Переводы из «Шропширского парня» Хаусмана, часть 2

Mikhail Grachev
11:43, 25 июля 2020
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

1887

От Кли до неба жгут огни,

Так графствам шлют сигнал,

Эй, юг, эй, север, знак верни,

Чтоб вновь огонь пылал.

Первое иллюстрированное издание "Шропширского парня" (1908), художник Уильям Хайд.

Первое иллюстрированное издание "Шропширского парня" (1908), художник Уильям Хайд.

Холмы и долы здесь блестят,

Насколько видит глаз –

День в день полсотни лет назад

Бог Королеву спас.


Не видно башен средь огней

Вдоль их родной земли,

Так не забудем же парней,

Что Богу помогли.


Герои, чья отвага, стать –

Дар этих мест прямой,

Себя не думали спасать

И не придут домой.


Рассвет над Нилом — и видны

Могилы у реки,

В них Северна лежат сыны,

Шропширские полки.


Мы королеву в мира дни

Чтим, и по всей стране

Опять горят гормя огни

В честь павших на войне.


Живые, Королеве гимн –

И с нами, он не смолк,

Поет, как верность ей храним,

Пятьдесят третий полк.


По силам Господу спасти

Монарха в грозный час,

А вашим сыновьям расти

Похожими на вас.


***


Рекрут

Отчий дом оставь без страха,

Руку протяни друзьям,

И ступай, с тобой удача,

Путь, как башня в Ладлоу, прям.


В воскресенье ли вернешься,

Когда в Ладлоу тишь да гладь,

Всех с окрестных ферм и мельниц

Будет колокол сзывать.


А вернешься в понедельник,

Будет рынок площадной

Шумен, музыка раздастся:

«Вот грядет в венке герой».


Возвращайся же героем,

Ладлоу лишь героев ждет,

Будут чтить друзья, покуда

Башня в Ладлоу не падет.


В дальних странах ты узнаешь:

Звуков горна слаще нет,

Враг короны пожалеет,

Что явился ты на свет.


До пришествия второго

Можешь в дальних странах спать,

А товарищи оплачут

Твою скорбную кровать.


Отчий дом оставь, отсюда

Без друзей тебе идти,

И пока не рухнет башня,

В Ладлоу будешь ты в чести.


***


Дымок над Ладлоу вьется,

Уж не туманен Тим,

Лошадки, я беспечный,

С рассветом золотым

На пашню мы спешим.


А черный дрозд из рощи

Вскочил на ближний сук,

Мой слыша свист и видя

Лошадок и мой плуг,

Он мне ответил вдруг:


«Ложись, ложись, крестьянин,

Зачем тебе вставать?

Пять тысяч раз проснешься,

Но все же ляжешь спать,

И сможешь мудрым стать».


Дрозда я песнь дослушал,

Клюв желтый разглядел,

С дороги поднял камень,

Взял птицу на прицел,

И больше дрозд не пел.


Душа ж моя решила:

А птица-то права;

Бредут лошадки дальше,

Мокра от рос трава,

Я слышу вновь слова:


«Ложись, ложись, крестьянин;

К труду путь вечный твой,

Как только солнце сядет,

Он приведет домой,

Где сладкий ждет покой».


***


Вижу, как живых вперед

Дружно дышащий поток

Вдоль по улице бредет,

Где мне жить короткий срок.


В доме плоти, там кругом

Похоть царствует и злость.

То ли дело тленный дом,

Где я долго буду гость.


В том немыслимом краю

Сгинет прежнее навек;

Позабудет злость свою

Самый злобный человек;


По двое те, кто любил –

С кем, неважно — там лежат,

Жениху уже не мил

Стан девичий, нежный взгляд.


***


Вот идут беззаботные люди,

Каждый душу сберег, как сумел.

Я напрасно стою у дороги,

Я остался один и без дел.


Глубже груза, упавшего в море,

Не достать их уже мне со дна –

Мои чувства, душа, мое сердце,

И пучина навеки темна.


Тот, кто женщине или мужчине

Сердце отдал, души кто своей

Не жалел, о себе кто не думал,

Всех глупцов тот на свете глупей.


Не растет в целом свете бальзама,

Коим тот может быть исцелен,

Кто, достав из груди, свое сердце

Потерял до скончанья времен.


Вдоль дороги с пустыми руками

Я бреду, люди — мимо меня;

И душа моя с сердцем пропали

Под водою до судного дня.


***


Зиму всю, в неделю дважды

На воротах я стоял –

Так футбол того, кто страждет,

От тоски спасал.


Май пришел, я вновь на поле –

Машет грусти сын чуть свет

Битой, будто всем доволен,

За игрой в крикет.


Нет вреда в простых забавах –

Это чудо, что игра

Может юношу избавить

От земли одра.


***


О, как же я был чист и смел,

Когда тебя любил,

И удивить толпу сумел

Тем, что могу быть мил.


Но не сберечь, увы, огня –

Прошел любви запал,

И говорят все про меня:

Собой он снова стал.


***


Прекрасны небо и леса,

Но знаю, краше где

Искать: земли краса

Чудесна и в воде.


Деревья, воздух, облака,

Каких жизнь не творит,

Пруд омывает иль река,

И я водой омыт.


Смотрюсь и думаю опять:

На берегу цвести

Траве, а мне б одежду снять,

Нырнуть, ко дну пойти.


Но и в ручье с златым песком,

И в речке голубой

Глупца я вижу, об одном

Мечтает он — стать мной.


***


Все ли в жизни ты успел?

Так спеши, раз полон сил.

На двоих достанет дел?

Вот он я — твой час пробил.


Повелишь — я со всех ног,

Позовешь — я тут как тут,

Так зови, пока есть прок,

Пока в землю не кладут,


Пока плоть не стала тлеть,

Пока слышен сердца стук

И пока сказать дух есть:

«Нет, я не приду, мой друг».


Перевел Михаил Грачев


Часть 1: https://syg.ma/@mikhail-grachev/pierievody-iz-shropshirskogho-parnia-khausmana


Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File