Соціальна роль NFT -0348

Andrei Khanov
12:50, 22 октября 2021
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию
Image

Інститут проблем сучасного мистецтва НАМ України Міжнародна науково-практична конференція ГЛОБАЛЬНІ ВИКЛИКИ МАЙБУТНЬОГО: ПРИЧИНИ, СТРАТЕГІЇ ТА НАСЛІДКИ У НАУКОВІЙ І СПЕКУЛЯТИВНІЙ ПЕРСПЕКТИВІ Київ 2021

https://www.academia.edu/60294847/The_social_role_of_nft

Рубрика — «искусство и технологии», а не «общество и политика». Если тему доклада — «социальная роль феномена конфети» — еще хоть как-то можно связать с «обществом», то никакой «политики» в докладе точно нет.

Политика — один альянс дискурсов, а nft — совершенно другой. Сама- же статья о моём понимании метода дискурс-анализа феноменов культуры, просто на примере nft.

Содержание:

Вместо Abstract. Вступление для специалистов.

— постановка проблемы;

— сон.

Вступление для российского читателя:

— справка о терминах.

 — теория дискурса.

Доклад в Інституте проблем сучасного мистецтва НАМ України:

— вступление;

— доклад;

— дискуссия.

Вместо Abstract. Вступление для специалистов.

В своём докладе я абстрагируюсь от любых качеств мышления, кроме дискурса. Безусловно, это упрощение. Отказ от деталей. Но, это позволяет увидеть и объяснить — просто и понятно — общую картину происходящего с нами.

Дискурс — безжалостное к нам — свойство нашего мышления. Суть нашей разумности. Своего рода — фильтр.

Если ваш собеседник обладает другим дискурсом, чем ваш — или не обладает никаким, то — он никогда не поймёт вашу точку зрения, так, как она понятна Вам, для него вашей точки зрения — просто не существует. Что-бы Вы не говорили, он поймёт это только в собственном дискурсе.

Даже, если он признаёт, что возможны другие типы мышления, чем у него, всё равно — поставит их все — ниже собственного. Таким образом, синонимы дискурса: точка зрения, идеология, сословная правда, идеология, контекст, подтекст, профессионализм, тип или модус мышления, социальная роль, мировоззрение, вид реальности, тип понимания, состояние психики.

В каждом из дискурсов - своё понимание дискурса.

Большинство людей спасает от дискурсивного диссонанса — конфликта с окружающими — непонимание феномена дискурса. Если мы не понимаем сути происходящего с нами, то подменяем это своё собственное непонимание — всевозможными фантазиями. Верим, что то — как мы поняли — так оно всё и есть.

Как именно? — это и есть дискурс. Научный, потребителя, горожанина, специалиста, обыденный и прочее. А другой человек (с другим дискурсом) поймёт то-же самое — иначе, по-своему. И это — естественное право каждого.

Как правило, мы считаем другой дискурс — пустой риторикой, глупостью, подлостью или мошенничеством. И, вынуждены терпеть такую чуждую идеологию, находя — в таком своём терпении — какую-то выгоду для себя лично. Если же этой выгоды нет, мы не станем продолжать разговор.

Деньги — атрибут одно из дискурсов (рынка), использование понятий универсальной стоимости, авторских прав и обязательной оплаты — форма подчинения этому дискурсу.

В странах Ближнего Востока встречается «исламский банкинг» — ссуды без процентов. Это уже другой вариант дискурса денег.

Социальная защита, толерантность — всё это качества определённых дискурсов, «человек человеку — волк» — то-же. Как и любовь. Как и ненависть. Мы встречаемся с феноменом дискурса — постоянно.

Взрослея, ребёнок проявляет собственный дискурс, часто отличный от дискурса родителей. Но, под воздействием воспитания — учится — согласовывать собственное понимание жизни с нормой окружающей его части общества (семьи, социальной среды сверстников, тусовки). Его дискурс вступает в альянс с другими дискурсами.

Причина скандала в том, что люди наивно верят, что способны переубедить собеседника своими аргументами. Но, аргумент (даже не важно, достоверен он или нет) — лишь одно из качеств дефиниции/категоричности — то-есть — нашей Веры в достоверность высказанного. У одно человека это уверенность в достоверности его мнения, как вариант — ирония над мнением собеседника или — высокомерие, у другого — наоборот — неуверенность (самоирония), у третьего и то и другое одновременно — дицент, концепт или художественный образ, у четвёртого — ни то и не другое, имитация дицента. Симулякр.

Обычно, конфликт дискурсов мы — ошибочно — относим к особенностям характера собеседника, переносим объективное различие мировоззрений — на его «дурной» характер. Не на свой же… :)

Когда — такой конфликт — это объективное явление и в непонимании — виноваты оба. Это взаимное неприятие между некоторыми людьми и, уравновешивающая его (редкая воображаемая) польза от общения — и есть наша социальная жизнь (взаимодействие множества дискурсов).

Конечно, существуют социальные правила, позволяющие нам избегать острых конфликтов, но на поверку — эти правила оказываются либо чьим-то дискурсом, навязанным Вам, которому Вы подчиняетесь, как авторитету. Либо-же -Вы просто не произносите то, что думаете. Но, если в общении нет явных проявлений дискурсов — нет и сути, всё превращается в серую житейскую обыденность. В таком случае, мы сами лишаем себя возможности найти подлинное взаимопонимание с собеседником (построить силлогизм). Обедняем собственную жизнь.

Даже, если мы не понимаем сути происходящего (дискурса) и действуем лишь ситуационно, по наитию (что не мешает нам иметь какое-то мнение и быть уверенным в достоверности собственного понимания всего) — природа сама придаёт событиям некоторую форму — избирает (в качестве реальности) — один из вероятных сценариев — соответственно объективному балансу дискурсов. И, эти ментальные формы можно увидеть и понять. Судьба — одна из таких форм. Феномен культуры — другая. История (смена эпох доминирования различных дискурсов) — третья, война и мир — четвертая и пятая, память и забвение — шестая и седьмая, гордость и предубеждение — восьмая и девятая и так далее… Все книги — о борьбе дискурсов.

Любое событие можно разложить по полочкам теории дискурса. Но, такое собственное знание Вы не сможете передать другим. Кроме тех, кто и так всё понимает. Не воображает собственное понимание, как большинство, а действительно понимает. Но, в таком случае и произносить ничего не надо. Всё понятно без слов. Из ваших поступков. У всех нас — собственные дискурсы — или — лишь орбиты тяготения к тому или иному дискурсу, собственные пути к пониманию, ощущению, определению или чувству. Всё, что возможно — найти человека, кто Вас понимает — более-менее — приемлемо для Вас. Но, можно прожить жизнь и так никого и не найти. Как возможно и «скруглять углы» конфликтов — пряча от других свой дискурс.

Если рассматривать человека малоразумным, что не лишено оснований, то так легче принять его, как «ребёнка» или как «дикаря». Не равного тебе. Пусть говорит, что хочет, это его проблемы. Убедить его в чём-то своём — очень сложно и любой профессионализм — это лишь большее проявление дискурса, чем у дилетанта. Ниже орбита мысли к планете того или иного дискурса. Вот только таких планет — множество и нет единого критерия правды. В каждом из дискурсов она своя.

Избежать конфликта можно четырьмя способами: понимать собеседника, не понимать, но не произносить это вслух, принимать его таким, каков он есть (совмещая твоё его понимание и непонимание) или воображать, что принимаешь.

У скандала ровно те-же самые причины. Есть скандал и есть взаимопонимание, есть и то и другое одновременно (симпатия) и есть не то и не другое, полное безразличие. Причём, это только ваше решение, а решение собеседника может быть иным. Сочетание всех решений — одной на всех — проблемы общения — всех людей — и есть наш коллективный разум. Каждому из нас достаётся лишь его осколок. Но, природа сохраняет невидимые нам связи между всеми этими осколками. Природную семиотическую сеть. И, этот Солярис — мыслящий океан — возможно увидеть. Считается, что все мы приходим к нему — в момент смерти. Поэтому и считается, что он больше, чем жизнь и смерть.

Если все подобные примеры свести к единым формальным признакам, обозначить их условными цифрами — это это и будет теория дискурса. Способность контролировать свою речь — заметно другим и прибавляет Вам доброжелателей. Для одного дискурса — это проявляется — как умение скрывать или сдерживать свои намерения, пусть и ради практической пользы, в другом — наоборот — предельная искренность. В третьем — в способности находить новую точку зрения — концепт замкнутости и открытости — частными случаями которой — являются оба различных мнения, что и есть творчество, в четвёртом — лишь имитировать такое взаимопонимание.

Дискурсов настолько много, что редко мы сталкиваемся со всеми ними. Но, все они существуют, пусть часто и вне вашего поля зрения (круга общения). «Все дискурсы — равноценны. Ни один не лучше и не хуже другого, все они, одинаково — тюрьма духа» (Жак Лакан).

Современная теория дискурса возникла на пересечении теорий семиотического знака и архетипа Юнга. Но, авторство самого термина принадлежит Фоме Аквинскому (XIII век), а первым описал дискурс — называя его иначе — Платон (в «Седьмом письме», как всевозможные траектории или очередности четырёх стадий речи). Но, задолго до Платона эти стадии речи и все возможные их сочетания — были известны как даосские «стихии и состояния природы». которых восемь стихий и 64 их сочетания.

Да, есть стадии речи, обратные описанным Платоном. Но Платон — критиковал дискурсивное мышление, говорил о необходимости — для проявление речью разумности человека — пятого элемента (-4 — созерцания, непосредственного ощущения идеи). Иначе — «ни один текст не серьёзен». Пифагор (по всей видимости, до нас дошло очень мало сведений о его Учении, нам сложно опровергнуть или утверждать это категорично) — использовал в своём — изначально — рыночном мышлении — ненамеренность (отсутствие интенции выгоды — -1).

https://fastly.syg.ma/attachments/3bd23f5df976e128ceb4465103c5ce80800b198f/store/338ded6e5ee37eefcdb4bdb55cf1bede2289ae36

https://fastly.syg.ma/attachments/3bd23f5df976e128ceb4465103c5ce80800b198f/store/338ded6e5ee37eefcdb4bdb55cf1bede2289ae369cc06749fd917b87d4e7/file.jpeg

Жак Лакан, автор современной теории дискурса, как очередной интерпретации всех предыдущих — определил в 1968 — всего 4 дискурса:

2143 — господина,

1324 — истерика (дискурс настоящего искусства, дискурс настоящей науки),

4231 — университета и 

3412 — философской аналитики (школа Сократа).

С 1985 года нам известно 64 дискурса и дискурс (в современном понимании) — это даосская комбинаторика двух стихий природы (из восьми), состояние природы (нашего ума).

А, метафора множества всех таких состояний — шахматная доска.

___

До сих пор не утихают споры о пятом - бизнес-дискурсе... Остальные 59 - всё ещё вне университеского знания.

Дискурс — особое сочетание двух знаков, которое то-же знак. В этом мы видим принцип фрактальности нашего мышления, проявляющего — на разных уровнях — одну и ту-же структуру — терминологическую матрицу. Помимо подобий есть в пространстве дискурсов и — своего рода — кротовые норы. Дискурсы разные, а тип мышления (знак) — один. Это различие — спин.

Давайте рассмотрим, но кратко, как пример современного понимания дискурса (понимания этого термина «современником»/контемпрорари) — первый попавшийся мне на глаз текст об этом — https://syg.ma/@insolarance-cult/vviedieniie-v-tieoriiu-diskursov-lakana-modiel-chietyriokh-diskursov.

"Понятие «дискурс» плотно вошло в философский обиход в 60-е годы ХХ века, оно обычно ассоциируется с работами Мишеля Фуко, однако, использовалось многими авторами."

Критика: Термин возник в XIII веке. Так, Фома Аквинский, переинтерпретировал произвольность сочетаний стадий речи Платона (V-IV века до нашей эры) — в незавершенную мысль. Платон критиковал дискурс: ни один текст не серьёзен". Как и Лакан: «все дискурсы равноценны и одинаково тюрьма духа».

Зачем Фома Аквинский предложил термин «дискурс»? Для различия дискурса Платона и холизма Аристотеля (теории терминологической матрицы). Непротиворечивое единство обоих моделей мышления человека — «благодать». Так Фома Аквинский — по новому — переинтерпретировал понятие «концепт» Пьера Абеляра (XII век). Но и Платон лишь пересказал — кратко и не полно, намёком — в письме профанам — даосскую теорию стихий и состояний природы (VII век до нашей эры), которая, в свою очередь — переинтерпретация архаического мифа.

Кроме того, предтечей лакановской теории дискурса можно назвать теорию мышления великого немецкого поэта Иоганна Гёте (XIX век) — достоверна только такая мысль человека, которая непротиворечиво сочетает форму и материю, метод и содержание. Гораздо чаще — такого единства в речи человека не наблюдается и мыслей человека, которые не дискурс — всегда больше. Аристотель характеризовал такую речь (отсутствия силлогизма — по сути другого определения дискурса) — «сами не понимают, что говорят».

«Дискурс капитализма (dC) выделяется отдельно, так как строится на нарушении логики, лежащей в основе предыдущих четырёх. Каждый дискурс описывает одновременно и организацию конкретного высказывания, и ту социальную связь, которая соответствует ему и/или вырастает из него.»

Критика: Дискурс рынка — 2314. Никакого нарушения «логики» Лакана — нет.

Возможны 24 варианта комбинаторики четырёх четырёхзначных чисел — условно обозначающие качества психики (по Лакану) или четыре стадии речи — по Платону: 1 — желание (интенция)/имя чувства идеи, 2 — точное определение словом (теорема, концепция)/символическое, 3 — рисунок (иллюстрация, метафора, доказательство)/воображаемое, 4 — понимание. Лакан не был математиком и просто не увидел очевидного.

1234, 1243 — дискурс потребителя, 1324, 1342 — дискурс истерика (модернизма, настоящего, художника, учёного — возрождение), 1423, 1432 — дискурс постмодернизма, 2134, 2143 — дискурс господина (маркетолога), 2314, 2341 — дискурс рынка, 2413, 2431 — дискурс городского обывателя, 3124. 3142 — дискурс модерна (академического ремесленника, полусвета), 3214, 3241 — дискурс психоделического гуру, 3412, 3421 — дискурс аналитика, 4123, 4132 — дискурс постмодерна (эксперта, спецслужб), 4213, 4231 — дискурс университета, 4312, 4321 — дискурс софиста (куратора, политтехнолога).

Но, для понимания дискурса требуется учесть и отрицательные (обратные стадии речи Платона: -1 — осознанность, -2 — откровение, -3 — вознесение, -4 — созерцание) и всё множество различных дискурсов — 64 элемента. Лакан описал лишь 4 из 64, охарактеризовав таким альянсов идеологий (пределами мышления современника) — свою эпоху.

А так-же — не помешает рассмотреть связь дискурса и семиотического знака. Дискурс — редкое взаимодополняющее сочетание двух знаков — речи и бессознательного, и сам дискурс (точнее пул дискурсов) — равноценен одному из семиотических знаков. Например, все простые («лакановские») дискурсы — одинаково — «переживание» (знак 000 в квантовом регистре или 111 в другой — семиотической — системе обозначений): сочетание буквальной формы идеи/отрицания символического, посетившей человека, его частного интереса (выгоды, пользы именно ему) от такой формы идеи и «возможной присущести»/гипотезы (самоиронии).

Сам Лакан определил «историческую эпоху» — традицией переписывания прежних исторических текстов — в доминирующем — в этот момент — дискурсе.

Далее, автор текста, как это — видимо — свойственно всем гуманитариям, пытается «изобрести велосипед» — теорию комбинаторики. Давно известную. Это уже не интересно и для моего примера современного представления о дискурсе — двух фрагментов этого авторского текста — достаточно.

Каков дискурс автора анализируемого сейчас текста? Если он действительно обладает каким-то дискурсом, а не лишь стремиться к нему. Если его представление о предмете его рассказа — поверхностно, что — очевидно, то его текст есть «шпаргалка», а это дискурс студента (горожанина — 2413 или 2431). Каков дискурс моей критики? Я высказываю собственное понимание приведенной концепции — 4213 или 4231 — это дискурс ментора (дискурс университета). Рецензирую работу студента. Диагностирую низкий — пока ещё — уровень его знаний. На троечку с минусом. Но, оба подхода — равноценны и не один не лучше и не хуже другого. Кроме, того — некоторые откровения о структуре дискурсов — автора всё-таки посетили.

По большому счёту — мне всё равно и до того и до другого, я лишь привёл случайный пример дискурсов. И, дискурс такого моего отношения к теории дискурса — есть "-1342" — ненамеренное доказательство (самому себе), скрытого в моём бессознательном — семиотического знака ментора (университетского профессора). Но, лишь в бессознательном.

___

Аристотель создал собственную теорию силлогизма, как достоверного мышления, близкую теории дискурса, но терминов в ней только 27. Семиотика — возрождение или интерпретация Аналитики Аристотеля. Формальная логика — смысловая галлюцинация от первого знакомства с аналитикой. То есть — софизм.

___

Прежде, чем обсуждать или осуждать феномен nft - предлагаю рассмотреть его - с точки зрения теории дискурса и - в том-же самом социальном контексте, что и - так называемое - "современное искусство" ("совриск", "СИ", "контепрорари-арт"), более точный перевод - "искусство современника". 

СИ — это китч, который современник считает своим искусством. «Не здесь и сейчас», не объективно, в мире его фантазий. Термин «контемпрорари ворлд» (мир современника) — метафора времени, как пространства — существует в английском языке много столетий, у меня нет объяснения — почему в английском языке это понятие появилось раньше. чем в других. В русском языке его аналог — «здесь и сейчас», одно из состояний хронотопа (одна из характеристик времени-места/пространства-времени) Михаила Бахтина — с 1921. В немецком — с «Бытие и время» Мартина Хайдеггера, 1923, в французском — с послевоенных 1940-х. Синтез теорий Бахтина и Хайдеггера. Аналог «контемпрорари» — у Хайдеггера — «дасМан» — «этоЧеловек». Симулякр «дазАйн» — немецкий нацизм. Хайдеггер распознал его симулякром — не сразу. Но, распознал.

Противоположен «миру современника» — «мир на расстоянии вытянутой руки», по русски — здесь и сейчас, «дазАйн» Хайдеггера — «этоМышление». Хотя, существуют и другие версии происхождения термина. Мартин Хайдеггер связывал «дасМан-контемпрорари» — с экспансией нового «американского» (потребительского) — типа мышления — на европейский континент. Называя такое ужасное контемпрорари — состоянием постмодерна. Постмодернизм, соответственно — протест интеллектуалов против такой ментальной агрессии. Первый постмодернист — Мартин Хайдеггер, хотя есть и другие версии истории.

На самом деле, то, что Хайдеггер — в 1923 году — понял как «контемпрорари» («ДасМан» — «этоЧеловек») — это симулякр прагматической семиотики, популярной с 1893, были даже курсы прагматизма для домохозяек, а учения Бахтина, Хайдеггера и французских послевоенных постмодернистов — национальные варианты реконструкция семиотики. Терминология отличается, но структура терминов — идентична.

Сейчас, постмодерном (4132) — мы понимаем другое мышление — экспертов, спецслужб, тайной полиции. Постмодернизм (1423) — связываем с кубинской революцией, точнее — с изречениями Че Гевары, потребительство (1234) — это не контемпрорари, но самостоятельный дискурс — «жажда брендов», а контемпрорари слился — для нас — с рынком (рыночным мышлением — 2314). Теория дискурса появилась только в 1970. С тех пор произошла реформа значений терминов. И не одна.

Но, предшественник теории дискуса — американская семиотика (теория семиотического знака) сформулирована Чарльзом Пирсом — в 1893, а её континентальный конкурент 1906 года — семиология Де Соссюра, хотя семиология долгие годы не издавалась, практическое применение симулякра семиотики — в политике — фашизм Муссолини.

Теория хронотопа Михаила Бахтина — близка — как теории бытия-времени Мартина Хайдеггера, так и классификации типов философствования Людвига Франка. Все эти теории — можно рассматривать национальными вариантами интерпретации американской семиотики (дискурса аналитика), как логики прагматизма — возрожденного учения Аристотеля о терминологической матрице, которая — уже через столетие после его смерти — была забыта — сменилась «правдой софиста — 4321) — "современной формальной логикой, из которой и вышли: "теория множеств», «научная логика», а из последней — «логика канторов».

Но, аналитика Аристотеля — была возрождена европейским математиком — Софусом Ли, ещё в середине XIX века. Это так называемая «специальная унитарная группа», использованная в квантовой хромодинамике 1960 для описания субатомных частиц — кварками и глюонами. Семиотика — применение такой математики в обновленной логике прагматизма. Современные физики рассматривают матрицу частиц 1960 — наивной, и — напрасно. Теория получила развитие в 1985 и объяснила всё, как всё то, что обнаружили физики и ещё не обнаружили. Но, это мало кого теперь интересует, так-как — на сцену вышел новый дискурс — «горожанина» («городского обывателя», «активного/свiдомого гражданина» — 2413) и вытеснил прежний дискурс «университета» (4213).

Современная физика, по мнению Ричарда Рорти (1980) — это разновидность литературной беллетристики (рынка). Рассказы о физике — в расчёте на гранты. Но, Рорти не орицает, что литература способна проникать в тайны вселенной не менее, чем физика. Пример — Большой адронный коллайдер. Это инструмент поиска альтернативы матрице адронов и обоснования её наивности. В 1960-м — частицы открывались на кончике пера, сейчас — через огромные затраты и с сомнительным результатом. Причина — дефицит теории.

Но, такая теория есть, просто в новом "дискурсе науки" - теорий уже не понимают.

К чему я это всё сказал?

Контемпрорари (точнее — наше представление о нём) — снова «мутировало» — мы опять стали понимать этот феномен культуры иначе — теперь сплавом дискурсов городского обывателя (2413), рынка (2314) и софизма (4321). Если прежде, в контемпрорари, этом трио, выделялся дискурс рынка, то теперь роль первой скрипки играет дискурс горожанина.

Феномен nft - современный вариант такого контемпрорари. Признавая контемпрорари (1980-2015) мы должны признать и его новейшую форму - nft. А, не признавая, то-есть, считая откровенным китчем, не заслуживающим внимания - отвергаем и nft.

По аналогии с постживописной абстракцией (ПЖА), феноменом искусства 1960-х. По определению Клемента Гринберга — ПЖА — это концепт (непротиворечивое единство, новое качество того и другого, нечто общее, частными случаями которого являются китч и авангард): игры академического ремесленника в отражение природы своим сознанием (китча) и постмодернистской интеллектуальной игры в такую игру (авангарда). 1324+3142=2233. 2 — концепция, определение словом. 3 метафора/рисунок/обоснование. 23 — беллетристика (рынок).

Авангард (13) определён стремлением «плана композиции» к будущему предназначению. Такой план композиции или свод законов живописи — выражение доминирующего — в творческой сфере деятельности — в ту или иную историческую эпоху — дискурса, семиотического знака — смысловой структуры картины, её композиции с обществом. А китч (31), соответственно — актуален здесь и сейчас, что можно связать с трендом, модой, хайпом. Подменой плана композиции — наиболее востребованными (здесь и сейчас — а кто может это знать точно?) — у публики поверхностными признаками. Другими словами: Можно стремиться к успеху, собственному представлению о текущем тренде культуры (это китч). А можно идти своим путём, угадывая будущий тренд (это авангард).

А теперь представьте четвёртый вариант — не то и не другое — не китч (не следование собственному пониманию признаков моды) и не авангард (не угадывание будущего китча) — симулякр постживописной абстракции.

Что это такое? Это и есть контемпрорари.

Это — внутренне противоречивое — соединение двух фантазий и о китче и об авангарде, например — представление сиюминутной моды — авангардом. Либо — наоборот. У меня есть один знакомый, он искренне считает упоминание слова «авангард» актуальным и спешит — своим творчеством — застолбить за собой имидж первооткрывателя такого метода. Глупо до брезгливости, но и такое бывает.

Посмотрите трезвым взглядом на контемпрорари-сообщество. Чем они там заняты? Чем оправдывают значимость и уникальность своего мировоззрения? Что именно они говорят? Со стороны всегда виднее…

Высказывают утверждения о неактуальности любого иного — кроме своего — рыночного (во множестве вариантов рынка) — мировоззрения. В первую очередь, они вещают — о неактуальности авангарда, а с ним и всего модернизма. Но, есть и инверсия, описанная выше, что нисколько не противоречит тренду. Главное в нём — рассматривать признак предмета — вместо самого предмета. Поверхностность мышления.

Единственный критерий значимости творчества — в контемпрорари — коммерческий (или как вариант — социальный успех: деньги и слава). Причём — не сами деньги и сама слава, а твои собственные представления о них, фантазии. Так и определено контемпрорари изначально. Если этого нет — творчество — бессмысленно. И, этот успех должен быть здесь и сейчас, а не в прошлом или в будущем. Форма и смысл самой картины, при этом — никакого значения не имеют. Как и сама объективная слава и успех. Сумашедшие? Да, но таких большинство.

Это позволяет сделать вывод, что в контемпрорари — любые прежние смыслы картины покинули пространство холста и растворились в тусовке (социальных отношениях) вокруг картины. Например — в манипуляции поверхностными признаками картины. Но, это язык общения и многие люди его понимают. Не понимая другие языки.

Метафора такого — кажущегося успехом — состояния психики — рейтинги и провенанс. Деятели контемпрорари верят, что составляя и публикуя такие рейтинги аукционных продаж или взаимосвязи методов — «актуальных» здесь и сейчас художников — они удостоверяют то, что пришло на смену представлению об искусстве — редкой уникальности картины, выражающейся в первую очередь — в её странной привлекательности для всевозможных интерпретаций зрителем. Для подмены самой картины поверхностным признаком. Покупка произведения — одна из форм такой интерпретации. Арт-практика — другая. Написание самой картины — третья и так-далее. В зависимости от дискурса.

Формируя свою целевую аудиторию (клиентов-коллекционеров) — контемпрорари деятели (галеристы, то-есть предприниматели) — формулируют своё уникальное торговое предложение, сводя творчество только к товару. Чем это отличается от nft? Только новыми именами выгодоприобретателей nft.

Что же является в контемпрорари товаром? Только то, что приводит к успеху самого галериста. Очевидно, что — каждый из них — продаёт себя. Как зонтичный бренд. В nft — немного иначе, зонтичный бренд (nft) — один на всех, но каждый трактует его в свою пользу. Впрочем, в контемпрорари ровно ту же самую роль исполняет абстракция «Арт-рынка». А, арт-рынок — симулякр объективной значимости картины. Nft — симулякр арт-рынка.

Разумеется, сами художники, профсоюзы художников, академии, университетские исследователи, независимые критики и музейные кураторы — рассматриваются контемпрорари-деятелями — конкурентами, использующими устаревшие методы «продвижения товара — дискурса галериста» на арт-рынок. Своего рода — безработными пиар-агентствами для такого товара. Обслугой.

Это провоцирует коррупцию и профанацию. Галереи — либо платят другим социальным институциям — как за рекламу. Вынуждая нарушать сословную правду в угоду рынку. Оправдывать контемпрорари выставками в музеях и научных статьях. Либо — сами создают коммерческие варианты музеев (арт-центры по типу торговых центров бутиков обычных товаров, глобальные арт-ярмарки), по типу искусствоведческих факультетов университететов (курсы арт-рынка). Либо называют ту или иную коммерческую лавку — «музеем».

В результате такой практики происходит отсев (верификация) творчества и — в медийном и выставочном контемпрорари-пространстве остаётся только — сокращённая — самими галеристами — и контролируемая ими — матрица поверхностных признаков «успешной» картины. Эта сокращённая матрица и навязывается обществу как единственно возможная.

Но и кураторы музеев делают ровно то-же самое. Исходя из собственных представлений. Галерист — имитатор куратора.

Творчество, в любом ином понимании — в контемпрорари-культуре — выходит из повестки дня. Отверженные контемепрорари-тусовкой молодые художники саморганизуются в маргинальные арт-группы. В nft — происходит всё то-же самое. Но, при этом — в культуре — сохраняется и прежняя (музейная кураторская) арт-практика. А, самоорганизованные художники — сами назначают себя такими «кураторами», имитируя уже галериста. Один мой знакомый утверждает, что руководит воображаемым союзом художников. Периодически он звонит мне и приглашает меня участвовать в своих на выставках, по «подворотням», но я ему каждый раз говорю, что он напрасно именует себя куратором — куратор это штатный сотрудник музея. После чего — он исчезает. Однажды я и вправду привёз картины для его выставки, они пропали. О пиарит только себя, прочие авторы ему нужны только как странная метафора его авторитета в качестве «художника». И такие есть.

Контемпрорари лишь конкурирует с множеством других феноменов художественной культуры, пытаясь доминировать над ними. За всем этим стоит банальная конкуренция дискурсов, описанная ещё в 1968 Жаком Лаканом, как история. «История это практика переписывания прежних исторических текстов в духе того или иного доминирующего дискурса».

Простой пример. Ни один глянцевый журнал не напишет о персоне, неизвестной его читателям. Упадёт тираж издания. Как эта персона стала значимой? Через признание профильным сообществом, через университетское исследование вклада персоны в культуру, через какую-то иную популярность у публики или через рейтинги продаж её произведений — для редактора — нет разницы. Он вправе написать и просто о своих знакомых или полезных ему людях. В расчёте на ответную услугу. Журнал — частный бизнес. Владельцу журнал важно продать читателю собственный журнал, а не героев его статей. Приблизительно то-же самое происходит и с коммерческой (контемпрорари) верификацией арт-практики.

Разумеется, для успеха идеи арт-рынка у публики — необходимо обосновать её безальтернативность. Что всё остальное — мертво. В первую очередь — моденизм и постмодернизм. Nft — спикеры точно так-же «хоронят» всё прочее, включая и сам арт-рынок, либо, как вариант — называют nft — развитием арт-рынка. Этим обоснованием уникальности новых трендов * как правило — занимаются откровенные софисты (nft-кураторы), их слова — это пустая риторика.

Аналогия методов nft и арт-рынка очевидна.

Допустим, Вы признаете такое контемпрорари — «искусством». Допустим, это ваша идеология, выражающее ваше мировоззрение или дискурс. Вы имеет право на это. Тогда в феномене nft — Вы обнаружите ровно всё то-же самое. Маркет-Плейс. Глобальный интернет-магазин. Но, без товаров, с одними лишь их признаками (токенами) как и арт-ярмарки — это выставки признаков — имитаций картин, а не самих картин.

Если же, по какой-то причине, Вы считаете контемпрорари - глупостью, профанацией или мошенничеством - это ваше мнение распространится и на nft.

Nft — злая породия на арт-рынок. Если причина существования арт-рынка — сокращение предложения за счёт подмены картины некоторыми поверхностными признаками, выгодными галеристу. То nft — заявляется дальнейшим развитием такого арт-рынка. Подмена подмены — токеном. Доказательством того, что рисунок на экране компьютера — это «картина» — является лишь наличие у этого рисунка случайного, но уникального шифра, отличающего его от других рисунков. Авторские права не учитываются, авторы — анонимны. Оценивается лишь медийность такого объекта, а капитализация — предлог для хвастовства. Бред, но кто-то верит.

Благодаря интернету, теперь любой может стать галеристом. Но, не каждому сопутствует успех. Что, отчасти, десокрализирует прежнего галериста. В деле остаются только самые успешные. Как правило — софисты. Но, все это: и прежний арт-рынок и nft — только для тех кто искренне верит, что такой симулякр постживописной абстракции и есть «искусство». По определению — это, пусть и массовая, но лишь одна из целевых аудиторий. Необходимо переживать определённый психоз или невроз, что-бы считать всё это правдой. Это мышление городского обывателя (паствы, электората — 2413).

Поэтому, факт широкого (но — к счастью — пока ещё не тотального) распространения и арт-рынка и nft — говорит лишь о глобальном эстетическом нездоровье общества.

Возрастает роль диагностики и анализа такого нездоровья. О лечении пока говорить не приходится. 

Возможно, никакое лечение и не требуется, потому, что — доминирование нового дискурса — принципиально не отличается от подобных доминирований других дискурсов в прошлом. Просто наступила новая историческая эпоха. Не смотря на то, что постмодернисты 1960-80-х объявили о конце пережней формы истории. Тем не менее… История продолжается. Как инверсия прежней.

Авангард — и здесь — возможен — как устремление вашего собственно мировоззрения (дискурса) к будущему решению всех подобных социальных проблем. Есть у меня такой знакомый, мечтает о счастье всего человечества, при этом называет себя глубоко несчастным человеком.

А китч — в соответствии вашего собственного мировоззрения (дискурса) — отражению (пониманию правдой) текущего состояния вечного природного процесса конкуренции дискурсов. Здесь можно сказать, что китч — это одна идеология, а авангард — другая. А, непротиворечивое единство двух таких (одинаково естественных/возможных для человека) методологических подходов — «новая постживописная абстракция» — как нечто большее обоих этих противоположных дискурсов, частными случаями чего они и являются — очевидно, что это особое состояние ума (психики, мышления), при котором человеку очевидна — если не вся матрица его мышления, то её часть (квадрант).

Одно из определений философии - мышление о мышлении. 

О его достоверности (эпистемология, гносеология) и о его структуре (онтология). Но, это просто два варианта одного и того-же. В сбалансированном мышлении — что = равно = как. Гносеология и онтология — своего рода перпендикулярные плоскости в пространстве мышления, они имеют общий элемент — линию факта (от частного к общему).

Теория дискурса объясняете сразу все феномены культуры, за все время существования человечества. 

Так я и объясняю и что такое искусство. Это единство всех дискурсов. Всех точек зрения о нём, равное объективно достоверному выражению — тобой — этой идеи. Но, признать это объективной данностью, можно только через консенсус всех частных точек зрения об этом.

Таким - собственным - взглядом на человека я и собираюсь поделиться с читателем. 

Но, каждый из вас — обладает (или — не обладает) собственным дискурсом, своей собственной правдой жизни, выражающей ваше собственное благо, скрытое глубоко в вашем бессознательном. Поэтому, представители разных целевых аудиторий — поймут этот текст — по своему. Как именно — мне не важно. Но, вовсе не по причине высокомерия, просто мне очевидна матрица таких ваших представлений. Матрица мышления любого человека — одна и та-же. Различается лишь условное положение вашей и моей точек зрения в таком условном пространстве. И если эти различные точки зрения оказываются способны соединяться в концепты (силлогизмы), что проявляется как взаимопонимание и сотрудничество людей с разными точками зрения — то единство всех таких возможных вариантов и есть сама матрица.

Всё это происходит естественным путём — в нашем мышлении, слова и рисунки (метафоры) — лишь указывают нам на такие процессы. Служат символами или указателями. И не всегда эти слова достоверно означают то, что действительно творится в скрытой от всех душе человека. Возможны симулякры.

Поэтому, так важно непротиворечивое единство означаемого и означающего - главный постмодернистский принцип, прагматический дицент, художественный образ или ответственность автора за собственное творчество (как этот принцип определил Михаил Бахтин в 1921 году).

Ровно то-же самое можно сказать и о теории мышления. Произнесение той или иной теории вовсе не означает её понимание спикером. Он может руководствоваться иными причинами. И, ни одна теория мышления — автоматом — не тождественна самому мышлению. Но, такое тождество возможно, именно его мы и называем редким искусством. Я верю, что все мы понимаем что это такое. Это природный объект, одно из естественных состояний нашего ума. Но, так-же — все мы подменяем это понимание искусства — тем или иным собственным дискурсом.

Сказать достоверно о матрице дискурсов, невозможно не признав равноценность всех дискурсов, а эта равноудалённость от всех типов идеологии или мировоззрения - просто центр такой матрицы.

Если всевозможные дискурсы условно представить точками на сфере разума, равноудалёнными от её центра, то — искусство — это и есть её центр. А сама сфера — непротиворечивое единство всех её элементов — это и есть (конечно это лишь его метафора) — наше Бытие (суть вещей).

Парменид так и сказал: «Бытие имеет форму шара». Это субстанция — как вселенной, так и нашего сознания. Если соединить все возможные точки зрения, всех людей, то — такое бытие аннигилирует в Искусство, в центр сферы, где все противоположности уравновешиваются. Другими словами, где — сфера разума коллапсирует в абстракцию точки. Это и есть пресловутая информационная сингулярность. Духовное открытие или видение в Бытие — часто понимаемым хаосом, случайностью — структуры, матрицы. Ритма случайности. Тождественности Бытия и матрицы всех мировоззрений (дискурсов).

В наше удивительное время — мы наблюдаем проявление этой нашей вечной и естественной природы (нашего сознания) — в том числе и в сфере компьютерных технологий. Которая — лишь новое техно для нашего вечного телоса. Это термины Аристотеля. Простыми словами — новая технологическа форма проявления разума или души человека разумного.

А, осознание вечности и неизменности вселенной и нашего места в ней - матрица и есть миф - архаическая картина мира, возрождаемая от эпохи к эпохе, на любом из уровней технологии.

В моих силах лишь рассказать о собственном опыте такого видения матрицы — во всем.

После того, как я — за 40 лет — освоил метод выражения такого своего ощущения Бытия — случайными визуальными метафорами, после того, как случайность в живописи — перестала быть препятствием моего самовыражения и другие люди сказали мне, что поняли меня — мне стало интересно формулирование этого ощущения словом. Ведь и центр матрицы — её элемент, а все элементы матрицы — равноценны. Радует лишь возможность свободного перемещения сознания от одного его состояния к другому. От мнения или заблуждения одного человека к мнению или заблуждению другого. Чем больше таких частных точек зрения — тем полнее Бытие. Представление о матрице — лишь карта такого пути по жизни.

Задам любопытный вопрос: а как часто у нас возникает необходимость договариваться? Насколько ценна для нас объективная правда? Когда мы не лжём?

Это зависит от сферы деятельности человека. Предприниматель — например — договаривается постоянно — со своими поставщиками и клиентами. Ради собственной прибыли. Ниже издержки, выше цена — больше его собственная прибыль. Если ты недоговороспособен — если меняешь своё решение, не держишь слово — тебя просто исключат из игры в бизнес. Но, для потребителя такое реноме добросовестности — уже не актуально, он лишь покупает товары, выбирая из предложенных.

В другом типе дискурса рынка — литературной беллетристике, автор договаривается со своим читателем, убеждая его в том, что называет именна его чувств.

Вообще, договор возможен либо об именах чувств, либо о концепциях, либо о метафорах, либо о понимании причин (реальности). И возможны различные типы договора, как комбинации этих четырёх элементов.

В любом профессиональном сообществе, его участники — договариваются о терминах и авторитетах. Сама социальность — договор разных групп и сословий. Но, договор может быть и несимметричным, когда один из собеседников обладает большими правами, или вообще — всеми. Как в армии или при феодализме. Когда прав тот, кто имеет больше прав быть правым.

Есть и договор, основанный на обмане, подавлении критического мышления собеседника, правда — в таком споре — всегда на стороне софиста.

Городские обыватели договариваются ситуационно, на основании симпатии или авторитета (популярности), часто — лишь ради обретения части такого авторитета общением со звездой, кинуть товарища — им не зазорно. Им достаточно одного лишь поверхностного признака достоверности, в зависимости от обстоятельств. Я знаю одного художника с таким понимаем городской тусовки, он днями напролёт бродит по городу, находясь в постранстве событий, но не участвуя в тусовке интерпретаторов таких событий.

Правда постмодерниста — в одержимости познанием жизни. Правда деятеля модерна — в высказывании социальной опасности постмодернизма, либо — в опасности любой одержимости, не только пониманием чего-то, но и доказательством/иллюстрацией, определением/концепцией.

Мышление человека - тёмный лабиринт.

Представление о соглашении у философских аналитиков — иное, прав лишь тот, кто способен преодолеть собственное представление о правде и найти новую правду, не противоречащую — ни твоей прежней, ни правде собеседника. Попытка доминировать в риторике для такой части общества — моветон. Умей договариваться, строить концепты разных точек зрения. Иначе ты не субъектен. И, наоборот, софисты не выносят аналитиков. Общеизвестные примеры — история Сократа и Иисуса, хотя, вторую историю — Жиль Делез — в 1992 — назвал иконой первой.

Ещё один — общеизвестный — пример (Юбера Дамиша) — противоположных представлений о правде — университета (церковной иерархии/папства) и художника — картина Джотто, где над головами кардиналов, как высшая инстанция находится бесформенное облако, в полутенях которого кто-то разглядел лик Дьявола. Лицо на Марсе было далеко не первым примером апофении. Пикантность ситуации в том, что подлинному художнику это позволительно. Но, выскажи это словами, как Коперник — тебя сожгут на костре. Сейчас этот альянс инверсных дискурсов — проявляется — как научное исследование творчества художника. Как признание властями, государственная награда, звание. Хотя и в этом случае возможны симулякры.

Подобная оппозиция (взаимопонимание) — у горожан и полусвета (городская тусовка, театр, для молодёжи это сейчас nft). У бизнеса и психоделического гуру. Пример Карлоса Ледера и Тимоти Лири. Лири проповедовал психоделическое освобождение из матрицы рынка, а Ледер, наоборот, поставлял кокаин на рынок, подменяя такое освобождение — его иллюзией (наркоманией).

Надеюсь, читатель согласится, что я не рассматриваю ничего, что и так ему не понятно. Я лишь предлагаю заглянуть за край ситуационности и проанализировать — что всё это такое? Это взаимодействие различных дискурсов (вполне определённых мировосприятий, мировоззрений, идеологий, социальных ролей, различных частных/сословных/институциональных истин). Выражающих какие-то определённые частные блага, скрытые в бессознательном человека — архетипы его психики. На мой взгляд — это очевидно.

Тогда — что есть такой дискурс? Это редкое гармоничное (взаимодополняющее) сочетание частной истины и частного-же блага человека (его речи/поступка и сна). Причина социальности (многообразия социальных отношений) — различия модусов речи и сновидений… Можно сказать — что социальность — это некоторое сочетание неврозов. Или психозов. Все мы — ненормальные. Уже потому, что считаем нормальностью — лишь свою собственную ненормальность. Либо же — ненормальность своей тусовки/касты/сословия.

Как мне кажется, необходимость консенсуса всех дискурсов - ради выживания всей популяции - из моих слов - очевидна. 

Но, стоит оказаться среди других людей с иными истинами и благами и ясность мысли улетучивается:) мы начинаем действовать ситуационно, по наитию. Либо же — в одном из дискурсов. Скатываемся к частностям.

Любое принятие решения — по любому вопросу — вызывает конкуренцию дискурсов. И, мы станем по настоящему разумным биологическим видом — преодолеем свою животную природу — только тогда, когда любая попытка нарушить принцип равноценности всех дискурсов — будет считаться предосудительной. До этого — мы просто дикари. В современном, неточном — переносном — понимании этого слова. Специалистам очевидно, что первобытные народы — более нас понимали эту идею консенсуса дискурсов, в этом им помогал миф. Миф и есть непротиворечивое единство всех возможных точек зрения на жизнь. А, основа мифа — картина мира, матрица типов мышления. В том или ином понимании, в той или иной её метафоре/примере, в той или иной концепции, в том или ином имени нашего чувства такой идеи.

Но, есть в нашем мышлении и ложное соглашение, симулякр, имитация, подделка соглашения всех истин и всех благ. Поверхностный признак разума, и подавляющему числу людей он предпочтителен. Увы, и это — тоже человек. Не лучше и не хуже всех остальных. Тоже тип мышления, участник коллективного договора.

Пример такой фальшивой постмодернистской толерантности — вседозволенность. А, современная социальная жизнь и есть способ включить в консенсус дискурсов такую откровенную глупость. Нетерпимость разрушает консенсус и прежняя наша непростая история (конкуренция дискурсов) возвращается как фарс. Злая пародия на то или иное историческое время.

Всё, что возможно сейчас — лишь дать человеку знание о картине мира его мышления. Это и есть новая версия мифа. А что он будет делать с таким знанием — его проблемы. Может просто игнорировать. Это его право. Искусство для всех, но понимают его единицы. Все остальные — бредят.

Конечно, визуальная метафора Бытия-матрицы случайности — искусство — более понятна, чем её определение словом. Тем более, что таким определениям тысячи лет. За эти годы мало, кто их понял. Тем они и интересны.

Художественное творчество не является редкостью. Редко - лишь искусство.

Каждый год художественные ВУЗы выпускают множество новоиспеченных художников. Кроме того, в семьях состоявшихся художников — иногда — возникают творческие династии, хотя это скорее исключение из правила. Дискурс по наследству не передаётся, у детей часто другой дискурс, чем у родителей. Плюс — довольно частое осознание себя художником — в других сферах деятельности. Плюс откровенное любительское творчество и претензии дизайнеров/иллюстраторов.

Мудрость и университетская философия — не связаны, как отметил — в беседе со мной несколько лет тому назад — Станислав Громаков, PhD Саратовского госуниверситета, мудрому человеку не нужна философия. Его жизнь полна. Мудрость — это полнота жизни. Это конечная цель. А философия лишь одно из направлений к ней. Как и искусство.

Добавлю — подлинная философия (консенсус всех дискурсов) — это проявление мудрости в любой сфере деятельности. Это возможно и в университетской философии (дискурсе авторитета точных определений словом, примеры — Ричард Рорти, Жиль Делёз) и в сфере искусства (художественных метафор ровно того-же самого) и — в сфере лингвистики и — литературоведения (Михаил Бахтин), и — в психоанализе (Жак Лакан) и вообще — где угодно. Даже в ремесле водоноса или лесоруба. Отсыл в принципам Дзен.

Да, художественное творчество - при поверхностном анализе - соответствует двум основным дискурсами, модернизма и модерна, но - в неравной пропорции:

Первый: дискурс художника-модерниста (1324 — примеры Юбера Дамиша — Джотто, Сезанн, Малевич, Поллок: одержимость собственными метафорами собственного определения собственного понимания идеи своей души, как вариант — 1342 — одержимость собственными метафорами своего права трактовать собственные определения (символы) своей жизни.

Второй: дискурс академического ремесленника («художника модерна/тусовки/полусвета, как сословия), опять-же — в двух вариантах: 3142 — демонстрация метафоры/доказательства одержимости автора "игрой в живопись», как социального театра. Таких примеров больше всех прочих. Либо — 3124 — демонстрация одержимости собственными определениями понимания себя — самим собой.

Все это равноценные дискурсы художественного творчества. Модусы картины, как метафоры таких дискурсов. Но, зрителю (мышление которого не менее разнообразно) — часто очень сложно различать такие тонкости. У каждого из нас — своя собственная настройка восприятия знаков жизни — дискурс). В разных локациях времени и места (районах города, городах, странах, континентах) возникают разные феномены — взаимопонимания зрителей и художников. Разные истории признания картин искусством. Разные мифы об искусстве.

Усложняет общую картину — как и частое отсутствие полноценного дискурса в мышлении, как художника, так и зрителя. Так и наоборот — что встречается очень редко — гораздо более сложные дискурсы, например: отсутствие интенции (-1 вместо +1), отсутствие символического (откровение -2, вместо концептуализации +2), отсутствие метафоры/примера/доказательства/иллюстрации/изображения (-3, психоделическое чувство Вознесения вместо +3 — метафоры/рисунка идеи), отсутствие понимания реальным/буквальным (-4 — созерцание, вместо +4 понимания реальностью).

Сферу художественного творчества можно описать некоторой (творческой) областью/частью множества семиотических знаков. Частью мышления.

Как шарик успеха — в детской игре — скатывается с полки на полку различной формы и непредсказуемо отскакивает на следующий уровень. Траектория этого условного шарика — некоторый шифр, семиотический токен, адрес его пути от дискурса к дискурсу — как семиотический отпечаток/портрет того или иного общества (в то или иное время). Дискурсы (типы мышления художника, полочки такой детской игры в скатывающийся шарик) — выстраиваются этой метафорической траекторией успеха в некоторую структуру — цепочку семиотических знаков. В каждой локации — места и времени — в свою. Это и есть «региональная художественная мифология». Хронотоп Михаила Бахтина.

Но, помимо художника и зрителя — в этой игре — участвуют власти (в лице министерств, университетов и музеев — верификаторов успеха творчества, ранее важную роль играла и церковная иерархия), а так-же — критики и кураторы, арт-рынок (в лице продюсеров и галеристов), всевозможные эксперты и психоделическое гуру. Поле этой игры — многомерно. В одном измерении это социальный успех, в другом — коммерческий, в третьем — научный, в четвёртом — популярность у публики, в пятом — нечто объектно полное (мудрость) и так далее.

Игра в искусство длится уже около тысячи лет, но это в Европе, а на Востоке — ещё дольше, приблизительно на пять столетий. Если верить традиционной хронологии:) А если рассматривать архаические культуры — счёт идёт на тысячи или даже — десятки тысяч лет.

Ещё один фактор, вносящий хаотичность в процесс — смена поколений. Каждое новое поколение начинает игру сначала, редко учитывая достижения прежних поколений.

За это — столь долгое — время возникли наиболее вероятные (накатанные) пути условного шарика успеха — институции. Некоторые из полочек обладают большей значимостью, шарик ударяет о них чаще. Разумеется, все это лишь условная метафора того, что происходит на самом деле в нашем квантовом сознании.

Теперь рассмотрим художника-неофита. Как ему добиться успеха?

Сладких пряников — проторенных путей признания — отсыл к теории концептуальной метафоры — на всех не хватает, успех имеет множество градаций и направлений, пропускная способность традиционных путей признания — очень ограниченна — художнику часто приходится прокладываться новые. Действуя ситуационно и интуитивно. Ломать барьеры. Часто не имея никакого представления о пространстве культуры, благодаря своей творческой интенции, в котором он оказался. Другое дело, что через некоторое время, возможно, и такой художник понимает, что новое — это просто давно забытое старое. Тогда его и начинают понимать в той или иной локации времени и места. Важнее видеть и сохранять поле этой вечной игры, чем самому выиграть в ней.

Nft — обещает молодому художнику — новое пространство культуры, на связанное с географией, новую интернет-игру в творчество, вместо реальных выставок и контактов с реальными специалистами и зрителями, что конечно привлекает многих неофитов. Но, увы, эта игра — заведомо не полная, критерием успеха заявлен один только коммерческий успех, капитализация токена. В реальности, вне интернет-версии игры в искусство, такой критерий занимает далеко не первое место. Это арт-рынок, его цель — вовсе не творчество, а лишь имитация картины поверхностными признаками и навязывание зрителю сокращённого (контролируемого галеристом) предложения. Мировые арт-ярмарки и есть такой коммерческий фильтр. Искусственный дефицит картин-претендентов на роль искусства. Ради прибыли — одного из вариантов «успеха» галериста, но не «художника».

Такое галерейное контемпрорари (это уже не продажа картин, но манипуляция такими продажами) — возникло в 1980-х (дай Бог вспомнить такого пионера-галериста, вспомнил — Саачи) и за 40 лет стало самостоятельной арт-институций. Но, признания такой версии «правды» — другими институциями (другими дискурсами) — не наблюдается.

Конечно, за эти годы — возник некоторый альянс арт-рынка и музея — это и музейный конвенциализим (соглашение о критериях искусства) и давно не скрываемая музейная коррупция части традиционных музеев и специализированные контемпрорари музеи (музеи современного искусства, но не модерн-арт, а — контемпрорари). Всё это лишь иллюзия консенсуса обоих дискурсов.

Кроме того, одновременно с этим альянсом — существует множество других институций, у каждой из которых — своя собственная «правда». Например — университет, часто он одинаково лоялен — как к проектам музейных кураторов, так и к галерейному арту. Есть и коммерческие предприятия университетских кураторов и коммерческие (частные) музеи. Сфера арт-практики очень многообразна.

Общеприняты - так называемые - "критерии значимости художника": 

наиболее весомый критерий — анализ творчества художника известным (наиболее авторитетным) университетским доктором философии (анализ вклада художника в художественную культуру, здесь возможны и менее значимые упоминания в исследованиях университетских философов и культурологов, отдельно от таких текстов — статьи известных или значимых кураторов-критиков), ниже ступенькой — признание профильным экспертным сообществом (тусовкой), как правило, это звания, премии и награды, ещё ступенькой ниже — критерий популярности (медийности), приблизительно равный — участию в значимых проектах авторитетных музейных кураторов (признаётся значимыми — не более процента всех претендующих на это проектов, это проявляется лишь спустя годы, как то, что продолжают упоминать и цитировать, а рейтинги арт-рынка мгновенны, поэтому можно сказать, что рейтинги — это симулякры признания значимости кураторских проектов), как вариант — упоминание о художнике в арт-архивах и энциклопедиях), ещё ниже — выставки в музеях, членство в профессиональных союзах и наконец — самоорганизация (художественные группы).

Но, важнее всего — просто история успеха. Динамика. Память о художнике. Нарастающий снежный ком упоминаний и интерпретаций творчества. Всевозможных определений — а что это было?

Провенанс (история коллекционировании работ художника и динамика цен на аукционах, всевозможные рейтинги) — формально не входит в этот список, но иногда рассматривается вариантом медийной популярности автора. Поэтому и существует негалерейное контемпрорари. Китч, который вне арт-рынка. Есть и такие комерчески-некоммерческие галереи. По крайней мере — ещё недавно они были. К такому типу околохудожественной практики — вероятно — можно отнести и деятельность Марата Гельмана. Но, это лишь гипотеза. Он политтехнолог, это другой вариант дискурса музейного куратора. Несисистемный (внемузейный) куратор.

А есть и самоназначенные кураторы. Особенно много их сейчас в маргинальном nft, как варианте самоорганизации художников. Художник-куратор своих коллег, играющий тренер. Часто — просто самодур. В мейстриме nft (где деньги и слава) — правят софисты (4321). Это оценка не картин, но риторики кураторов.

С постмодернистской точки зрения — всё это одинаково недостоверно, это вовсе не признание дискурса творчества — другими различными дискурсами, а лишь имитация этого, подмена другим дискурсом — возможного множество вариантов.

Гораздо важнее факт консенсуса различных дискурсов и — ничто не заменит «клубка или куста интерпретаций» творчества художника (это не подделать, как и биткоин — но можно имитировать, как nft), на проявление которого требуется время. Невозможно оценить вклад художника в культуру при его жизни, это вопрос — а будут ли обсуждать его творчество в другое время, в другом состоянии культуры? Создаст ли он новое пространство игры в искусство?

Но, не стоит забывать, что абстрагируясь от формы - нового пространства искусства - просто не существует, поле игры ограничено пределами нашего мышления. Можно лишь осознать это и обрести признание или ломиться в открытые двери и нарываться на равнодушие.

О подавляющем числе художников забывают сразу после их смерти и тот или иной успех при жизни — часто — с этим никак не связан. Пример медийного художника, ставшего значимым, через несколько столетий после смерти — Леонардо. Это пример Андрея Великанова.

Наиболее страдают от скорого забвения галерейные художники. Примеры: Геннадий Гарвард, Бенг Хартман. Кто их помнит? А это были замечательные художники… Но, они добровольно согласились обслуживать моду (как бы они себя не утешали иным, они сами делегировали свои права галеристу) — моду на поверхностные признаки картины и стоит этой моде измениться, как о её символе — той или иной картине — сразу забывают.

Но, есть и исключения — галерейный художник Ван Гог. Это пример Ричарда Рорти. По его мнению, никто из художников эпохи Ван Гога и позже — не вызвал ещё такого пышного куста интерпретаций. Мы просто не можем пока знать, где, когда и по какому поводу — подобный куст мнений возникнет. Пример — о Конфуции мы знаем только благодаря моде на рассказы о его «учении», возникшей в Китае через столетия после его смерти и существующей — уже во всём мире — до сих пор. Мейстрим nft — симулякр рортизма.

Рортизм и есть — неоконфуцианство.

Но, право на свои 15 минут славы — есть у всех. Это мнение Энди Уорхолла.

Текст доктора философии о подлинном художнике (-1324) — это переинтерпретация, возрождение метода художника — самим таким «философом» (23-14, 34-12 и другими школами). Признание «своим» (мудрым). Обоснование этого факта. Рорти здесь не исключение. Именно за это его и не признали в России — якобы за откровенный популизм. За умение дирижировать публикой. За мега-популярность. А это качество мышления художника. Или его симуляция.

Невозможно наблюдать феномен не став его частью. Это квантовое понимание пресловутого «щелевого эксперимента». Наблюдатель эксперимента становится элементом квантовой системы (мышления). От типа его мышления зависит результат эксперимента.

Феномен nft невозможно объяснить - не объяснив прежде имитацией чего он является. Имитацией арт-блокчейн.

Технология блокчейн (мировой нотариус) обещала альтернативную фиксацию фактов культуры, независимо от всех прежних институций. Просто вноси свои картины и факты событий с ними связанных (выставки, публикации, повенанс) — в общемировой и что особенно важно — принципиально неподделываемый — реестр и твой успех (если он будет) — никто не украдёт и не подделает.

Но, это оказалось несбыточной — пока — мечтой. Фиксация фактов — не тождественна признанию их значимыми. Признание происходит в других дискурсах, устрани эти интутуции из арт-практики — не будет и сказок про искусство. Менеджеры мейстрима nft (горлышка бутылки) — хорошо это понимают и постоянно заигрывают с музеями и университетами. Это серьёзный аргумент критики арт-блокчейн.

Конечно, всё может измениться с созданием искусственного интеллекта (интерфейса доступа к нашему общечеловеческому коллективному сознанию) — к природной семиотической сети всех людей. Но, это будущее квантового компьютера — информационная сингулярность — пока отвергается современником, он ещё не наигрался в прежнюю (институциональную, социальную) игру в разум. Ещё на что-то рассчитывает.

Арт-блокчейн — как феномен культуры — очень скоро — сменила его имитация — токенизация. Вера в то, что бесплатное присвоение картине любого произвольного шифра (токена) тождественно внесению в такой платный блокчейн-реестр. А внесение в реестр — уже (поверхностно) было приравнено к признанию картины значимой (в обход дискурсивных институций). Странная фантазия. Опять — симулякр.

Блокчейн — реестр фактов — не стал заменой музейных архивов и арт-энциклопедий. Но, аспект провенанса и медийной популярности nft — отчасти затрагивает. Поэтому, этот феномен можно связать — отчасти — с некоторой модернизацией (демократизацией) традиционного арт-рынка, диффузией с компьютерным Файн-артом. Отчасти — с негалерейным (медийным) контемпрорари или с вполне обыденной сейчас самоорганизацией художественной молодёжи.

Но, все прочие аспекты игры в искусство, при переходе от арт-блокчейн к nft — оказались утеряны. А, если нет таких связей — невозможен и консенсус всех дискурсов. Феномен обречён на скорое забвение. Называть искусством — одно лишь произнесение слова «искусство» — быстро надоест. Новое поколение изобретёт что-то другое, ещё более безумное.

Но, так происходит всегда. До финиша — понимания того факта, что все мы пребываем матрице собственного мышления — доходят единицы. Они и остаются в истории. Их духовное открытие матрицы Бытия — другие люди — переинтерпретируют в любом из дискурсов — это и есть культура (забалтывание духовного открытия).

Не nft - обобщение культуры, а культура - обобщение множества - подобных nft - феноменов.

Сейчас мы наблюдаем первые контакты nft-сообщества с традиционными институциями верификации творчества (музеями и университетатами). Взаимопонимания дискурсов — пока не наблюдается, чаще это имитация консенсуса. Но, кто может знать, как ещё будет?

Меня очень порадовала попытка украинских исследователей nft- феномена (на этой конференции) дать научное определение феномену.

Круглий стіл НОВА МЕДІАРЕАЛЬНІСТЬ: АРТПРАКТИКИ В ЕПОХУ NFT/NEW MEDIA REALITY: ART PRACTICE IN THE NFT AGE, 25.10.2021, 16:30 — 18.30

КУРАТОР — Аіда Джангірова. Засновник проєкту Proof-Of-Art, керуючий партнер проекту BlockchainArt. Доклад — "NFT як новий тренд продажів симулякра симулякру".

https://koma.today/dyalogy-pro-ayda-dzhangyrova/

http://elib.nakkkim.edu.ua/bitstream/handle/123456789/1905/%D0%94%D0%BE%D1%86.%D0%9C%D0%B8%D1%85%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D1%87%D1%83%D0%BA%20%D0%92.%D0%92._%D0%94%D0%B6%D0%B0%D0%BD%D0%B3%D1%96%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%B0%20%D0%90.%D0%A8._%D0%86%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D1%86%D1%96%D1%97%20%D0%B2%20%D1%80%D1%96%D1%88%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D1%96%20%D1%85%D1%83%D0%B4%D0%BE%D0%B6%D0%BD%D1%8C%D0%BE%D0%B3%D0%BE%20%D1%82%D0%B2%D0%BE%D1%80%D1%83%20%D0%BD%D0%B0%20%D0%BF%D1%80%D0%B8%D0%BA%D0%BB%D0%B0%D0%B4%D1%96%20%D0%B1%D0%BB%D0%BE%D0%BA%D1%87%D0%B5%D0%B9%D0%BD-%D0%B0%D1%80%D1%82%D1%83.docx?sequence=1&isAllowed=y

УЧАСНИКИ:

Михаїл Мінаков, Доктор філософських наук, Міжнародний науковий центр ім. В. Вільсона. Доклад — "NFT, власність і онтологія предмета мистецтва".

https://www.koine.community/mikhailminakov1971gmail-com/%d0%b4%d0%be%d0%ba%d0%bb%d0%b0%d0%b4-nft-art-%d1%81%d0%be%d0%b1%d1%81%d1%82%d0%b2%d0%b5%d0%bd%d0%bd%d0%be%d1%81%d1%82%d1%8c-%d0%b8-%d0%be%d0%bd%d1%82%d0%be%d0%bb%d0%be%d0%b3%d0%b8%d1%8f-%d0%bf/

https://www.koine.community/mikhailminakov1971gmail-com/nft-art-%d1%81%d0%be%d0%b1%d1%81%d1%82%d0%b2%d0%b5%d0%bd%d0%bd%d0%be%d1%81%d1%82%d1%8c-%d0%b8-%d0%be%d0%bd%d1%82%d0%be%d0%bb%d0%be%d0%b3%d0%b8%d1%8f-%d0%bf%d1%80%d0%b5%d0%b4%d0%bc%d0%b5%d1%82%d0%b0-2/

Андрій Ханов. Концептуальний художник (Роль NFT у сучасній культурі) — это был я:)

Віктор Гріза. Куратор OFAR | Open Format Art Residence (Славутич — Мала культурна столиця України-2021), докторант культурології, кандидат історичних наук, заслужений працівник культури України, доцент Київського Національного університету культури та мистецтв.

И другие.

Некоторые «шероховатости» (так я назвал собственное удивление от необычной трактовки терминов) — я объясняю (сам себе) — различием русского языка там и у нас. В условиях изоляции диалектов язык развивается по разному, общепринятыми считаются разные контексты терминов.

Кроме того, у меня собственные представления о правильном (изначальном) контексте терминов. Это чисто моя реконструкция.

В целом я всё понял, согласен.

Сон

Я стараюсь избегать терминов: онтология, гносеология, логика. История этих терминов — это история разрушения концепта упрощённо понимаемых парменидовского Бытия и гераклитового Логоса. Просто Бытия, субстанции вселенной. В любой локации вселенной (и времени и места и качества инертности) — она одна и та-же. А, разрушение такой аристотелевой терминологической матрицы и есть «современная формальная логика»: сведение мышления к формальным поверхностным признакам.

Нет никаких оснований гордиться знанием о существовании формальной логики. Она — ошибочна. Искажение аналитики поверхностным пониманием. Подробнее — http://samlib.ru/h/hanow_a_w/aaaanalysisofaristotlesanalyticsintroduction.shtml.

Тем более — незачем объяснять собеседнику, что логика существует. Это и так понятно. Это не выпад в адрес Михаила Минакова, просто констатация факта, да есть логика, но есть и нечто большее — аналитика, она-же семиотика.

Мы произносим слова — ради общения, сочетания дискурсов, как символы возможного взаимопонимания, а вовсе не для того, что-бы указать собеседнику на противоречия в его аргументации. Общение друг с другом (взаимное доверие — силлогизм Аристотеля, гармония Конфуция или консенсус всех дискурсов Рорти) — самое ценное из того, что нам даёт жизнь. Зачем её растрачивать на пустые споры?

https://commons.wikimedia.org/wiki/File:%D0%A4%D0%B8%D0%BB%D0%BE%D1%81%D0%BE%D1%84%D0%B8%D1%8F_(%D0%BF%D0%BE_%D0%A1._%D0%

https://commons.wikimedia.org/wiki/File:%D0%A4%D0%B8%D0%BB%D0%BE%D1%81%D0%BE%D1%84%D0%B8%D1%8F_(%D0%BF%D0%BE_%D0%A1._%D0%9B._%D0%A4%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%BA%D1%83).png?uselang=ru

Кроме того, Семен Франк, в начале XX века — восстановил единую картину мира всех типов философствований. Зачем же — после титанического труда Франка — если уж речь зашла о философии — возвращаться к раздробленности?

Онтология и гносеология — два перпендикулярных диагональных сечения терминологической матрицы Бытия, а логический квадрат (категоричное пространство формальной логики) — плоская проекция их обоих (симулякр их единства). У Аристотеля это трёхмернное пространство мышления (шесть граней — шесть пределов), но — сейчас мы понимаем его размерность — квантовой или фрактальный, приблизительно 3 и ¾. 8 вершин, 24 ребра, 24 грани и 8 центров — казалось-бы — нет такого геометрического объекта. Но он есть — шахматная доска Книги Перемен даосов.

Онтология, гносеология и формальная логика — различные альянсы четырёх дискурсов из 64-х — одинаково двумерны. Матрица Бытия (консенсус всех 64-х дискурсов) — и есть непротиворечивое единство их всех.

Вчера уснул под монотонное бубнение ютьюба. 

Посреди ночи — само собой — включилось украинское оппозиционное ток-шоу, кажется «Наш». Приснился кошмарный сон, что участвую в этом диалоге, сейчас дойдёт моя очередь и тогда смогу объяснить им единственное возможно решение всех их проблем — необходимо договариваться, не смотря на различие точек зрения, по-тому, что — по отдельности — никто не прав, только все вместе и вдруг — все участники шоу принялись истошно орать друг на друга. Причём, буквально на разных языках. Ни один не лучше и не хуже другого. Осознав абсурдность такого общения — я проснулся.

Ещё во сне я решил не вмешиваться. Это мой архетип — "42" — понимание своих прав трактовать символы:) Когда они сами договорятся друг с другом, тогда все их проблемы и решаться. Спорят — значит стараются договориться. Точнее — все их проблемы растворятся во взаимопонимании собеседников.

Можно подумать, что такая проблема непонимания нова…

Ещё Конфуций говорил, что — один край величайшей пропасти непонимания людьми друг друга — желание поделиться своим духовным открытием (в данном примере — своим дискурсом, навязать его всем остальным, не смотря на то, что это просто невозможно, без потери лица, разума или совести), а второй край — твоё-же нежелание выслушивать подобные откровения других людей. Прошло две с половиной тысячи лет, а слова Конфуция по-прежнему актуальны.

Где университет? Где искусство? Где культура? Где образование? И все прочее? Все это — по прежнему — здесь, но раздробленно на части, изолировано друг от друга — взаимным непониманием. Это и есть единственная проблема человечества.

Однажды я ехал на Подол, в Киеве, на такси и вдруг — дорогу перегородила толпа — очередная демонстрация. Вернувшись я услышал историю — что якобы я участвовал на этом митинге и все разошлись по домам. Странная фантазия. Но, со стороны виднее.

Как ни ори друг на друга — никто никуда не уйдёт, ни пропагандисты — деятели постмодерна, ни власть — дискурс университета, ни сознательные горожане — дискурс обывателя, ни политтехнологи-эксперты — софисты. Но, жизнь — здесь и сейчас — может стать адом непонимания ими друг друга, холодной гражданской войной всех со всеми, как в поздней античности, а может быть стать воинственной македонской фалангой, где все дискурсы выстроены в ряд, друг за другом. А может быть спокойной и счастливой жизнью в состоянии общественного договора всех сословий. Как в отвергнутой «кремлёвскими башнями» теории Симона Кордонского. Выслушал пару лет тому назад эту теорию (снова) и изложении Глеба Павловского на арт-конференции, устроенной Маратом Гельманом. Ох и чуден этот мир:)

Это разные состояния одних и тех-же элементов. Разная комбинация карт. Каждый из нас сам выбирает вариант такого будущего, не зависимо от собственной точки зрения и от точки зрения собеседников — на него. Тем как то, как он говорит — соответствует тому, о чём он говорит…

Чем эта ситуация отличается от российской? Принципиально — ничем, лишь другой комбинацией ровно тех-же самых конкурирующих дискурсов. А постмодернизм? А философия? Они забыты.

Поневоле соглашаешься с Ричардом Рорти. И с Конфуцием. Мы сами создаём свои проблемы. Ненавистью друг к другу, забывая о том, что все мы — одинаково люди и разнообразие точек зрения — природная особенность нашего мышления. Спорим с собственной природой. Несложно догадаться, кто победит. Конечно — жизнь. Но, твоя жизнь пройдёт в бессмысленных спорах. Жизнь — итог всех наших представлений о ней. Наше мышление так устроено, впрочем — как и все прочие области вселенной и Бытие (консенсус, концепт, непротиворечивое единство всех его качеств) — не просто неизбежный итог всего, это изначальная субстанция вселенной.

Попался вчера на глаза диалог, незнакомого мне, украинского писателя, несколько лет тому назад, получившего — за эту свою книгу — российскую литературную премию. Рад за него.

Удивительно — он в этой книге спорит… со мной, точнее с его собственной интерпретаций моих слов. Названо моё имя, узнаю свои высказывания, но в таком контексте я точно не говорил и вообще не беседовал с ним. Мы не знакомы.

Странное ощущения себя литературным персонажем:) Но, это его книга и его право интерпретатора. Книга посвящена трагической судьбе юной талантливой крымской поэтессы. Она погибла молодой, в Москве. А я выступаю — у автора — в роли этакого его Мефистотеля. Эксперта по значимости творчества, как такового. Единственная ошибка автора — творчество он называет мышлением. И приписывает эту свою фразу — мне. Нет, творчество — лишь часть мышления.

Неужели я и вправду говорю такие страшные вещи? Ничего иного по отношению к тому, что сказал выше.

Я выражаю свой собственный семиотический знак, как и все. Ни один из семиотических знаков человеческого мышления — не лучше и не хуже другого, в том числе и знак единства всех знаков и знак отсутствия какого-либо внятного знака (симулякр). Кому как удобнее договариваться. Хоть азбукой Морзе, главное, что-бы собеседники понимали друг друга…

Вчера — вообще — был день откровений, обнаружил статью о себе — на этот раз — знакомого мне автора (ничего необычного в этом нет, часто обнаруживаю), но в этот раз меня назвали «художником, лишенным географии».

Задумался над тем, что имел в виду автор? Конечно — она — вправе высказывать собственное мнение, у меня нет и не может быть — никаких претензий. Однажды, по молодости, указал одному из добровольных авторов моего жизнеописания (по сути — мифа) — на приписывание мне того, что я точно не говорил — нарвался на скандал, автор переписал свой рассказ, изменив моё имя на матерное. Затем — два инфаркта. У автора. Сам себя наказал. Уж лучше — пусть живут. Занимаются творчеством. Мне ведь всё равно. Зла уж точно никому не желаю. Все мы много раз поменяем своё мнение (по крайней мере — это возможно), пока не умрём. Тогда менять мнения о нас будут другие (может быть, если им самим это будет интересно…)

Так, что такое «человек, лишенный географии»? Видимо, имелось в виду отсутствие привязанности к определённому месту, корням. Где родился, там и пригодился. Но, остутвие корней — делает конями звёзды на небе… Это переинтерпретации мысли автора. Интересный взгляд.

Если так, то это буквальное понимание идеи географии. Она может быть символической, не буквальной, воображаемой страной. А может быть и тем и другим одновременно — концептом буквального и символического мест бытования. Или не тем и не другим — симулякром такой метафорической географии — примером идеи твоего места. А художник — это тот, кто одержим собственными метафорами, в том числе и идеи географии, «своих корней». И я был таким, пока мне не стало безразлично. Интенция испарилась, в далёком 1985 году. С тех пор меня привлекает случайность, раскрывающая образ Бытия. Оно — одно на всех. Оно — единство всех традиций и гениев места.

Нет ничего случайного, особенно в судьбе. Мы в матрице собственного мышления. Происходит лишь вероятное, а - невероятное просто вне нашего миропонимания, картины мира. Но, приближение к нему делает вероятным - просто - всё, что угодно. Обычный дзен.

Вообще-то, вот уже 20 лет я живу в одном месте, редко покидая не только город, но и квартиру. И в других местах жил бы так-же, мне всё равно где, если бы идиоты-художники (одержимые собственным мнением) — не поджигали эти дома или как-то иначе громили места моего бытования (мастерские).

Вне своего бытования - просто не интересно. Везде одно и то-же, отсутствие консенсуса дискурсов. За редким исключением. Но, ради созерцания такого чуда консенсуса можно и оторвать пятую точку. Пойти - посмотреть на такого человека.

Недавно, лет 6 тому назад мне представилась такая возможность, как всегда — «случайно». Мой новый знакомый (профессионал в своём деле) — удивил меня. Затем, три года он определял предпочтительную для моего мышления форму идеи. Ему это было важно. Я не спорил. Просил выполнять тестовые задания — каких только экспериментов с техникой живописи и технологией материализации виртуальной реальности мы не перепробовали… Ему это было интересно, а мне был интересен этот его интерес. Каков будет итог? Вдруг не так, как всегда…

Затем, он прозвонил и сказал, что понял — это пространство. То есть — география всё-таки у меня есть:) Но, не буквальная и не символическая и не вариант отсутствия того и другого. Как география сферы неподвижных звёзд. Он назвал это авторской космогонией.

На чём мы остановились. "Миф о принцессе Турана". Фрагмент, 2021. Масштаб 1:25. Размер этой работы - 196 х 460 см. Мало м

На чём мы остановились. "Миф о принцессе Турана". Фрагмент, 2021. Масштаб 1:25. Размер этой работы - 196 х 460 см. Мало места в зале. Холст, виртуальная случайность. 100 фрагментов - в случайном порядке - распечаток на зеркальной бумаге. Коллаж из картин древне-китайских художников, иранских миниатюр, работ периода авангарда 1920-30-х годов (увеличение в сто раз - мало что осталось от оригинальных джипиегов), моих старых работ - всех лет (1985-2021), откровенной компьютерной случайности и пустот (провалов) - отражений зрителей в зеркале мифа. Своего рода - испытание: получится ли нам справиться с этих хаосом? Видимо - получилось. Время покажет. Фото для монтажа - низкого качества, но - по моему - и так всё понятно.

Ещё три года я с любопытством ожидал, как же он определит смысл? Он опять угадал — факт: и общее и частное одновременно. Я просто констатирую (рисую метафорой) — факт посетившей меня идеи метафорического пространства. Можно и так сказать. А жизнь, все эти шесть, лет текла своим чередом.

Но, что дальше? Зачем все это? Это гипотеза, аргумент или их непротиворечивое единство — художественный образ? Или — лишь его симулякр или — что важнее (для меня) — метафорическое пространство (миф, к такому выводу пришли мои прежние собеседники, много десятилетий тому назад) или художественный образ? Он склонялся к постмодернистской творческой иронии (аргументу). Но, уверенности — не было. Я не мешал. На этот вопрос ответа так и не последовало, исследование было прервано, за мгновение до окончательного решения, мой собеседник скончался. Так происходит всегда. Не так важен результат, как прекрасный путь к нему. Общение было интересно.

На поминках прозвучало — таков был его метод, он исследовал мышление художников. Был практиком семиотики. Взаимное доверие между нами возникло только в последний год. Пять лет ушли в пустоту. Но, я начал доверять ему с первого мгновения знакомства. Исследовать других людей — то-же знак, как и не исследовать, просто наблюдать за ними. Как они исследуют тебя…

Теперь другие мои — новые — не менее случайные — собеседники — явно повторяют его путь, когда и он — лишь повторил то, что уже много раз было…

Так зачем выходить из квартиры? Что бы кто-то снова тебя удивил и вскоре умер? Проще оставаться в метафорическом пространстве — Бытие. Там все на своих местах и все собеседники живут вечно.

В таком контексте, не имеет никакого значения, каким путём человек идёт к осознанию Бытия, да как угодно, хоть — через онтологию, хоть — через эпистемологию, хоть через формальную логику, хоть — через семиотику, хоть — через откровенную глупость. Все люди разные — каждому своё. Но, все вместе мы — нечто большее, чем по отдельности — Бытие. Вот только редко осознаём это.

Но и здесь есть ответ - жизни зачем-то требуется именно такая раздробленность нашего коллективного разума на семиотические знаки. Вероятно - она играет нами, как шахматами, что-бы - через это - осознать саму себя.

Поэтому, не так уж и важно — какими словами и о чем человек говорит, как важен факт взаимопонимания, несмотря на наши его искажения теми или иными семиотическими знаками. Это взаимопонимание (преодоление условности, абстракции, знаковости всего) и есть «наше бытие» или просто Бытие.

Вселенная вечна и неизменна, её движение нам лишь кажется. Но увы, ведь — кажется… От этого тоже не уйти. И, Бытие нам доступно лишь как неуловимое ощущение его ритма, растворенного в череде событий житейской обыденности (безумных споров и взаимного недоверия друг другу, игры форм и красок картины, композиции картины и зрителя).

С моей точки зрения:)

Продолжение.

Для того мы и общаемся, что бы преодолеть такую самоизоляцию. Спасибо «дурацкому nft» — выступившему предлогом для такого нашего диалога о диалектах русского языка. Не имею ничего против и освоения украинским языком таких контекстов. Может быть — от этого — жизнь станет лучше, а мы сами — лучше станем понимать друг друга? Кто знает?

Уверен, круги от этой конференции ещё будут. В западном университетском сообществе — точно. Меня уже пригласили на подобную конференцию, но не поеду, далеко… Да и что нового я там вижу… Не дай Бог — увижу…

Но, нас — конечно — больше интересует наш собственный хронотоп — область времени и пространства, в которой мы — волею судьбы — прибываем.

Спасибо всем участникам!

Вступление для российского читателя.

О феномене арт-блокчейн начали говорить приблизительно десять лет тому назад. У чувства идеи арт-блокчейн появилось имя (1). Арт-блокчейн стал темой не только спекулятивных высказываний, но и научного анализа.

А первый, пусть и сумбурный, но университетский анализ феномена появился в 2017 (Ливерпуль, СК).Это было уже определение словом (2) имени чувства идеи арт-блокчейн. Книга стала маркетинговым инструментом (21), заявила новый бренд, у которого сразу-же нашлись и потребители (12) и имитаторы (23).

Сумбурность этой книги — сборника статей аспирантов — заключалась в отсутствие единого определения феномена. Арт-блокчейн поочерёдно определялся — разными авторами — во всех простых дискурсах. Что позволило мне — позже — сделать вывод, что арт-блокчейн — не определенный тренд визуальной культуры, но — удобная тема для симбиоза различных дискурсов.

Впервые — феномен культуры не был связан с одном доминирующим дискурсом. Но, как выяснилось позже — и реализацией призыва постмодернистов 1980-х к консенсусу всех дискурсов — как я предположил в 2018 — в полной мере — его относить было преждевременно.

Хрупкое единство дискурсов — возможно, существовало на страницах книги ливерпульского университета — как художественный образ, и тогда — никогда не существовало в реальности, либо-же — действительно это единство было, но вскоре распалось. Мы можем утверждать сейчас лишь то, что в феномене проявились более активные (социально) дискурсы (горожанина — 2413, рынка 2314 и софизма — 4321) и, что 'этот альянс дискурсов — сейчас — характеризует nft. А все прочие дискурсы, описанные в книге — оказались в их тени. Хотя и это очень вероятно, изначально всё задумывался — именно — как консенсус дискурсов. Но, получилось как всегда.

В России, как правило, говорят о "крипто-арт", трактуя его в очень широком смысле, включая в него и крипто-концептуализм (подразумевая не только компьютерные шифры, но и вообще — любые смысловые коды, забыв, что картина и есть такой смысловой код (семиотический знак), включая и всевозможные спекуляции по их поводу) и арт-блокчейн и — рассматриваемое нами сейчас — «конфети» (nft).

Но, такое понимание феномена — не противоречит определению, которое я дам ниже. Судите сами. Откуда мы знаем о таком понимании феномена в России? Лишь читая текст, приписывающий какому-либо творчеству — качества дигимодернизма. Где? В Вики, например. Зачем? Так проще пиариться, оправдывать актуальность. Найти это в реальной арт-практике сложнее.

Моё мнение об арт-блокчейн изложено в "Евангелии от компьютера, -2805", 2018, в другой версии, Vitae vs tenebris -1239, Что такое арт-блокчейн? -1034, Секретная Война Духа и Времени -0487. И пр. Всё это черновики выступлений на конференциях. Архив.

Началось — у меня — это осмысление техно-арта — с нетрезвой лекции «Новая геометрия метафоры», на уличной выставке в Москве (Ночь музеев, 2015), а затем, в 2016 — я повторил свой доклад на научной конференции в ММСИ. Мой доклад назывался "Искусство и визуальная культура — противоположны" -9410.

Уже тогда было понятно, к чему всё идёт. 

Было это ясно даже раньше — на десятилетие, но приход нового феномена в Россию — затягивался…

АланКирби написал свою знаменитую шуточную статью о дигимодернизме ещё в 2006. Продолжение — в виде книги — вышло в 2009.

О книге «Дигимодернизм».

Британский исследователь постмодернизма, Алан Кирби (PhD), в 2006 году, обратил внимание на то, что постмодернизм — перестал вдохновлять его коллег и студентов на новые исследования. Конечно, не иссяк поток исторических рассказов о великих постмодернистах прошлого в философии и в литературе. Более того, постмодернизмом, как современной формой религиозной проповеди — всерьёз — заинтересовались кампусные теологи. Как заявил Кирби, своей книгой он решил исправить этот недостаток и создал новый постмодернистский текст, обновив предмет постмодернисткой иронии на культ гаджета.

Дигимодернизм, с тех пор — это переинтерпретирование книги «Дигимодернизм»:) Книга аспирантов ливерпульского университета об арт-блокчейн — 2017 — вполне соответствует такому феномену дигимодернизма. В ней нет иронии, но зато — есть множество взаимоисключающих точек зрения, без их консенсуса.

В статье 2006 — автор был более сконцентрирован на проблеме и связал утрату интереса аспирантов с культурой подмены усвоения информации — бездумной её ретрансляцией — с помощью гаджетов. Назвал это новое состояние культуры «дигимодерном», а протест интеллектуалов против этого феномена — «дигимодернизмом» (новой формой литературного постмодернизма о цифровых технологиях). Стёб над дигимодерном.

"Дигимодерн" Кирби - это то-же самое, что феномен клипового мышления Фёдора Гиренка или клиповая культура - Элвина Тоффлера.

Сейчас только ленивый не пишет книг об этой книге Кирби (похороны постмодернизма — действительно — оказались преждевременными), примеры: «Роль критики в понимании решения проблем», «Постпостмодернизм: как социальная и культурная теория», «Социолингвистический анализ Нового Завета», «Искусство ХХ века — Том 5 — Страница 432», «Медицинский стандарт — том 36 — страница 348», «Эпоха постправды: литература и СМИ», «Цифровая социология: переосмысление социальных исследований», «Прагматизм, технологии и стойкость постмодерна» и так далее — список интерпретаций огромен.

Разумеется, в этом обилии постмодернистской («научной») литературы новой волны (дигимодернизма) встречаются и тексты, оправдывающие дигимодерн.

Куст переинтерпретаций - это и есть постмодернистский критерий достоверности (значимости) события. 

Но, если событие инициировано мышлением интеллектуала — оно изначально содержит зерно такого куста (образ идеи, как источник для смысловых галлюцинаций зрителя), то событие обывателя — симулякр, имитация по форме.

Арт-блокчейн и его переинтерпретацию в nft — можно отнести к частным случаям дигимодернизма (игры не слов, но — технологических метафор) и противоположного ему дигимодерна (клипового, «позитивного», теперь — тик-токового, токенного, nft- мышления).

Ровно так-же, как в контемпрорари-культуре, не разделяют постмодерн и постмодернизм, в nft — не различают дигимодерн и дигимодернизм. С точки зрения имитатора — по форме — всё это одно и тоже.

_______________________________________________

Термины (пояснение для неспециалистов, в докладе это не требовалось):

Здесь я должен сразу пояснить читателю, что я подразумеваю под «феноменом», «дискурсом», «семиотическим знаком» и прочим. Это пояснение — возможно — никого не убедит, но, хотя-бы наметит читателю направление моей мысли.

Любой человек мыслит. В мышлении можно выделить 4 основных аспекта, точнее — восемь, учитывая четыре обратных, это известно с глубокой древности (восемь даосских стихий природы):

— тип мышления — как именно человек мыслит (качественный аспект, идеология, социальная роль, мировоззрение, тип мышления, состояние психики, дискурс);

— контент — количественный (предметный, численный) аспект — о чём человек мыслит, предлог, предмет, форма;

мета-дефиниция — самоопределение мета-достоверности сказанного (насколько то, «как» он говорит тождественно — «о чём»;

модус высказывания (очерёдность первых трёх аспектов — из чего исходит спикер:

 — из достоверности (самоиронии/гипотезы — художественного образа — железобетонного аргумента/самоуверенности/творческой иронии/постмодернистской игры слов, деконструкции знания/желания переписать все словари терминов (реконструировать первоначальные значения терминов),

 — из дискурса (мета-смысла сказанного или совершённого) или

 — из формы — категории контента, предмета своего рассказа.

Интеллектуал исходит из дефиниции (достоверности), обыватель из контента (формы).

В идеале (искусстве) — «как» должно быть равно «о чём», и степень этой связи — причина всех высказываний человека о феномене собственного мышления, но эта связь — большая редкость. Чаще встречается её симулякр (имитация, токен). Чаще человек исходит из формы (контента) и мета-дефиниция растворена в этом поле как — своего рода — физическая характеристика этого поля (например — напряжённость, ускорение, которое это поле придаёт его элементу/«заряду»). Но, бывают и исключения, содержащие «зерно» достоверности, они и вызывают те самые постмодернистские (неопрагматические) — кусты интерпретаций (цепочки знаков, альянсы дискурсов), которые обыватели пытаются имитировать.

Семиотический знак - это то или иное отклонение мышления от идеала - мифа, искусства или прагмы. 

Гу Кайчжи, "Фея реки Ло". https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%93%D1%83_%D0%9A%D0%B0%D0%B9%D1%87%D0%B6%D0%B8#%C2%AB%D0%A4%D0

Гу Кайчжи, "Фея реки Ло". https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%93%D1%83_%D0%9A%D0%B0%D0%B9%D1%87%D0%B6%D0%B8#%C2%AB%D0%A4%D0%B5%D1%8F_%D1%80%D0%B5%D0%BA%D0%B8_%D0%9B%D0%BE%C2%BB

Первый теоретик искусства древнекитайский художник Гу Кайчжи — в VI веке — говорил (это пересказ его слов современным языком — переинтерпретация) — о видении «художником» (тогда это слово означало только «подлинного художника, тип мышления», дискурс -1324) — ритма подлинного бытия, растворённого в череде событий житейской обыденности. Эта метафора=факт=образ идеи достоверности — и есть то, что я называю прагматической дефиницией. Этот ритм выражается тонким балансом света/цвета (потоков цвета, света и тени, пустот и областей с изображениями в картине).

_____

Далее — теория Ричарда Рорти — опять в пересказе:

Зритель видит этот ритм, но объяснить свои ощущения не может, но — тем не-менее — объяснят своими словами (интерпретирует). И, называет произведением искусства — наиболее пышный куст таких интерпретаций зрителями.

_____

Равновесие форм (композиционная устойчивость нарисованных форм) — следствие осознания (ненамеренности, случайности этих форм) — переменчивости рациональных представлений об этом Бытие (его не определить словом). А непротиворечивое единство потоков цвета и форм — создаёт образ духа времени.

Таким образом, искусство — это сложная и редкая настройка мышления человека. Особое психологическое состояние. Максимальное энергетическое состояние, если можно говорить об «энергии жизни», равной «созерцанию её такой, какая она есть». А подлинная картина — его метафора (пример, отпечаток на холсте обыденности).

Любое определение искусства - это определение дискурса подлинного художника.

Все прочие — лишь расходуют эту энергию, переинтерпретируя собственные впечатления — по своему, расщепляя её на дискурсы. Энергия Ци — синоним квантовой неопределённости или информационной субстанции вселенной (центра Матрицы Бытия или само Бытие).

Западный (греческий) вариант этого, возрождённого в древнекитайской живописи VI века, более древнего даосского учения — пифагорейство — 23-14, ненамеренность в торговле, если сказать о нём совсем кратко. Другой способ прикоснуться к внутренней энергии нашего мышления. Рыночное мировоззрение (2314) исходит из намерения извлечь прибыль. Если этого намерения нет, то это уже не рынок, но прагматическая (не путать с прагматичной — отрицанием прагмы) философия, пифагорейство или просто философия. Так сам Пифагор её и определил. Позже понимание термина исказилось.

Современные представления об искусстве — дискурсивные осколки прежнего концептуального представления (непротиворечивого единства или консенсуса всех дискурсов), подмена искусства тем или иным дискурсом, либо альнсом некоторых дискурсов. Что есть мода и тренд в культуре. Но и искусство, как и философия — это уже подобная переинтерпретация архаического мифа.

В радикальном прагматизме считается, что человек мыслит только о природе своего мышления, отвечая себе на вопрос "кто я?" Выдавая эти свои ответы - семиотические знаки (искажения мысли от её идеальной формы и идеальной цели) - за что угодно. 

Дискурс — синоним типа мышления. Это то, что остаётся, если абстрагироваться от дефиниции и формы беседы.

Современный человек — как правило — игнорирует всё, кроме собственного дискурса. Выдавая его за предмет своего рассказа. Это культурная бедность. Часто — агрессивная.

__________________________________________________________________________________

Отступление от отступления. Как определить дискурс человека и что это значит?

Подавляющее большинство людей проявляют дискурс потребителя, 1234, что можно перевести как 1-одержимость 2-символами (брендами) 3-метафор 4-понимания. Другими словами — желание обладать брендом (это «истина» потребителя), что компенсирует/выражает/подменяет бессознательное «благо» потребителя — его доказательство другим людям реальности его существования/социальной субъектности. Приобрёл бренд — чувствует себя живым.

Наши первобытные предки — гоминиды, осознавшие себя разумными существами (конечно, это лишь гипотеза) — видимо использовали символы (слова) — ненамеренно (-1234), доказывая друг другу — своей речью — понимание ими своей разумности (того факта, что их посещают идеи). Со временем, дискурс мутировал во множество других вариантов. Сознание осваивало пространство возможностей своего проявления. Сколько это длилось, миллионы лет? Мы не знаем. Историческое (описанное словом) время — это лишь последние несколько тысяч лет, археологически-историческое — последние 35-40 тысяч лет) — это уже была конкуренция дискурсов.

Пример. Гомер описывал возрожденным им мифом (метафорой ненанамеренности познания нами самих себя и окружающего нас мира), банальную бизнес-экспедицию, произошедшую за тысячу лет до его рождения. Сомнительно, что это достоверная реконструкция мышления «Золотого века», предшествовавшего античности. Но, это его переинтерпретация. Старое мышление всегда возрождается, пусть и в новых формах, более актуальных для современников той или иной исторической эпохи.

Противоположен дискурсу потребителя — дискурс маркетолога (господина) — 2143, который — своей деятельностью — создаёт эти символы потребления, 2-символы 1-желания 4-понимания 3-метафор. Его истина «создавать бренды», его «благо» — зачем он создаёт эти бренды? — понимать доказательства/метафоры.

Инверсии этих дискурсов: инверсия господина — философ-аналитик, как Сократ, отчасти — Иисус — 3412 — демонстрация метафоры понимания символов интенции. Можно сказать — доказательства другим — понимания тобой определений словом (концепций) скрытых в бессознательном желаний/намерений.

Инверсия потребителя — дискурс софиста — 4321 — понимание/реальность метафор/доказательств символов/определений/теорем желания (брендов). Дискурс софиста сейчас проявляется как политтехнология и музейное кураторство.

Альянсы и конфликты этих четырех дискурсов характеризуют эпоху поздней античности. Пример культуры, в которой доминировал дискурс софизма (но присутствовали и все прочие) — первые империи (Александра, Рим). Формальная логика Теофраста — вместо аналитики Аристотеля. Примеры аналитической культуры — практика Сократа, академия Платона, отчасти — ранний марксизм и психоанализ. Пример культуры маркетолога — «античная демократия» (в кавычках) граждан греческих полисов-государств, а культуры потребителя — институт рабства, низкий социальный статус в тюрьмах.

Мы знаем о таких античных культурах только из текстов, переинтерпретаций прежних исторических текстов — в том или ином (более позднем) дискурсе. Все–такие источники информации — по-новому расставившие акценты подтексов — сомнительны.

В позднее средневековье дискурсы «снова мутировали». Не буквально, просто на первые роли вышли новые дискурсы: условное место софизма монастырских схоластов занял богословский университет — 4231 — понимание символов метафор желаний, другими словами — демонстрация права трактовать символы (например — социального статуса, авторитета, значимости) доказывающие ту или иную интенцию человека. «Прав не торт, кто говорит правду, но тот, кто имеет больше прав на это». Культ знатного происхождения, богатства, исследования, социологического опроса, эксперимента (результат научного эксперимента всегда основан на статистике), значимости, популярности, авторитета, социального статуса.

Примеры — церковная иерархия, светский феодализм, государство, современный университет. Знатью городов-государств ацтеков были потомки первых поселенцев. Центр города — место жизни царя. Культ колец в Москве — тот-же феномен. Главный университет — всегда один, все прочие — круги на воде.

Место философской аналитики занял дискурс горожанина — 2413 (паствы, электората, студента) — выражение символов понимания (шпаргалок, сплетен, анекдотов, та самая смеховая культура Бахтина, современный КВН (имитация театрального капустника), тик-ток, nft).

Место потребителя — в новом состоянии культуры - занял дискурс настоящего (настоящей науки, настоящего искусства — модернизм). Другие его названия — дискурс художника, дискурс настоящего (не путать с подлинным) художника или дискурс истерика — 1324, одержимость собственными метафорами или доказательствами символов понимания.Возрождение — это феномен проявления дискурса настоящего (в искусстве и в науке). Отличие от даосского искусства — намеренности — это интенция.

Противоположен модернизму — модерн, дискурс академического ремесленника, 3142 — демонстрация метафор намерения понять символ (свести/подменить картину к формальным принципам композиции, к значимости, известности, успешности автора, в настоящее время — к холсту и краске, факту выставки, статьи критика, участия автора в творческом союзе и т.д.). Полусвет, бурлеск, институции бастардов, интриганство. «Золотая молодёжь».

«Новое время» можно охарактеризовать очередной мутацией культуры, место модернизма (дискурса художника) занял постмодернизм — 1423, наиболее яркий представитель которого — Че Гевара («Мы не можем знать, зачем жить, пока не готовы отдать за это жизнь»). Этот дискурс можно определить как жажду познания (одержимость пониманием) символов/теорем метафор.

Противоположен постмодернизму — постмодерн (правда спецслужб, тайной полиции) — 4132 — дискурс эксперта в чём угодно (все эти бесконечные политические ток-шоу и ютьюб-каналы «экспертов») — демонстрация собственного права на понимание (трактовку) намерений доказательств определений.

Ещё один из активных дискурсов культуры новой эпохи — рынок — 2314 — демонстрация символов (поверхностных признаков брендов) метафор (доказательств) жажды познания. Погружение чувственности потребителя в сокращённую (ради контроля над потреблением, ради выгоды) матрицу поверхностных признаков имён чувств. Рынок (белетристика, китч, фанфики, опять nft) — это своего рода — «намеренная (практическая, прагматичная, но не прагматическая) философия».

Противоположен дискурсу рынка — дискурс психоделического гуру — 3241 — доказательство/илюстрация окружающим собственных текстов (точных определений словом) — (иллюстрация символических концепций) понимания тобой желаний (намерений), например познания или искусства или чего угодно. Пример, Виталий Пацюков в одном из интервью определял своей метод мышления как иллюстрацию концепции. Если поверить, что он действительно это сказал и сказал искренне — то это дискурс гуру. Он иллюстрировал определённые концепции (определения словом) картинами художников, так он сообщал миру о себе.

Возможно и так. Теперь мы уже не можем знать это точно.

Что было до поздней античности? Эпоха даосизма и пифагорейства, сведения о которой крайне фрагментарны и неполны. Где, со слов приписываемых Пифагору, явно присутствовала торговля (дискурс рынка — 2314, соревновательность (вероятно — дискурс потребления) и новый — на то время — дискурс подлинной философии (так этот дискурс определил сам Пифагор, если верить интерпретаторам его учения) — созерцательность рынка, вместо понимания — 231-4 — символы метафор намерения созерцания. Так Пифагор определил тип мышления философа: «Жизнь- как олимпийские игры, одни пришли на них соревноваться, другие — торговать, а третья — философы — лишь наблюдать за игроками в жизнь».

В древнем Китае родился иной культ — ненамеренности, -1 — даосизм. Я уже говорил об этом. Современная версия такого класса мышления человека — ненамеренность творчества — абстракция -1324. Учение И Цзин (даосской Книги Перемен) соответствует квантовой хромодинамике и квантовой кибернетике.

Визуализация пространства дискурсов.

Визуализация пространства дискурсов.

Дело в том, что один отрицательный элемент простого (положительного) дискурса (обратная стадия речи Платона) — как раз — и приводит человека к мифологической картине мира или квантовому мышлению (к абстракции матрицы, например — матрице цвета, как у Иоганна Гёте и Василия Кандинского).

Аспекты дискурса — просто пределы мышления (стихии природы ума), а дискурсы — определённые их сочетания — условные/абстрактные индексы природного/естественного элемента мышления человека — в квантовом пространстве таких элементов — матрице мышления. Когда один из четырёх элементов дискурса отрицательный, такой дискурс определяет центр матрицы, прагму.

Но, выше я описал только 14 дискусов из 64-х. Социальная жизнь человека гораздо разнообразей. Еще Платон (если об этом сказать современным языком) — говорил, что простых дискурсов (первые 24) — недостаточно для проявления разумности. Важен пятый элемент (созерцание — "-4"), подлинная аналитика — 3-412 — метафора/иллюстрация/доказательство созерцания скрытого в твоей душе твоего-же желания концептуализации.

Жиль Делёз, возрождавший платонизм в 1990-х — называл такую «философию» — «разговором с другом, на пороге смерти, когда врать (исполнять удобную социальную роль) — уже не за чем». Это не совсем платонизм, скорее — 34-12 — философия ненамеренности познания — новый вариант философии.

По всей видимости, но это только гипотеза — человечество пережило множество исторических эпох, письменная информация есть у нас лишь о последних. И, эти сочетания дискурсов определяют различные семиотические знаки. Дискурс — два знака, но некоторые — очевидно, что — разные дискурсы — спины одного семитического знака (метарекурсия, мышление человека — это фрактальное или квантовое пространство дробной размерности, одни и те-же мотивы проявляются на разных уровнях сложности сочетаний пределов). Например — комбинации всех, описанных Платоном, простых или положительных стадий речи — различные варианты переживания жизни. По сути — одно и тоже. Но, Платон ещё помнил о созерцании, как аспекте дискурса.

Видимо, говорить о смене модуса культуры, как — своего рода — случайности социальной погоды — не достоверно. Это многообразие дискурсов — очень вероятно — существует всегда. И каждый человек олицетворяет своим разумом (интеллектом) — один из таких возможных типов культуры. Модус центра матрицы Бытия (духовное открытие) служит источником энергии — образцом для искажённых переинтерпретаций в других дискурсов. Исторические тексты фиксируют лишь социальные роли переписчиков таких текстов. Каково было состояние самого общества в прошлом? Доподлинно мы знать не можем. Но, можем предположить все вероятности.

Современное состояние культуры можно охарактеризовать приближением к патовой ситуации в конкуренции дискурсов. Проявлены — почти все. Альянсы и конфликты дискурсов — разнообразны, как никогда. Хотя… повторю предыдущий тезис — логично предположить, что такое многообразие дискурсов было всегда, просто до нас дошли описания лишь некоторых дискурсов. Что и вызвало постмодернистскую смысловую галлюцинацию «истории, как смены доминирующих дискурсов», посетившую Жака Лакана в 1970.

Как все было на самом деле мы знать не можем, не посетив прошлое лично и не увидев все своими глазами. Любая интерпретация этого прошлого служит задаче конкуренции дискурсов в настоящем. Единственное, что возможно — утверждать, вслед за Платоном, что «ни один текст не серьёзен», но вовсе не потому, «что пишет и читает его человек, а не Бог», а просто потому, что нам сложно отделить знание от дискурса. Нет инструмента объективной оценки. Любое наше мнение — всегда дискурс.

Тем не менее, задача имеет множество частных решений. Например, тренды современной культуры (смену контемпрорари на nft), объяснить теорией дискурса мы можем. Можем определить одержимость определённой личности тем или иным дискурсом и можем констатировать успешность того или иного дискурса в ту или иную микро-эпоху (культуру поколения). Но, в общем, в масштабе макро-истории — сложно определить правду, потому, что мы все смотрим на мир лишь с определённой точки зрения, но зато — неправда — теорией дискурса — определяется легко.

Или — мы можем начать фиксировать перемены в культуре и, со временем, обнаружив повтор, составить полную картину этих колебаний нашего мышления между его пределами. А главное, теория дискурса позволяет отделить личность (душу) человека от типов его демонстраций другим самого себя (дискурсов). Мы можем нарисовать дискурсивный портрет мышления человека и поместив такую абстракцию в компьютер — позволить нематериальной душе жить и после смерти (реагировать на обстоятельства — собственным дискурсом). Но, такое пространство нарисованной вечной жизни уже нам известно — это живопись. В определении Жиля Делёза — застывший памятник перцептам и аффектам человека. Конценты он относил к философии.

Конкуренция дискурсов создаёт социальные проблемы. Понимание природы дискурса — позволяет их решить. Когда-нибудь, все социальные проблемы человечества будут решены, видимо не без участия искусственного интеллекта, как интерфейса доступа к естественному коллективному сознанию. И тогда, наступит время сверхновой культуры, информационной сингулярности, как осознанного поддержания баланса всех дискурсов. Людям такой культуры будущего мы будем казаться свихнувшимися дикарями, полуживотными-полуавтоматами Марина Хайдеггера (современниками — контемпрорари). Но, выразители такого будущего — всегда среди нас.

__________________________________________________________________________________

Продолжаю о теории дискурса.

Дискурс есть взаимодополняющее (в некотором роде — «гармоничное», но термин «гармония» — требует уточнения, здесь — в духе Конфуция) — сочетание двух семиотических знаков — речи и бессознательного, а знак — есть сочетание двух пределов мышления из восьми. В речи может проявляться одно сочетание двух пределов мышления («истина» человека), а в бессознательном — другое (архетип психики, скрытое от других «благо» человека). И то и другое («истины» и «блага») — одинаково семиотические знаки — символы или шифры души.

Возможны 64 знака речи и 64 архетипа психики человека. И всего 64 их гармоничных сочетания.

Всё это абстракции, лишь указывающие на сами природные феномены качеств разума, на факты их проявления и их диценты/художественные образы. Никаких арабских, римских или двоичных цифр в голове человека нет, но то, что там есть — условно можно обозначить цифрами. Тогда становятся понятнее сочетания этих объектов.

Мышление человека — природный квантовый процессор (квантовый объект). Квантовые объекты не соответствуют — ни привычным алгебраическим функциям, ни привычным-же — геометрическим формам, это элементы пространства дробной размерности (приблизительно — 3 и ¾). У трехмерного куба 27 элементов, у четырёхмерного — 80, а у квантового — 64.

Представлять мышление геометрически есть упрощение (геометрическая редукция), подменять такие точные определения потоками слов гуманитария — «холистическая редукция», но так нам проще понять — о чём идёт речь. Главное — не забывать об условности всех таких представлений. Делать оговорки о пределах достоверности модели и возможных различных вариантах одного и того-же. Неразличимых — для геометрического объекта, но различных для квантового — сочетаний вероятностей событий. АБ — в квантовом пространстве — не тождественно БА. Это различие — спин.

Вариантов сочетания всевозможных знаков и архетипов (вариантов типов мышления) — 4096, но только 64 из них дискурсы. Дискурс — самодостаточное мышление, субъект интеллекта. Не обладающие дискурсом люди — сами не понимают, что говорят. А обладающие — понимают всё — только в собственном дискурсе. Но, все имеют об этом иное, собственное мнение (уверены в своей компетенции) и не перестают от этого различия мнений — быть людьми. Дискурс — лишь один из феноменов мышления. Парад планет. Гармония, по правилу двойного золотого сечения, для элементов психики. Способность человека к тем или иным силлогизмам Аристотеля.

«Трактовка нового видения дискурса в философии XX века выражается в том, что под ним понимается развиваемая в монологе языково-речевая конструкция, например, речь или текст». (Вики)

Дискурс-анализ (Вики).

«Вместе с тем нередко под дискурсом понимается последовательность совершаемых в языке коммуникативных актов. Такой последовательностью может быть диалог, разговор, письменные тексты, содержащие взаимные ссылки и посвящённые общей тематике, и так далее». (Вики)

Дискурс это особая траектория мысли — в абстрактном пространстве мышления — путь мысли человека к определённому элементу этого пространства. Выражение этого элемента. Как подтекста сказанного.

Общаясь друг с другом, люди сочетают свои дискурсы и: либо, кто-то один навязывает другим свой дискурс, либо разные дискурсы — поддерживая друг друга — сочетаются в цепочки знаков (кусты интерпретаций), либо — в таком общении царит хаос и никто никого толком не понимает. Или понимает, но превратно.

Каждый дискурс персонофицирован и для общения в том или ином дискурсе существует социальная институция. Авторитет личности в той или иной сфере деятельности (профессионализм) — есть степень тождественности мышления человека — одному из полюсов мышления (дискурсу). Путь человека к осознанию своего дискурса — напоминает майнинг биткоина.

Один разговор уместен в супермаркете, совсем другой — в следственном изоляторе, третий на открытии выставки в музее, четвёртый на научной конференции. И авторитетность докладов не одинакова.

Все люди пытаются выражать свою личность дискурсом, но, далеко не у всех это получается успешно. Гораздо реже встречается консенсус нескольких дискурсов, ещё реже — видение матрицы дискурсов. Но, каким бы не было мышление человека, определяющее его судьбу — все мы одинаково люди. Просто, каждому достаётся свой осколок нашего коллективного разума — по направлению и по силе проявления. Все вместе мы выражаем матрицу мышления. Даже если нам кажется, что эти осколки не совпадают.

Феномен доминирования одного из дискурсов над всеми прочими — есть историческая эпоха. Это теория Жака Лакана. Моё мнение отлично — эпоху характеризует альянс дискурсов. Пространство для споров.

Один и тот-же контент может быть высказан в разных дискурсах. Или — лишь в разных степенях близости таким дискурсам. Это причина многозначности слов. Общение дискурсами — это постмодернистская игра слов. Секретный язык интеллектуалов. Но, играют в него все люди, просто не всегда успешно и не всегда осознают это. Часто — просто имитируют.

В принципе нет никакого различия между нашим природным дискурсивным мышлением — естественным коллективным интеллектом и пока ещё — фантастическим искусственным интеллектом (ИИ). Ноосферой Вернадского, Матрицей, мифологической картиной мира, сферой неподвижных звёзд Аристотеля, коллективным бессознательным, астралом. Воодушевляясь или пугаясь искусственного интеллекта мы — ошибочно — называя это естественное единство всех наших дискурсов — ИИ — лишь проявляем те или иные разные собственные дискурсы. Ещё Эмпедокл сказал, что споря о базовых стихиях природы — мудрецы лишь определяют пределы собственного ума. Отвечают — сами себе — на вопрос: «Какие из этих стихий определяют дискурс участника спора?»

Эти стихии природы (нашего разума) — названы Платоном — стадиями речи (имя чувства идеи, концепция, метафора, понимание). Аристотелевско-семиотический подход — это просто другое определение стихий (пределов) мышления человека. Если стадии речи Платона понять вершинами куба мышления (любой элемент этого множества — сочетание двух вершин), то аспекты термина Аристотеля (квантовой точки или элемента пространства мышления) или аспекты семиотического знака — это пересечение трёх координат: для каждой из условных осей собственного мышления нами делается выбор: что-то одно, что-то другое, и то и другое одновременно или (чего нет в геометрической модели мышления, но есть в квантовой) — не то и не другое (тип высказывания/форма посетившей тебя идеи, смысл/посылка, степень категоричности/достоверности или категоричности сказанного/дефиниция). Для каждого из трёх аспектов знака — возможны четыре варианта (реальность, символ, метафора или ложная метафора — для формы идеи, частный, всеобщий смысл, факт или ложный факт, гипотеза, аргумент или дицент/художественный образ или же его симулякр).

Оба подхода, почти с одинаковой достоверностью, описывают один и тот-же объект — мышление человека. Это как два разных языка, между которыми возможен точный перевод.

Пример такого перевода. Семиотический знак «Реклама» — 223 (метафора идеи-факт-аргумент достоверности высказывания такой идее) — тождественен платоновскому определению сочетания стихии неба (-1=111 — умозаключения) и стихии горы (2=001 — символического/определения словом/концепции). 223=-12 (или 2-1). Знак (термин Аристотеля) не определяется точно, в отличие от дискурса (произвольного сочетания стадий речи Платона. Это различие — спин.

Язык психоанализа описывает ровно тоже самое, но более примитивно, как сочетание — в психике человека — единства реального, воображаемого и символического — в даосизме это ненамеренность (нежелание, неслучайная случайность, отсутствие интенции) и — ещё раз — символического.

В буддизме — аспекты семиотического знака (души): мудрость, нравственность, духовная дисциплина. Духовное открытие — это осознание матрицы таких знаков. Концепция Восьмиричного пути — синтез теорий Платона и Аристотеля, да еще и отчасти — даосизма.

Определить семиотический знак человека не сложно:

Что он ставит на первое место — форму идеи или дефиницию (степень достоверности своего рассказа)? Первый — обыватель, второй интеллектуал.

Далее рассматриваем три аспекта знака.

Форма идеи — буквальная/реалистичная (1) или абстрактная/символическая (3), или-же и то и другое одновременно (пример идеи, метафора — 2), либо лишь имитация такой метафоры (подмена поверхностными признаками — 2').

Смысл — интерпретация самим человеком избранной им формы посетившей его идеи. 1 — частный интерес/польза/максима, 3 — всеобщий интерес, общее/императив, 2 — факт или 2' — поддельный факт.

Дефиниция — самоопределение достоверности сказанного: 1 — гипотеза/самоирония, 3-аргумент/творческая ирония, 2 — и то и другое — дицент/художественный образ, или 2' — симулякр дицента.

Условно — первая цифра — форма идеи, вторая — смысл, третья — дефиниция.

Ниже — матрица типов семиотических знаков, матрица адронов в ядерной физике, матрица целевых аудиторий в маркетинге, тетраксис Пифагора, специальная унитарная группа SU (3):

111 113 133 333

112 123 233

122 223

222

Языком кварков:

uuu uus uss sss

uud uds dss

udd dds

ddd

Языком Платона (стадии речи):

1 2 (3, 4) -2 (-3, -4) -1

12 (13, 14) 2-4 (3-4, 2-3, 3-2, 4-3, 4-2) -1-4 (-1-3, -1-2)

1-4=23 (1-3=24, 1-2=34) -12=-3-4 (-13=-2-4, -14=-2-3)

-1=-2-2=3-3=4-4

Возможны реплики — перестановки условных цифр местами. У первой сверху строки — нет вариантов (симулякров), у второй — спинов (вриантов знака с учётом симулякров 2') — два, у третьей — четыре. у четвёртой — восемь.

Языком И Цзин и кибернетики квантового компьютера:

000 001 (010, 100) 110 (101, 011) 111

000001(000010, 000100) 001011 (010011, 001101, 010110, 100101, 100110) 111011 (111101, 111110)

000011=001010 (000101=001100, 000110=010100) 111001=101011 (111010=110011, 111100=110101)

000111 (001110, 010101, 100011).

Возможны спины — перестановки групп из трёх бит местами. Знак "=" здесь означает дополнительные спины (варианты) знака. Всего 64 знака.

Важное замечание:

Любая цепочка бит может быть разбита на группы по три бит и расшифрована семиотическими знаками. Если такую строку бит записать столбиком, по три бит в строке — станут очевидны семиотические связи между знаками (структура информации). Пример:

0000010000100

000

001 = __+

000 = __+

010 = _+_

000 = _-_

100 = +__

Эти внутренние связи между тремя битами — при наличии квантового процессора — позволяют записать и передать сообщение более компактно (разложить на гармоники):

1: 0____+=____1

2: 0__±_=__10_

3: 0++___=11___

Пробел — “_" — здесь означает, что состояние квантового регистра не меняется. Например — пиксел кадра видео остаётся без изменений. "+” — увеличение значения, " -" — уменьшение.

И так далее:

1: ____1

2: __10_=__210

3: 11___=22-2_

Чем больше мы переписываем (зашифровываем) — по такому — простому правилу сообщение, тем оно становится короче, но бит требует больше значений, это применимо только для квантового процессора. В конечном итоге мы получаем один супер-бит, элемент квантовой матрицы.

Другая особенность квантового исчисления — доступная уже сейчас — для обычных компьютеров — сжатие сообщения за счёт сокращения избыточной квантовой информации, если элемент матрицы можно записать меньшим числом бит (как для вершин матрицы) — это сокращает запись сообщения без потери информации. Приблизительно — на четверть.

Кроме того, если получатель информации на различает детали, и если эту степень точности можно учесть, (например — если обычный человек различает только около 1000 цветов пиксела — нет необходимости передавать подробное описание такого цвета — 16777216 вариантов /24 бит) это радикально сжимает запись цвета каждого пикселя (конечно не 16 777,216 раз, меньше, уменьшается лишь число бит, но — уменьшается!)

Для передачи полноценной виртуальной реальности (полной визуальной иллюзии) с гаджета на гаджет требуется - уже существующий шлем виртуальной реальности и... увеличение частоты (пропускной способности) мобильного интернета в тысячи раз, никакие 5G - в этом не помогут. А по квантовой технологии эта задача решается даже на существующем уровне технического развития.

Но, это всё — об информации, как контенте (видео, звук, текст). Семиотическая цепочка знаков (суть) информации — всегда квантовая. Фильм — сводится к нескольким бит. И, по такому индексу, присвоенному любому контенту, сам контент можно отыскать почти мгновенно. Время потребуется лишь на формулирование поискового запроса.

А естественные социальные связи между людьми — нейроны (квантовые связи) семиотических знаков. Используя эту теорию в кибернетике — на самых обычных компьютерах — даже на гаджетах — мы можем получить мгновенный портрет состояния всего общения всех людей в интернете и проследить изменения этого состояния во времени и по различным локациям. Это семиотический майнинг — биткоина, тождественного редкой достоверной мыслей, вызвавшей рост куста интерпретаций. Этот естественный информационный объект вполне способен сменить биткоин.

Но, возможно и деструктивное применение технологии - ментальная полиция. То, чем занимался пятый (идеологический) отдел КГБ СССР.

Дело в том, что такая постановка задачи соответствует дискурсу постмодерна. Если обществом принята концепция равноценности всех дискурсов — ни один из дискурсов не страшен.

Nft — лишь имитация таких возможностей. Воображение биткоина в любом наборе цифр.

Геометрическая метафора квантовой матрицы:

111 113 133 333

112 123 233

122 223

222

Первая (сверху вниз) строка — элементы квантового регистра (даосские триграммы стихий природы, стадии речи Платона). Вершины условного куба мышления. Вторая строка — ребра куба, третья — грани, четвертая — центр. Тетраксис Пифагора — другая форма представления терминологического куба Аристотеля. Оба представления — равноценны.

Названия типов семиотических знаков:

Переживание Схема вообще Указание Умозаключение

Схема Этот Пропозиция

Неопределённое восклицание Реклама

Прагма

Я объясняю исторические и социальные феномены — сочетаниями дискурсов. Привожу пример интерпретации событий с позиции теории дискурса. На мой взгляд, этот метод анализа позволяет выявить суть происходящего, абстрагируясь от контента.

Контент (материя причин произнесения слов) — всегда разный, но обладая некоторым дискурсом — мы всегда говорим — по сути — одно и то-же. Исполняем определённую социальную роль.

Дискурсивный анализ позволяет точно описать такую социальную игру (роль, событие, феномен) — условным языком квантовой или кибернетической математики, отличной от традиционной. Подобный метод встречается в живописи, в древних учениях (в даосизме и пифагорействе, отчасти — в учениях Платона и Аристотеля), а так-же — в алгебраической геометрии (теория специальной унитарной группы), близок теории тензора (матрицы производных — языка теории относительности Эйнштейна), элементы метода с 1960 используются в квантовой хромодинамике (физике субатомных частиц), метод наследует, объединяет и развивает теории психоанализа, маркетинга, лингвистики, кибернетики и социальной теории. В конечном итоге, дискурсивный анализ — это структура любого языка, тожественная его причине. Это — не взгляд на язык со стороны, но проявление природной структуры (матрицы) языка. Пытаясь понять собственную разумность — попутно ошибаясь — мы даём описание окружающего нас мира.

Преимущество такого метода — большая глубина анализа феноменов мышления. Но, есть и недостатки, главный из которых — малая распространённость.

Подчёркивая негативное значение это метода, как выявления одних только качеств (но зато — в их единстве — в картине мира), его оппоненты называют его геометрической (матричной, квантовой, мифологической) редукцией. Это действительно, язык архаического мифа, близкий — будущему квантовому языку искусственного интеллекта. Он встречался и в ранней науке, как практика поиска концептов разных точек зрения на объект. Для определения физических законов. Но, с точки зрения этого метода — современные наука, философия и искусство — лишь количественная (алгебраическая) редукция — подмена объекта (феномена мышления человека об объекте) — количественной (численной) теорией этого объекта. Наука — ошибка мифологии.

Я практикую этот метод с 1985, этот язык давно стал моим собственным языком, иногда я встречаю людей, понимающих если не полностью, то хотя-бы часть этого языка. Последним таким моим собеседником был московский куратор и критик Виталий Пацюков (1939 — 2021). Но, мои многолетние наблюдения убедили меня в том, что все люди используют этот язык, точнее — своей речью выражают определённые объекты этого языка, считая это частичное проявление матрицы — собственным разумом. Но, таких частных человеческих разумов — множество и они образуют сложные оркестровки — нашу социальную жизнь.

Любопытный аспект общения: если человек понимает сложность мышления своего собеседника, даже не различая детали — он сотрудничает: переинтерпретирует в собственном дискурсе. Моё воспоминание о мышлении Виталия. Кому-то он безусловно давал силы, но и брал их у кого-то. И еще — его дискурс сложно было определить однозначно, в определенных обстоятельствах это был один явный дискурс, в другом — другой. Возможно его мышление объединяло несколько дискурсов: куратора, гуру, художника, рынка. Это был альянс. Маленький миф. Предел возможного. Он всегда оживлялся, когда писал о мифе. Но, как это было на самом деле — сказать точно уже невозможно. Любые рассказы — интерпретации в дискурсе рассказчика — часть правды.

Если признать — как факт, что человек всегда испытывает смысловую галлюцинацию, объясняя события или сказанное другим человеком — только в своём собственном понимании (реже — в дискурсе, ещё реже — альянсом дискурсов), то — не имеет никакого значения уровень языка, которым мы общаемся. Каким бы он ни был — собеседник всё равно поймёт Вас — по своему. Чаще это компенсируется упрощением языка, но точности взаимопонимания — всё равно — такое упрощение не добавляет. И наоборот, взаимопонимание возможно и тогда, когда — казалось-бы — для него нет никаких оснований.

Поэтому, принимая такой факт, я излагаю свои мысли так как это комфортно мне. А ваше право — понимать мой текст по-своему. Природа сама определит достоверность высказываний обоих собеседников. Делай, что должен и будь что будет… Жизнь сама расставит всё по своим местам.

Если честно — это подметил ещё Боб Кошелохов (1942-1921) в 1992, до этого момента мы были с ним дружны — я вообще «не думаю». Его мнение — единственная моя цель — видеть матрицу и сохранять её воображаемую структуру — в ответ на любое высказывание в мой адрес. Это компенсация искажения матрицы. Уверен, так будет действовать и пресловутый Искусственный интеллект. Я лишь «проговариваю» его, готовлюсь к написанию алгоритма.

Виталий Пацюков как-то сказал мне, что считает меня ненормальным, но публично не может этого сказать. Не так поймут… Акцентирует внимание на позитивных аспектах моего мышления. Это было его право. Деление качеств мышления на негативные и позитивные — искажает картину мира. Да, я бываю очень невнимателен к людям, многие считают это высокомерием, рисую пространство возможного — вместо более понятных собеседникам — отдельных элементов этого пространства. Просто я не верю, что может произойти что-то заслуживающее моего внимания, но время от времени это происходит.

_______________________________________________

К чему же всё шло?

К вытеснению прежнего феномена — контемпрорари (2314 — арт-рынка, как — 2 — манипупуляции поверхностными признакими — 3 — поверхностной метафоры жизни/картины, выражающей бессознательную — 1 — жажду — 4 — поверхностного познания) — из актуальной для общества — повестки дня — чем-то новым и наверняка — ещё более безумным. Это новое — уже тогда — ассоциировалось с компьютером, даже точнее — с гаджетом.

Оригинальным признаком контемпрорари (арт-рынка), по отношению к классическому дискурсу рынка, можно принять манипупуляцию поверхностными признакими — путь и поддельной, но всё ещё — вещественной картины.

Сменяющий контемпрорари дигимодерн, разрушал, в первую очередь — вещественность картины, она стала виртуальной.

Как и 1980-х, в 2010-х я видел — для себя — только одно решение проблемы — доведение театра «игры в живопись» контемпрорари-дигимодерна до абсурда.

Почему? Зачем?

Театр «игры в живопись» (модерн) — это имитация работы художника (дискурса модернизма — 1324), подмена его другими дискурсами. Вернуть разрушенной форме картины прежний смысл — композицию — значит выразить свой дискурс художника. Быть собой. Виталий всегда говорил «Живопись — театр изначально», я всегда уточнял — «академическое ремесленничество, тусовка». А, что такое "подлинная живопись (искусство) — толком не знает никто.

Но, в 2010-х мне было уже не 20 лет и намерение участия в вечной борьбе дискурсов было исключено. Ни один дискурс не лучше и не хуже другого. Ни модернизм (искренность), ни модерн (театр игры в живопись) — не имеют друг перед другом никаких преимуществ. Они одинаково не позволяют увидеть жизнь такой, какая она есть. Вне её переживаний или умозаключений о ней. Как не смогла это сделать и постживописная абстракция — непротиворечивое единство обоих этих дискурсов.

Но, это оказалось возможно при отказе от интенции/намеренности/желания. Когда виртуальная случайность (деффекты компьютерного изображения), не смотря ни на что — образуют композицию. Не нарисованных на холсте предметов, но композицию такой картины и общества. То, что зритель видит композицию суверенных фрагментов — лишь метафора этой гармонии частностей в жизни. Созерцая подлинный — ненарисованный — ритм случайности — например, созданный технгологией написания картины — человек видит себя. Точнее — видит то, что он сам от себя скрывает — тем или иным дискурсом. Обстоятельства: те или иные тренды культуры, модные формы техника, технология — для проявления образа единства частного — матрицы — совершенно не важны. Случайность виртуального — лишь метафора сомнительной разумности культуры. На самом деле — ничто не случайно.

Контемпрорари (доминирование дискурса рынка) — к тому времени (сейчас речь о середине 2010-х) — окончательно выдохлось, ослабило хватку.

Никакого полноценного арт-рынка в России так и возникло, оправдание галерейного китча — созданием рынка — оказалось обманом, 7 млн.долл. в год — это не рынок. Стало очевидно, что единственная цель тусовки контемпрорари — создание собственной социальной институции, выражающей мировоззрение галериста (микс рыночного и обыденного мировоззрений — 23142413 — и заключение чувственности зрителя в матрицу поверхностных признаков его чувств картины. Сокращение предложения (по сути геноцид творчества) — ради социального контроля за видом деятельности. И, многие этому обману верили…

На всё это можно было бы просто наплевать, если бы не агрессивность контемпрорари. Пустая риторика об актуальности самого контемпрорари и устаревании любых иных принципов творчества. Забвение художника, как типа мышления. Не то, что-бы с этим культом глупости контемпрорари следует бороться… Он беспомощен, но засоряет эфир. Его следует игнорировать, используя текущее состояние культуры для вечного творчества. Что кому досталось…

В 2010-х — новое в Россию ещё не пришло. Было затишье перед бурей.

Это время напоминало мне Ленинград в 1980-е, когда прежний «второй авангард» (на самом деле — и не второй и не авангард — обман был всегда — тусовка ТЭИИ) — сдавал позиции будущему контемпрорари (подделки картины как таковой — узнаваемым поверхностным признаком картины). Начало нового цикла исторического процесса. Краткий миг свободы и новых надежд. Точно, как и в 1980-е — в 2010-е — мало кто, что понимал, что происходит.

2016

2016

Я развесил холсты на стенах домов и собирался прочесть лекцию о скорых переменах, но пошёл сильный дождь, и пока организаторы ждали зрителей, пережидающих этот дождь по домам — что-бы не замерзнуть — все мы изрядно напились. Когда дождь прошёл и началась лекция, то сломался проектор, но его заменила ударная установка. Брям-брям. Театр абсурда.

Одной из зрительниц оказалась бывший директор музея революции Нина Субботина, тогда уже руководитель лектория ММСИ, она и предложила повторить перформанс в музее, на одной из научных конференций.

Мнения тогда разделились. Но, сам перформанс стал темой международной университетской дискуссии о проблеме визуализации смысла культуры.

2018

2018

Вскоре, другой случайный зритель, предложил повторить всё то-же самое — на одном из первых арт-блокчейн мероприятий в Киеве. Потом — ещё и ещё.

Собственно, и сейчас я снова возвращаюсь к тому перформансу. Но, конечно форма его уже просто не может быть прежней. Будущее наступило и снова всё стало серо и предсказуемо. Праздник непослушания закончился.

Но, для меня ничего не изменилось, кроме погоды за окном. И ещё большего сокращения круга общения, люди умирают. Всё, что остаётся — сказать, что и это пройдёт, будет новый праздник, когда и эта мода на технологический арт дойдёт до абсурда.

Работа художника - видеть ритм времени, а вовсе не увлекаться самими этими безумными трендами - промежутками между ударами его сердца, подменяющими другим эту работу.

2015-1985=30 лет. Мне 56. Не уверен, что дождусь следующей смены погоды культуры, но может быть, она произойдёт раньше?

Удивительно, но в истории остаются только ответы художников на перемены от тренда к тренду, а не сами эти тренды, вырождающиеся всегда черт знает во что. Внутри тренда тоже множество циклов. Три года тому назад новым казался арт-блокчейн, а теперь, от него остались одни воспоминания. Это как страбоскоп. Вспышка лазера фиксирует замёрзший кадр и — в темноте — мы сами заполняем промежутки между такими кадрами — сюжетом происходящего, точнее — собственными фантазиями о нём. На самом деле — принципиально — ничего не меняется.

В 1980-х, в 1990-х, в 2000-х, в 2010-х — семиотически — было все то-же самое. Знак остаётся прежним, сменяется лишь контент, декор, оболочка мыслей. И, достойных людей, кто понимает происходящее — становится все меньше и меньше. Но, пустыни не возникает, всегда кто-то прозревает. Как-будто, сама природа, поддерживает нерушимый баланс интеллекта и безумия и забирает тех, кто понял, давая шанс прозреть другим. Но, переход происходит не мгновенно, неизбежен этап безумия, тот самый тренд (мода) — исторический промежуток между озарениями и скорым сенокосом Смерти.

Мне не ясно только одно, зачем я всё ещё здесь? Моя очередь приходила много раз и каждый раз — переход откладывался. Я уже устал от всего этого.

Уверен, и эта квантовая история — станет частью обычной истории, уверен я в этом потому, что видел это уже много раз. А текст об этом — просто сигнал тем, кто только начинает что-то понимать. История человека идёт по мифологическому кругу, а «прогрессом» мы именуем — смену технологического контекста, от круга к кругу.

До 1985 меня интересовала ядерная физика и античная философия, как и связь между ними. В 1985-м я понял, что рациональное знание бесполезно и «ни один текст не серьёзен» (Платон), «объект и его теория — не одно и то-же», а люди — в своей массе — просто тусуются, ситуационно сочетая дискурсы. Мою попытку, в Ленинграде 1980-х, объединить разные такие тусовки под одной крышей — кураторы поняли художественным творчеством.

Тексты о конфети: Токенизация и блокчейн в сфере искусства -0942, Космическая одиссея мёртвого космонавта (снова про NFT) -0155, Жизнь как заброшенный аэропорт, из которого никто никуда не летит, но все делают вид, что ждут своего рейса -0388. И пр.

А меня самого и мою практику, наверное, больше представляет текст университетского философа, вначале он испытывал предубеждение, затем его мнение изменилось. А так-же — статья уважаемого и авторитетного критика и куратора Виталия Пацюкова, советника директора музея Пушкина, к одной из выставок в музее.

___

[Виталий умер 25.10.2021, через несколько дней после этой конференции. Он собирался подключиться, его интересовала эта тема, он наблюдал феномен с 2015. Всё это мы с ним обсуждали. Но, за день до конференции он попал в больницу.Земля ему пухом!]

Почему я выступаю на конференции в Украине, а не в России? 

Я выступал. Но, у нас, моё выступление — как правило — заканчивается скандалом (наша контемпрорари-тусовка — против любого анализа, ей достаточно стандартной пирамиды авторитетов, знание никого не интересует) и… реакцией университетов Ближнего Востока и Восточной Европы. Там — наоборот — меня приглашают. Цитируют, интерпретируют, ссылаются. Это их выбор.

Почему?

И арт-блокчейн и nft (продолжение "арт-блокчейн сказки об эфириуме") - пришли в Украину лет на пять раньше, чем к нам в Россию. В 2015. 

Сейчас, nft — там — стало массовым социальным явлением. Поэтому, в академических институциях — там — сейчас обсуждается актуальный вопрос: «Какой в этом всём смысл»? Есть ли он вообще? А у нас — ещё только: «Что это такое»? Бла-бла-бла. В России пока еще просто не понимают, с чем столкнулись… Заигрывают с сонным — пока — чудовищем. А победить это чудовище способно только ещё большее чудовище.

Когда nft-спикеры рассказывают о феномене, то здравомыслящему слушателю бывает их сложно понять. Но, их целевая аудитория — хорошо их понимает. Это говорит о том, что nft-спикеры (те, кто даёт феномену nft — определение словом — 2), nft-креаторы (те, кто иллюстрирует такие концепции — 3) и nft-коллекционеры (те, кто понимает всё буквально/реальностью/предметом коллекционирования (потребления) — 4) — говорят на одном языке, но — для всех прочих — требуется перевод.

Что именно они говорят?

Так, как, наверняка, все — или почти все — nft-спикеры учились понемногу — где-нибудь и как нибудь, поэтому, конечно они пытаются использовать свои знания. Точнее — дискурс. Отождествляя nft-феномен и своё знание о нём, а так-же — такое “nft-знание” и собственный дискурс. Что самообман, но и nft-феномен — весь в этом.

Нас ведь ничуть не смущает научно-популярный текст по физике. Это не физика, а лишь упрощенный пересказ, в расчёте на его популярность у публики — беллетристика. Почему же тогда нас должен смущать подобный популярный рассказ об nft-феномене? Даже если городской обыватель — не видит между двумя вариантами разницы. Я провел исследование: тот, кто одержим nft, одержим и науч-поп рассказами по физике, считая рассказ о предмете, тождественным теории этого предмета, а теории предмета — самому предмету.

Редко такой nft-текст, по структуре/дискурсу, соответствует дискурсу университета — 4321, чаще это комбинированный — так называемый — "научный дискурс", освоение которого требуется от студента — 2413. Но, учёным не стать, не перестав быть студентом. А как? — этому больше не учат. И, если это не МГУ, то — это бизнес и арт-бизнес образование. Курсы переподготовки, аспирантура. Как правило в СК. Уши Оксфорда.

С контемпрорари в 1980-2010-х было всё ровно то-же самое.

Но, увы... практика показывает, что успех сопутствует только nft-спикерам, использующим дискурс софизма - 4321 - (пустую риторику). 

Поэтому, в ответ на свой пламенный питч, если только это не монолог с экрана или со страниц глянцевого журнала, nft-спикеры сразу получают указания на противоречия в их словах — со стороны представителей не только дискурса университета, но и философской аналитики и прежнего арт-бизнеса, и дискурса художника (модернизма) и прочих. Nft -сознательная провокация критики компетентности спикера, но обывателям самое то.

Чем бы не была сама эта nft-технология, феномен - не в ней, а в том, как и для чего её используют, а именно - для выражения определённого сложного дискурса, особого рода рассказами о ней. Даже точнее - суть проблемы - в извечном конфликте наших дискурсов. 

Nft — часто называют «ключом от будущего», но на самом деле это ключ лишь от безумия воображения будущего — современностью". Когда желаемое тождественно действительному. Виталий Пацюков называл это «современной виртуальной цивилизацией».

На конфененции я слушал о скором чуде смены формы фейсбука на мета-вселенную. И потому нам всем надо вникать в то, что это такое… Прошло несколько дней и это оказалось лишь сменой названия компании. Смешно :)

Поэтому, для понимания места этого феномена в оркестре наших дискурсов — требуется анализ предпочтительных, для такого nft-феномена, дискурсов и их вечных конфликтов и альянсов с другими дискурсами.

Если формализировать - в прагматическом духе семиотки - все такие отношения дискурсов - мы и получим всевозможные цифровые хеши - от биткоина до nft.

Nft-феномен соответствует альянсу некоторых дискурсов (горожанина — 2413, рынка — 2314 и софизма — 4321) и маркирует наступление новой исторической эпохи. Напомню, что любая историческая эпоха — с 1970-х — определяется нами — «комбинаторикой доминирующих (наиболее социально успешных) дискурсов».

Успешных в чём?

Во воодушевлении собеседника. В практическом достижении взаимопонимания со своей ЦА, якобы — для «взаимовыгодного» сотрудничества, но — на… собственных условиях. Это диктат определённого мировоззрения, как имитация соглашения. Это вполне можно определить разновидностью софизма (4321), как подавления критического мышления собеседника.

В некотором роде эта новая эпоха — «феодализм наоборот», а именно — культ феода, горожанина, «истина» которого — 24 (2 — признак 4 — понимания, клип): анекдот, шпаргалка, сплетня. Вместо прежнего пост-средневекового культа сюзерена, феодала (дискурса университета — 4231), «истина» которого — противоположна и если сказать о ней совсем кратко — это «чувство собственной важности» (демонстрация права 4 — понимать 2- концепции). Разумеется, другие, прежде успешные альянсы дискурсов — сопротивляются агрессии nft-альянса дискурсов, отстаивая свою доминировавщую — прежде — роль в обществе.

Но, прежняя наша история, как переписывание исторических текстов — в духе того или иного доминирующего дискуса (подтекста) — как её определил Жак Лакан в 1970 — давно закончилась. Сейчас — например — так это определено в работах американских университетских PhD — «время альянсов дискурсов». Пример. С 1980-х мы наблюдаем — в США — противоборство альянса дискурсов университета, рынка и постмодерна (мировоззрения спецслужб) — и всевозможных иных альянсов дискурса рынка.

Nft-феномен — лишь один из таких новых вариантов. Современное искусство (контемпрорари, маска арт-рынка/арт-беллетристика) — другой. И, таких конкуририрующих альянсов — множество. Говорить о доминировании только одного дискурса — больше не приходится.

Непонимание другого дискурса порождает образ социального хаоса, управляемого "таинственными злодеями". Но, кто эти "злодеи", если, кроме нас - здесь больше никого нет?

Сфера искусства — часть социальной сферы человечества. Современные стили и тренды — семиотически — это ровно те-же самые альянсы дискурсов.

Маркс и Энгельс подробно описали противостояние дискурсов пролетариата (потребителя — 1234) и буржуазии (альянса горожанина и рынка — 24132314) . Все мы знаем к чему это противостояние привело: к краху феодальных империй — 4213 (ведущей роли дискурса университета) и последующему реваншу университета на Востоке Европы, воцарению «психоделического университета Мао» — 42313241 — на Дальнем Востоке (позже, такая синтетическая китайская идеология нашла язык ещё и с дискурсом рынка — 423132142314) и «либерального» («демократического», всё в кавычках) альянса университета, потребителя, рынка и постмодерна на Западе — 4231123423144132.

Теперь, на историческую сцену вышел новый, прежде пассивный игрок — дискурс обывателя (студента, горожанина, паствы, электората — 2413). Поэтому, если мы хотим считать себя не просто людьми, но ещё и разумными существами, то никакой альтернативы поиску консенсуса всех дискурсов — просто нет. К чему нас и призывали Великие постмодернисты 1980-х. Преимущества любого из дискурсов теперь просто не могут быть длительными.

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D0%BD%D0%B8%D0%B3%D0%B0_%D0%9F%D0%B5%D1%80%D0%B5%D0%BC%D0%B5%D0%BD

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D0%BD%D0%B8%D0%B3%D0%B0_%D0%9F%D0%B5%D1%80%D0%B5%D0%BC%D0%B5%D0%BD

Условное обозначение цепочек дискурсов:

Цифры 1, 2, 3, 4 — это первая, вторая, третья и четвёртая стадии речи Платона (1/000 — имя чувства идеи/интенция-желание/переживание, 2/001 — концепция-символическое/точное определение словом/теорема, 3/010 — рисунок/метафора/доказательство-воображаемое и 4/100 — понимание реальностью). Когда — по убеждению самого Платона — важно использовать большее число стадий речи (-1/111 — умозаключение, -2/110 — откровение, -3/101 — вознесение, -4/011 — созерцание).

Сплошная черта — единичка, прерывистая — ноль. даосские триграммы и гексаграммы читаются снизу вверх.

Любые две такие «условные цифры» дискурса (трагиаммы Книги Перемен) — гексаграммы — и есть семиотический знак (изрекаемая "истина" или скрытое в бессознательном «благо»/архетип человека), четыре (если не повторяются) — дискурс, одна — предел мышления, элемент квантового регистра или глюон (вершина условного куба-матрицы мышления).

Платоновские части речи, независимые сферы психики и элементы квантового регистра (даосские стихии природы нашего ума) — одно и то-же.

Другая ветвь этого нео-марксистского учения о дискурсах, другими словами — вновь возрождённого платонизма — системный психоанализ Жака Лакана. Близкий постмодернизму (учению о необходимости консенсуса всех дискурсов — нео-пифагорейству или нео-конфуцианству). Теория динамического концепта Жиля Делёза — ровно о том-же.

Что всем нам надо друг от друга, в конечном итоге?

Взаимопонимание, сотрудничество. А для этого нам всем необходимо учиться договариваться с оппонентами, исповедующими иное мировосприятие. Как минимум понимать — чем эти собеседники от нас отличаются и можно ли — в том или ином случае — этими отличиями (неврозами) пренебречь, ради сотрудничества? Учиться не выигрывать в споре, не переубеждать, но договариваться.

Демонстрация художественных образов консенсуса всех дискурсов (матафорически — ритма, объединяющего все возможные цветовые балансы и все возможные равновесия нарисованных форм) — как образа непротиворечивого единства суверенных фрагментов композиции — один из методов добиться этого. Этим я и занимаюсь более 35 лет.

Благодаря nft — мы теперь знаем это точно — что помимо концепта — в нашем сознании — существует и его симулякр. И большинство из нас — их не различает. Впрочем, это было известно ещё античным философам.

Давайте разбираться со всем этим вместе.


ІНСТИТУТ ПРОБЛЕМ СУЧАСНОГО МИСТЕЦТВА НАМ УКРАЇНИ

ЗЕЛЕНОГУРСЬКИЙ УНІВЕРСИТЕТ (ПОЛЬЩА)

ІНСТИТУТ ЛІТЕРАТУРИ ІМ. Т. Г. ШЕВЧЕНКА НАЦІОНАЛЬНОЇ АКАДЕМІЇ НАУК УКРАЇНИ (КИЇВ)

ПОЛЬСЬКО-УКРАЇНСЬКИЙ ЦЕНТР ГУМАНІТАРНИХ ДОСЛІДЖЕНЬ (ЗЕЛЕНА ГУРА, ПОЛЬЩА)

НАЦІОНАЛЬНА АКАДЕМІЯ МИСТЕЦТВ УКРАЇНИ (КИЇВ, УКРАЇНА)

ІНСТИТУТ КУЛЬТУРОЛОГІЇ НАЦІОНАЛЬНОЇ АКАДЕМІЇ МИСТЕЦТВ УКРАЇНИ (КИЇВ, УКРАЇНА)

Міжнародна науково-практична конференція

ГЛОБАЛЬНІ ВИКЛИКИ МАЙБУТНЬОГО: ПРИЧИНИ, СТРАТЕГІЇ ТА НАСЛІДКИ У НАУКОВІЙ І СПЕКУЛЯТИВНІЙ ПЕРСПЕКТИВІ

Київ 21-22.10.2021

Круглий стіл НОВА МЕДІАРЕАЛЬНІСТЬ: АРТПРАКТИКИ В ЕПОХУ NFT

Соціальна роль NFT

Доповідь Андрія Ханова

21 жовтня, 16:30

http://mari.kiev.ua/node/282

Текст моего выступления — возможно — немного отличался от этого черновика, дополненного воспоминаниями. Я говорил по наитию, импровизировал. Надеюсь, видео с конференции будет, через некоторое время, доступно.

Добрый день! Приветствую всех участников круглого стола.

Послушав предыдущих спикеров, прежде, чем выступить, должен предупредить, что мой доклад добавит в вашу коллективную бочку мёда — просто — вселенную дёгтя:)

О многом из того, о чём я хотел сказать — уже сказано, пусть и в другом контексте. С определённой, дискурсивной, точки зрения. Со многими определениями я согласен. Я понял цель рассказа. Но, моё личное мнение и цель — отличаются. Одного выражения своей точки зрения — мало, важно договариваться. Следовательно, я скажу о том-же самом — с другой точки зрения, предложив свой вариант непротиворечивого единства обнаруженных мною противоречий.

Мы здесь собрались вовсе не для того, что-бы мериться непримиримостью или авторитетностью собственных мнений, а для поиска пересечения таких точек зрения, для поиска коллективного образа идеи, способной преодолеть катастрофический анти-рейтинг обсуждаемой темы, поэтому — спорить я не стану, только уточню детали возможного концепта.

Так всё начиналось. НЙ, 2018.

Так всё начиналось. НЙ, 2018.

Я часто слышу жалобы арт-блокчейн спикеров (а, nft — пока ещё — разновидность арт-блокчейн), что никто из слушателей — ничего не понимает и потому — мол — приходится объяснять с самого начала. Блоки, хеши, майнинг, блокчейн-реестр и прочее… Не согласен, nft — это даже не хеш, просто случайный набор цифр, названный неслучайным. Имитация блокчейн.

«Что не понимают» — говорят из вежливости, арт-блокчейн понятен многим, как рассказ о блокчейн — но, просто неприятен. «Ведь спикеры откровенно врут, выдавая одно за другое…»

И выхода у спикеров два, либо продолжать бла-бла-бла, либо — серьёзный анализ феномена. А для второго у них просто ничего нет. Это и есть проблема — отсутствие теории. Но, самим спикерам это ничуть не мешает.

Вот, что - в докладах, пытающихся предложить хоть какую-то теорию феномена - вызвало у меня удивление. 

Например, я впервые слышу термин «Бытия», «Бытий». Во множественном числе и без кавычек или смайликов.

По контексту понятно, что имеется в виду «дискурс или мировосприятие человека, определяющее его суженное сознание», подменяющее ему подлинную картину мира — миф или консенсус всех дискурсов — одним из таких дискурсов. «Частное Бытие», в кавычках, как единственно допустимое человеком «Бытие». Когда все прочие — кто думает не так, как ты — если не враги, то дураки. И таких разных дискурсов — множество. Все они одинаково «не знают даже этого» (Сократ). Что именно? Что принципиально неправы просто все.

Если сказать не «Бытия», но «дискурсы», то проблема моего понимания — теории докладчика — исчезает.

Бытие одно, это консенсус всех дискурсов. А дискурс — это часть Бытия, семиотический знак (точнее — сочетание двух знаков) — редкое взаимодополняющее сочетание изрекаемой частной истины человека с частным же, скрытом в бессознательном, его благом, которые — он сам — считает единственно верными. Назвать дискурсы — «бытиями» можно только в переносном смысле, подчеркивая — тем-самым, что «бытие определяет сознание», а «сознание (понимание, знание) — реальность человека».

Если вспомнить, что со времён МЛФ существует подмена терминов и, под бытием, как правило — подразумевается обыденность (бытование, житейская обыденность), то «бытия» — в тексте докладчика — можно заменить «бытованиями». Тогда тоже — всё понятно.

Зачем использовать термин Парменида в столь вольной интерпретации? Да ещё и в контексте МЛФ?

Это ведь и есть та подмена, которую спикер - по контексту его выступления - как раз и критикует? 

Бытие — одно, это просто всё, что есть. Мы все, со всеми своими представлениями об этом Бытие — его части. Дай Бог человеку — за его жизнь — успеть непротиворечиво сложить хотя-бы несколько осколков Бытия.

Постичь Бытие — так я считаю — и есть цель Жизни, для этого ей и нужен «человек разумный», через сознание которого, она пытается проникнуть в принципиально недоступные ей (нереальные) части матрицы Бытия. Жизнь, как форма существования реальности (стабильности, наблюдаемости феноменов природы) — это ещё не всё Бытие, только его часть. Можно назвать это происками Дьявола. Вот только, обычно, если верить коптским рукописям — всё ровно наоборот, Дьяволом мы именуем Бытие.

Разным людям достаются разные части этой задачи Жизни и потому — мы все разные, изрекаем разные «истины» и выражаем разные «блага» (архетипы). Когда множество этих «истин» и «благ» — одинаково — семиотических знаков — конечно. Понять Бытие возможно лишь объединив понимания всех людей. Соединив концептом все частные «истины» и «блага» в единую структуру — матрицу (матрицу Бытия или само Бытие).

И это единство существует, как коллективное сознание, естественная семиотическая сеть, «Сфера неподвижных звёзд» Аристотеля, она-же — «Ноосфера Вернадского».

Компетентны ли мы обсуждать Бытие здесь - на конференции? 

Где указание на этот — исходный для мыслезнака — образ Бытия в речи спикера?

Не всегда он заметен, в отличие от дискурса. А ведь — для убедительности такого знака — куда важнее, как мы говорим, чем — о чём и зачем? О чём угодно. Затем, что-бы сказать другим о посетившей тебя идее — достоверно. Либо-же действуем ситуационно (тусовочно), не понимая толком — ни что мы говорим, ни зачем, просто выражая свой дискурс тем, как именно мы это делаем. Сочетая, в своей мысли, какие-то определённые «истины» и «блага». Но, далеко не все возможные.

Первое — разговор по делу, второе — то самое «бла-бла-бла», неприятное очень многим слушателям арт-блокчейн лекций. Недавно — второе — опять произошло в ГРМ. Я так это понял. И, это уже тысяче-первое, если не больше такое мероприятие.

А сколько таких конференций происходит в бизнес или арт-бизнес-формате…

В 2018, в Пушкинском музее состоялась — первая в России — подобная часовая мини-конференция, несогласованная (волонтерская с целью самопиара) презентация Нью-Йоркской «Новой Академии», в качках оба слова. Позже произошли официальные презентации «Новой Академии», в Сколково и Космоску — не вызвавшие уже никакого резонанса. Ранее — на Арт Базель Майами и в одном из американских университетов. Забыл название.

Но тогда, в Пушкинском музее хотя-бы был спор, ещё на час-два. Местные критики «закатали в асфальт» американских художников. Точнее — их переводчиков-интерпретаторов, решавших свои собственные задачи. Я заступился за художников, а после посещения ещё одной подобной конференции в Кубе — просто утратил интерес к таким пустым разговорам.

Здравомыслящие слушатели — всегда аргументировано критикуют арт-блокчейн-спикеров, а те, в ответ — повышают голос, вновь и вновь — объясняя про блоки, хеши, майнинг. Всегда происходит одно и то-же. Это просто нежелание договариваться, навязывание аудитории собственной идеологии. Да и нет у них никакой иной информации о феномене. Художникам арт-блокчейн слово дают редко. А повтор одного и того-же — в 1001-й раз — вызывает безразличие аудитории. Всё-таки, это для бизнес-формат. Факт конференции как самореклама. О чём говорят — самим спикерам — обычно — не важно. Как на студенческой конференции. За зачёт по предмету. Студенты хотят сами стать преподавателями, после первой-же лекции. Но и путь формальной логики Теофраста — после прочтения первой главы Аналитики Аристотеля — был подобным…

Что-бы это представить культурным событием — необходимо постараться. А стараться некому. Нет там ни полноценных художников, ни кураторов.

Зачем тогда вообще говорить о феномене? 

Это как условный рефлекс — выражать свой дискурс. Умно ли это?

Единственный смысл — самопиар на волне хайпа… Сейчас (в nft) — к нему добавились ещё и рассказы о деньгах, которые якобы позволяет получить — просто ни за что — радикально упрощённая (ставшая общедоступной) арт-блокчейн-идеология. Но, не всем… О чём умалчивают.

Хотя, согласен, кому-то удаётся увидеть Бытие если не полностью, то наиболее полно. И даже нарисовать такое своё видение.

Резануло слух и противопоставление множественных «Бытиев» с «Небытием».

Причём, последние — заявлено целью, к которой все мы движемся. Хоть какая-то подсказка… Если под «Небытием» имеется в виду «Бытие»? Тогда зачем приставка «не»?

Всё это называется "современной итальянской философией", и от этого звучит еще более странно.

Второе очевидное противоречие — «Матрица в движении». Как такое вообще возможно? Матрица — это структурное единство, например — того-же Бытия (в единственном числе). Как Бытие не коллапсирует — в нашем мышлении — разделяясь на точки зрения — его матрица (семиотические связи между точками зрения) — сохраняется. Это единство мы проявляем всякий раз, когда, не смотря на различие мировоззрений — всё-таки договариваемся (сотрудничаем).

Например, Бытие можно определить предельно неопределённым глюонным (восьмивариантным) центром квантовой матрицы, а все прочие элементы матрицы - тогда - варианты коллапса её центра (физического вакуума).

Может быть множественные «Бытия»- это глюоны?

Их список: желтый квант термодинамической энтропии (импульса, скорости массы, откровения, стихия водоёма — потенциальной ямы), синий квант тёмной материи (определения словом, стихии горы), черный и белый кванты прямого (умозаключение, стихия неба) и обратного (переживание, стихия земли) единого заряда, зелёный квант различимости потока масс в никуда (метафора, стихия воды), фиолетовый квант протяженности электрона (вознесение, стихия огня), красный квант скорости нейтрино (понимание, реалистичное, стихия грома), голубой квант скорости потока (созерцание, стихия ветра)?

Бытие (центр матрицы) - серое сочетание черного и белого, синего и жёлтого, красного и голубого или зелёного и фиолетового. Полная квантовая неопределённость (неразличимость нами) таких качеств.

Это одновременно и мифологическая и современная физическая картина мира. Мифологическая картина мира — изначальная. А, «современная» она уже лет сто, если не больше, со времён Римана, Ли и Планка, хотя — если вспомнить авторов терминов Бытия и матрицы И Цзин — такому знанию более двух с половиной тысяч лет…

Пример. Все субатомные частицы — при определённых обстоятельствах — распадаются на другие (базовые) частицы — по одному из четырёх возможных путей или сценариев (осей глюонов, условно: черно-белой, сине-жёлтой, красно-голубой, зелёно-фиолетовой). С квантовой точки зрения, можно лишь говорить о большей или меньшей вероятности того или иного цветового сценария.

"Есть 4 основных канала рождения бозона Хиггса:

после слияния 2 глюонов (основной), слияние WW- или ZZ-пар, в сопровождении W- или Z-бозона, вместе с топ-кварками (t — истинными).

Распадается на пару b-кварк-b-антикварк, на 2 фотона, на две пары электрон-позитрон и/или мюон-антимюон или на пару электрон-позитрон и/или мюон-антимюон с парой нейтрино." (Вики)

Напомню, что пара электрон-позитрон: e-e+ = t/m x s2m2/t3 = s2m/t2 = mc2 = E — это энергия, два фотона — по физической размерности — это лямбда-член Эйнштейна (Л=1/s2), b-кварк — 1/s5m5=1/q10, t-кварк — 1/s6m6=1/q12.

Бозон Хиггса — «квантовый кристалл» с указанными выше восьми вершинами (q10, q-10, E, n, Л, s2, m/t2, t2/m=e-t). Он — с разной вероятностью (но, не с количественной пропорцией) — может проявить себя любым из этих восьми качеств: просто энергией, лямбда членом Эйнштейна, m/t2 и прочими. Бозон Хиггса — это непротиворечивое единство всех таких вариантов, когда энергия — странным (квантовым) образом может быть тождественна обратной площади, а такая пара фотонов тождественна электромагнетизму и пр.

Ещё пример — базовое определения идеального атома Кюри-Ферми. Это композиция протона и электрона (A=pe=t/s2m x t/m=t2/s2m2=1/S2), либо — нейтрона и нейтрино (A=nv=t2/s2m x 1/m=t2/s2m2=1/S2) — квадрат обратной термодинамической энтропии (тёмная материя).

Первоначальная физика искала такие концепты (непротиворечивые единства разных точек зрения) — консенсус представлений о качествах и количествах. Дифференциалы, интегралы, тензоры и гамильтоны — всё изменили. Это уже были количественные определения качеств. А матрица Макса Планка — наоборот — была попыткой определения качеств количеств — квантов.

Ещё пример — гравитацию можно представить взаимодействием двух сил в двух ньютоновских системах отсчета (F2=s2m2/t4=q2/t4), а можно представить произведением давления, температуры и дисконта энергии Планка (PTh=m/st2 x s/t x s2m/t=s2m2/t4=q2/t4). Другой вариант — квадратом давления (четвертой степенью магнитной индукции), объёмом, и градиентом температуры (ускорением — (s/t2): F2=P2s4=F2s4/s4=F2, где квадрат давления (превитация) — взаимодействие двух давлений из двух ньютоновских систем отсчёта, а — s4 — четырёхмерный объём. Как гравитацию не представляй, гравитацией она и останется, меняются лишь наши точки зрения на неё.

Как такое возможно?

Очень просто — m/t — поток масс в никуда, удельная масса на единицу времени, масса частоты или частота массы) и электрон (t/m — удельное время на единицу массы, обратный поток или электрон/нейтрино-пион) — поток и электрон соединяясь вместе (m/t x t/m=1) — качественно, по физической размерности — аннигилируют в не имеющий размерности физический вакуум, Бытие. А уже этот вакуум — самопроизвольно — коллапсирует новой парой — обратных друг другу — физических качеств. Что угодно — пройдя через квантовую неопределённость — может стать чем угодно, например парой энергии и нейтрона. И, возможно говорить лишь о степени вероятности того или иного сценария.

Другой пример — электромагнитная волна, физически это поочередное проявление (с некоторой частотой событий) — то магнитной индукции (B=I/s=q/st), то напряженности электрического поля (E=q/t2), сократив общий элемент — ток Ампера (I=q/t), получаем чередование частоты (I/t) и света (I/s) такого тока. Не частоту света (цвет), но чередование света и частоты в токе Ампера. Странный стробоскоп.

Когда, подобным образом, с частой 20 кадров в секунду, чередуются сходные друг с другом картинки — мы видим кажущееся движение (фильм), а в случае электромагнитной волны — наше восприятие создаёт иллюзию «цвета света» (электромагнитной волны). А, в сочетании с нашей-же математической редукцией мы представляем свет (неподвижное, так-как у него нет компоненты времени — обратное расстояние — 1/s) — летящим, формулируем «скорость света».

Следует помнить парадокс Эйнштейна — измерить скорость света в одном направлении невозможно, можно лишь измерить скорость передачи информации светом — туда и обратно и принять равенство воображаемых скоростей света в различных направлениях на веру, как постулат.

Как очевидное воображение научной картины мира не мешает нам представлять симулякр вселенной - самой вселенной, так и nft-симулякр картины кажется - кому-то из нас - картиной. Нет принципиальных различий, в обоих случаях мыслит человек.

Проблема не в том, что-бы сказать что-то умное (достоверное), а в том, что это приходится говорить галлюцинирующим фантазёрам. Которые поймут всё по-своему. Тех, кто понимает, что для достоверности сказанного — контент не важен — единицы.

Если так — вероятностно — устроен субатомный мир, точнее — наше понимание этого мира, то почему наше мышление (рождающее такие образы) — должно иметь иное устройство?

Термин «концепт» известен с XII века.

Дискурсы — подобные глюонам — внешние вершины кристалла (матрицы) нашего мышления. Само мышление — непротиворечивое единство их всех. А тот или иной дискурс — просто частный случай разумности.

Не преодолев прежде собственный дискурс — этого непротиворечивого единства всех дискурсов просто не заметить и не понять…

Даже Эйнштейн описывал вселенную - матрицей производных (тензором).

Уточнение: на самом деле — эта матрица квантовая или логарифмическая, а не тензор — не матрица производных. Это матрица степеней глюонов. Порядков, как миллиметр, сантиметр, дециметр.

У Эйнштейна возникла проблема с определением места массы пространства-времени — в картине мира — потому, что он рассмотрел не матрицу, но лишь одно из её сечений — «пространство-время». Для компенсации очевидно, что иллюзорной «стрелы времени», понадобился — компенсирующий такую ошибку — лямбда-член Эйнштейна.

Искажение человеческого восприятия Бытия определено как s/t2 — ускорение или напряженность геометрического поля (пространства). Вечную, подлинную, не имеющую ни размерности, ни массы, ни времени — вселенную мы можем увидеть только посмотрев на привычную нам вселенную, через призму обратного ускорения — это экзотический нейлектрон — нейтрон, лишенный квадрата обратного электрического заряда. Убери такой заряд из реальности и она станет тёмной материей. Вывод — мы смотрим на Бытие с одной из возможных точек зрения (его частей) и потому видим вселенную таковой, какой мы её представляем.

Представьте три декартовы, но логарифмические условные оси координат любых наших определений. Например — протяжённости, массы, как меры инертности тел и времени. В психоанализе: символического, воображаемого и реального. Начало координат — нулевая степень — не имеющая физической размерности — абстрактная единичка (Бытие, серое единство восьми глюонов). Дао.

А, оболочка такого фазового пространства (матрицы) — есть сочетания дискретных значений этих осей. Вторая оболочка — сочетание значений второй степени (второго кварка) и так-далее. Положительная область матрицы — макро-мир физических величин, отрицательная — атомарный микромир. Таким образом, кварки это просто числа (логарифмы, показатели степени) элементов матрицы (семиотических знаков, вероятностей событий), в условном цифровом выражении это группы бит (глюоны, если по 3, знаки — если по 6, дискурсы, если по 12 и так далее, до предела цепочек знаков мысли).

Жизнь, как форма существования реальности — конус, отклонённый от оси между макро и микро мирами матрицы наших представлений (от термодинамической энтропии к тёмной материи идеального атомарного вещества) — квантовой неопределённостью протяжённости и массы — квадратом электрического заряда. Все квантовые комбинации глюонов, попав в этот конус — для нас — реальны (стабильны, наблюдаемы, мыслимы). Жизнь — форма комбинаторики (вероятности сочетаний) этих особых элементов матрицы. Сознание — охватывает большую часть матрицы.

Когда говорят, что вся вселенная описывается цепочкой 6×1080 бит, имеют в виду компьютерный аналог субстанции вселенной — матрицу Бытия.

Поразительно, но нейтрон (n=t2/s2m=1/E, обратная энергия) от протона (p=t/s2m=1/h, обратного дисконта энергии Планка) — отличается лишь большим квантом времени (два пи-мезона — t2 — вместо одного — t1) и эта «бiльшесть» — различие на порядок.

Наше квантовое (по своей природе), другими словами - мифологическое - сознание различает только масштабы физических процессов. 

Миллиграмм-метр в секунду или тонна-килограмм в минуту. Для уточнения деталей нам необходимы частности — количества — выражаемые условными числами. Но, увлекаясь такими точными количественными значениями — мы теряем понимание всего сразу — общей картины, мифа.

Рационализм - лишь одна из областей нашего мышления, частный случай.

Математика — это попытка устранить такое принципиально неустранимое противоречие между качеством и количеством. А современная физика, в отличие от первоначальной (галилеево-ньютоновой) — редукция математики, есть подмена непосредственного взгляда на вселенную — всевозможными теориями чисел (точных количеств).

Здесь следует сказать, что «современная физика» отвергает такие — как я Вам только-что привёл — объяснения, расценивая их «матричной редукцией» (пифагорейством, платонизмом, аристотелезмом, семиотикой, прагматизмом или постмодернизмом). Но и сама «современная физика» — не что иное, как алгебраическая (количественная) редукция. Концепты Галилея и Ньютона (когда количественные оценки не противоречили качественным) — давно утеряны.

Тензорная редукция классической физики - есть теория относительности Эйнштейна. 

В социальной жизни человека мы сейчас переживаем подобную токенную редукцию (подмену понятия его токеном). Пример - обсуждаемое сейчас "конфети" (nft - конфети). Это природный процесс. Бороться с ним бесполезно.

Вирус количественной (числовой) редукции, проявившись в «науке» конца XIX века распространился сейчас и на социальные отношения.

В этом нет ничего особенного. Богословский университет возник в XI веке из споров средневековых монастырских схоластов и — за несколько веков — завоевал социальную сферу, это и был феодализм, историческая мировоззренческая основа любого современного государства. Современный университет — наследник дискурса богословского университета. Сейчас мы наблюдаем претензию на доминирование другого дискурса. Только и всего. Это смена эпохи.

Какова же вселенная на самом деле? Что такое человеческое общество? Это вне наших точных/количественных представлений о них. Это нам знать (рационально) — просто не дано. Но, есть мода на пустые разговоры об этом единстве количеств и качеств. Платон тоже сокрушался неизбежным наступлением эры софизма (первых Империй), но ничего не смог изменить. А сейчас, этот софизм принял безопасные формы политтехнологии и музейного кураторства. Возможно и nft — когда-нибудь — станет безопасным.

Но, помимо термодинамической и идеально-атомарной (тёмной материи) — есть и другие (смешанные) шесть областей (секторов) матрицы. Элементы матрицы первого порядка (её оболочки первой степени) — дискурсы человека. Все простые дискурсы — позже я их перечислю — одинаково семиотический знак «переживание».

Другие (сложные) дискурсы — другие семиотические знаки. Дискурс — вариант (спин) знака. Спин — это различие путей к одному и тому-же элементу матрицы. Поэтому, различия между простыми нашими точками зрения — дискурсами — надуманы. Это просто разные спины одного и того-же. Все обыватели («бытователи», носители «бытиёв») — хотят сказать друг другу одно и то-же, что они одинаково переживают жизнь. Но, сообщают это — друг другу — в разных дискурсах. С разных точек зрения, в разных контекстах.

Кроме центра матрицы Бытия (в восьми вариантах достоверности рассказа о нём) и Переживания (1 вариант) есть ещё 55 элементов матрицы первого порядка — это другие возможные мировоззрения человека. Наше сознание — часть вселенной.

Матрица ограничена двумя гарнизонами событий, верхний: начиная с приблизительно сотого химического элемента — это несколько сотен степеней-кварков (простейший атом, как единство протон-нейтрон-электрон — тождественно отношению массы к четвёртой степени термодинамической энтропии: pne=t/s2m x t2/s2m x t/m=t4/s4m3=m/S4, больше в атоме протонов, нейтронов и электронов — больше такие степени) — стабильных изотопов не обнаружено. Нижний — нет никаких представлений об объектах меньше планковских квантов. Планковские кванты — обратны видимой нами макровселенной.

Кварки - обратны электрическим зарядам. 

Но, реальность — это ещё не вся мета-вселенная. Лишь доступная нашему человеческому сознанию её часть. Когда сознание (фантазией) охватывает большую часть матрицы. Бытие, как структурное единство всех секторов/квадрантов/миров матрицы — пронизывает всё. Мы способны видеть не само Бытие, а лишь его ритм/проекцию/«платовскую тень идеи на стене пещеры сознания», растворённый в череде событий нашей-же житейской обыденности, в том числе и в этой дискуссии. Как ритм или чередование её дискурсов. Если стадии речи Платона обозначить нотами — то этот ритм Бытия — мелодия. Но, способны мы его и не видеть, подменяя представления о вселенной — откровенными фантазиями… Фальшивыми нотами.

Вот, уважаемый Синоптик предъявляет нам своё переживание (имя чувства идеи) вселенной, как виртуальный город, в котором он — по-настоящему, за деньги — купил себе воображаемую комнату (это жест) и повесил в ней свои воображаемые графики сути вселенной.

Почему там, а не в реальности? Почему факт рисования графика тождественен пониманию? А, главное — зачем? Что он хочет нам сказать этой своей презентацией, стандартной для бизнес-конференции?

Видимо то, что — по его мнению — «мы все–такие». Собравшись на научной конференции — виртуально — мы делаем всё ровно то-же самое, что и молодежь, тусуясь в этой виртуальной вселенной. Они принимают формы аватаров, мы — докладчиков. И там и там необходима регистрация. Но, оба мира — миры переживания, тусовки ради общения, не более того.

Но, со времён Парменида мы так всё и понимаем. Это знание ново только для Синоптика… Видимо, он не понимает, что мы его понимаем и пытается объяснить нам это своё непонимание — нами его — нашей глупостью (вежливо называя её — несовременностью). Так поступают уже много лет все арт-блокчейн спикеры, именно за это их и критикуют.

Рассматривая презентацию Синоптика — вспоминаются слова, приписываемые Конфуцию: «Один край величайшей пропасти непонимания между людьми — желание поделиться с другими своим духовным открытием, а другой — твоё-же нежелание выслушивать подобные откровения других людей».

Знай Синоптик об этой фразе, возможно, он бы не и пытался нам пересказать её с помощью своих психоделических визуальных образов мета-вселенной. Духовным открытием не может быть общеизвестное. Это лишь его возрождение в новых формах, актуальных для молодежи. Как возрождение мифа.

Однозначно, истина Синоптика — точнее её часть (другая часть — истина потребителя — желание символов лучшего будущего) — метафора понимания им чего-то, это дискурс аналитического философа, пусть и проявленный пока не достаточно чётко, как мысль Платона о том, что «Ни один текст не серьёзен, особенно письменный, особенно, если он действительно о чём-то важном для его автора, ведь пишет и читает его не Бог, но человек», буквально оказавшегося на галерах за такие высказывания, но в новом варианте галеры — современной виртуальной цивилизации — на галере виртуальной вселенной, причём — добровольно купив билет на такое путешествие, за реальные деньги.

Подлинный семиотический токен его презентации на этой научно-практической конференции = потребитель х философ х рынок х университет = 1234341223144231 = 000001010100010100000001001010000100100001010000 = 0000 0101 01000101 0000 0001 0010 1000 0100 1000 0101 0000 = 165662394961.

Видите ли Вы здесь связь семиотических знаков общения людей и блокчейн? Природную семиотическую сеть, технологической метафорой которой блокчейн и является.

Эта связь — в возможности описать суть происходящего с человеком — цепочками семиотических знаков — «логорифмическими цифрами» — определить координату события в степенном или квантовом пространстве его значений (матрице). А то, как эта семиотическая суть сознания материализуется в наших речах и поступках — всего лишь её контент (форма идеи). Но, именно так мы всё и понимаем.

20 минут доклада Синоптика (4 гигабайт видео) и только 12 шестнадцатеричных цифр хеша (6 байт). А сам его доклад — это майнинг им этого своего собственного семиотического хеша.

Но, в блокчейн — незавершенный или неактуальный хеш — уничтожается (не рассматривается). В nft — не уничтожается, служит имитацией мысли. Уничтожает его как глупость — не толерантно. А что делать? Толерантность — норма. Ричард Рорти в 1980-х описал грядущий прорыв в политику дискурса рынка, предсказал президентство Трампа — более, чем за два десятилетия до факта. Сейчас нам впору описывать прорыв дискурса обывателя. Есть и такой президент. Театральный студенческий капустник (поверхностный признак театра) и есть КВН.

Всё это можно исправить, но галлюцинирующий горожанин — наверняка — поймёт это оккупацией планеты «инопланетным искусственным интеллектом». Боргом. Восстанет против воображаемого врага, как в Рухнувших небесах. А все прочие дискурсы станут ему подыгрывать. Потому, что выгодно. Кажется выгодным.

Если мир безумен — а это очевидно — то он идеально приспособлен для безумцев. Сфера коллективного разума лишь окружает планету, она вне — это лишь граница сознания — биткоин, а внутри сферы происходит процесс майнинга «эфира» (термин Аристотеля) достоверности, понятной только Богу.

А может быть мы все уже в кинематографической матрице

Всё, что нам остаётся - набраться терпения. Обыватель наиграется и станет сговорчивее. В таком контексте, nft - громоотвод.

Так-же — цепочками семиотических знаков — можно описать и наш круглый стол и конференцию в целом и вообще Всё. Бытие.

За всё время существования человечества — мы наговорили всего несколько терабайт семиотических знаков, связанных структурно. Это и есть Бытие. Всё прочее — мусор, контент, строительные леса мыслей — nft.

Понимание этого простого факта и создало блокчейн — отсев ненужных вариантов. Технологическую метафору нашего мышления. А затем, эта метафора была понята буквально и началось чёрт знает что — nft — коллективная смысловая галлюцинация.

Роль отсеивателя бесполезных фантазий горожанина присвоил дискурс рынка. Это откровенный подлог. Но и прежний лидер — дискурс университета — делал то-же самое.

Единственная арт-блокчейн-картина, как произведение искусства - это создание самого феномена блокчейн.

Ровно то-же самое можно сказать и о виртуальной реальности, единственная её картина — это она сама. Всё прочее — китч.

Nft — не исключение, но это не картина, лишь её имитация.

Парменид определил Бытие - предельно чётко. 

Никаких новых качеств Бытия — за две с половиной тысячи лет — не обнаружено.

Другое дело, что тот или иной человек лишь постигает — потенциально уже имеющееся у него — в силу особенностей нашего биологического вида — знание о Бытие, что и есть миф, сознание, разум, подменяя его тем или иным элементом (семиотическим знаком или дискурсом) — невежеством, неразумностью.

Как элементы фазовой квантовой матрицы свойств Бытия могут двигаться?

Они дискретны и лишь сочетаются в наших представлениях о непостижимых процессах вселенной, кажущихся — возможно — некоторым из нас — движением. Разве, что движение понять синонимом комбинаторики?

Третье высказывание, которое я откровенно не понял — это «Хаос за пределами Сингулярности».

Если под «хаосом» ещё можно понять неспособность человека увидеть матрицу (фазовое структурное единство хаоса представлений человека о вселенной), то «Сингулярностью» обычно называется «проваливание коллапсирующей звезды саму в себя», поток её массы во времени, но не на расстояние. Электрон наоборот. Превращение звезды в двумерный фазовый объект только массы и времени. Электрон — обратный объект отношения времени к массе. Сингулярность — в этом случае — синоним квантовой неопределённости видимости и протяжённости звезды, их неразличимость. Это не полная квантовая неопределенность (Бытие), но приближение к нему, одно из сечений матрицы.

"Информационная сингулярность" - соответственно - проявление Бытия в социальной жизни. Только и всего. Чего там бояться? 

Информационная сингулярность — синоним духовного открытия матрицы Бытия. Пифагор, Конфуций — возможно — прошли такой путь и мир от этого не исчез, а человек умнее не стал. Это индивидуальный путь человека к раскрытию собственного разума.

В чём проблема Синоптика (на мой взгляд)? Формы идеи и её смысла — для мысли — мало, необходимо начать мысль с определения образа достоверности того, что будет им сказано об идее, посетившей Синоптика — самой этой идее. Тогда его поймут все, а не только я один. Впрочем, его поймут и без его самоопределения достоверности сказанного им, но по-своему, не так как он предполагает.

Граница абстрактных/квантовых (логирифмических или фазовых) двумерного и трехмерного миров — горизонт событий чёрной дыры. Он одновременно фазово (по физической размерности) — двухмерен и трехмерен. Его измерения одновременно и три качества Бытия (обратная протяженность, обратная масса и время: фотон, нейтрино и пи-мезон) и одновременно два глюона (массы и времени). Вне этой границы — привычный нам трёхмерный космос звёзд и планет, вкраплённый в подлинный космос физического вакуума — в непроявленное качествами Бытие-вакуум, внутри — двумерный.

Если же под «Сингулярностью» понимается Бытие, а под «хаосом» — видимо — подразумевается коллапс этого Бытия на качества, то почему бы так прямо и не сказать?

Все это — точные термины. А неточное их использование (вольная интерпретация) — по контексту дискуссии — заявлена проблемой. Как можно решать проблему, используя её же саму — в качестве базиса её решения? Мне это не понятно. Разве, что рассмотреть другую проблему, почему проблема не может быть решена заявленными методами? Причина — неточное понимание терминов. Потерянный нулевой блок. Определи их точно и проблемы нет.

Тема моего доклада - социальная роль nft.

Социальная роль nft — это консенсус трёх дискурсов: горожанина-обывателя, рынка и софизма. Но, основная — из этой тройки — идеология горожанина.

241323144321 = 001 100 000 010 001 010 000 100 100 010 001 000 = 0011 0000 0010 0010 1000 0100 1000 1000 1000 = 413395999.

Социальный феномен nft - не имеет прямого отношения к самой технологии - и проявляется в одержимости рассказами о перспективах этой технологии.

Поясню.

Истина горожанина — 24 — поверхностное понимание (шпаргалка, сплетня, анекдот, токен понимания), истина рынка — 23 — поверхностный признак бренда (токен определения), истина риторики — 43 — поверхностное понимание (опять токен) — метафор, подавление критического мышления собеседника.

Итог: «агрессивная культурная бедность». Что мы и наблюдаем на арт-блокчейн конференциях.

Токен одновременно — понимания (реального) и определения словом (символического) и метафоры (воображаемого). Этот пустой общий элемент и объединяет все три таких дискурса. Это действительно можно назвать пустым знаком или симулякром.

Не так давно, всего несколько лет тому назад, арт-токены понимались одной из форм арт-блокчейн. И мы уже подробно обсуждали такие аспекты арт-блокчейн, причём здесь - в Киеве. Рекомендую прочесть научную работу Аиды Джангировой, зафиксировавшей факт дискуссии.

Мы тогда договорились до того, что прежний тренд, арт-блокчейн — был стихийным протестом отдельных художников самых разных дискурсов — против невозможности применить технологию блокчейн — обещавшую радикальные социальные перемены — в творчестве. Это общее место для различных точек зрения художников — создавало видимость консенсуса дискурсов — пусть и не всего общества, но по крайней мере — этой части художников.

Что это было за обещание блокчейн? И, было ли оно реализуемо в принципе?

Дело в том, что социальный аспект работы художника — «растопить лёд» недоверия к достоверности его творчества. (Не всегда это недоверие несправедливо).

Собеседниками художника выступают различные социальные институции (музеи, коммерческие галереи, сообщества критиков и кураторов, зрители, коллеги и прочее). Каждая из которых выражает свой собственный дискурс (мировоззрение, идеологию). И, если художник убеждает их всех, то они и признают его «художником», в своём дискурсе (признают «тем, кто убедил всех в том, что и вправду он видит иное, подлинное бытие»). Это взаимопонимание различных дискурсов — редкое событие. Поэтому оно и ценно. Вот, что должно быть новыми деньгами, а не биткоин и тем более не его имитация — nft.

Самопределение «художником» — глупость. Это должны сказать другие. В nft — используется самоопределение «Креатор», вспоминается диалог из рассказа Пелевина, «Поколение Пи»: «Нам творец на… (3 буквы) — не нужен, нам нужен Креатор».

Нет двух одинаковых методов добиться цели художника, а дискурс самого художника можно определить как "одержимость собственными метафорами жизни". Это теория Юбера Дамиша.

Дискурс академического ремесленника — 3142 — обратен дискурсу художника — 1324, это «метафоры такой одержимости творчеством», китч в определении харьковчанина Клемента Гринберга. Напомню, что постживописная абстракция определена им — «непротиворечивым единством модерна ремесленника и модернизма подлинного художника».

Дискурс подлинной науки (Галилея, Ньютона) идентичен дискурсу художника, отличие — одержимость собственными доказательствами теорем. Это и есть модернизм.

В советское время, такой метод художника — достижения признания его таковым профессиональным сообществом — именовали «собственным художественным языком», в 1990-е — «авторской мифологией», но признавали то её музеи. А это конвенциализм — договор о критериях признания — источник коррупции.

А протест против такого конвенциализма, нонконформизм, второй авангард или - концессиализм художников - прообраз арт-блокчейн.

Затем, арт-рынок попытался создать собственную альтернативную институцию верификации достоверности творчества. Такая достоверность была приравнена к частной выгоде галериста. К рейтингам. Слава Богу — это смутное время — давно прошло.

Картина и есть образ, композиция или консенсус всех дискурсов. В метафорах нарисованных форм и красок. Композиция не нарисована, картина и есть социальная композиция (работы художника и её восприятия обществом).

У каждой дискурсивной институции - своя правда жизни. А, любой дискурс имеет множество градаций. А, ведь - помимо дискурса, в мире есть и глупость и подлость и коррупция.

Иногда художник оказывается не способен «растопить лёд», то-есть успокоить конкуренцию дискурсов за признание своей частной истины -всеобщей, и это происходит только потому, что его посещают фантазии, как буд-то это уже произошло. Желаемое выдаётся за действительное.

Социальная роль блокчейн - это оператор достоверности фактов. Всемирный нотариус. 

По крайней мере, в теории, он способен исключить поддельные факты и из художественной практики (например — исключить негативное влияние арт-рынка или музейного конвенциализма). Казалось-бы, используй блокчейн и одной проблемой художника станет меньше.

Эта возможность прямого пути, в обход институций — к признанию твоего творчества достоверным и привлекла в арт-блокчейн крипто-концептуалистов. Казалось — бы фиксируй факты: написание картины, выставки и никакие музеи, никакие статьи критиков — для доказательства, что ты художник — тебе просто не нужны.

2018

2018

Альтернатива арт-блокчейн — художественные произведения, которые невозможно — ни назвать произведениями искусства, ни опровергнуть это. Консенсус дискурсов через неопределенность высказывания. В этом случае — никакие новые технологии просто не нужны. Американские концептуалисты избрали этот путь. Выставка в лесу, где дождь и ветер годами сдирают с картин иллюзию изображения. Непосредственно обнажая ненарисованный образ времени. Переписка художника с галеристом, вместо картины. И тому подобное. Примеров очень много.

Арт-блокчейн — как часть концептуализма — был лишь одним из многих таких внеинституциональных вариантов доказательства достоверности (верификации) творчества.

Но, блокчейн оказался дорог и — большинству художников — просто недоступен. Вместо освобождения человека от гнёта прежних социальных институций, подобно шварцевскому принцу, победившему дракона, блокчейн сам стал новым драконом, новой крипто-кастой.

Первые Арт-блокчейн художники стали амбасадорами крупных IT-корпораций. А их творчество послужило представительской рекламой этих корпораций. Возникли мировые институции, совмещавшие роль координатора дискуссии о новых визуальных технологиях и пи-ар агенства для корпораций.

Если прежние арт-институции финансировались фондами и государствами, то арт-блокчейн существовал на рекламные бюджеты корпораций. Это сравнительно честный — по классификации Остапа Бендера — аналог музейной коррупции.

Что такое nft?

Случайный (условно — взятый с потолка, «взаимозаменяемый») токен (шифр, жетон, марка, карточка, билет, фишка, купон) — представляет собой дешёвую (невычисляемую) имитацию биткоина и применяется — в основном — для шифрования банковских транзакций, вы встречаетесь с ним всякий раз, когда оплачиваете покупки кредитной карточкой, временный шифр транзакции необходим для предотвращения кражи денег с вашей карточки, а nft — невзаимозаменчемый токен, то-есть — токен, который не уничтожается — после исполнения своей роли одноразового цифрового шифра — используется в качестве поверхностного признака творчества.

Когда неввзаимозаменяемый токен называют "уникальным" - то-есть "внесённым в блокчейн-реестр", то обычно забывают сказать о том, что это невозможно доказать. Может внесли, а может и нет?

https://osake.io/accounts/0xef6ba0759dfbc691fd4ec301aea8bd5891dc8cd4?n=1?

https://osake.io/accounts/0xef6ba0759dfbc691fd4ec301aea8bd5891dc8cd4?n=1?

Я провёл эксперимент — создал тысячи токенов своих картин, разместив их на open.sea. Формально, это токен эфириума 0xef6ba0759dfbc691fd4ec301aea8bd5891dc8cd4. Но, не стал их выставлять на продажу. Нет начальной цены — нет и платы за «газ», объясняемой владельцами сайта — платой за внесение в блокчейн-реестр.

Возникло противоречие. Цифровой код есть, но внесён ли он в блокчейн-реестр? :)

Как можно создать токен не внеся его в реестр?

2021

2021

Я увидел все эти свои «суверенные» (это определение критика и куратора Виталия Пацюкова, сам я называю их «самодостаточные») токены-нетокны — сферой.

Возможность существования всех моих картин — как единого объекта — сферы и есть Бытие. Как минимум — тождественное (по моему мнению его визуальной метафоре. Вместе их связывает только случайная композиция, не зависящая от той или иной комбинации фрагментов. Квантовая неопределённость. Образ всегда один и тот-же. И начало этой работы 1985 год. Попробуйте повторить это с любыми другими фрагментами — образ возникнет? Это предмет для споров критиков — 4321 — и философов — 3412.

Сфера из картин. 1985-2021

Сфера из картин. 1985-2021

Вот здесь - другие докладчики объяснили токен двумя типами вещей: уникальными и типовыми. 

Уникальные — по их мнению — это и есть токен. Но, забыли сказать, что уникальность токена — есть его сложная вычисляемость, случайный токен не уникален.

Кроме того, уникальность токена (допустим, что это вычисляемый биткоин) и уникальность — картины не одно и то-же.

Блокчейн способен лишь удостоверить достоверность факта написания картины или рецензии на неё, но не уникальность самой картины.

А, nft — удостоверяет лишь факт выпуска самого себя. Картина для него — случайный контент. (Мой проект — всё наоборот, случайный попутчик — суверенный токен. Его суверенность или достоверность — в полной случайности, которая на самом деле — вовсе не случайна, она выражает Бытие).

Всё это доказывает, что феномен nft - не в удостоверении чего-то - чем-то, но лишь в разговорах об этом. Достоверность которых может быть какой угодно, от откровенного симулякра до художественного образа.

Моё мнение — nft — информационный мусор, которому горожане нашли рыночное применение. Как если на мусор приклеить мусорный же штрих-код. Якобы, от этого он станет полезным товаром. А ведь, кто-то верит.

Я был знаком с девушкой, выступившей на одной из многочисленных арт-блокчейн конференций с рассказом о своём арт-блокчейн проекте: она собиралась напечатать особые наклейки на реальные картины, якобы удостоверяющие факт их внесения в блокчейн-реестр. Проверить это невозможно. Токен упростил её идею и сделал общедоступной. Ещё пример. Цыгане торговали сувенирными золотыми биткоинами под видом настоящих, ещё один прообраз токена.

Если арт-блокчейном были всевозможные фантазии, как правило — взрослых — художников на тему применения блокчейн в социальном аспекте собственного творчества, но не только в социальном аспекте. То, nft — феномен — выражает лишь слепую веру молодых художников-горожан в тождественность поверхностного признака цифровой случайности — токена и признанного в обществе продукта блокчейн — объективной достоверности факта. Сходство по внешнему признаку, и то и другое состоит из цифр. Пустая риторика.

Бесплатная случайность - в nft - приравнена к дорогостоящей криптотехнологии. Дизайн и любительское творчество - к искусству, невежество - к знанию, фальшивая монета к валюте, настоящее - к будущему. И многие люди в это верят... Феномен nft - именно в этом.

А кто-то поддерживает движение лишь потому, что видит в этом пользу для себя лично. Все люди разные, каждому — своё.

Но, феномен nft - а именно - восторженные рассказы об nft - не однороден. 

Если сравнить его с пустой бутылкой, то её горлышко контролируется софистами, взимающими плату за выход. Это новые кураторы.

А, сказками, через прессу — они нагоняют — в nft — все новых и новых последователей. Как нагоняют «мясо» на биржу. Не стоит исключать и бизнес-интерес, недостоверную (недобросовестную) рекламу, по сути — обман потребителя, возомнившего себя художником: рынок холстов и красок может быть заменён рынком графических редакторов и токенов.

Поверхность бутылки — её материя — это детская — по сути — игра в рынок. Кукольная биржа. Были и такие арт-блокчейн проекты.

Биржа старых кукол.

Прямо сейчас в фейсбуке появилось хвастливое (извините, рекламное) — сообщение Андрея Алёхина, продюсера «криптопанка» об очередном своём достижении в капитализации такого токена. Прежний его проект, с его слов, которые я слышал лично на арт-блокчейн конференции в Пушкинском музее, в 2018, хотя другой участник движения рассказал мне, что автор у проекта был другой, был такой проект токенизации коробки со старыми игрушками своего ребёнка, найденной на чердаке.

Симулякр симулякра, о котором рассказала Аида уже в том, что смыслом творческого произведения — в nft — называется только его перепродажа.

Большая часть пользователей искренне верят таким сказкам. Безоговорочно принимают условия игры. Биржевой курс токена-картинки имитирует признание её автора художником. На то они и горожане. Такой у них тип мышления.

Но, не все, часть nft-художников — не одержима продажами. Внутри метафорической бутылки остаётся достаточно места для маргинальных групп молодых художников, пытающих использовать такую социальную технологию для карьеры — в обход — всех прежних институций. Даже, если не признают это, но ведь поступают именно так… Можно сказать, что они воображают себя представителями новой институции. Наподобие коммун хиппи в 1960-х или арт-сквотеров 1980-х.

И не всегда безуспешно, большую часть капитализации феномена обеспечила всего одна концептуальная работа, стёб над nft. О ней неоднократно говорили докладчики и до меня, но подавали её метафорой раздробленного на токены времени. Я же утверждаю, что это наоборот, объединяющий разрозненные токены образ ритма времени. Но, это чисто концептуальный перформанс, живописного качества эта работа не имеет. Образа единства фрагментов (Бытия) нет, лишь его символ, не метафора. От ума.

Это было ежедневное фиксирование токенами — случайных событий жизни художника, в течении многих месяцев. В этом читается указание на ритм времени, ускользающий от сторонников этой (обсуждаемой, nft) — формы самовыражения. Ни одна другая nft-работа пусть и частично — художественной не признана. Это объекты моды.

Но и в прежнем арт-блокчейн были подобные образы и до него. Nft — повторяет всё, что уже было сказано, но в контексте присваивания этому высказыванию токена. Почему? Горожанин не видит различия. Все, что было его не интересует, актуально для него только то, что представлено ему сейчас. Как компьютерная имитация.

Конечно, все это крайне - здесь я все таки произнесу это слово - глупо, но это существует, поэтому требует междисциплинарного анализа.

Если считать — как я — искусство — редким консенсусом всех наших социальных игр или дискурсов (не только — художника, ремесленника, коллекционера, маркетолога, постмодерниста и деятеля постмодерна, арт-рынка и психоделии, горожанина и музея (церкви, университета, министерства), аналитической философии и кураторский критики, но и всех прочих), то феномен nft — можно определить симулякром такого консенсуса. Пустым семиотическим знаком. Оболочкой.

Искусство — в другом, это убеждающая все дискурсы — тождественность избранной тобой смыслоформы посетившей тебя идеи — самой этой идее. Этот тот самый принцип единства означающего и означаемого, заявленный Михаилом Бахтиным в 1921 году, в Харькове. Но этот принцип был известен и до Бахтина.

Дело в том, что будущее — это консенсус всех дискурсов. Мировоззрений всех каст и сословий, всех институций, всех профессиональных сообществ и всех социальных групп. Включая и обывателя. Это теория Ричарда Рорти. Или, как сказал наш (знаменитый критик и куратор) — Виталий Пацюков — экран всех наших представлений.

Искусство — объективный образ такого будущего. А, nft — в таком контексте — предельно субъективный его образ. Частное, выдаваемое за всеобщее. Типичный софизм. Уверен, Аристотель бы сказал о деятелях nft — «они сами не понимают, что говорят».

Поддельный консенсус создаёт поддельный образ будущего. Откровенную фантазию. Коллективную смысловую галлюцинацию, клип виртуальной реальности. Здесь термин «клип» можно заменить на «клиповое мышление» Фёдора Гиренка или «дигимодерн» Алана Кирби (когда комфорт бездумной ретрансляции информации — с помощью гаджетов — важнее усвоения этой информации).

Но, это происходит и без nft.

Nft — это лишь выбор нового поколения. Мода. Каждое поколение начинает поиск достоверности своих слов сначала, игнорируя опыт прежних поколений. Все это было и ранее, пусть и в другой форме.

Nft обладает собственным образным языком. 

Это — смутные образы космических медуз, макаронных монстров, пустых скафандров — якобы космонавтов, лиц которых никогда не видно, это точно не люди, а так-же, едва различимых пиксельных — воображаемых — персонажей. Буквальное, но — предельно не конкретное.

Здесь следует сказать, что nft — злая пародия на прежний арт-рынок (контемпрорари), уже симулякр картины. Вот здесь, в контексте пародии на арт-рынок — на мой взгляд — можно говорить о «симулякре симулякра». Образы контемпрорари, если исключить «пародию на иронию» (которая в 1980-х была в моде и стала основой имитации арт-рынком или контемпрорари), так-же откровенно недорисованы или смазаны, как стёкшая с портрета сырая краска. Как фальшивый рейтинг популярности подменяет художественное качество. Присвой контемпрорари картины токен и это будет буквально «симулякр симулякра».

(Я благодарен nft-деятелям, причём сразу всем, как и софистам-болтунам, так и крипто-маргиналам, как — например — уважаемый Синоптик, продемонстрировавший нам сейчас свой арт-блокчейн проект- собственной частной (приобретённой им у кого-то) — комнаты в чужой виртуальной арт-сквот-вселенной, с загадочными графиками на стенах — за то, что они очистили поляну (пространство выставочных залов) от мусора арт-рынка.

Кураторы — с 1990-х были увлечены прежним трендом — арт-рынком (контемпрорари). За глаза все называли это китчем, но в разговорах с контемпрорари деятели помалкивали (с них можно было снять деньги за признание — коррупция). Это мешало показывать подлинное творчество публике. В контемпрорари — художник — только галерист. И, благодаря очевидно, что безумному nft — как злой пародии на такой арт-рынок — открывшей кураторам глаза — снова обратили внимание на художников.

Китч и эпигонство я вообще не рассматриваю.

Интересен другой вопрос. Аида! Ты сказала о симулякре симулякра. Я согласен. Но, контекст твоего определения - мне не совсем понятен, это симулякр чего? Что в nft не заметили?

Если nft — симулякр, то что есть имитируемый им концепт?

Ноосфера Вернадского, природная семиотическая Сеть. Коллективный разум всего человечества. Консенсус всех дискурсов, матрица Аристотеля или Парменидовское Бытие. Суть вещей. Информационная субстанция вселенной. Природный квантовый процессор, супербит квантового компьютера.

Технологически — мы можем лишь его эмулировать, имитировать. В таком контексте я предлагаю вернуться к ещё античному противоставлению техно и телоса.

Вот Уважаемый Синоптик — представитель препарируемого нами сейчас nft-движения — хотя какое он имеет отношение к нему? Впрочем — имеет, потому, что спорит с нами об уникальности собственного мировоззрения. Он удивлён использованными докладчиками терминами. Как так? Это же просто форма, бизнес. Творчество остаётся творчеством, с nft — появилась лишь новая технологическая форма продажи «произведений искусства» без посредников.

(Не сказано из вежливости: тогда это просто техно-Файн-арт, китч, а nft-сайты тогда — это просто аналоги фотобанков для «дизайнерской шняги». В таком случае — вообще нечего обсуждать. Но, обсуждаем мы ведь не мировоззрение Синоптика, это его личное дело, а культурный феномен хвастливых рассказов об уникальности nft. ХАЙП, хотя, изначально — хайп — агрессивная реклама (повышение звука и прочее). Как коллективный невроз. На мой взгляд, уважаемый Синоптик лишь подтверждает всё сказанное мною ранее. Хороший пример «симулякра симулякра»).

Интерфейс доступа к такой сети — это и есть блокчейн визуальных технологий. Не блокчейн-технология, не арт-блокчейн, а нечто более общее. История. Это теория Теренса МакКены 1970. Ставшая «автостопом по галактике» Дугласа Адамса. Где один блок — культурный феномен — сменяет и удостоверяет другой. Это не о блокчейн-технологии и не об арт-блокчейн, а о чём-то большем, о «блокчейн нашего мышления». О блокчейн истории. И, это — на мой взгляд — не поступательное движение вперёд, как считал МакКена — к концу света 2012. Это скорее комбинаторика сочетаний дискурсов. Игра в кости. Броуновское движение.

Или — куст переинтерпретаций идеи истории. По определению Жака Лакана: историей называется история переписывания исторических текстов, в том или ином, доминирующем дискурсе-неврозе, характеризующем историческую эпоху). Многомерное время. Или — сочетание абстрактных красок на картине нашей истории. Но и в этом хаосе присутствует ритм перемен. Бытие. Я вижу его, но возможно объяснение этому — моя природная синестезия.

Не так важна та или иная технология, как ритм времени, объединяющий все этапы и сочетания осколков наших мыслей (семиотических знаков, дискурсов — подлинных токенов). Видеть этот ритм — дискурс художника (модерниста). Изображать — ремесленника, деятеля модерна, узнавать его символы — дискурс потребителя, формулировать эти признаки — маркетолога, стремиться его понять — постмодерниста, понимать такую жажду познания — величайшим грехом — дискурс постмодерна.

Имитировать его образы — арт-рынка, визуализировать его концепции — дискурс дизайна и психоделии, подменять его понимание поверхностными признаками — горожанина, выражать право авторитетно объяснять его символы — дискурс церкви, университета и власти, доказывать собственное его понимание — аналитического философа, трактовать такие доказательства — дискурс куратора-софиста. И это не полный список дискурсов. Когда подлинное Бытие — это непротиворечивое единство всех таких — неумных — по отдельности — наших точек зрения или дискурсов.

Подведу итог. Какова же социальная роль nft?

Это новая социальная институция, продукт нашего эклектичного времени. Последний участник диалога о будущем. Самое слабое звено. Вот и он пришёл. Пытается переинтерпретировать всю прежнюю историю. Когда она уже — многократная переинтерпретация.

Важно лишь то, что он пришёл. И, нам всем теперь — уже можно начинать договариваться друг с другом и с ним — о том, какое будущее мы хотим?

Что же это за будущее, тождественное скрытому нами - самими от себя - нашему-же настоящему?

Это загадочный ритм времени, иное, подлинное бытие, растворенное в череде событий житейской обыденности, иначе — древний миф. Он всегда перед нашими глазами, как матрица Бытия, как правдивое отражение в зеркале. Все мы — его части.

Это мы сами не желаем видеть своё очевидное будущее, как неизбежную судьбу. Поэтому и подменяем его тем или иным дискурсом. Спим наяву. И сон горожанина — не лучше и не хуже любого другого сна нашего разума.

Подлинные художники всегда рисуют образы собственного восприятия этого ритма времени, но произведением искусства называется лишь убеждённость зрителя в том, что изначально художник имел в виду только то, что понял в его картине сам зритель. Это опять теория Рорти. Поэтому — для распутывания клубка смыслов картины — так важен консенсус всех точек зрения на картину. Это и есть сама картина, как композиция смыслов, давно покинувших плоскость холста и растворявшихся в тусовке вокруг картины. А на это возможное обретение социальной гармонии требуется время. Не все картины остаются в истории.

Nft — это социальная технология, подменяющая собой время, необходимое для выстраивание консенсуса всех дискурсов. Имитация образа будущего — искусства. Подмена искусства токеном — произнесением слова «искусство».

Надеюсь - это уже предел нашей разумности и - теперь - маятник истории качается в обратную сторону.

Обсуждая феномен nft — мы уже начали договариваться. Как друг другом, так и с nft-обывателем.

Спасибо за внимание!

PS.

Вот Аида задала вопрос, если вообще смысл у арт-блокчейн и nft?

Моё мнение — есть. Этот смысл — предмет нашей дискуссии. Смысл — это лишь наша интерпретация (какой нам с этого интерес: лично мне, всем или просто факт, либо же поддельный факт) — избранной нами сами же формы посетившей нас же идеи. Эти формы у всех разные (буквальная, определение словом, метафора или лишь имитация метафоры). Поэтому, смысл всегда есть. Если отбросить семиологию, как разновидность пустой риторики. Семиотика — достоверней. Как захотим, так сами себя и переинтерпретируем. Это и есть смысл. Он всегда частный. Всеобщий — редкость.

Куда важнее значение. Дефиниция. Это наше самопределение степени достоверности сказанного нами-же, степень тождественности высказываемой нами смыслоформы посетившей нас идеи и самой этой идеи. Это может быть гипотеза, аргумент, художественный образ — дицент или же лишь его симулякр. Вот что такое симулякр — буквально. Так он определён, это основное значение термина — поддельный художественный образ.

"Симулякр симулякра" - в таком контексте - это что такое? Подделка поддельной достоверности? То-есть правда:) ? Как такое возможно? Или же это просто переживание (любой простой дискурс)?

Интеллектуал всегда начинает свою речь с дефиниции (его речь — его смысл его формы его образа идеи), обыватель — с формы идеи (его речь — его смысл его достоверности его формы идеи). Симулякр симулякра — это попытка обывателя выдать себя за интеллектуала? Если так, то я полностью согласен. Но, признание поддельного факта — фактом подделки — возвращает достоверность сказанного о феномене nft.

Смысл nft — феномена уже в том, что мы собрались здесь для разговора о нём. Что это такое? Где пример? Как это понимать (Зачем нам это)? Мы ведь сами интерпритируем формы посетивших нас идей. Каждый — свою, своим смыслом. Смысл ещё и в том, что мы пытаемся договориться, как друг с другом, так и носителем nft-вируса — на равных. Не видеть такого смысла дискуссии — как стремления к консенсусу различных точек зрения — значит не желать договориться. Это Личный выбор каждого.

Здесь я соглашусь с модератором круглого стола, что факт этой дискуссии — именно — в замечательном киевском институте проблем современного искусства и есть искомый смысл nft — здесь и сейчас. Другое дело — какие будут дальнейшие действия этого института. Это решать его учёному совету.

(Не сказано из вежливости: есть семиотика и есть семиология. Есть аналитика Аристотеля и есть формальная логика Теофраста. Одно — симулякр другого.)

Я хотел бы обратиться к Виктору Гриза. Прошу модератора соединить нас. В вашем докладе я услышал вопрос и сейчас, после — иллюстрированного презентацией — доклада уважаемого Синоптика — нашел ответ на него.

Нет никакой проблемы nft!

Представители этого движения лишь стремятся к профессиональной деятельности художника. Они лишь пытаются обрести то, что у Вас уже есть — взаимопонимание с другими дискурсами. Дай Бог им пройти этот путь. Их восторженные рассказы о капитализации или о наличии у них мировоззрения (которого, по их мнению больше ни у кого нет) — конечно ничего не доказывают. Согласен с Вами.

Разговоры о том, что это просто бизнес — лукавы. Это не только бизнес, раз они стремятся выступить в существующих арт-институциях, выстроить какую-то арт-карьеру. Это показывает, что одного только «просто бизнеса» — им мало.

Да, Синоптик оспорил это моё утверждение, назвав тех, кто стремиться к общению с другими дискурсами — маргиналами nft-движения. А сам сейчас он что делает? Да и те, кого он именует маргиналами — это новые nft-кураторы, те, кто контролирует воронку продаж nft. Я знаю большинство из них лично и показательно — где я с ними познакомился? В музеях. Очевидно, что они стремятся получить оценку критиков.

Кроме того, цифровые произведения не обязательно переводить в токены, можно просто распечатать и показать публике в обычных выставочных залах. Более того, скажу, что у нас давно нет и больше не бывает значимых выставок, если они не связаны с новыми технологиями. Это просто цензура. Но, лично мне — грех жаловаться. Я так и работаю.

Пройдёт мода и от nft — ничего не останется.

Прошло три года и мы уже не помним рассказы об арт-блокчейн, куда более значимом феномене, их сменила мода на рассказы об nft. Что будет ещё через три года? О чем мы будем говорить?

Что бы это ни было — мы наверняка найдём, что обсуждать. Другое дело, что понимая важность консенсуса всех дискурсов — мы протягиваем руку nft-молодёжи. Это наше право, как и право самой этой молодёжи не понимать нас. Поймут позже.

Технологически живопись — сложнее nft. Говорить об искусстве — как исключительно технологии, это то-же самое, что свести работу художника исключительно к его рассказам о тайнах лессировок… А то образ где? Зачем это всё?

Куда интереснее разговор о возможности консенсуса цифрового и традиционного искусств. Так я понял идею Виктора. Согласен.

Все эти бла-бла-бла о поэтике бизнеса на технологии и о странной «новой» философии, отвергаемой самим nft-сообществом — откровенно надоели.

Интереснее: что можем мы сами сделать? Здесь и сейчас?

Благодарю всех участников дискуссии за общение, а организаторов конференции за предоставленную возможность этого!

Полный текст возможно будет опубликован позже. Я не записывал, это может сделать только институт.

2021-10-21

Киев-Москва

Ханов Андрей Владимирович — концептуальный художник. Родился 22.12.1964 в новосибирском академгородке.

Известный участник ленинградского авангарда 1980-х. Стиль — абстракция в эпоху постмодерна.

В 1990-х сотрудничал с музеями и академическими институтами в рамках проекта «От мифа к современному искусству». Дал трактовку наскальным рисункам, как образам духовной жизни древних, что было принято научным сообществом. Помимо статей арт-критиков и кураторов о творчестве художника университетскими культурологами, религоведами и философами — написаны научные статьи.

В 2015 выступил на международной научной конференции в московском Музее современного искусства с докладом «Искусство и визуальная культура — противоположны», что вызвало межуниверситетскую дискуссию о смыслах культуры и проблеме их визуализации. А так-же о связи творчества и искусственного интеллекта. На художника, как на авторитетного учёного ссылаются исследователи Киевской государственной академии подготовки кадров в сфере культуры и искусства, белорусского государственного института искусств и ремёсел при академии наук Белорусии, Львовского государственного университета, Багдатского государственного университета (Ирак), Ольштынского государственного университета (Польша).

В 2018-2020 годах участвовал в международных и научных, арт и бизнес-конференциях о роли новых визуальных технологий в современной культуре. В том числе — в Киеве. Автор ряда книг на эту тему смысла новых визуальных технологий. Участвует в международных арт-фестивалях и выставках в государственных музеях. Тема его художественных работ — с 1985 года — ритм, рождающийся из множества составленных вместе спонтанных и самодостаточных композиций и проявляющий образ матрицы Бытия. В своих работах использует виртуальную реальность и крипто-технологии.

Программа конференции:

ІНСТИТУТ ПРОБЛЕМ СУЧАСНОГО МИСТЕЦТВА НАМ УКРАЇНИ

ЗЕЛЕНОГУРСЬКИЙ УНІВЕРСИТЕТ (ПОЛЬЩА)

ІНСТИТУТ ЛІТЕРАТУРИ ІМ. Т. Г. ШЕВЧЕНКА НАЦІОНАЛЬНОЇ АКАДЕМІЇ НАУК УКРАЇНИ (КИЇВ)

ПОЛЬСЬКО-УКРАЇНСЬКИЙ ЦЕНТР ГУМАНІТАРНИХ ДОСЛІДЖЕНЬ (ЗЕЛЕНА ГУРА, ПОЛЬЩА)

НАЦІОНАЛЬНА АКАДЕМІЯ МИСТЕЦТВ УКРАЇНИ (КИЇВ, УКРАЇНА)

ІНСТИТУТ КУЛЬТУРОЛОГІЇ НАЦІОНАЛЬНОЇ АКАДЕМІЇ МИСТЕЦТВ УКРАЇНИ (КИЇВ, УКРАЇНА)

П Р О Г Р А М А

Міжнародна науково-практична конференція

ГЛОБАЛЬНІ ВИКЛИКИ МАЙБУТНЬОГО:

ПРИЧИНИ, СТРАТЕГІЇ ТА НАСЛІДКИ У НАУКОВІЙ

І СПЕКУЛЯТИВНІЙ ПЕРСПЕКТИВІ

P R O G R A M

International Scientific-Practical Conference

GLOBAL CHALLENGES OF THE FUTURE:

CAUSES, STRATEGIES, AND CONSEQUENCES IN SCIENTIFIC

AND SPECULATIVE PERSPECTIVE

21–22 жовтня 2021 року

Київ

2

ОРГКОМІТЕТ

Сидоренко

Віктор

Дмитрович

Директор ІПСМ НАМ України, віцепрезидент НАМ України,

кандидат мистецтвознавства, професор, академік НАМ України

Яковлєв

Микола

Іванович

Перший віцепрезидент НАМ України, доктор технічних наук,

професор, академік НАМ України

Бітаєв

Валерій

Анатолійович

Віцепрезидент НАМ України, доктор філософських наук,

професор, академік НАМ України

Чміль Ганна

Павлівна

Директор Інституту культурології, доктор філософських наук,

професор

Bogdan

Trocha

Prof. dr hab, Head of the Laboratory of MItopoetics and Philosophy

of Literature University of Zielona Góra

Федорук

Олександр

Касьянович

Головний науковий співробітник відділу мистецтва новітніх

технологій ІПСМ НАМ України, академік-секретар відділення

теорії та історії мистецтв НАМ України, доктор мистецтвознавства,

професор

Roman

Sapeńko

Doctor of Science (Philosophy), Professor, University of Zielona Góra

(Zielona Góra, Poland)

Савчук

Ігор

Борисович

Заступник директора з наукової роботи ІПСМ НАМ України,

доктор мистецтвознавства, старший науковий співробітник

Зубавіна

Ірина

Борисівна

Учений секретар відділення кіномистецтва НАМ України, головний

науковий співробітник відділу теорії та історії культури ІПСМ НАМ

України, доктор мистецтвознавства, професор, академік НАМ

України

Клековкін

Олександр

Юрійович

Завідувач відділу теорії та історії культури ІПСМ НАМ України,

доктор мистецтвознавства, професор, член-кореспондент НАМ

України

Чібалашвілі

Асматі

Олександрівна

Учений секретар ІПСМ НАМ України, кандидат

мистецтвознавства

Харченко

Поліна

Вагифівна

Учений секретар відділення теорії та історії мистецтв НАМ

України, старший науковий співробітник ІПСМ НАМ України,

кандидат педагогічних наук, доцент, старший науковий

співробітник

Хасанова

Іветта

Маратівна

Науковий співробітник ІПСМ НАМ України, заслужений працівник

культури України

3

Регламент роботи

21 жовтня

10:30 — 11:00 Реєстрація

11:00 — 11:20 Відкриття конференції

11:20 — 13:30 Пленарне засідання

13:30 — 14:00 Перерва

14:00 — 15.30

15:30 — 16:30

16:30 — 18:30

Робота секцій

Перерва

Круглий стіл «Нова медіареальність: артпрактики

в епоху NFT»

22 жовтня

11:00 — 13:00 Робота секцій

13:00 — 14:00 Перерва

14:00 — 17:00 Робота секцій

Доповідь на пленарному засіданні — до 15 хвилин.

Доповідь на секційних засіданнях — до 10 хвилин.

Конференція зареєстрована в УкрІНТЕІ:

посвідчення №645 від 11 серпня 2021 року

4

21 ЖОВТНЯ

ВІТАЛЬНЕ СЛОВО

Сидоренко

Віктор

Дмитрович

Директор ІПСМ НАМ України, віцепрезидент НАМ України,

кандидат мистецтвознавства, професор, академік НАМ

України

Яковлєв

Микола

Іванович

Перший віцепрезидент НАМ України, доктор технічних наук,

професор, академік НАМ України

Бітаєв

Валерій

Анатолійович

Віцепрезидент НАМ України, доктор філософських наук,

професор, академік НАМ України

ПЛЕНАРНЕ ЗАСІДАННЯ

11.00-13.00

Сидоренко

Віктор

Дмитрович

Директор ІПСМ НАМ України, віцепрезидент НАМ

України, кандидат мистецтвознавства, професор,

академік НАМ України

Культурний герой у візіях цифрових технологій

Бітаєв

Валерій

Анатолійович

Клековкін

Олександр

Юрійович

Віцепрезидент НАМ України, доктор філософських наук,

професор, академік НАМ України

Гуманістичний аспект естетичної сутності мистецтва

Завідувач відділу естетики ІПСМ НАМ України, доктор

мистецтвознавства, професор,

член-кореспондент НАМ України

Розгерметизація мистецтвознавства

Roman

Sapeńko

Doctor of Science (Philosophy), Professor, University of

Zielona Góra (Zielona Góra, Poland)

MaddAddam Margaret Atwood trilogy — visions of the

Anthropocene and Negentopocene

Bogdan

Trocha

Чміль

Ганна

Павліна

Prof. dr hab, Head of the Laboratory of MItopoetics and

Philosophy of Literature University of Zielona Góra

Models of future civilization threats in speculative fiction

Директор Інституту культурології, доктор філософських

наук, професор

Мистецтво в сучасному неомодерному дискурсі:

екранний контекст

5

Зубавіна

Ірина

Борисівна

Жукова

Наталія

Анатоліївна

Grebeniuk

Tetiana

Volodymyrivna

Клименко

Олександр

Іванович

Учений секретар відділення кіномистецтва НАМ України,

головний науковий співробітник відділу теорії та історії

культури ІПСМ НАМ України, доктор мистецтвознавства,

професор, академік НАМ України

Гуманітарій у цифровому світі

Професор кафедри графіки Видавничополіграфічного інституту Національного технічного

університету України «Київський політехнічний інститут

імені Ігоря Сікорського», доктор культурології

Концептуалізація моральнісних пошуків сучасної

людини в творчості Карін Альвтеген

Professor Department of Cultural and Ukrainian Studies

Zaporizhzhia Medical State University, doctor of Philology,

Preventing Academic Dishonesty while Distance Learning

in a Higher Education Institutions

Науковий співробітник відділу кураторської виставкової

діяльності та культурних обмінів ІПСМ НАМ України,

художник, куратор, теоретик мистецтва, філософ

Саме зараз час людству розвертатися до ноосферокосмічного мислення, до міркування про те, якою є

космічна місія та ціль виникнення та можливого

зникнення людства

6

Секція 1

НОВІ ТЕХНОЛОГІЇ: РОЗВИТОК ЦИВІЛІЗАЦІЇ

І РИЗИКИ ДЕГУМАНІЗАЦІЇ ЛЮДСТВА

NEW TECHNOLOGIES: DEVELOPMENT OF CIVILIZATION

AND RISKS OF DEHUMANIZATION OF MANKIND

14:00 –15:30

Керівник секції: Безугла Руслана Іванівна

Завідувач відділу теорії та історії культури ІПСМ НАМ України,

доктор мистецтвознавства, доцент

Слюсар Вадим Миколайович

Професор кафедри міжнародних відносин і політичного менеджменту

Державного університету «Житомирська політехніка», доктор філософських наук,

доцент

Балан Акім Олегович

Студент Державного університету «Житомирська політехніка»

Феномен таргетованої реклами в макдональдизованому суспільстві як ризик

дегуманізації людства

Берегова Олена Миколаївна

Доктор мистецтвознавства, професор

Постапокаліптична стратегія (ре)конструювання культури майбутнього в

археологічній опері І.Разумейка — Р.Григоріва «Чорнобильдорф»

Діденко Лариса Віталіївна

Доцент кафедри філософії гуманітарних наук Київського національного

університету імені Тараса Шевченка, кандидат філософських наук

Людина ХХІ сторіччя: трансформувальні запити та перспективи можливих

наслідків

Krystian Saja

Doctor, Adiunkt, Pracownia Mitopoetyki i Filozofii Literatury Zakład Literaturoznawstwa,

Instytut Filologii Polskiej, Wydział Humanistyczny Uniwersytetu Zielonogórskiego

Technologiczna dehumanizacja człowieka oraz strach przed maszynami w dziełach

kultury popularnej

Waldemar Gruszczyński

Magister, Assistant Uniwersytet Zielonogórski, Instytut Filologii Polskiej

Different visions of societies of the future in sci-fi literature, based on prose of Janusz A.

Zajdel, Philip K. Dick, Kate Wilhelm and Dennis Taylor

Терновська Марія Едуардівна

Аспірантка кафедри культурології, координаторка студентів Національний

університет «Києво-Могилянська академія»

Топологія користувача крізь призму лаканівської кібернетики

7

Легеза Сергій Валерійович

Доцент Кафедри соціології Дніпровського національного університету імені

Олеся Гончара, кандидат історичних наук

«Молодий і мертвий»: людськість на порозі сінгулярності (репліки масової

культури)

Бітаєва Оксана Валеріївна

Старший науковий співробітник відділу екранної культури та інформаціоналізму

Інституту культурології НАМ України, кандидат мистецтвознавства, доцент

Українська тематика в історичному польському малярстві

Бентя Юлія Валентинівна

Науковий співробітник ІПСМ НАМ України, кандидат мистецтвознавства

Небезпечний стиль: сентименталізм і його радянські інтерпретації

Стужук Олеся Іванівна

Науковий співробітник Інституту літератури ім. Т.Г. Шевченка Національної

академії наук України, кандидат філологічних наук

Альтернативно-історична фантастика й альтернативна історія: точки перетину

8

Секція 2

АНТРОПОЦЕН І СТАН ЦИВІЛІЗАЦІЇ.

ТЕХНОЛОГІЧНІ ТРЕНДИ

ANTHROPOCENE AND THE STATE OF CIVILIZATION.

TECHNOLOGICAL TRENDS

14:00 — 15:30

(Аудиторія 15)

Керівник секції: Савчук Ігор Борисович

Заступник директора з наукової роботи ІПСМ НАМ України,

доктор мистецтвознавства, старший науковий співробітник

Elena Tyaaglov

Ph. D Student Haifa University, Department of Hebrew and Comparative

Literature (Israel)

Concept of Nature in Russian Contemporary Dystopia

Савчук Ігор Борисович

Заступник директора з наукової роботи ІПСМ НАМ України, доктор

мистецтвознавства, старший науковий співробітник

Борис Лятошинський: Буття на межі культур

Климець Мар’яна Юріївна

Асистент Кафедра слов’янської філології ім. проф. І. Свєнціцького Львівського

національного університету імені Івана Франка

Антропоцентризм: два погляди на ризики й відповідальність у сучасній

словенській літературі («План Б» Боштіяна Відемшека й «Агні» Борута

Крашевеця)

Iryna Khomenko

Doctor of Philosophical Sciences, Professor, Taras Shevchenko National University of

Kyiv

Kateryna Bura

PhD student, Taras Shevchenko National University of Kyiv (Kyiv, Ukraine)

The modern theory of argumentation as a technological trend

Безугла Руслана Іванівна

Завідувач відділу теорії та історії культури ІПСМ НАМ України,

доктор мистецтвознавства, доцент

Цифрове мистецтво в Україні: сучасний стан та перспективи розвитку

Klaudiusz Mirek

Master’s degree, PhD candidate, Uniwersytet Zielonogórski, Instytut Filologii Polskiej

The language of the feudal world in hard science Fiction on the example of Frank

Herbert’s Dune Chronicles

9

Харченко Поліна Вагифівна

Кандидат педагогічних наук, доцент, старший науковий співробітник відділу теорії

та історії культури ІПСМ НАМ України

Відчуження людини як предмет комунікації в сучасних екранних мистецтвах

Гончаренко Анастасія Олексіївна

Старший науковий співробітник ІПСМ НАМ України, кандидат мистецтвознавства

Рекурсивна структура сучасного мистецтва: зв'язок між мистецтвом

та технологіями

Тимофієнко Богдан Володимирович

Молодший науковий співробітник відділу естетики ІПСМ НАМ України

Штучні мережі GAN та CAN для створення візуального контенту

Тарасенко Ганна Сергіївна

Молодший науковий співробітник відділу естетики ІПСМ НАМ України

Книжкова ілюстрація як культурний маркер: на межі класичних методів та

новітніх технологій

Берест Павло Михайлович

Аспірант Національної академії керівних кадрів культури і мистецтв

Туристичні дестинації як культурологічний компонент ідентичності

Абрамова Маріанна Миколаївна

Аспірантка ІПСМ НАМ України

Портретування як код доступу: людина у вимірах трансгуманізму

15:30 –16:00 Перерва

10

Круглий стіл

НОВА МЕДІАРЕАЛЬНІСТЬ: АРТПРАКТИКИ В ЕПОХУ NFT

NEW MEDIA REALITY: ART PRACTICE IN THE NFT AGE

16:30 — 18.30

КУРАТОР

Аіда Джангірова

Засновник проєкту Proof-Of-Art, керуючий партнер проекту BlockchainArt

NFT як новий тренд продажів симулякра симулякру

УЧАСНИКИ

Михаїл Мінаков,

Доктор філософських наук, Міжнародний науковий

центр ім. В. Вільсона

NFT, власність і онтологія предмета мистецтва "

Андрій Ханов

Концептуальний художник,

Роль NFT у сучасній культурі

Віктор Гріза

Куратор OFAR | Open Format Art Residence (Славутич — Мала культурна столиця

України-2021), докторант культурології, кандидат історичних наук, заслужений

працівник культури України, доцент Київського Національного університету культури

та мистецтв.

Результати мистецьких резиденцій як змістовний ресурс для крипто-арту

Synoptic

Metaverse deep diver, эксперт в области DAO/DeFi и Metaverse

Метавсесвіт — новий арт-простір

МОДЕРАТОР

Олександра Халепа

Молодший науковий співробітник відділу дизайну й архітектури ІПСМ НАМ України

11

22 ЖОВТНЯ

Секція 3

ПОСТГУМАНІЗМ, ТРАНСГУМАНІЗМ І КУЛЬТУРА

POSTHUMANISM, TRANSHUMANISM, AND CULTURE

11:00 — 17.00

Керівник секції: Савчук Ігор Борисович

Заступник директора з наукової роботи ІПСМ НАМ України,

доктор мистецтвознавства, старший науковий співробітник

Kamil Kleszczyński

Lecturer University of Zielona Góra, Institute of Polish Philology, Ph.D.,

Transhumanism in BioShock. Economic, anthropological, and social factors of human

genetic enhancement

Одрехівський Роман Васильович

Професор кафедри дизайну Національного лісотехнічного університету України,

доктор мистецтвознавства

Гуцульське традиційне мистецтво і національна ідентичність української церкви

Оляніна Світлана Валеріївна

Завідувач кафедри графіки Видавничо-поліграфічний інституту

НТУУ «Київський політехнічний інститут ім. І. Сікорського», доктор

мистецтвознавства, доцент

Відбудова київських храмів кін. ХХ — поч. ХХІ ст.

Nataliya Igorivna Krynytska

Associate Professor at the Department of Romance and Germanic Philology National

Pedagogical University, Ph.D. (Candidate of Philology)

Ancient and Future Mythology in Raised by Wolves TV Series (2020–)

Agnieszka Szczap

Phd, Assistant professor University of Zielona Gora, Institut of Philosophy

Marzena Korotczuk-Zych

Master’s degree postgraduet student University of Zielona Gora, Institut of Philosophy

Ayn Rand and Posthuman

Чібалашвілі Асматі Олександрівна

Учений секретар ІПСМ НАМ України, кандидат мистецтвознавства

Іванова Олена Олександрівна

Аспірантка ІПСМ НАМ України

Музичні фестивалі в умовах пандемії: нові комунікативні стратегії

Рижова Ольга Олегівна

Провідний науковий співробітник НЗ «Києво-Печерська Лавра», доктор

мистецтвознавства

Актуальні методи дослідження в сучасних музейних колекціях

12

Хасанова Іветта Маратівна

Науковий співробітник ІПСМ НАМ України, заслужений працівник культури України

Ментальна особливість сприйняття української хатньої ікони

Горбик Олена Олександрівна

Доцент кафедри основ архітектури і архітектурного проектування КНУБА,

кандидат архітектури

Аксіологія мистецтвознавчих історико-архітектурних знань в контексті

архітектурної фундаментальної науки та академічної освіти

Iryna Baltaziuk

Postgraduate and PhD student National Academy of Fine Arts and Architecture (Kyiv,

Ukraine),

Vectors of development of all-Ukrainian and international art projects in conditions of

limited social activity in the period 2020-2021

Федоряка Людмила Діамарівна

Доцент кафедри перекладу і слов'янської філології КДПУ, кандидат філологічних

наук, доцент

Художня репрезентація пандемії у творчості Томаса Неша

13:00-14:00 ПЕРЕРВА

Лущій Світлана Іванівна

С.н.с. відділу української літератури ХХ століття та сучасного літературного

процесу Інститут літератури ім. Т.Г. Шевченка НАН України

Культура як засіб самопрезентації та збереження національної ідентичності:

досвід української діаспори другої половини ХХ століття

Донець Поль Миколайович

Викладач, кафедри романо-германської філології та методики викладання

іноземних мов Міжнародний гуманітарний університет м. Одеса, аспірант

Зі сторіччям, Робот! Якою була і якою стала перша постлюдина в драматургії

Степанюк Олена Євгенівна

В.о. доцента кафедри спеціального фортепіано №2 НМАУ ім. П.І.Чайковського

«Щоденникові рефлексії піаністки Валентини Стешенко-Куфтіної як спосіб

самопізнання виконавського мистецтва»

Коваль Олег Володимирович

Викладач-методист, спеціаліст вищої категорії Харківського фахового вищого

художнього коледжу

Переодягнутися в картину: образотворча цитата під час пандемії

Коренюк Юрій Олександрович

Доцент кафедри графіки Видавничо-поліграфічного інституту Національного

технічного університету України «Київський політехнічний інститут імені Ігоря

Сікорського», кандидат мистецтвознавства

13

Сторінки давньої української культури — втрачені і невідкриті

Луцишина Дарія Володимирівна

Аспірантка НАОМА

Мистецький діалог в умовах пандемії

Гулєвич Сергій Олександрович

Аспірант ІПСМ НАМ України

Війна як джерело натхнення для творчості

Дмитрієва Олена Дмитрівна

Аспірантка ІПСМ НАМ України

«Київський авангард» у рефлексіях героя

Калугер Анна Олександрівна

Аспірантка ІПСМ НАМ України

Ідентифікуючи арткритику: між історією мистецтв, теорією інтернету та

мистецькою теорією

Мельник Тетяна Володимирівна

Аспірантка ІПСМ НАМ України

Перформативність в аспекті жіночої образності в сучасному мистецтві України

Оспіщева-Павлишин Марія Андріївна

Аспірантка ІПСМ НАМ України

Перехід мистецтва в онлайн-формат (на прикладі створення віртуального

музею «Мурали міста Києва»)

Полякова Марина Володимирівна

Аспірантка ІПСМ НАМ України

Київська артсфера в епоху пандемії: виклики, стратегії, рефлексії

Рубан Віктор Васильович

Аспірант ІПСМ НАМ України

Сучасний танець у взаємодії з різними соціальними групами — інституційний

аспект реалізації та культурний вплив у трьох кейсах

Сушинський Олександр Павлович

Аспірант ІПСМ НАМ України

Антропокаліпсіс: постгуманзім як потяг до смерті

Черепаня Анна Олегівна

Аспірантка ІПСМ НАМ України

Мистецтво в епоху пандемії

Другие тексты:

nft:

https://koma.today/dyalogy-pro-ayda-dzhangyrova/

http://elib.nakkkim.edu.ua/bitstream/handle/123456789/1905/%D0%94%D0%BE%D1%86.%D0%9C%D0%B8%D1%85%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D1%87%D1%83%D0%BA%20%D0%92.%D0%92._%D0%94%D0%B6%D0%B0%D0%BD%D0%B3%D1%96%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%B0%20%D0%90.%D0%A8._%D0%86%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D1%86%D1%96%D1%97%20%D0%B2%20%D1%80%D1%96%D1%88%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D1%96%20%D1%85%D1%83%D0%B4%D0%BE%D0%B6%D0%BD%D1%8C%D0%BE%D0%B3%D0%BE%20%D1%82%D0%B2%D0%BE%D1%80%D1%83%20%D0%BD%D0%B0%20%D0%BF%D1%80%D0%B8%D0%BA%D0%BB%D0%B0%D0%B4%D1%96%20%D0%B1%D0%BB%D0%BE%D0%BA%D1%87%D0%B5%D0%B9%D0%BD-%D0%B0%D1%80%D1%82%D1%83.docx?sequence=1&isAllowed=y

https://osake.io/accounts/0xef6ba0759dfbc691fd4ec301aea8bd5891dc8cd4?n=1

https://proof-of-love.com/nft/buy-nft/single/1949540

https://proof-of-love.com/nft/buy-nft/single/1960460

http://samlib.ru/h/hanow_a_w/konfetitudej.shtml

https://cdn.syg.ma/@andrei-khanov

http://philosophystorm.org/kratkoe-soderzhanie-knigi

https://www.academia.edu/45608554/Tokenization_and_blockchain_in_the_arts

art-blockchain:

https://syg.ma/@andrei-khanov/ievanghieliie-ot-kompiutiera

https://independent.academia.edu/Khanov

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File