Евгений Коноплёв. Бессознательное в шизоанализе

Evgeny Konoplev
12:49, 03 июня 2020
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию
Жиль Делёз и Феликс Гваттари, основоположники шизоанализа

Жиль Делёз и Феликс Гваттари, основоположники шизоанализа

Вопрос о природе и структуре бессознательного, ключевой для фрейдо-марксистского синтеза, решался с момента своей постановки в 30-х годах, начиная с работ Вильгельма Райха и теоретиков Франкфуртской школы с переменной успешностью. Прогресс наметился много позднее, уже в послевоенное время, в связи с семинарами Жака Лакана и интерпретацией его наработок в совместном творчестве Феликса Гваттари и Жиля Делёза. По существу, признание бессознательного желания, производящегося и развивающегося независимо от наших сознательных социальных представлений, и вообще от порядка репрезентации, является тем рубежом, что отделяет материалистическое понимание психики от идеалистического, а современных марксистов от просвещенческих левых. Важнейшим отличием первого от второго является деконструктивистское понимание наличия зазора между наличием и отсутствием. Всякая форма идеализма по существу выдаёт себя как неизлечимая метафизика присутствия, предполагая, что смыслы и значения вещей уже-всегда, априори присутствуют в моменте их первоначальной явленности.

В этом смысле бессознательное ни в коем случае не тождественно какому-либо веровательному субституту, и не является гиперверовательной практикой. Попробуем перечислить его аспекты, известные на сегодняшний день:

1. Бессознательное есть эффект топологической сомкнутости/разрыва между орудийно-языковой деятельностью и физиологическими процессами. Как было показано Марксом и Энгельсом ещё в Немецкой идеологии: "Людей можно отличать от животных по сознанию, по религии — вообще по чему угодно. Сами они начинают отличать себя от животных, как только начинают производить необходимые им средства к жизни, — шаг, который обусловлен их телесной организацией. Производя необходимые им средства к жизни, люди косвенным образом производят и самоё свою материальную жизнь.

Способ, каким люди производят необходимые им средства к жизни, зависит прежде всего от свойств самих этих средств, находимых ими в готовом виде и подлежащих воспроизведению. Этот способ производства надо рассматривать не только с той стороны, что он является воспроизводством физического существования индивидов. В ещё большей степени, это — определённый способ деятельности данных индивидов, определённый вид их жизнедеятельности, их определённый образ жизни. Какова жизнедеятельность индивидов, таковы и они сами. То, что они собой представляют, совпадает, следовательно, с их производством — совпадает как с тем, что они производят, так и с тем, как они производят. Что представляют собой индивиды, — это зависит, следовательно, от материальных условий их производства.

Это производство начинается впервые с ростом населения. Само оно опять-таки предполагает общение [Verkehr] индивидов между собой. Форма этого общения, в свою очередь, обусловливается производством."

Располагаясь, таким образом, в пространстве разрыва между социальными и физиологическими телами, бессознательное представляет собой топологический момент рефлексивного замыкания одного на другое, представляя собой структурный избыток по отношению к психофизиологическим нервным процессам, изучаемым такими направлениями психологии как бихевиоризм и рефлексология — так и по отношению деятельностным социальным процессам, исследуемым культурно-исторической школой психологии. Именно расположение на стыке двух психологий как естественной и социальной наук и выводит как психо-, так и шизоанализ за пределы научного университетского дискурса, агент которого в анализе уходит под черту, становясь истиной речи аналитика, обращённой к анализанту.

2. Сексуировано благодаря различию между интенсивными и экстенсивными множествами. Представление о различии между полами в современном мире окутано плотным туманом идеологии и весьма различно у разных групп населения — вероятно, по той простой причине, что под полом понимаются по меньшей мере три разные вещи: собственно пол как биологическая данность; гендер как социальный конструкт; сексуация как (ин)вариант семиотический структуры. При этом стоит отметить, что количество полов и сексуаций составляет несколько больше двух, тогда как число гендеров потенциально неограничено, и потенциально может превышать мощность ряда натуральных чисел, достигая в регистре реального мощности континуума.

Схема различия между сексуациями

Схема различия между сексуациями

Кольца Борромео

Кольца Борромео

3. Имеет три регистра: Воображаемое, Символическое и Реальное. Согласно учению Жака Лакана, бессознательное существует в виде трёх вложенных друг в друга, подобно кольцам Борромео, порядков — Воображаемого, Символического и Реального. Структура колец или торов, обеспечивающая возможность вложенности, конституирована отсутствием центральных или привилегированных элементов.

4. Реализовано в дискурсах, то есть порядках циркуляции структур и их эффектов. Всякий дискурс представляет собой комбинацию позиций и элементов, способных их занять:

Элементы дискурсов:

S1 — центральное или господское означающее, принцип различания

S2 — знание, или система различений, цепь означающих, упорядоченных друг в отношении друга

$ — субъект, расщеплённый на сознание и бессознательное, речь и её структуру, письмо и голос, его озвучивающий

@ — предельное аффектирующее, или объект-причина желания (у Лакана — object petit a) — эффект выпадения за пределы системы означивания

Позиции, которые элементы могут занимать:

Агент — элемент, высказывающийся в данном дискурсе

Истина — то, от имени чего высказывается агент

Другой — тот, кому обращена речь агента

Продукт — результат деятельности другого под действием речи агента


Не трудно подсчитать, что общее число перестановок составляет 4!=24 возможных дискурса, из которых пять были открыты самим Лаканом, а ещё три впоследствии введены российским психоаналитиком Александром Смулянским. Также немаловажно отметить, что четверичная структура дискурсов и их перестановок отсылает одновременно к четырем типам причин по Аристотелю, четырем формациям по Делезу и Илюшечкину, четырем истинностным процедурам по Бадью, четырем стихиями Хайдеггера, и четырём частичным влечениям у Лакана. Соотношение дискурсов с четвероякой объектностью в философии Хармана, по-видимому, представляется продуктивным, но проблематичным.

Всякий бессознательный автоматизм имеет то или иное материальное основание, физиологическое и социальное.

5. Проявляется в ошибочных действиях. З.Фрейд, основатель психоанализа, открыл существование бессознательного на материале сновидений, описок, ослышек, оговорок, других ошибочных действий и психических автоматизмов. Подобного рода автоматизмы, компенсирующие друг друга, и через эту компенсацию достигающие некоего подобия адекватности, лежат в основе не только высшей нервной деятельности, но и в основе общественного производства, так как присущи не только лишь биологическим, но и социальным телам. Ошибочные действия возникают, когда два или более автоматизмов накладываются друг на друга, блокируя и искажая взаимный результат, отличный от того, что при этом представляется сознанию, способному лишь задним числом фиксировать результаты бессознательных взаимодействий.

6. Сводится к совокупности психических автоматизмов. Автоматический характер действий, представляющихся сколь угодно сознательными, может быть уточнён по клинической литературе от Павлова и Сеченова до наших дней. Допустим: всякий орган имеет объект как срез потока, и сам является системой срезов. Тогда отношение к потокам может иметь различный характер: удерживающий, отталкивающий, скачущий и скользящий, а скорость может изменяться с нарастанием, с замедлением, линейно или колебательно. Таким образом, возможна целая энциклопедия бессознательных автоматизмов, пересекающих социальные и физиологические машины, а также осуществления самих себя.

7. Автоматизмы связаны с органами физиологического и социального тела. Всякий бессознательный автоматизм имеет то или иное материальное основание, физиологическое и социальное. В противном случае автоматизмы были бы явлениями не естественного, а сверхъестественного порядка, как в аналитической психологии Юнга, предполагавшего существование потустороннего мира, из которого в психику приходят архетипические знаки и символы. Данные органы не совпадают полностью с органами чувств, и принимают либидинальную артикуляции в ходе психосексуального развития множества. Лакан вслед за Фрейдом выделяет две группы частичных влечений: оральное и анальное как влечения требования, а также гениальное как влечение желания, добавляя к нему ещё два: взгляда и голоса. Данные влечения возникают как пересечения социального и физиологического, и имеют отличную от того и другого абстрактную природу. К примеру, абстрактная машина, расположенная на пересечении взгляда покупателя, товара как объекта-причины желания, и денежной суммы, ассигнованной центральным банком и выплаченной покупателю в качестве заработной платы, отлична от фрейдо-лакановской индивидуалистической метафизики, предполагая в качестве решения не поход отдельного гражданина к психоаналитику, а обобществление средств производства и уничтожение частной собственности.

8. Совокупность торможений автоматизмов представляет собой тело без органов. Очевидно, что различные влечения, будучи разнонаправленными или противонаправленными, способны блокировать, приостанавливая и тормозя действие друг друга. Совокупность таких торможений, уже отмеченных кататонической компонентой ошибочных действий, составляет особую абстрактную машину, названную Гваттари и Делёзом телом без органов в честь поэтического выражения Антонена Арто, и чьё более строгое определение будет имманентным пределом алеаторной комбинаторики системы. Именно затормаживание влечений телом без органов создаёт эффекты, описанные Фрейдом как расщепление между подавленными вытесненными антиобщественными влечениями, формирующими Ид, или Оно, в расхожей литературе ошибочно отождествляемое с «животным инстинктивным началом в человеке» — и Сверх-Я как совокупностью моралистических социальных норм и запретов, направленных на подавление желания и его конкретизацию, производимую в форме нехватки. При этом подобное расщепление не обязательно должно принимать патологическую форму, наподобие описанных Фрейдом эдипальных неврозов, фиксирующих сексуальность на родительских фигурах как агентах товарно-денежного производства на остаточной территории, скорее предполагая целый спектр посткапиталистических форм артикуляции влечения, связанных с экстернализацией торможений как объективных препятствий в достижении предельного аффектирующего не как человеческого тела, а как экстенсивного потока объектов любой природы.

9. Траектория колебания желания между тем и другим образует субъект как эффект перехода, каждый раз заново. Именно по этой причине субъект оказывается той инстанцией, которой приписывается вся предыдущая совокупность движений и трансформаций. В этом смысле всякий колебательный процесс, в который вовлечены психические аппараты, является субъективным. Субъект также оказывается конечным адресатом тех избытков, которые производятся в предыдущих синтезах, своего рода потребителем потребления, в дар которому преподносятся ряды прошлых событий, задним числом записываемые как его собственные свершения.

10. По отношению к репрезентации — нерепрезентативно, но производительно. Бессознательное не определяется не только через сознание, но и через корреляцию, и отношение — что означает, в числе прочего, его материальность по ту сторону её ильенковского репрезентативного определения. В этом смысле бессознательное безотносительно, а следовательно, абсолютно. Различение, присущее бессознательном, является причиной различия между вещами, их свойствами и отношениями. Не является ли тогда бессознательное тождественным материи как имманентной субьект-субстанции себя и своих атрибутов и модусов? В любом случае, это уже философский и космологический вопрос, а не вопрос психоанализа, за пределами которого, как и за пределами капитализма бессознательное осуществляет себя и постигается в полной мере.

Литература:

Делёз, Ж., Гваттари Ф. Анти-Эдип: Капитализм и шизофрения. У-Фактория, 2007. Перевод Д.Кралечкина. Редактор — В.Кузнецов

Делёз, Ж., Гваттари Ф. Тысяча плато. Капитализм и шизофрения / Пер. с фр. и послесл. Я.И. Свирского, науч. ред. В.Ю. Кузнецов — Екатеринбург: У-Фактория; М.: Астрель, 2010. — 895 с.

Ильенков, Э.В. Идеальное // Философская энциклопедия — М.: Государственное научное издательство “Советская энциклопедия”, 1962, т. 2

Лакан, Ж. Семинары. Книга 11. Четыре основные понятия психоанализа // Гнозис/Логос, М. 2004

Спиноза, Б. Этика // Избранные произведения: в 2-х томах. Т. 1. — М.: Госполитиздат, 1957.

Фрейд, З. По ту сторону принципа удовольствия // Сочинения в 10-ти томах, т.3, М. 2006, с. 227-290

Фрейд, З. Я и Оно // Сочинения в 10-ти томах, т.3, М. 2006, с. 291-352

Evans, D. An Introductory Dictionary of Lacanian Psychoanalysis, Routledge, London and New York 1995

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File