Написать текст
Искусство

Designed by a Cyborg. История (+Фото)

Наташа Ангашанова 🔥

15 декабря 2016 года в новом пространстве Overtone состоялась однодневная групповая выставка «Designed by a Cyborg» — совместный проект галереи OS.MOS и AWG Society.

Designed by a Cyborg. Overtone. Остальные фотографии с выставки — в конце материала

Designed by a Cyborg. Overtone. Остальные фотографии с выставки — в конце материала

«Designed by a Cyborg» — не единичное событие, это долгосрочный проект, который иллюстрирует фееричные и драматичные отношения художника с хаотичной действительностью на территориях, смежных с институциональной средой. «Призрачный образ художника-дизайнера начал преследовать нас еще до зарождения интернет-письменности, но как этого „киборга“ назвать в наше время?» — говорится в тексте экспликации к выставке. Тема киборгов отражала и отношения, в которые организаторы выставки вступали с коммерческими предприятиями, которые должны были предоставить площадку. Казалось бы, взаимовыгодное сотрудничество мира искусства и мира коммерции должно было сыграть на руку всем участникам процесса, однако что-то постоянно шло не так, и симбиоз между «организмами» не складывался. Перипетии привели к тому, что концепцию выставки и состав участников пришлось менять не один раз. Кураторы осмыслили этот процесс в непринужденном тексте об истории выставки:

Йоу, меня зовут Наташа Ангашанова. Я куратор и художник этого проекта. Вся эта история про «киборгов» завязалась еще в конце августа. Тогда Ярослава Осмомысл, с которой мы в феврале 2016-ого провели прикольную выставку «Еще не здесь» — про хору (от греч. χώρα «страна, земля, место», пространство между умозрительным и материальным. Впервые в этом смысле о хоре заговорил Платон в диалоге «Тимей», а его мысль продолжили и переработали такие философы, как Жак Деррида и Михаил Ямпольский), предложила мне вновь собраться и сделать что-то новое. Идею подкинул добрый знакомый Ярославы — креативный директор ТЦ «Цветной» Гоша Шоргин, с которым участники выставки продолжительное время не могли познакомиться и поначалу просто называли «Гоша из Цветного».

Идея выставки была довольно сырая, но любопытная. Ярослава скинула мне черновой сайт на Тильде.

Скриншоты сайта на Тильде

Скриншоты сайта на Тильде

*Cymothoa exigua (лат.), также называемый «мокрица, пожирающая язык» (англ. tongue-eating louse),&nbsp;— паразитическое ракообразное семейства Cymothoidae. Как&nbsp;правило имеет 3—4 сантиметра в&nbsp;длину. Паразит проникает через&nbsp;жабры и&nbsp;прикрепляется к&nbsp;основанию языка пятнистого розового люциана (Lutjanus guttatus). Он высасывает кровь с&nbsp;помощью когтей в&nbsp;своей передней части, что приводит к&nbsp;атрофии языка <nobr>из–за</nobr> недостатка крови. После этого паразит заменяет язык рыбы, прикрепляя собственное тело к&nbsp;мышцам культи языка. Рыба может использовать паразита так же, как&nbsp;и&nbsp;нормальный язык. По&nbsp;всей видимости, паразит не&nbsp;причиняет иного ущерба хозяину. Когда C. exigua заменяет собой язык, некоторые паразиты питаются кровью хозяина, но&nbsp;большинство&nbsp;— слизью рыбы. Это единственный известный случай, когда паразит функционально замещает собой орган хозяина.

*Cymothoa exigua (лат.), также называемый «мокрица, пожирающая язык» (англ. tongue-eating louse), — паразитическое ракообразное семейства Cymothoidae. Как правило имеет 3—4 сантиметра в длину. Паразит проникает через жабры и прикрепляется к основанию языка пятнистого розового люциана (Lutjanus guttatus). Он высасывает кровь с помощью когтей в своей передней части, что приводит к атрофии языка из–за недостатка крови. После этого паразит заменяет язык рыбы, прикрепляя собственное тело к мышцам культи языка. Рыба может использовать паразита так же, как и нормальный язык. По всей видимости, паразит не причиняет иного ущерба хозяину. Когда C. exigua заменяет собой язык, некоторые паразиты питаются кровью хозяина, но большинство — слизью рыбы. Это единственный известный случай, когда паразит функционально замещает собой орган хозяина.



Выставка должна была пройти в шоуруме Black Raven на территории «Электрозавода». Самый интересный пункт заключался в том, что художниками предлагалось поработать с соседствующими с шоурумом мастерскими, которые вроде как взяли на себя обязательство оплатить материалы и даже производство объектов по эскизам художников. Там были мастерские, которые работают с керамикой, деревом, кожей, металлом, печатью и — внимание — с шоколадом! Однако в реальности, как обычно, что-то пошло не так.

Так что моим наивным мечтам создать шоколадную рыбу с Cymothoa exigua* не суждено было сбыться!

В общем, мы начали неторопливо готовиться к выставке (кто бы знал, что она затянется до декабря). Я позвала сокуратором своего друга Сережу Бабкина. С ним и еще несколькими художниками мы отправились на Электрозавод. Там мы встретились с Варварой — владелицей шоурума и подругой Гоши — узнали подробности и, засев в столовой, начали обсуждать идею.

Мы вышли на улицу, шел слабый дождь, художница Ира Горбачева заговорила об интересующих ее темах (природа + технологии). Именно она впервые произнесла слово «паразит». Постепенно мы вышли к теме паразитизма, как формального описания экономических отношений, в которые вступают художники с производствами. Сережа набросал первый текст. Сразу после этого мнения участников выставки разделились. Не всех устраивала негативная коннотация такого термина. Никита Нечаев, который помогал нам с мотивом выставки, наверное, первым высказал наиболее нейтральное мнение:

После некоторой дискуссии Сережа изменил черновой вариант текста к выставке, сделав акцент на симбиозе:

Экономические условия, в которых мы оказались (выставка на территории шоу-рума на территории Электрозавода, использование ресурсов мелких коммерческих-предприятий мастерских) навели на мысль о симбиотическом характере экономических, социальных и культурных отношений, благодаря которым проект будет воплощён в жизнь. Кураторы выставки Наташа Ангашанова и Сергей Бабкин предлагают художникам работать с темой симбиоза, то есть сосуществования двух организмов, и его различных форм, будь то мутуализм (взаимовыгодный обоим организмам), комменсализм (в этом случае один из организмов просто живет в теле хозяина или ест его пищу), или даже паразитизм (отношения, которые выгодны паразиту, но вредны хозяину). С одной стороны, художники вступают в отношения сотрудничества-симбиоза с коммерческими мастерскими, которые изменяют ход своего производства, чтобы воплотить в жизнь идеи художника, с другой — те же предприятия вступают в симбиоз с архитектурным организмом Электрозавода, некогда крупной советской фабрики по производству электролампового оборудования. Тема симбиоза имеет не только экономический аспект, но и биолого-органический (как организм приспосабливается к тому, чтобы жить вместе с другим организмом?), онтологический (чем принципиально различается бытие-в-симбиозе и бытие-вне-симбиоза), диалектический (как два организма изменяют друг друга во взаимодействии), культурный (междисциплинарность и апроприация как формы симбиоза).

Я совсем забыла упомянуть, что у готовящейся выставки формировался весьма интересный состав художников. Причем, они возникали на самых разных этапах — с сентября по ноябрь. С самого начала это были я, Ира Горбачева, Никита Дедель, Юля Гольдман — участники февральской выставки про хору. К нам присоединился дизайнер Герман Лавровский и художник Богдан Абложный, потом — основатели ювелирного бренда Mineral Weather Аня Павлова и Саша Ольховский, еще позже — фотограф и художник Антон Бунденко. Планировали участвовать и другие молодые авторы, многие из которых уже давно успешно реализовались в художественной институциональной среде.

С темой более менее определились, с составом художников примерно тоже. Однако возникло первое препятствие. Наш проект получался не очень удобным, слишком «недизайнерским» — неясным и громоздким по исполнению. У мастерских не возникло интереса помогать нам, а Варвара и вовсе отказалась с нами сотрудничать. Вместо того, чтобы попытаться понять друг друга, мы говорили о выставках в параллельных вселенных.

Тем временем подходил к концу сентябрь. Неожиданно Гоша предложил новую площадку для выставки — ARTBasement на минус первом этаже универмага «Цветной». Не так давно, в июле, там, например, прошла выставка «Внутри искусства» в рамках V Московской биеннале молодого искусства. Предложение провести выставку в торговом центре внесло оживление в умы художников — кому-то такая интервенция показалась заманчивой, кому-то не очень, однако в целом все согласились, что выставку делать надо. Но в таком случае, стоило поторопиться. К тому же, вроде как обещали некоторый бюджет.

«В английском basement имеет два значения. Одно из них напоминает: чтобы попасть в зал, вам необходимо спуститься под землю на эскалаторе. Второе говорит о нашей миссии: добраться до основ вдохновения, найти истоки искусства. Друзья, помните — каждый месяц экспозиция меняется. Не пропустите важные открытия!», — говорится на сайте «Цветного».

Нам должно было достаться «окно» в октябре. От нас требовалась четкая концепция, эскизы и т.п.

Тем временем в нашей с Ярославой переписке все настойчивее всплывали слова «гибриды» и «киборги». В конце концов я придумала текст к выставке (Сережа потом изменил начало текста):

Художник-дизайнер, менеджер культуры, ярмарки искусства, дизайнерские стероиды: категории, которые раньше казались едва совместимыми, сливаются друг с другом, создавая понятия-киборги, в которых границы элементов размыты и неразличимы. Проект посвящен симбиотическому характеру материальной реальности, создаваемой человеком. На выставке «Designed by a Cyborg» молодые художники отходят от традиционных способов демонстрации работ и адаптируют свои произведения к реалиям современного ремесленного труда.

Призрачный образ художника-дизайнера начал преследовать нас еще до зарождения интернет-письменности, но как этого «киборга» назвать в наше время? Как его увидеть, услышать или осязать? Как выглядит его мастерская? В какой узор складывается печать его почерка?

Открытость художественной мысли к диалогу с процессом производства одновременно пленит и пугает своими широкими возможностями, но в то же время предстает тяжеловесной, когда дело касается воплощения — практически всегда одно поглощает другое. Мир, в котором запросто уживаются и минимализм, и избыточность, уже давно взывает к функциональности и плодотворным слияниям, однако вопрос автономии в самых разных сферах жизни по-прежнему стоит крайне остро.

Художники цифровой эпохи в свободной и непринужденной обстановке формируют гибриды между предметами искусства и продуктами промышленного производства. Ведь иногда, чтобы нащупать нелегкие точки соприкосновения, просто необходимо устроить хорошую вечеринку.

Препятствие номер два. Часть художников медлила с эскизами, а презентацию проекта нужно было сделать красивую. В результате Гоша отдал октябрьское «окно» другим ребятам с абсолютно внятной идеей и готовыми работами. Симбиотическая неопределенность пока проигрывала дизайнерским решениям. Диалог снова не задался.

Примерно то же самое произошло в ноябре, хотя презентация к этому времени уже была готова. Презентацию все же посмотрели, в результате проект заинтересовал руководство «Цветного». Художники тем временем начали терять терпение. При этом значительная часть работ уже была практически готова.

В итоге нам и предложили эту площадку — Overtone (его владелец — Леша Иншаков). Нам предложили совместить два открытия — этого пространства и нашего проекта.

Мне очень понравилось это место (возможно, просто из–за моей слабости к клубу «Наука и Искусство», который находится тут рядом). Богдан Абложный сказал, что ему нравится Overtone даже больше «Цветного» — за его камерность. Но не все шло гладко. Договорились мы не сразу. От нас требовалось еще кое-что — присутствие нашего проекта на закрытом открытии этого пространства, которое совпадало с днем рождения бренд-маркетинг директора «Цветного» Оли Пысиной, — для друзей Леши и Оли. Несколько художников отказались выставляться в Overtone. Мы даже начали было искать новые площадки для выставки, потому что наши просьбы (по датам, работам и др.) поначалу были отклонены, некоторые по-прежнему надеялись на следующее окно «Цветного», но мне сразу стало ясно, что вот она, жиза. Работы Designed by a Cyborg, застывшие между хаотичным началом живой творческой мысли художника и холодной необходимостью подчиняться интерьерной жесткости производственных рамок, ярко иллюстрировали сложившуюся ситуацию — отношения, в которые мы впутались, постоянно трансформировались под воздействием недопонимания, скованности, несходства целей, недоверия и уверенности, равнодушия и воодушевления, человечности. Это история про то, как мы общаемся. И меня по-настоящему увлек этот процесс. Я подумала, что нужно принять текущее положение дел. Я настояла на том, что место удачное, «Цветной» в итоге оказал нам значительную поддержку, а эта выставка — лишь первый этап нашего исследования симбиотического характера материальной реальности.

P. S. Кстати, еще я попросила Сашу Ильина заняться музлом на выставке. Это очень важно. Он отобрал видео к музыкальным выступлениям и позвал замечательных музыкантов (настоящих художников) Игоря, Марка, Игната и Лешу.


Фотографии с выставки

Designed by a Cyborg. Overtone.

Designed by a Cyborg. Overtone.

Наташа Ангашанова. Кресло.

Наташа Ангашанова. Кресло.

Герман Лавровский. Джимайма и&nbsp;Розовая Акула. Сексуальный объем.

Герман Лавровский. Джимайма и Розовая Акула. Сексуальный объем.

Герман Лавровский. Джимайма и&nbsp;Розовая Акула. Сексуальный объем.

Герман Лавровский. Джимайма и Розовая Акула. Сексуальный объем.

Герман Лавровский. Джимайма и&nbsp;Розовая Акула. Сексуальный объем.

Герман Лавровский. Джимайма и Розовая Акула. Сексуальный объем.

Алесандр Ольховский. Море-1.

Алесандр Ольховский. Море-1.

Алесандр Ольховский. Море-2.

Алесандр Ольховский. Море-2.

Антон Бунденко. Visual 3, form 1.

Антон Бунденко. Visual 3, form 1.

Антон Бунденко. Visual 3, form 1.

Антон Бунденко. Visual 3, form 1.

Юля Гольдман. Рабочий.

Юля Гольдман. Рабочий.

Юля Гольдман. Рабочий.

Юля Гольдман. Рабочий.

Никита Дедель. Имитация.

Никита Дедель. Имитация.

Никита Дедель. Имитация.

Никита Дедель. Имитация.

Анна Павлова. Тело-1.

Анна Павлова. Тело-1.

Анна Павлова. Тело-2.

Анна Павлова. Тело-2.

Богдан Абложный. Your Foreign Lands (Salut, Je m’appele Jules et je suis Jules).

Богдан Абложный. Your Foreign Lands (Salut, Je m’appele Jules et je suis Jules).

Богдан Абложный. Your Foreign Lands (Salut, Je m’appele Jules et je suis Jules). Видео, 25&nbsp;мин.

Богдан Абложный. Your Foreign Lands (Salut, Je m’appele Jules et je suis Jules). Видео, 25 мин.

Богдан Абложный. Your Foreign Lands (Salut, Je m’appele Jules et je suis Jules). Видео, 25&nbsp;мин.

Богдан Абложный. Your Foreign Lands (Salut, Je m’appele Jules et je suis Jules). Видео, 25 мин.

Богдан Абложный. Your Foreign Lands (Salut, Je m’appele Jules et je suis Jules). Видео, 25&nbsp;мин.

Богдан Абложный. Your Foreign Lands (Salut, Je m’appele Jules et je suis Jules). Видео, 25 мин.

Ира Горбачева. Без&nbsp;названия.

Ира Горбачева. Без названия.

Ира Горбачева. Без&nbsp;названия.

Ира Горбачева. Без названия.

Наташа Ангашанова. Кресло.

Наташа Ангашанова. Кресло.

Текст: Наташа Ангашанова, Сергей Бабкин
Фотографии: Сергей Чугунов, Ира Горбачева, Наташа Ангашанова



Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.

Автор

Наташа Ангашанова
Наташа Ангашанова
Подписаться