Create post
Philosophy and Humanities

Нина Сосна, Алла Митрофанова и Николай Смирнов рассказывают о новых лабораториях Московской антропологической школы

Московская антропологическая школа ШИН ММУ 🔥

В новом 2021/22-м учебном году Московская антропологическая школа открывает три авторских лаборатории для исследователей и художников: «Пространство, алхимия и призрак гео-индивидуации» под кураторством Николая Смирнова, «Лаборатория медленного чтения: современная философия от неоматериализма до квантовой онтологии», которую будет вести Алла Митрофанова, и лаборатория Нины Сосны «Пересобирая человеческое: генеративная антропология в исследованиях медиа и техники». В преддверии открытия новых лабораторий мы публикуем прямую речь их кураторов, которые рассказывают, чему будет посвящена работа в течение года.

Посмотреть запись презентации с участием ведущих лабораторий можно здесь. Занятия в лабораториях начнутся в первых числах ноября, но на некоторые еще можно поступить. Для этого нужно отправить заявку и приложить своё CV на сайте МАШ, а также пройти собеседование с кураторами школы.

Подробнее по ссылке — antropolog.moscow/labs

Лаборатория 1.

Нина Сосна. Пересобирая человеческое: генеративная антропология в исследованиях медиа и техники

1. Уместно ли сегодня понятие “целостности” человека? Почему современные теоретики все больше говорят о “разомкнутом” человеке? Какие области может включать в себя генеративная антропология в условиях современности?

Полагаю, уместно. Более того, оно нужно в качестве идеала, который лучше не терять. Действительно, многие пишут сегодня о разомкнутых контурах. И по-своему это прекрасно. Но контуры не могут размыкаться бесконечно, это в гегелевском смысле “дурной” процесс, диссоциирующий “человека” до состояния частиц, которые могут быть чем угодно или не быть чем-либо вообще. Генеративная антропология предлагает иметь дело с теми наборами частиц и фрагментов характеристик, которые еще (или уже) можно улавливать, в том числе в области действия технического. Предпочтительные области едва ли выделяются на этом этапе в виду, фактически, тотальной фрагментации знаний, дискурсов, дисциплинарных границ, навыков и т.д.

2. Как в условиях техно- и медиа- сферы трансформируется понятия «инобытия» субъекта? Если современный “разомкнутый” субъект стремится быть понятым через отмену границ, принципиально отъединяющих его от других видов живой и неживой материи, от технологий и информации, то где то иное, через что субъект может проявлять и увидеть себя, как принципиально другой? В каких моментах для современного человека может происходить это становление другим? Где для него осталась область и возможность для с одной стороны субъективации, с другой, для метанойи?

Это хороший вопрос. Иное можно определить как то, что сопротивляется — сопротивляется присвоению, подчинению, господству. Увы, сегодня мы видим, как разнообразные области, претендовавшие на роль иного, включаются не просто в “контуры субъекта”, они втягиваются в экономическую деятельность. Техника там тоже в значительной степени находится в качестве “средств” разной степени подручности. Субъект же (часто) согласен. Другого почти не осталось, и сама его фигура практически исчезла за горизонтом. Многое стало операбельным, извлекаемым и присоединяемым к соседнему, но от этого, кажется, не менее далеким, и оттого нестабильным.

3. Какие значения в этих условиях приобретает граница индивидуальное / коллективное? Где искать человека между алгоритмами big data и сбором персональных данных?

В интерпретации одного и другого, видимо. Это еще остается зоной “слишком человеческого”.

4. Чем конкретно будут заниматься участники лаборатории в течение года? Какой итог работы лаборатории планируется?

Можно сказать, прежде всего, что в лаборатории мы будем заниматься диагностикой. Материал может быть разным. Памятуя о проходивших в предыдущем сезоне МАШ широких обсуждениях роли алгоритмов, можно предполагать в качестве одной из возможных линий дальнейшую работу по обнаружению техническими средствами моментов “биоматериала”, как называли это участники. Конкретным результатом предполагается складывание платформы, на которой промежуточные результаты могли бы быть представлены и были бы доступны для других интересующихся — коллег, знакомых и т.д.


Лаборатория 2. Алла Митрофанова. Лаборатория медленного чтения: современная философия от неоматериализма до квантовой онтологии

1. Изначально тема лаборатории была связана, в том числе, с рассмотрением квантовой теории в поле философии как онтологической или же эпистемологической проблемы. Какова краткая история вопроса и почему это важно для нас сегодня?

В классическом подходе онтология рассматривала мир “как он есть”, а эпистемология “как он мыслится” или “как мир дан сознанию человека”. В этой установке “внешним” был мир и природа, а внутренним “мышление и восприятие”. Одна из сторон этого дуализма представлялась активной и мыслимой, другая становилась неявным пассивным основания, что обеспечивало кажущуюся устойчивость реальности. Современная философия убирает дуализм внешнего и внутреннего и сближает классическую дистанцию между наблюдателем и наблюдаемым, ставит вопросы к тому, как происходит материализация мыслимого и насколько материальность конструктивна и исторична. Эти вопросы вызваны динамикой меняющегося мира и осознанием утраты доминирующего положения человека и его рациональности. На передний план выходит проблема сложности и динамики корреляций между знанием и реальностью, между дискурсом и материальностью. Например, философский смысл корреляций интересует Квентина Мейасу (как разрывается корреляционный замкнутый круг и познается эмпирически недоступное и ранее немыслимое), Карен Барад (как квантовая физика позволяет подойти к онтологии различий и становления, как меняется смысл базовых философских понятий, как прежняя дуальность становится онто-эпистемологией).

2. Как сегодня для нас развёртывается дилемма “природа — зеркало культуры” или “культура — зеркало природы”? Как решение этих вопросов влияет на наше представление о мире?

Эта дилемма была провокативно высказана в “научных войнах 80-90-х” между социальными конструктивистами, исходившими из презумпции, что форма знания и социальная организация формирует научные объекты и типы реальности. И у этой позиции были основания в том, что исторически знания меняются, предлагаются новые концепции и объекты природы, прежние лишаются смысла. Кроме того, социологический подход к смене научных парадигм позволил заметить, что научные логики и научные объекты коррелируют с типами политической власти (универсальная рациональность с монархией, бинаризм классической эпистемологии с гендерным распределением между природой и культурой, где женское рассматривалось через рамку природного предназначения и пассивности, а мужское через активность и рациональность).

С другой стороны, философия науки и научные реалисты, отчасти принимая историческую парадигмальность науки, продолжали настаивать на том, что знания не замкнуты в сознании человека, они являются знаниями о материальном или реальном, хотя и понимаемом как внешнее человеку.

Но вскоре эта дискуссия получила именование “эпистемология курицы (и яйца)”, философы науки заговорили о постгуманизме, который понимался как отказ от классического позиционирования субъекта познания независимо от природного объекта, данного внешним образом. Прежний подход был осмыслен как классический дуализм, в качестве своего основания противопоставляющий культуру и природу, субъекта и объект.

И здесь возникает основная проблема, которую можно свести к нескольким вопросам:

— как знание приобретает материальность (и наоборот)?

— как смена культурной парадигмы коррелирует с трансформациями форм материальности?

— какая этическая и политическая установка может соответствовать динамическому пониманию реальности?

3. При чём тут оказываются квантовые онтологии? Почему философы заговорили о физике? Кто из философов и почему обращается к этому вопросу? И необходимо ли абитуриентам лаборатории знание hard science?

Если на протяжении ХХ века философы в поиске новых эпистемологических подходов обращались к математике, то примерно в 1980-х годов начинается обращение к квантовой физике и ее загадочной работе с материальностью. Есть и встречное движение, физики сами заходят в область философии. При этом философы не посягают на научные области напрямую, а только на смежную территорию концептов и логик. Квантовые онтологии — это новая область философии (исключение 20-30-е годы с их попыткой поставить базовые философские вопросы). Она возникла из необходимости пересмотреть традиционные способы соотношения онтологии и эпистемологии, познания и материи, которые проблематизирует квантовая механика и из “научных войн” 80-90-х, и заставляет пересматривать базовые философские подходы: корреляции знания и объекта, динамик трансформации реальности, практики и технологии формирования знаний, неполноту и различие “картин мира”. Квантовая онтология отказывается от классического подхода — наблюдатель и наблюдаемое и рассматривает философскую проблему суперпозиции, когда возможно построение разной материальности, но не какой угодно.

4. Чем конкретно будут заниматься участники лаборатории в течение года? Какой итог работы лаборатории планируется?

Участники лаборатории будут читать занудные тексты, разбирать их устройство: из какой позиции и на каких допущениях они написаны, как оспаривались эти допущения в других текстах. Выбранные для лабораторного чтения тексты сыграли в свое время роль размежеваний, искали выхода из дискурсивных тупиков и учиняли полемики. В идеале мы должны научиться делать анализ не столько тем и предметов текстов, а того как авторы формируют свой подход, на каких данных и из каких теоретических традиций. В идеале курс может завершиться написанием рефератов участниками. Рефераты могут разбирать понятийный дискурс философского текста, обнаруживать неявные допущения и основания, а могут не касаться философских текстов, но анализировать публицистические тексты, но из позиции их скрытых допущений и употребимых логических приемов с последующей селекцией данных. Вероятно, будет интересно поработать с коллекцией философских текстов на Сигме или в журнале Логос и др. Тогда это будет давно желаемым вариантом аналитического рецензирования коллег. Также в рамках лаборатории возможна работа над собственным художественным проектом, затрагивающим эти темы.


Лаборатория 3.

Николай Смирнов. Пространство, алхимия и призрак гео-индивидуации

Вопросы:

1. Что такое географическая индивидуация? Как появилось это понятие и как исторически пространственное и геограрафическое связывалось с культурными и политическими установками, «определяющими» пространство?

2. Как конкретно мы сталкиваемся сегодня проявлениями географической индивидуации? И в каких дисциплинах сегодня отсвечивает это понятие?

3. Анонс лаборатории гласит: «В центре лаборатории находится авторское прочтение геокультурной и геополитической индивидуации как социальной алхимии». Что такое социальная алхимия? Причём здесь вообще алхимия и алхимическая терминология и оптика? Что она нам дает?

4. Чем конкретно будет заниматься лаборатория в течение года? Какие результаты работы планируются?

Мне кажется, я придумал это понятие, хотя, вполне возможно, кто-то употреблял его и раньше. Это связано с тем, что один из основателей современной географии, Карл Риттер, в 19 веке уделял большое внимание понятию Erdindividuum или гео-индивидуала. Его подхватил Гегель, и оно прочно вошло в сознание и подсознание современного географического знания, в частности ярко проявляется в краеведении. Этот подход подразумевает органическое отношение к земному пространству: что оно в целом подобно организму, и у него есть разные части, которые выполняют свою функцию и, соответственно, имеют особое строение и внешний вид. То есть некие цельные и особые части пространства уподобляются личностям или индивидуумам, со своим характером, “телом” (границами) и судьбой. Мы узнаем здесь многое от идеологии национальных государств, постколониальных и деколониальных идеологий территориальной эмансипации, а уж геополитика и вовсе обязана такому подходу своим появлением. Но я несколько усложняю этот подход. Я исследую вопрос глубже и нахожу, что за этим, скажем так, романтически-органицистским слоем находится еще более глубокий слой герметической алхимии или, шире, неоплатонизма. Согласно этому подсознанию идеалистической немецкой географии, пространство вообще живое, одушевленное. Гео-индивиуал здесь становится не органической метафорой, а настоящим живым существом, вроде Геи. Например, ренессансный маг-революционер Джордано Бруно считал всю Землю живым существом, и здесь мы видим сходства со многими индигенными теориями, популярными сегодня в деколониальном проекте. В общем, это огромный сложный и интересный дискурсивный комплекс, исследование которого проясняет многое относительно нашего знания, его эзотерических понятий и оккультных влиятельных частей. Именно поэтому я говорю о гео-индивидуации, чтобы подчеркнуть эту алхимическую оптику: ведь, как известно, об индивидуации говорил Карл Густав Юнг, который рассматривал психику сквозь алхимию (и, шире, сквозь герметику и неоплатонизм). Я применяю понятие индивидуации к гео-индивидуалам, чтобы вскрыть подсознание индоевропейского географического вообще. Так что это не столько аффирмативный концепт, сколько критический. Именно поэтому я говорю, что географическое знание с самого начала преследует призрак гео-индивидуации.

Теперь, надеюсь, понятно, что, говоря о гео-индивидуации, невозможно отделить объективное от субъективного — это понятие из разряда тех, которые сильно влияют на наше понимание окружающего мира, но референт которого нельзя проверить — в гео-индивидуацию можно только верить или не верить. Но даже если вы не верите в то, что, например, Земля — живое существо, вы все равно чувствуете влияние этого мощного комплекса представлений. Например, если вы считаете, что Россия — это особая географическая целостность с определенной явно выраженной спецификой, то призрак гео-индивидуации сидит у вас на шее. Но у меня нет намерений уничтожить его в процессе деконструкции, оставим подобные задачи юным неофитам вульгарной критической теории. Если мы вырвем с корнем гео-индивидуацию, то географическое и пространственное знание вообще потеряет смысл! Ведь его смысл в том, что мы отделяем одни части пространства от других, совершаем мысленную процедуру по их ограничению, цельному восприятию и наделению характеристикой. То есть призрак гео-индивидуации неустраним, иначе мы потеряем способность качественно отличать одни части пространства от других. Это связано с тем, что человек — это тоже определенное специфическое пространство, пространство-тело, и в соответствии с собственной онтологией мы познаем мир — производим его опространствление. Здесь мы выходим на очень интересные философские вопросы. Но кроме них, мы видим, что ряд современных дисциплин и систем знания просто напрямую построены на комплексе гео-индивидуации: например, геополитика со всем своим арсеналом (жизненное пространство, геополитические друзья-враги, священные границы пространства-нации и т.д). Или деколониальный проект, который настаивает на освобождении тех или иных территорий, осознанных как геокультурные и геополитические целостности, от чужой гегемонии. Или то, что я называю гео-капиталом в искусстве. Дело в том, что в последние 20 лет произошел ощутимый поворот в искусстве к работе с локальностями. И здесь не обошлось без призрака гео-индивидуации. Так что мы видим, что целый ряд важных интеллектуальных явлений современности находится под прямым влиянием этого комплекса. Неважно, происходит ли гео-индивидуация “на самом деле”, в физическом пространстве, если масса людей видит мир в ее терминах и предпринимает усилия по концептуализации и дальнейшему овеществлению этих представлений, значит гео-индивидуация реальна.

Здесь важно говорить не о сущности гео-индивида, а о процессе гео-индивидуации, в ходе которого этот гео-индивид и становится реальным! Он становится реальным прежде всего через дискурсы, теории и практики людей. Именно это я и называю социальной алхимией. Алхимия — это практика герметического и, шире, неоплатонического мага, когда дискурсивное переходит в материальное и наоборот. Я думаю, что подобные системы знания лежат в основе нашей современности. В частности, революционная герметика, которая увязывает космос, революцию и сознание в перформативное тождество, на мой взгляд, крайне важна во многих нововременных процессах, в частности в явлениях авангарда, революции и космизма в России. Для большего понимания этой оптики я рекомендую обратить внимание на труды Glenn Alexander Magee’s “Hegel and the Hermetic Tradition”, Erica Lagalisse’s “Occult Features of Anarchism” и Cyril Smith’s “Karl Marx and Human Self-creation”.

Мы будем исследовать корни и базис этих представлений, то есть проводить деконструкцию гео-индивидуации как социальной алхимии. Например, читать исследования, посвященные формированию европейского географического воображения или понятия Erdindividuum у Гегеля. С другой стороны, мы будем изучать современные явления, в которых этот комплекс наиболее ярко проявляется. Главным образом, это постколониальная теория, деколониальный поворот и работа с локальностями в искусстве. В частности, вглядимся в идеологии евразийства и краеведения, ряд индигенных деколониальных идеологий, посмотрим, как художники взаимодействуют с призраком гео-индивидуации. Кроме моих лекций и общих семинарских занятий, работа будет выстроена на производстве текстов и текст-based работ: ревью, обобщения, конспекты, авторские исследования, диалоги, эссе, монтажи — которые мы будем публиковать в коллекции Изумрудная скрижаль — коллекции, которая станет нашим печатным органом на время действия лаборатории. С моей стороны работа связана с текущим проектами, в частности грантовым международным кураторским исследованием Eurasian Alchemy. Так что это будет в прямом смысле лаборатория: я буду делиться результатами моей текущей творческой работы, предлагая участникам включаться в совместную разработку тем, которыми занят сам в этот год. В том смысле, что это не отвлеченный академический “книжный” курс, а актуальная практическая работа в сфере современного искусства и современной философии. Но, вообще, я занят разработкой этой проблематики уже на протяжении многих лет.

Subscribe to our channel in Telegram to read the best materials of the platform and be aware of everything that happens on syg.ma

Author