Donate
e-flux

Feminist Anti-War Resistance

Записки российской азиатки: Почему нам стоит деколонизировать красоту? Часть 2

Feminist Anti-War Resistance07/05/23 10:103.3K🔥

Авторка: Эржэн Эрдэни

В России отсутствует хоть сколько-нибудь заметная дискуссия о расизме. Мы живём в пространстве, освещённом газовым светом. Официальным нарративом является нарратив о дружбе народов. К сожалению, дискуссии о расизме и ксенофобии практически нет места даже и в оппозиционной части российского общества. В России я наблюдаю, как даже очень образованные оппозиционно настроенные люди подчас либо совершенно не в курсе этой проблематики, либо и вовсе считают многие проявления расизма невинными шутками. Эта проблема абсолютно невидимая, замалчиваемая. Заметки, которые вы читаете — моя попытка прорвать информационную блокаду и включить электрическую лампочку в комнате, освещённой газовым рожком.

Читать первую часть заметок

Нормативность расизма в классике

Может быть, это только сейчас медиа-пространство столь враждебно к азиаткам? Может быть, раньше было лучше? Давайте посмотрим, как трактует русская классическая литература вопрос о красоте женщин-азиаток. Вот стихотворение Пушкина «Калмычке».

Калмычке

Прощай, любезная калмычка!
Чуть-чуть, назло моих затей,
Меня похвальная привычка
Не увлекла среди степей
Вслед за кибиткою твоей.
Твои глаза, конечно, узки,
И плосок нос, и лоб широк,
Ты не лепечешь по-французски,
Ты шелком не сжимаешь ног,
По-английски пред самоваром
Узором хлеба не крошишь,
Не восхищаешься Сен-Маром,
Слегка Шекспира не ценишь,
Не погружаешься в мечтанье,
Когда нет мысли в голове,
Не распеваешь: Ма dov’e
Галоп не прыгаешь в собранье…
Что нужды? — Ровно полчаса,
Пока коней мне запрягали,
Мне ум и сердце занимали
Твой взор и дикая краса.
Друзья! не все ль одно и то же:
Забыться праздною душой
В блестящей зале, в модной ложе,
Или в кибитке кочевой?

Литературоведческое мнение гласит, что в этом тексте Пушкин воспел красоту женщины-калмычки и признал её равенство с петербургской дамой. Моя интерпретация этого произведения кардинально отличается от общепринятой. Я вижу в такой трактовке только газлайтинг и неумение (или нежелание) увидеть то, что явным образом произнесено в тексте, а также стремление замаскировать неприятную правду более мягкими формулировками.

Согласно соцопросам, принадлежность к русской литературной традиции является одним из важных элементов российской идентичности. Поэтому то, что говорит Пушкин — самый уважаемый, почитаемый поэт, писатель номер один — воспринимается как истина в последней инстанции. Какое воздействие оказывает этот литературный канон на тех женщин-азиаток, которые живут сейчас в современной России? На мой взгляд, такое культурное наследие токсично, оно наносит ущерб психологическому благополучию россиянок-азиаток.

Я считаю, что подобные произведения должны сопровождаться комментарием, поясняющим обыденность и нормативность расизма в эпоху Пушкина и недопустимость таких высказываний в современном обществе.

И я очень сочувствую всем калмычкам, которые знакомятся с этим стихотворением в школьной программе или самостоятельно и вынуждены терпеть такой укол по самооценке. Мои сильные эмоции от этого стихотворения побудили меня написать «зеркалку».

Славянке

Прощай, любезная славянка
Чуть-чуть, назло моих затей,
Меня похвальная привычка
Не увлекла среди полей
Вслед за телегою твоей.
Лицо, конечно, пучеглазо
И нос огромен, узок лоб
Ты не лепечешь по-тибетски,
И под подолом нет штанов,
Ты по-монгольски пред котлом
Курдючье сало не крошишь
Не восхищаешься Тимуром,
И Чингисхана не ценишь,
Не погружаешься в мечтанье,
Когда нет мысли в голове,
Не распеваешь: болтохэ
Галопом не домчишь посланье…
Что нужды? — Ровно полчаса,
Пока коней мне запрягали,
Мне ум и сердце занимали
Твой взор и блеклая краса.
Друзья! не все ль одно и то же:
Забыться праздною душой
В шатре роскошном, в лёгкой юрте,
Иль в покосившейся избе?

Появилось ли у вас ощущение равной оскорбительности этих стихов? Если да, то моя цель достигнута.

Репрезентация на экране

А теперь посмотрим на репрезентацию женщин-азиаток в современном российском кинематографе. Вот к примеру, есть сериал «Манюня», вышедший в декабре 2021 года и представляющий собой экранизацию книг Наринэ Абгарян про жизнь подружек — армянки Наринэ и еврейки Марии. Уже в первом эпизоде первого сезона есть сцена, где мама туго заплетает Наринэ косы, а её отец говорит, что дочь «уже походит на китайца». Мы уже выяснили, что, по мнению некоторых остроумных людей, азиаткой женщину делает солёная рыба, инъекции гиалуроновой кислоты и похмелье. Теперь к этому списку мы можем добавить и туго заплетенные косы. Примечательно, что этой реплики нет в тексте книги Наринэ Абгарян. Этот перл — сугубо на совести сценаристов. До второго эпизода сериала я так и не добралась.


Милена Софронова в фильме «Сердце Пармы»
Милена Софронова в фильме «Сердце Пармы»

Ещё приходит на ум новый, 2022 года, фильм «Сердце Пармы», получивший значительный коммерческий успех. Возлюбленная главного героя — азиатка. Очень интересно наблюдать за её трансформацией. В первых сценах фильма мы видим героиню маленькой девочкой, и её играет якутка Милена Софронова. Мы видим, что у неё абсолютно однозначно азиатские черты лица.

А вот дальше происходит интересное: когда мы сталкиваемся с повзрослевшей героиней, то её играет Елена Ербакова, наполовину бурятка, наполовину русская, и её внешность уже нельзя назвать полностью азиатской. Она высокого роста и её глаза близки к европеоидному типу. Почему поменялась раса персонажа? Думаю, это связано с восприятием красоты. Если ребёнку ещё допустимо быть просто милым, то к взрослой женщине требования строже: она должна быть канонически красивой. И поэтому взрослая версия персонажа в фильме исполняется носительницей в большей мере европеоидных черт лица. Если кто-то вдруг подумал, что такой кастинг объясняется нехваткой актрис-азиаток, то я вынуждена усомниться в этой версии, так как, во-первых, они есть (в республиках), а во вторых, если директоры кастинга не смогли найти подходящую актрису в России, можно было найти актрису в другой страны, как это сделали создатели «Нулевого пациента», пригласив казаха Аскера Ильясова на одну из главных ролей.

Елена Ербакова в фильме «Сердце Пармы»
Елена Ербакова в фильме «Сердце Пармы»

Кстати, если мы уж вспомнили про «Нулевого пациента», посмотрим, как обстоят дела с репрезентацией женщин-азиаток в этом сериале, тоже новом (2022 год), тоже успешном. Сериал освещает события в Калмыкии, поэтому там есть есть азиатские лица, но мы видим всего лишь одну взрослую и при этом нестарую азиатку. Какую же историю дали ей сценаристы? Гиляна — калмычка, ее муж Иван — русский. Это одна из 5 межрасовых пар сериала. Кроме того, мы видим на экране 6 чисто русских пар. А сколько азиатских пар? Ни одной. Гиляна — учительница в школе, ее муж — рабочий на заводе. Кроме того, эта героиня — жертва домашнего насилия, её избивает муж, он же заразил её ВИЧ, из–за чего умер её новорождённый ребенок. В драматичной сцене муж признаётся ей в том, что её не любит и никогда не любил, а любит и изменяет ей с её подругой и коллегой (русской). Когда муж раскаивается, она прощает его.

В этом же сериале есть и другие примеры репрезентации межрасовых пар. В первую очередь это врач, калмык Ильяс Кирсанов и его русская девушка Зина, медсестра. Как представлена эта пара? Когда вскрывается грубейшая халатность со стороны Зины, она сначала умоляет Кирсана не раскрывать её тайну (что поставило бы под угрозу благополучие пациентов), а потом угрожает партнёру, что представит дело так, как будто он заставлял её участвовать в махинациях с медицинским препаратом. Кирсан отказывается, но в итоге по доброй воле берет на себя вину за уголовное преступление Зины.

И вот у меня возникает вопрос: почему сценаристам пришло в голову сделать несчастную женскую персонажку, на месте которой никто бы не захотела оказаться, азиаткой с русским партнёром, а женщину, умеющую добиваться лучшего для себя, пусть даже и не всегда одобряемыми методами, — русской с партнёром-азиатом? Можно списать всё на творческое видение сценаристов. Но меня интересуют вот эти маленькие нюансы иерархии и расстановки сил в жизни общества, которые потом оказываются на экране. Потому что они раз за разом отражают сложившиеся в обществе отношения власти и подчинения.

Мой опыт и опыт моих знакомых демонстрирует, что большинство людей при выборе партнёра принимают во внимание его расу в качестве одного из фактора выбора. По моим наблюдениям, существует что-то вроде штрафа за принадлежность к азиатской расе и что-то вроде бонуса за принадлежность к европеоидной. В межрасовых парах небелый партнер должен как будто компенсировать свой «недостаток» другими достижениями: образованием, деньгами, происхождением из «хорошей» семьи и прочим. Вроде Гиляны, любящей жены и заботливой матери, с высшим образованием и интеллигентной работой в школе. Она настолько предана мужу, заводскому рабочему, абьюзеру и изменщику, заразившему её ВИЧ, что прощает его сразу, как только тот показал хоть малейшее раскаяние в своих поступках. Или вроде Кирсана, молодого и перспективного врача, красавчика-интеллектуала, настолько влюблённого в блондинку-медсестру, что готов взять на себя её преступление и отправиться в тюрьму вместо неё.

Конечно, не во всех парах существует эта скрытая математика. И конечно, моя личная выборка недостаточно велика, чтобы делать глобальные выводы. Я лишь делюсь своими наблюдениями и мыслями.

Искусственный интеллект и расизм

Ещё одна область, где проявляется дискриминация по расе и гендеру, — это алгоритмы и искусственный интеллект. Айгуль (имя изменено, кыргызка) с подругой во время посещения музея Коперника в Варшаве (считается одним из крутейших научных музеев в Польше) заинтересовались инсталляцией, посвященной измерению красоты искусственным интеллектом. Подруги решили узнать, как ИИ оценит их внешность. Нужно было встать в определенном месте на полу, отмеченном крестиком, тогда камера фокусировалась на лице, а изображение выводилось на экран, а потом на нем же отображался рейтинг от 1 до 5. Айгуль, несмотря на свою молодость (сейчас ей 22 года) и красоту (разумеется, это мое субъективное мнение, но и объективно у нее правильные пропорциональные симметричные черты лица, чистая гладкая кожа, густые волосы) получила два балла, её подруга (тоже азиатка из Кыргызстана) — три балла. Айгуль рассказывает: «Эта штука расистская, она не ориентирована на азиаток. Видимо туда загрузили референсы, и ИИ с ними сравнивает. И, видимо, не было вот этих азиатских референсов — или их было мало».

Она вспоминает, что после них к инсталляции подошла ещё одна небелая девушка, возможно, из Турции или с Кавказа, и тоже получила оценку в три балла. Айгуль также поделилась тем, что ей приходилось неоднократно выслушивать сомнительный комплимент «Ты красивая для азиатки». Словно азиатки не могут соревноваться с белыми женщинами в красоте и вынуждены довольствоваться утешительной категорией.

Искусственный интеллект обучается на массивах данных. Разработчики скармливают программе терабайты и петабайты данных. Предположу, что в этом случае это могли быть изображения звезд кино, музыки, селебрети, фото из соцсетей. Если фото получало много лайков, комментариев или позитивных оценок, то черты внешности человека на фото и были, вероятно, признаны искусственным интеллектом «красивыми». Уже доказано, что ИИ не только подвержен bias (предубеждениям), но и увеличивает его. В этой ситуации ущерб от расистского bias — негодование девушек. Легко можно предположить, что другая женщина, с менее устойчивой самооценкой (в особенности девушка-подросток), могла бы увидеть в подобном результате подтверждение своих страхов и надолго уверовать в свою непривлекательность и неценность. А если представить, что таким алгоритмом для первичного отбора кандидаток воспользуется модельное агентство или команда директора по кастингу, то ущерб уже принимает явственный финансовый характер.

Я наглядно увидела результат предвзятости алгоритмов совсем недавно, когда по соцсетям стали расходиться арты, созданные популярной нейросетью Midjourney. Мое внимание привлекли сгенерированные хуманизации районов Бурятии: из 23 образов женщин 12 женщин можно отнести к европеоидной расе и 11 женщин — к монголоидной. Из 11 женщин-азиаток восемь (то есть более 75 процентов) имеют складку века! Хотя на самом деле у большинства азиатов — веки без складки. Мы можем наблюдать, как предубеждение проникло в алгоритмы, и теперь влияет на реальность, побуждая все больше азиаток чувствовать себя некрасивыми.

Так всё-таки — в чём красота глаз?

Чтобы ответить на этот вопрос, я предлагаю вам вспомнить свои ощущения, когда вы смотрите на человекоподобных роботов, восковые фигуры и реалистичных кукол. Их глаза выполнены с большой степенью реалистичности. И всё же мы сразу чувствуем: что-то не так. Отсутствует нечто, что есть у человека.

Нет взгляда.

Именно взгляд делает глаза и всё лицо симпатичным, располагающим. По моему мнению, некрасивые глаза — это глаза со стеклянным, безжизненным взглядом. А красивые — с живым, подвижным взглядом, демонстрирующим интерес к миру и собеседнику.

Я думаю, что нам, женщинам-азиаткам, следует наконец перестать втискивать себя в прокрустово ложе колониальных представлений о красоте. Красоту нам стоит деколонизировать. Ради нашего душевного комфорта. Ради маленьких девочек, которые еще не знают о жестокости мира. Ради своей высокой здоровой самооценки и ощущения благополучной жизни в наших собственных телах. Стоит научиться считать, что быть азиаткой — красиво и классно. Что обычные азиатские глаза — тоже красиво и классно. Что азиатские скулы, волосы, профиль, подбородок, фигура — все это нормально.

Хорошо.

Красиво.

В 60-ые годы 20 века в США зародилось очень успешное движение «Black is beautiful». Настало время и нам заявить: «Asian is beautiful!»

***

А этот параграф для не-азиатов. Когда вы вдруг поймаете себя на мысли, что вот-вот с ваших уст сорвётся шутка об азиатских глазах, вспомните про девочку, прижимающую иглу к веку, вспомните девушек, пересекающих в маршрутке границу — небогатых, ведь они выбирают ночевку в хостеле, и всё же выкроивших из своего бюджета деньги для того, чтобы хирург поправил их «недостаток», вспомните про отёки, не сходящие по полгода. Насколько ценно для вас ваше секундное удовольствие от ощущения искрометности своего юмора? А если такую шутку отпустят в вашем присутствии, хватит ли в вас смелости заявить, что вам не по душе расистский юмор?


Другие материалы:

«Это наша Родина — несмотря на все проблемы, на то, что многое не так, ты понимаешь, что это твой дом»: три монолога бурятских женщин

1
Share

Building solidarity beyond borders. Everybody can contribute

Syg.ma is a community-run multilingual media platform and translocal archive.
Since 2014, researchers, artists, collectives, and cultural institutions have been publishing their work here

About