатной продукции, могли не чувствовать оторванности от «столиц и света». Тоже можно сказать и о подписчиках в Екатеринбурге — неофициальной столице горного Урала.

Мнение о том, что в провинции «ничего не читают, или очень мало, а если и читают, то что-нибудь “легонькое” в роде романов, дешевеньких газетенок и т. п.» , опровергают уральские данные. Так, в Кыштымском заводе в 1886 г. получали 31 периодическое издание в 77 экземплярах, кроме литературных и научно-популярных еще около 15 наименований технических, медицинских и педагогических журналов и газет. Впечатляет список подписки в 1887 г. жителей Ирбитского уезда, в котором 79 наименований газет и журналов в количестве 603 экземпляров. В 1891 г. в уезде проживало 139 тыс. человек, следовательно, подписчиками были менее 0,5% жителей Ирбитского уезда. И все же, эта цифра свидетельствует об увеличении читательской аудитории в провинции, т. е. количества грамотных.

На появление «читателя из народа» некоторые издатели отреагировали выпуском газет в двух ценовых вариантах: дорогом и дешевом. Так, печатались «Биржевые ведомости» в 1890-х гг. (годовая подписка стоила соответственно 25 и 4 руб.) . Другие пошли по пути увеличения тиража. Например, у петербургской газеты «Свет» он составлял до 70 тыс. экз. . «Сын Отечества» вместе с «Сельским вестником» были самими популярными изданиями в народной среде, как более доступные по цене и содержанию. Волостной писарьИрбитского уезда Пермской губернии М.Беззубов отмечал, что «некоторые из благоразумных крестьян детям своим не дают даром сидеть: покупают им книги, выписывают общедоступные газеты (вроде “Сельского вестника”) и заставляют читать вслух, внимательно прислушиваясь к прочитанному и сами» .

В 1895 г. уральские подписчики получили 2 430 648 экз. российских изданий и 1 197 иностранных , а в 1909 г. — 15 644 553 и 49 982 соответственно , т. е. за 14 лет количество полученных экз. отечественных газет и журналов в Пермской губернии увеличилось в 6, а зарубежных — в 42 раза (!).В этот период представители образованного общества, независимо от того, к какой профессиональной группе они принадлежали, читали очень активно и больше периодику. В 1888 г. А.Пругавин писал, что «круг лиц, интересующихся научными, литературными и общественными вопросами в провинции разросся до весьма почтенных размеров и до сих пор не перестает расти» . На это указывали тиражи выпускаемых газет и журналов, библиотечная статистика и рост индивидуальных подписчиков-провинциалов. Например, в1861 г. во всей Оренбургской губернии было лишь 105 подписчиков на журналы и газеты, а в конце 1860-х гг. только в Оренбурге выписывалось 536 газет, а всего в губернии — 1414, т. е. один подписчик приходился на 714 жителей. В Пермской губернии этот прирост произошел большей частью за счет читателей в уездных городах. Из 91 губернии Российской империи Пермская занимала 11 место по числу подписчиков «Вестника Европы», Вятская — 41, Оренбургская — 43, Уфимская — 50. Провинциальные подписчики этого журнала составляли 70% . Представленные материалы демонстрируют, что на Урале в конце XIX — начале XX в. постоянно шел рост количества подписчиков.

Эту положительную динамику закрепляли и читатели «Вестника иностранной литературы». По осколкам книжных собраний частных и общественных библиотек, сохранившихся в фонде Свердловской областной универсальной научной библиотеки им. В.Г. Белинского, можно судить о подписчиках «иностранки» конца XIX — начала XX в.

Среди индивидуальных подписчиков были представители уральского чиновничества, купечества и интеллигенции. Издания для своих личных библиотек они, как правило, «одевали» в индивидуальные переплеты и снабжали не только экслибрисами, но и суперэкслибрисами. Эти владельческие знаки и позволяют нам познакомиться с читателями «иностранки». Так, суперэкслибрис «Н.Ф.Х.» расположен на корешке каждого номера годовой подшивки журнала за 1893 г., суперэкслибрис «К.Ч.» и экслибрис в виде штампа «Кирилл Михайлович Чернобровин» — на отдельных номерах за 1894 г., «А.Н.Ш.» — 1900 г., «Н.Ч.» — 1903 г.

На номерах за 1895 и 1900 годы сохранились владельческие знаки С.Н. Первушина — одного из представителей Екатеринбургской купеческой династии мукомолов. Отметим, что купечество Екатеринбурга было хорошо образовано, активно занималось научной и благотворительной деятельностью, участвовало в общественных и творческих организациях.Например, Петр Степанович Первушин был активистом «Екатеринбургского вольного пожарного общества» и одним из учредителей «Екатеринбургского общества велосипедистов-любителей и любителей физического развития», а в начале ХХ в. –членом товарищества «Издательство Уральский край», издававшего одноименную газету. Представительницаэтого рода — Александра Никифоровна Первушина была инициатором создания «Екатеринбургского дамского кружка».В доме Первушиных была не только прекрасная библиотека, но и картинная галерея, произведения из которой легли в основу первого художественного музея Екатеринбурга. Выбор Наличие в домашней библиотеке этой купеческой фамилии «Вестника иностранной литературы» не является чем-то исключительным.

Судя по владельческим знакам, это журнал пользовался популярностьюкак у индивидуальных подписчиков уральского региона, так и у читателей общественных книжных собраний. Не были исключением и читатели Белинки. Статистические отчеты библиотеки позволяют составить рейтинг «толстяков» у екатеринбуржцев в начале ХХ в. В 1900–1904 гг. лидерамибыли: «Мир Божий», «Русское богатство», «Русская мысль», «Вестник Европы» и «Исторический вестник». В 1905–1906 гг. к ним добавились «Образование», «Современный мир» и «Былое». Эти журналы в 1900–1914 гг. делили между собой первенство в пятерке первых «толстяков». «Вестник иностранной литературы» в эти годы занимал 6–10 места. Наибольшее количество книговыдач во второй год существования библиотеки (1900) — 390 раз, убедило учредителей, что этот журнал нужно выписывать в двух экземплярах и все последующие годы это правило сохранялось. Общая подписка на периодику в библиотеки составляла от 40 до 60 журналов.

Согласно подсчетам библиотекарей Белинки, известно, что читательский интерес распределялся почти поровну между новыми журналами «иностранки» и за прошлые годы. И все же были года, когда читатели стремились познакомиться с новинками. Это революционный 1905 год и год выборов в первую Государственную Думу — 1906-й. Повышенный читательский интерес, вероятней всего, был связан с появлением в журнале новой рубрики «Иллюстрированной хроники русско-японской войны» и расширенным разделом «Заграничной хроники». Редакция журнала в 1904 г. обещала, что «существенно улучшатся» статьи и заметки «Заграничной хроники», так как авторы «будут освещать все выдающиеся события заграничной общественной и политической жизни», будут писать«обо всех наиболее значительных иностранных изобретениях и открытиях в области науки и прикладных знаний, обо всех крупных и характерных явлениях в литературе, театре, музыке и искусстве» . Еще одно новшество, введенное с 1905 года, касалось количества иллюстраций. Обилие визуального ряда в заграничных изданиях побудило редакцию разделить традиционный раздел с заграничной хроникой на два: иллюстрированный и неиллюстрированный. И хотя, «Вестник иностранной литературы» не относился к категории иллюстрированных журналов, рассчитанных на невзыскательную и малообразованную публику городских низов, учащихся народных школ и приобщающихся к чтению народных масс, все же журнал не мог пройти мимо новых полиграфических возможностей, которые позволяли улучшать качество фотографий год от года.

В 1910-е годы Вестник выписывался Библиотекой С.А. Тихоцкой, при которой был еще и кабинет для чтения. Эта была одна из лучших коммерческих библиотек Екатеринбурга, просуществовавшая 15 лет. Тихоцкие не по своей воле оказались на Урале. Уроженцы Харьковской губернии, представители знатных и состоятельных дворянских семей, владельцы обширных земельных угодий были «политическими». В 1885 г. Александр Александрович был приговорен к пяти годам ссылки в Сибирь за связь с «Народной волей». После отбытия наказания семья поселилась в Екатеринбурге. Тихоцкий открыл часовую мастерскую, а его жена –Софья Адольфовначастную б-ку (1904). Основу книжного фонда составила библиотекаадвоката П.Шабарова, значительно расширенная за счет новых книг и периодических изданий. К 1915 книжное собрание насчитывало около 15 тыс. экземпляров. Основными читателями (как и во всех библиотеках того времени) были учащиеся гимназий, реальных училищ города. По воспоминаниям горожан, хозяйка библиотеки стремилась не только предоставлять всем желающим интересующие их издания, но и формировать вкусы читателей, воспитывать у молодежи понимание классических образцов мировой литературы. С.А. Тихоцкая умерла в феврале 1918 г. в возрасте 70 лет. В1919 г. библиотека была национализирована и получила статус 2-й районной, а через год расформирована в виду плохой сохранности фонда (экземпляры этой библиотеки сейчас хранятся в отделе редких книг библиотеки Белинского). В 1993 г. в здании, где располагалась библиотека, открылась мемориальная экспозиция, посвященная просветительской работе С.А. Тихоцкой (современный музей Истории Екатеринбурга) .

Примечательно, что «Вестник иностранной литературы» Братство Симеона Верхотурского начало выписывать для Екатеринбургской епархиальной библиотеки в год ее открытия — 1894-й .Если на первом этапе своей деятельности библиотеканаходилась при Архиерейском доме и выполняла функцию миссионерской библиотеки, то в дальнейшем — прирастала изданиями светского характера для досугового, познавательного чтения,и в начале ХХ в. получила статус общедоступной.«Екатеринбургские епархиальные ведомости» сообщали, что при библиотеке бесплатный читальный залпосещалив основном «простой, рабочий народ» и учащиеся, а абонемент работал для «духовенства, учащих в духовных учебных заведениях и церковных школах» . В конце 1914 г. библиотека была переведена во вновь построенный Епархиальный дом. По публикациям в епархиальных ведомостях и сохранившимся изданиям, нам известно, что подписка Епархиальной библиотеки отражала широкий спектрмнений: от демократических и прогрессивных местных изданий (Зауральский Край, Уральская Жизнь), либеральных (Русское слово, Вестник Европы, Вестник иностранной литературы) до таких, как «Новое время» («сервильной, реакционной и беспринципной газеты») и «Колокола» («образчик черносотенной, погромной газеты»).

Кроме общедоступных библиотек «иностранку» выписывали ведомственные (как бы мы сейчас сказали) библиотеки: Нижнетагильских заводов, Общество служащих Нижнетагильских заводов, Нижнетагильского Общественного собрания, Главное управление Нижнетагильских Луньевских заводов, Екатеринбургское общественное собрание, Воткинского казенного завода, служащие станции Екатеринбург и многие другие.

Наличие заводских библиотек на частных и казенных заводах — региональная особенность развития библиотечного дела на Урале. Жители заводских поселков, занятые в производстве нуждались именно в таких библиотеках, т. к. их фонды могли не только удовлетворить запросы, связанные с профессиональной деятельностью читателей, но и разнообразить досуг. Такие библиотеки создавали определенную микросреду и занимали особое место в повседневной жизни заводских поселков и рудников. Их фондами могли пользоваться не только служащие, но члены их семей и даже лица, не связанные с заводским хозяйством (учителя, врачи, почтовые служащие, представители предпринимательских кругов и т. д.) .

Номера «Вестника иностранной литературы» сохранили многочисленные следы прочтения (пометы, записи и т. п.), кроме того, о читательском интересе к тем или иным произведениям можно судить по сохранности отдельных номеров и вырванным (!) или утраченным страницам.Видимо, с повышенным интересом, судя по внешнему виду, уральские читатели познакомились с произведениями Э. Золя «Деньги» (1891), Г. Эберса «Клеопатра» (1894), Дж. Джерома «Трое в одной лодке (кроме собаки)» (1894).

Самыми любимыми разделами в журнале с самыми зачитанными страницами были: «Из заграничной хроники — общественной и литературной» (1894, № 5), «Астрология для дам» (1905, № 1), «Иллюстрированная хроника Русско-японской войны» (1905. № 7), «Знаменитые преступления и уголовные процессы» (1907. № 6).

Читатели 1916–1917 гг. сохраняли верность своему любимому журналу, не смотря на задержки в выпусках журнала и сокращения количества номеров в военное время. О трудномпериоде из жизни «Вестника» узнаем из редакционных объявлений: «Приносим свое извинение за чрезвычайное опоздание очередных книг журнала, Редакция, тем не менее, считает своим долгом опять предупредить господ подписчиков, что она и впредь исключительно вследствие обстоятельств военного времени, не может отвечать за своевременность выхода следующих книг. Почему редакция просит друзей журнала, переживающего на 26-м году своего существования тяжелый год и в техническом, и в материальном отношениях, вооружиться на время войны терпением и не сомневаться, что прилагаются все усилия для того, чтобы по отношению к подписчикам были выполнены все принятые журналом на себя обязательства; а с несвоевременностью выхода очередных книг журнала Редакция просит мириться, как с этим, скрепя сердцем мирится Издательство «Вестника иностранной литературы», которому все эти задержки причиняют значительно большой ущерб» .

Последние номера вышли под одной обложкой с таким уведомлением от редакции: «Не имея возможности при нынешних экономических и политических условиях жизни продолжать издательское дело, не желая более или менее выполнять свои обязательства перед подписчиками, Редакция В.И.Л. дает в последнем выпуске журнала за 1916 год все окончания тех произведений, которые начаты печатанием в журнале за означенный год. О новом возрождении журнала будет своевременно оповещено газетными объявлениями». В Свердловской областной универсальной научной библиотеке им. В.Г. Белинского за 1916 год сохранился полный комплект. Это значит, что уральские читатели «иностранки» были терпеливы и надеялись на лучшее.

Редакция «Вестника иностранной литературы» не случайно выбрала для эпиграфа редакционного вступительного слова цитату из А.С. Пушкина: «Переводчики — подставные лошади цивилизации» .Деятельность Вестника на протяжении 26 лет в качестве проводника русского читателя в мир западной литературы укоренила традицию «толстого» литературного журнала, содержащего переводные произведения, которая была продолжена «Литературой мировой революции», «Интернациональной литературой», а с 1955 г. неизменно выходит под сегодняшним своим именем «Иностранная литература».

* Морева Ольга Викторовна

Отдел редких книг, ГАУК СО «Свердловская областная универсальная научная библиотека им. В.Г. Белинского», Екатеринбург, кандидат исторических наук; moreva.o.v@yandex.ru

** Кстати сказать, подписка на журнал в первый год издания «с доставкой и пересылкой» стоила 4 рубля, без доставки — 3 рубля 50 копеек (Вестник иностранной литературы (ВИЛ). 1891. № 1.С. 4 обл.). В сравнении с другими «толстяками» это был изодин из самых доступных журналов. Так, в 1890-х гг. годовая подписка на «Русскую старину» и «Русское богатство» составляла 9 рублей, на «Исторический вестник» — 10 рублей, «Русскую мысль» — 12 рублей, «Вестник Европы» — 17 рублей (Государственный архив Свердловской области (ГАСО). Ф. 14. Оп. 1. Д. 513. Л. 16).


Subscribe to our channel in Telegram to read the best materials of the platform and be aware of everything that happens on syg.ma

Author