Проект в резиденции. Есть ли у него границы?

Шишимская горка
07:14, 12 апреля 2021
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

«Шишимская горка» публикует серию текстов, в которых рассказывается о различных составляющих процессов вокруг арт-резиденции.

Работа над исследовательской частью проекта в «Шишимской горке» / Фото: Анастасия Богомолова

Работа над исследовательской частью проекта в «Шишимской горке» / Фото: Анастасия Богомолова

Часто условием пребывания в резиденции является проект. Представить проект может понадобиться как на входе (в заявке описать проект, на который будет сделан фокус во время резиденции), так и на выходе (завершить резиденцию более или менее масштабной презентацией проекта). Иначе говоря, само слово «проект» может служить обобщающим для всего того, что художник планирует делать, делает или делал в резиденции. Что же именно скрывается за этим проектом, сильно зависит от условий конкретной резиденции.

Фрагмент презентации исследования Жени Мачневой в резиденции «Шишимская горка» / Фото: Алена Скала

Фрагмент презентации исследования Жени Мачневой в резиденции «Шишимская горка» / Фото: Алена Скала

Прежде чем перейти к разбору наиболее частых требований, уместно подумать о времени. Обычно продолжительность резиденции варьируется от двух недель до шести месяцев. Каков цикл создания проекта? Умещается ли новый проект в полмесяца? А в полгода? На эти вопросы каждый художник отвечает по-своему, но чаще современные художники склонны брать больше времени на проект, разделяя рабочий процесс на исследование, поиск материала и средств выражения, презентацию идеи, частичные и полные представления. Может ли быть так, что проектом в резиденции становится какой-то из этапов процесса или даже его часть?

Безусловно, чаще всего именно так и бывает. Сложнее представить обратное — что проект, от идеи до финального воплощения, сделан именно в резиденции. Такое закономерно обуславливается только в production-резиденции, особенно ассоциированной с большим проектом. Там проектный результат нужно представить обязательно, и он должен быть уникальным. Осуществление такой задачи невозможно без предварительного исследования, которое в идеале ведется с помощью команды резиденции. При оптимальном раскладе проработка идеи предшествует физическому нахождению в резиденции, а к моменту прибытия в резиденцию есть четкий план, а техрайдер уже в работе у команды. Таким образом, само время в резиденции художник посвящает именно производству своего проекта. Очевидно, что, если мы вернемся к рассуждениям о времени, мы увидим важную уловку: время такой резиденции начинается задолго до самой резиденции.

Стефан Тиде. «Коса». Инсталляция, 2015. Программа Арт-резиденций 3-й Уральской индустриальной биеннале / Фото: из архива

Стефан Тиде. «Коса». Инсталляция, 2015. Программа Арт-резиденций 3-й Уральской индустриальной биеннале / Фото: из архива биеннале

Представим противоположную ситуацию. Художник начинает думать о резиденциальном проекте, только когда оказывается в предусмотренном для этого месте. Предполагается, что в резиденции художественная мысль начинается с чистого листа. Возможно, что развитие новой идеи провоцирует что-то, с чем он встречается впервые или по-новому. Многие резиденции, особенно те, что рассчитывают на осмысление своего местоположения усилиями художника, ожидают именно такого процесса. Возможно даже, что условия работы таковы (например, достаточно времени или нет выбора), что удается представить в итоге цельное высказывание. Можем ли мы сказать, что это и будет проект, созданный в резиденции, или что этот проект завершается вместе с резиденцией?

Специалисты, которые подолгу работают с форматом резиденций, приходят к выводу, что резиденции — это всегда игра в долгую. Большинство из них соглашаются с тем, что то, что художник может взять в (правильно работающей) резиденции, более объемно, чем то, что можно успеть оформить и показать в отведенный отрезок времени. Мысль, зародившаяся в резиденции, уходит вместе с художником и продолжает свое развитие. Но ведь так же верно и то, что художник не приходит в резиденцию, очистившись предварительно от идей, навыков и умений. Он приносит с собой все богатство своего художественного опыта. А до, во время или после конкретной резиденции рождается идея проекта — это, скорее, воля случая.

Вернемся к конкретным требованиям резиденции на уровне заявки. Одно из самых распространенных: должна быть предложена оригинальная идея проекта. Вообще параметр оригинальности сложно считать объективным, и далеко не всегда то, что оригинально и ново для художника, будет таковым для экспертов резиденции. Есть два типа реакции на это требование. Первый — счесть его пустым и писать о том проекте, который самый актуальный и важный в текущем процессе художника; в самом деле, художник может годами вынашивать идею и вдруг найти момент идеального совпадения именно в условиях той или иной резиденции.

Владимир Селезнев. «Метрополис», 2019. Арт-резиденция «Выкса» / Фото: из архива резиденции

Владимир Селезнев. «Метрополис», 2019. Арт-резиденция «Выкса» / Фото: из архива резиденции

Второй — попытаться понять, кто и по каким критериям выбирает художников, и выдумать новый проект, основываясь на представлении об ожиданиях организаторов. Важно учитывать только, что сложно с ноля выдумать то, что никак не связано с предыдущей практикой, с темами, которые прорабатывались ранее. «Как новый проект связан с предыдущими?» — вот тот проверочный вопрос, который стоит себе задать. По крайней мере потому, что он возникнет у экспертов. Здесь, кстати, кроется объяснение того, почему зачастую резиденции не просят никаких проектов, а делают отбор по портфолио: они работают в логике внутренней связности и последовательности художественного процесса.

Иван Горшков. Скульптуры из серии Nocturnal animals, 2017. Арт-резиденция «Выкса» / Фото: из архива резиденции

Иван Горшков. Скульптуры из серии Nocturnal animals, 2017. Арт-резиденция «Выкса» / Фото: из архива резиденции

Еще одно частое требование: предлагаемая идея будет реализовываться впервые. Вряд ли оно запрещает отправлять идентичные проекты в разные резиденции. Просто право первой реализации получит та резиденция, которая выберет этот проект первой. В этом контексте важным оказывается умение дробить большие проекты. Например, если проект представляет собой комплексную историю с постановочными декорациями, специальной съемкой, сотрудничеством с другими специалистами, сложной печатью и каким-то уникальным постпродакшеном, не нужно воспринимать его как неделимое целое. Чисто гипотетически можно представить, что для каждой его части найдется отдельная резиденция, например такая, которая дает возможность самим печатать на бумаге ручной работы, или фасилитирует контакты с учеными, или специализируется на оптике для фотосъемки, или имеет мастерские для изготовления декораций. Каждая из составляющих проекта зачем-то нужна, а значит, вполне можно защитить их как самостоятельные идеи. И нет ничего страшного, если в итоговом большом проекте надо будет упомянуть сразу несколько резиденций: одна резиденция всегда будет рада соседствовать с другой, тем более что их объединяет главное — выбранный художник.

Рассмотрим еще одно требование, самое строгое: proposal проекта должен отвечать специфическим условиям резиденции (специальная тема, уникальная локация, особенные условия производства). Это сложно для всех участников процесса. Для резиденций — потому что требует уже на стадии объявления конкурса максимально детально представить тему, дать описание локации и расписать производственные мощности. Справедливо рассчитывать, что художник при составлении своего предложения будет опираться именно на объем предоставленной информации. Несправедливо думать, что художник заранее отправится в какую-то самоволку в поисках сайт-специфичности.

Фото: Анастасия Богомолова

Фото: Анастасия Богомолова

Если действительно необходимо добиться уникально заточенного проекта до момента продакшен-приезда художника, обязательно нужно планировать обширную предварительную работу. Возможно, даже проводить конкурс в несколько этапов (где последний — детальный проект — в идеале уже должен оплачиваться художнику) либо все же ориентироваться на несколько приездов художника. Для художника это требование строгое, потому что требует узкой специализации проекта, иначе говоря, нужно потратить время на подготовку заявки, которая подойдет только в эту резиденцию. Еще хуже, если заявка проходит конкурс: проект нужно завершить в этой резиденции непременно, поскольку он в ней заякорен.

Возвращаясь к вопросу о границах проекта в резиденции, ответим, что эти границы каждый художник выстраивает самостоятельно, ориентируясь на индивидуальные представления о временном цикле реализации проекта, а также о том, что считать целым, а что — цельными, емкими, но все же составляющими проекта.

Текст: Женя Чайка, куратор арт-резиденции «Шишимская горка»

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File