Create post
Philosophy and Humanities

О систематизации марксизма

Journal Pratique
Игорь Михеев

Введение

Каковы границы современного марксизма? В статье "Необходимость марксистской герменевтики" данный вопрос неявно подразумевается в связи с вопросом о критике догматических и эклектических интерпретаций марксизма: в одном случае граница проводится абсурдно узко, в другом — не проводится вообще. В первом случае марксизм оказывается сектой, последние выдающиеся представители которой давно умерли, и с тех пор она уже почти век не развивается; во втором — марксизм вообще не отделяется от множества прогрессивных и «прогрессивных» направлений мысли, становясь непригодным для изучения и корректной передачи.

Итак, негативный вопрос о размежевании с догматическим и эклектическим уклоном может быть понят позитивно как вопрос о границах и содержании ортодоксального марксизма. При этом очевидно, что концепция ортодоксального марксизма могла быть только неомарксистской, и в действительности является таковой. В самом деле, если мы находимся на первом этапе развития марксизма и напрямую транслируем и развиваем недавно сформулированные Марксом и Энгельсом идеи, то вопрос о правильности нашего понимания не возникает, так как исходные смыслы, заложенные авторами, всё ещё живы в коммуникативной сети наследования. Вопрос о правильности понимания и изложения может встать лишь тогда, когда первоначальная связь утрачена, когда между нами и Марксом имеется временной и событийный разрыв, затмевающий суть дела, и тогда наша задача — реконструировать суть дела по имеющимся в наличии текстам, проведя различие между существенным и второстепенным. Именно такова мысль Георга Лукача, который в статье под названием «Что такое ортодоксальный марксизм?» выдвигает гипотезу, что все конкретные положения марксизма со временем могут быть опровергнуты ходом развития естественных и общественных наук. Однако неопровержимым остаётся «диалектическое отношение субъекта и объекта в историческом процессе», являющееся условием взаимосвязи познания и преобразования мира. Данная формулировка хороша тем, что не зависит от деконструкции субъект-объектного дуализма, так как предполагая коллективность и историчность субъекта и объекта в ходе процесса пересборки, предполагает наличие у них процессуальных оснований. Иначе говоря, даже вставая на позиции социального конструктивизма и полагая субъект и объект — искусственными конструкциями, мы должны объяснить, как именно природа, принимая форму общества, произвела эту конструкцию, каковы её объективные основания? А это значит, что сам вопрос об ортодоксальности марксизма является неомарксистским. И что в качестве исходной структуры мы имеем связку классического марксизма и неомарксизма. Что идёт в разрез с предположениями как догматиков, грезящих о прямом наследовании давно утраченной непосредственности — так и эклектиков, полагающих немыслимую многосоставность структуры, включающей неисчислимые тысячи уникальных авторов и концепций, достойных изучения без разбора того, как их идеи соотносятся друг с другом и с объективной действительностью.

В тексте "Эволюция марксизма" я даю подробный список из пятнадцати школ и более сотни авторов, значимых для корректного понимания марксизма. Попробуем сжать его следующим образом, выделив четыре ключевые для понимания сути дела этапа, а также фигуры данного процесса:

Структурированная схема этапов развития марксизма
Структурированная схема этапов развития марксизма

1. Классический марксизм

Под классическим марксизмом мы подразумеваем набор исходных различений, актуализированных связкой проблем познаваемости и изменяемости мира. В самом деле, если мы зададимся вопросом, из чего состоит марксистское учение, то вынуждены будем выделить некую структуру, определяющую, где тот или иной набор суждений является марксистским, а в каком случае — внешним по отношению к марксистскому дискурсу. Всего можно выделить около двенадцати кодов или базовых различий для классического марксизма, сформулированных в творчестве четырёх ведущих теоретиков и революционеров: Маркса, Энгельса, Ленина и Троцкого, что может быть записано в виде следующей таблицы:

Коды классического марксизма
Коды классического марксизма

Рассмотрим их идеи подробнее:

1. Критика идеологии. Различение между наукой и идеологией, а также между идеологической и научной критикой идеологии, было сформулировано Марксом и Энгельсом в ранних работах, прежде всего: «Святое семейство», «Немецкая идеология» и «Нищета философии».

2. Критика политической экономии. Критика политической экономии представляет собой второй код классического марксизма. Различение между научным и идеологическим пониманием экономики, между комбинаторикой безличных структур и экономической «робинзонадой», проводится Марксом в тексте «Капитала» и связанных с ним работ.

3. Научный социализм. Различение между научным и утопическим социализмом следует из первых двух различений и связано с материалистическим пониманием истории в целом.

4. Исторический материализм. Различение между материалистическим и идеалистическими пониманиями истории, согласно которому не человеческое или божественное сознание, а движущаяся материя является действительным субъектом мирового исторического процесса.

5. Диалектический материализм. Различение между диалектическим материализмом и идеологическими способами философствования: метафизическим материализмом, а также объективным, субъективным и интерсубъективным идеализмами.

6. Учение о партии. Различение между партийностью и различными видами оппортунизма, как псевдопрактиками, не приближающими нас к победе социализма и не основанными на научном анализе действительности, следующее из второго и третьего кодов. Изложено Лениным в тексте «Что делать?» и связанных работах.

7. Полемический материализм. Дальнейшее развитие критики идеологии (1) и диалектического материализма (5) как партийной деятельности (6), противостоящей беспартийному абстрактному философствованию, а также философии реакционных партий. Изложено Лениным в «Материализме и эмпириокритицизме», «Философских тетрадях» и связанных работах.

8. Учение об империализме. Различение между капитализмом свободного рынка и капитализмом глобальных монополий, представляющее собой дальнейшую конкретизацию второго кода — критики политической экономии. Изложено Лениным в тексте «Империализм как высшая стадия капитализма» и связанных работах, в особенности — в «Тетрадях по империализму».

9. Учение о государстве и его конце. Различение между марксизмом как научным анархизмом — и двумя метафизическими крайностями: оппортунистическим государственничеством социал-демократии и донаучным внемарксистским анархизмом. Изложено Лениным в тексте «Государства и революции» и связанных работах.

10. Учение об оппортунизме. Различение между научным и антинаучным путями борьбы за социализм в свете седьмого, восьмого и девятого кодов применительно к европейской ситуации, напрямую подводящее к неомарксистской проблематике культурной гегемонии. Изложено Лениным в тексте «Детская болезнь левизны» и связанных работах.

11. Учение о непрерывной революции. Различение между непрерывной революцией и возможностью её прерывания. Изложено Троцким в тексте «Перманентная революция» и связанных работах.

12. Учение о прерванной революции. Различение между термидорианским прерыванием революции и возможностью её возобновления. Изложено Троцким в тексте «Преданная революция. Что такое СССР и куда он идёт?» и связанных работах.

2. Неомарксизм

Под неомарксизмом мы подразумеваем дивергентную рефлексию над классическим марксизмом, то есть наблюдение второго порядка с точки зрения расходящегося расширения проблематик и методов их решения, что может быть записано в виде следующей таблицы:

Коды неомарксизма
Коды неомарксизма

1. Ортодоксальный марксизм — идея Георга Лукача о существовании в марксизме смысловой структуры, независимой от конкретного теоретического содержания марксизма, как и от форм его выражения, и состоящей во «взаимосвязи субъекта и объекта в историческом процессе».

2. Культурная гегемония — идея Антонио Грамши об отличии культурной гегемонии от непосредственной диктатуры того или иного класса, посредством чего класс формирует исторический блок господства над социальным производством.

3. Сексуальная революция — идея Вильгельма Райха, развивающая концепцию Фридриха Энгельса о том, что наступление коммунизма и падение капитализма ведёт к уничтожению институтов семьи и брака, и к развитию новой культуры сексуальных и любовных отношений.

4. Критическая теория — идея Макса Хоркхаймера о различии традиционной созерцательной социальной теории и критической теории, ставящей вопрос не только о познании, но и о преобразовании общества.

5. Герметизация универсума дискурса — идея Герберта Маркузе об идеологическом механизме априорного исключения возможности обсуждения и мышления возможности конца капиталистической системы.

6. Великий отказ — идея Герберта Маркузе о возможности и необходимости отказа от репрессивной капиталистической сублимационной культуры в пользу культуры наслаждения жизнью.

7. Авторитарная личность — идея Теодора Адорно о деформации психики под действием реакционной идеологии государственничества, патриотизма, национализма, фамилиализма и религии — и о необходимости лечения носителей этих идеологий.

8. Культурная индустрия — идея Теодора Адорно о промышленном характере производства произведений искусства и культуры в современном капитализме, и о необходимости её диалектического снятия.

9. Негативная диалектика — идея Теодора Адорно о возможности материалистической диалектики без синтеза, направленной на освобождение элементов системы путём революционного насилия и обмана.

10. Коммуникативное действие — идея Юргена Хабермаса о возможности диалогического и перформативного конструирования культурной гегемонии.

11. Общество спектакля — идея Ги Дебора о тотальности механизмов культурной индустрии и проблематичности выхода за её пределы.

12. Симулякры и симуляция — идея Жана Бодрийяра о бессмысленности попыток выхода за границы культурной матрицы, вне которой существуют лишь дальнейшие социальные конструкты, всё более искусственные комбинации знаков и представлений, связанные практикой.

3. Советский марксизм

Под советским марксизмом мы подразумеваем конвергентную рефлексию над классическим марксизмом, то есть наблюдение второго порядка с точки зрения сходящейся конкретизации проблематик и методов их решения. Если смысл западного неомарксизма состоял в нахождении новых путей представления и критики как марксистской теории, так и мирового капитализма, то задачей советского марксизма было сохранение, конкретизация и трансляция основных положений классического марксизма. В этом смысле советский марксизм представляет собой особый вид неомарксизма, комплементарный по отношению к западному и необходимый для его корректного понимания по контрасту.

Хотя в расхожей литературе встречается представление о советской философии вообще и о диалектическом материализме как о догматической системе, в целом подобные представления сильно преувеличены. Не менее преувеличены и рассуждения о «творческом» характере западного марксизма или отдельных представителей советской философии, таких как Эвальд Ильенков или Мераб Мамардашвили. Если мы обратимся не к расхожей литературе, а к самим учебниками диалектического материализма, то найдём среди них целые сокровищницы наблюдений, удивительно точно и современно характеризующих различные аспекты научной картины мира, как в плане естественных, так и общественных наук. Напротив, если мы обратимся к деятельности «творческих» личностей, наподобие упомянутых Ильенкова и Мамардашвили — или к их западным современникам, таким как Эрих Фромм или Жан-Поль Сартр, то мы увидим там чаще бессистемную путаницу и набор грубых методологических и теоретических ошибок, чем действительное развитие идей Маркса.

Возьмём конкретный пример: сравним учебник диалектического материализма, созданный на основе лекционного курса М.Н. Руткевича и изданный в 1978 году с лекционным курсом Мамардашвили 1978-80 гг. «Введение в философию». Из курса Руткевича мы можем узнать о понятии материи и её атрибутах, а также о множестве категорий, характеризующих её различные проявления, об их взаимосвязи друг с другом и с данными конкретных наук. Из курса Мамардашвили мы можем узнать кое-что об индивидуальном философствовании и переживаниях индивидуалистических философов по этому поводу — и всё! Конкретное содержание, применимое для анализа конкретных явлений, которое нас интересует, дано в развёрнутом виде в «догматическом учебнике диамата», и отсутствует в «творческом» курсе Мамардашвили. Было бы полезно провести более подробный сравнительный анализ «догматических» и «творческих» философов-марксистов, и показать антисоветский риторический характер подобного деления, не соответствующего действительности. Пока же примем в качестве рабочей гипотезы, что авторы советских учебников по диалектическому и историческому материализму не были глупее своих западных современников, но работали в другой проблематике; а результаты их наблюдений и рефлексии во многих отношениях полезнее и актуальнее достижений западного неомарксизма и советских «творчески» -настроенных авторов.

Перечислим основные направления развития советского марксизма:

1. Развитие критики идеологии. В сравнении с классическим марксизмом, советская критика идеологии была значительно более обширной, и это не удивительно — ведь над критикой различных аспектов магических, религиозных и буржуазных работали тысячи специалистов. Вместе с тем, в рамках советского марксизма не была проведена рефлексия достигнутой детализации, и не была выработана целостная теория идеологии.

2. Систематизация диалектического материализма. Важнейшим достижением советской философии была разработка группы систем категорий диалектического материализма. Не сводя к единому знаменателю их достижения, можно перечислить ряд авторов и коллективных проектов, добившихся в этом направлении существенных результатов:

а) «Материалистическая диалектика» в пяти томах под ред. акад. Ф.В. Константинова — отличный труд, позволяющий составить ясное и отчётливое представление о материалистической диалектике как универсальной онтологии применительно к самой себе, к конкретным наукам, а также в плане критики буржуазных концепций развития.

б) Курс лекций «Диалектический материализм» 1978-го года под редакцией М.Н. Руткевича, уже упоминавшийся выше.

в) «Соотношение категорий диалектического материализма» В.П. Тугаринова и «О диалектике отношений» В.И. Свидерского — характерные работы Ленинградской онтологической школы, в которых развивалась система категорий «Вещь-свойство-отношение».

г) «Диалектическая логика» — казахстанский четырёхтомник под ред. акад. Ж. Абдильдина — добротное издание, дающее развёрнутую картину системы категорий диалектического материализма и способов их применения.

д) «Материя, развитие, человек» пермского философа В.В. Орлова — другой способ построения системы диалектического материализма как универсальной онтологии, альтернативный построениям Ленинградской онтологической школы.

е) «Диалектический материализм» в трёх томах А.М. Минасяна — ещё одно качественное изложение основ марксистской философии.


3. Развитие исторического материализма и теории формаций. Данное направление является аналогичным советской разработке диалектического материализма в сравнении с наработками Маркса и Энгельса, и было связано прежде всего с детализацией и уточнением концепции стадийного развития общества. При этом в позднем СССР наблюдался отход от так называемой «пятичленки» — то есть деления социальной истории на родо-племенной, рабовладельческий, феодальный, капиталистический и коммунистический способы производства. Отход в сторону увеличения числа формаций до шести был представлен в творчестве Ю.И. Семёнова, выделявшего особый азиатский способ производства; отход в направлении сокращения числа формаций был свойственен для концепции В.В. Илюшечкина и ряда близких ему авторов, выделявших единую докапиталистическую государственную сословно-классовую формацию. Хотя данный вопрос нуждается в дальнейшем уточнении, на сегодняшний день направление, ограничивающее число социальных исторических формаций четырьмя представляется более убедительным, тогда как концепция Ю.И. Семёнова определённо грешит умножением сущностей без необходимости и ведёт к формированию категориально переусложнённой системы, не отражающей существенные отношения и затруднительной для дальнейшего преподавания.

4. Марксистская герменевтика. Данное направление, довольно неожиданное, не могло не появиться в случае конвергентной рефлексии над наследием Маркса, поскольку его основные работы, в особенности «Капитал», представляют собой не только научные, но и философские произведения. А значит тот философский смысл и методы его производства, что были заложены в текст автором, нуждались в извлечении путём интерпретации. Помимо Э.В. Ильенкова и А.А. Зиновьева и ряда других авторов, занимавшихся толкованием «Капитала», следует отметить логико-историческую концепцию В.А. Вазюлина, разработавшего систему категорий, отражавших диалектический характер метода Маркса, применённого им в своих исследованиях. В качестве другого направления советской марксистской герменевтики, следует указать творчество М.А. Лифшица, занимавшегося интерпретацией истории искусства и разработавшего в связи с этим концепцию материалистической диалектики как онтогносеологии, снимающую субъективистскую установку гносеологической линии Ильенкова.

5. Теория деятельностного отражения. Результатом применения диалектического материализма в психологии стала теория деятельности как инструментального и знакового опосредования отражения материальных форм с одних субстратов на другие, нашедшая своё выражение в творчестве Л.С. Выготского, А.Н. Леонтьева и других авторов. В отличие субъективистских теорий сознания, опирающихся на философские концепции четырёхсотлетней давности (!), теория отражения тесно связана с современными естественными и общественными науками, а также универсальной материалистической онтологией.

6. Системо-мыследеятельностная методология. Результатом дальнейшей рецепции теории деятельностного отражения в гносеологической философии стало появление системо-мыследеятельностной методологии как советской формы социального конструктивизма. Несмотря на очевидный коллективно-идеалистический уклон, в рамках СМД-методологии разрабатывались алгоритмы философской рефлексии, а также был поставлен вопрос об имманентности субстанции, конгруэнтный хайдеггерианскому вопросу об онтологии dasein, бодрийяровской симуляции и делёзианской имманенции.

4. Структуралистский марксизм и его расширения

Под структуралистским марксизмом и его расширениями мы подразумеваем дивергентную рефлексию над западным неомарксизмом. В самом деле, концепции структуралистского, постструктуралистского, деконструктивистского и математизированного марксизма, представленного работами Луи Альтюссера, Жака Дерида, Жиля Делёза и Феликса Гваттари, а также Алена Бадью, относятся к идеям предшествующего неомарксизма также, как те — к наследию Маркса, Энгельса. Ленина и Троцкого. В этом плане полезно выделить коды, свойственные данному этапу:

1. Материальность идеологии и идеологические аппараты государства (ИАГ) — идея Луи Альтюссера о том, что идеология как ложное сознание существует прежде всего не в голове своих носителей, а в противоречиях социальных практик, выражающихся в последовательностях положений тел, работе взглядов, звучании голосов, в которых циркулируют позитивные и негативные подкрепления, а также информация о б их текущем и возможном распределении.

2. Теоретический антигуманизм — идея Луи Альтюссера о том, что люди не являются субъектами исторического процесса, и что общество состоит не из людей, а из безличных структур производственных отношений, диалектика которых и есть действительный двигатель исторического прогресса.

3. Метод общностей — идея Луи Альтюссера о том, что общественное мышление в своём развитии восходит от идеологии через философскую критику к научному познанию мира, и от него через политическую философию к политической революционной практике.

4. Алеаторный материализм — идея Луи Альтюссера о том, что законы существования и развития любых систем сконструированы природой в результате комбинации предшествующих элементов и законов их взаимодействия, которые также являются результатом случайных предшествующих комбинаций.

5. Симптоматическое чтение — идея Луи Альтюссера о том, что поверхностные расхождения текстов Маркса указывают на наличие в них внутренних противоречий, имеющих структуру перехода между общностями и включающую эпистемологический разрыв между гуманистическим и научно-материалистическим пониманием природы общества.

6. Деконструкция — идея Жака Деррида о том, что смысл текста всегда противоречив, и что выявление противоречий в ходе сопоставления различных частей одного и того же либо разных текстов, ведёт к производству новых смыслов. Таким образом, идея деконструкции имеет большую критическую и герменевтическую ценность для углубления понимания смысла корпуса марксистских текстов в контексте всемирной истории идей.

7. Фрейдо-марксистский синтез — идея Жиля Делёза и Феликса Гваттари о соединении методов и теорий Маркса и Фрейда на структуралистском основании. В отличие от более ранних попыток фрейдо-марксистского синтеза, имевших место на этапе неомарксизма, в рамках Франкфуртской школы, синтез Гваттари и Делёза оказался более успешным и устойчивым, позволяя понять общественное производство и его историю как историю в том числе производства субъективности.

8. Ризома — идея Жиля Делёза и Феликса Гваттари о том, что субъективность существует в качестве переплетения генеалогических, иерархических и сетевых структур отношений, связанных группами алгоритмов, выражающих возможность переключения процесса на разных уровнях в различные режимы существования.

9. Сборка — идея Жиля Делёза и Феликса Гваттари о том, что ризоматические группы алгоритмов описывают закономерности соединения и разъединения множеств объектов и пространств, взятых по отдельности и в системах взаимодействия. Последнее является определением сборки как важнейшей модальной категории, позволяющей рефлексивно замкнуть систему диалектического материализма в отношении вопроса, что является универсальной единицей действительности.

10. Методология философии — идея Жиля Делёза и Феликса Гваттари, дополняющая альтюссерианский метод общностей, согласно которой философия как изобретение концептов задействует их в трёх режимах: в наблюдении, рефлексии и коммуникации, а также что изобретение концептов колеблется между полюсом энциклопедического знания и коммерческого предпринимательского употребления.

11. Имманентность — идея Жиля Делёза и Феликса Гваттари о том, что действительность является способом существования субстанции для-себя, исключающим существование чего бы то ни было потустороннего, внешнего самой действительности. Данная концепция смыкается с идеями симуляции у Бодрийяра и социального конструктивизма в методологической школе Щедровицкого.

12. Математизация онтологии — идея Алена Бадью, согласно которой математика это и есть онтология, и что путь к адекватному познанию действительности лежит через описание последней в системах математических формул и уравнений.

5. Взаимосвязь этапов развития и факт системного марксизма

Какова взаимосвязь классического марксизма и рефлексий над ним? Классический и неомарксизм связаны друг с другом предельно ясным образом: вся неомарксистская рефлексия определяется исходным кодом критики идеологии как ложного сознания — тогда как единство классики определяется неомарксистским кодом ортодоксального марксизма, под который, с некоторыми ограничениями подпадает и советский марксизм.

Советская конвергентная рефлексия выглядит более скромной, однако фактически включает более детальную разработку исходных кодов, чем это было сделано на западе. При этом помимо критики идеологии, общей для всех направлений марксизма, и диалектического материализма, развивавшегося главным образом в СССР, имеется явная общность системомыследеятельностной онтологии с неомарксистским кодом симуляционности социальной действительности, а также с делёзианским понятием имманентности, на пересечении которых высвечивается проблема для-себя-бытия субстанции. Наконец, развитие материалистической герменевтики в СССР роднит её с альтюссерианским симптомным чтением и дерридианской деконструкцией.

Таким образом, у изначального марксизма и рефлексий над ним имеется много общего. Что позволяет, во-первых, наблюдать их как различные этапы одного процесса; во-вторых, наблюдать свою позицию наблюдения этапов развития марксизма как новую в сравнении с уже имеющимися.

Тем самым, сам факт наблюдения классического марксизма трёх рефлексий над ним создаёт четвёртую рефлексивную позицию, в которой мы находимся, и которую мы можем определить как системный марксизм.

Под системным марксизмом мы подразумеваем конвергентную рефлексию над четырьмя предшествующими марксизмами. В самом деле, из факта наблюдения нами четырёх предшествующих этапов развития марксизма следует, что сами мы находимся на следующем этапе развития, и отделены от последнего, расширенного структуралистского, теоретическим разрывом. Эта дистанция и позволяет нам задать вопрос о соотношении и взаимосвязи классического, нео, советского, структуралистского марксизмов как моментов развития одной системы. Обозначим известные на сегодняшний день аспекты этой дистанции в виде следующей таблицы:

Различие системного и досистемных марксизмов
Различие системного и досистемных марксизмов

Выход к последовательно-материалистическому пониманию истории как материальной сборки; концептуализация конца капитализма и общей теории физических, биологических и социальных формаций

Какие тексты уже имеются по этим темам? Рассмотрим это подробнее.

0. Программные статьи

Схема четырёх аспектов сборки — ключевая для дальнейшего развития философии марксизма
Схема четырёх аспектов сборки — ключевая для дальнейшего развития философии марксизма

Помимо восьми отдельных проблематик, следует отметить ряд программных статей, в которых рассматривается взаимосвязь герменевтики, диалектики, материалистической онтологии и гносеологии, критики идеологии и метафизики, а также методологическая рефлексия над всем перечисленным. К числу таких статей на сегодняшний день можно отнести следующие:

1. Прыжки через порог — переработанное письмо одному товарищу об устройстве и пересечении порога эдипальной стратификации капиталистического бессознательного как условии мыслимости и осуществимости конца капитализма.

2. Шизоанализ. Четыре аспекта сборки — исследование логики построения основной шизоаналитической схемы — процесса соединения и разъединения объектов и пространств, взятых по отдельности и в системах взаимодействия

3. К материалистической категоризации — статья о возможности материалистической системы категорий в свете истории философии, начиная с различия между концептами, категориями и экзистенциалами в метафилософии Делёза.

4. Бытие и деятельность — статья о взаимном соответствии категорий фундаментальной онтологии Хайдеггера и теории деятельности Выготского в контексте деконструкции человеческого гештальта.

Основная линия, развиваемая в ряде статей такова: понять механизм гуманистической идеологии, исключающей адекватное мышление действительности, и отмежеваться от неё; выделить сборку как базовый элемент действительности; развернуть из данного понятия систему материалистических категорий; использовать её для дальнейшего познания и преобразования самой действительности. Таким образом, прочие разделы, в особенности онтологический, должны читаться в свете ряда программных статей.

1. Герменевтика

Марксистская герменевтика, или диалектико-материалистическая теория интерпретации — новый раздел марксизма, связанный с ростом числа данных текстов, затрудняющих их понимание.

1. Тезисы о Михаиле Лифшице — статья о наследии советского марксиста, важности его онтогносеологии в контексте современной философии, критики идеологии и развития материалистической диалектики; существенна для понимания необходимости развития линии Лифшица и критики линии Ильенкова в интерпретации советского марксизма в целом.

2. Натурфилософия в учении Делёза и Гваттари — статья о возможности разрешения противоречия между двумя прочтениями философии Делёза на основе концептов «Анти-Эдипа» и «Геологии морали»; и о политических выводах, следующих из такого прочтения

3. Деконструкция Чеширского Кота — деконструкция персонажа сказки Кэррола, которого читает Делёз в «Логике смысла».

4. К вопросу о материализме Делёза и Бадью — тезисы о сопоставлении философии Бадью с шизоанализом Делёза и Гваттари как способами развития материалистической диалектики

5. Эволюция марксизма — история развития пятнадцати основных школ и направлений марксистской мысли, более ста учёных, философов и революционеров, а также перечисление их основных трудов.

6. Штрихи к образу посткапитализма — выборка шестнадцати идей значимых марксистских авторов, высказывавшихся о том, вследствие чего может наступить коммунизм, и каким он будет.

7. Пределы Марксизма — переработанное письмо к одному товарищу о том, как дальше развивать марксизм вообще и исторический материализм в особенности.

8. О настроениях философов — обзор эмоциональной окраски мысли 14-ти философов с точки зрения теории аффектов.

9. Экзистенциал ожидания — статья о деконструкции экзистенциала ожидания как настроенности на пустую временность dasein’a

10. Бессознательное в шизоанализе — материалистическая трактовка десяти основных аспектов бессознательного.

11. Фрейдо-марксизм о психоанализе — статья о том, к чему ведёт деконструкция различия между Фрейдо-Лакановским психоанализом и постструктуралистским Фрейдо-Марксизмом.

12. Как читать Делёза и Гваттари — статья о том, в чём были правы и в чём ошибались французские философы; почему Делёз не был постмодернистом, а материалистом и диалектиком; и как понять его и Гваттари тексты обыкновенному читателю…

13. Как читать «Тезисы о Фейербахе»? — развёрнутая интерпретация одного из важнейших марксистских текстов, по общему мнению отвергающего необходимость интерпретации в пользу практики изменения мира.

14. Необходимость марксистской герменевтики — статья о кризисе понимания сложных философских текстов, и о необходимости разработки метода их адекватного прочтения.

15. Прочтение и интерпретация — статья о прояснении смысла материалистической герменевтики и деконструкции инстанции автора.

По сути дела сами Маркс и Энгельс начинали с материалистической интерпретации предшествующей истории философии, науки и политических учений. А значит, вопрос толкования не может быть просто отброшен на основании вульгарно понятого 11-го Тезиса о Фейербахе. Выделение рационального зерна у наших предшественников и современников — важнейшая задача марксистской философии, отбрасывание догматиками и эклектиками которой ведёт к накоплению ошибочных прочтений и парализует возможность практической деятельности по изменению мира.

2. Диалектика

Различие между диалектическим и фидеистическим материализмом
Различие между диалектическим и фидеистическим материализмом

Пятью источниками материалистической диалектики является наблюдение самой материальной субстанции в естественных и общественных науках, а также их философская рефлексия в диалектическом материализме и у выдающихся мыслителей объективного, субъективного и интерсубъективного идеализма. В качестве отправной точки разработки материалистической диалектики я выбрал идею Декарта о методе радикального сомнения, с точки зрения которого мы не должны принимать ничего на веру, но всё подвергать сомнению, включая существование материи, существование которой в марксизме на протяжение 150 лет оставалось не доказанным, а принималось на веру. Таким образом, марксистский материализм был лишь отчасти диалектическим, но по сути — догматическим или фидеистическим, веровательным, поскольку требовал принятия на веру идеи о существовании материальной субстанции. Необходимость доказательства существования материи и вызвала необходимость данного ряда статей. Поскольку если материи не существует — а мы обязаны это предположить в начале нашего рассуждения, если не хотим оказаться догматиками — то и практика борьбы за коммунизм, основанная на предположении о материальности мира, может оказаться тщетной, если в основе мира лежит не материя, а буддийская шуньята, индуистский брахман, или бог епископа Беркли, посылающий нематериальным душам, парящим в астрале, видения окружающего мира.

1. Материализм радикального сомнения — начало переработки серии статей про Декарта, с позиций которого переопределяется марксистский материализм, в котором существование материи берётся как догма, без доказательств — и к тому же не определяется развёрнутым способом. Метод радикального сомнения заключается в том, чтобы поставить под сомнение существование материальной субстанции, и затем доказать его или опровергнуть.

2. От субъекта к ризоме — статья о взаимосвязи концепта Ризомы с философией Декарта, марксизмом, новыми онтологиями и киберфеминизмом; продолжение деконструкции картезианского Когито как существенного момента гуманизма и иных, смежных с ним концептов.

3. Об основном вопросе философии — статья о том, как возможно материалистическое решение основного вопроса философии с точки зрения метода радикального сомнения.

4. Всеобщее, особенное, единичное — статья о том, какова роль категорий всеобщего, особенного и единичного в системе диалектического материализма.

5. Материя как субъект-субстанция — статья о том, как конституирована активность материальной субстанции с точки зрения различия диалектического и алеаторного материализма.

6. Материализм, эмпиризм и рационализм. Часть 1 — статья о материалистической пересборке новоевропейских истоков марксистской философии в учениях Рене Декарта и Джорджа Беркли.

Данная линия доказательств существования материи может быть определена как рефлексивная, поскольку осуществляется в режиме рефлексии. Как стало ясно по ходу дела, существование материи может доказываться и другими способами, сообразно другим режимам философии: наблюдению и коммуникации. Отсюда следует необходимость обращения к наследию Платона, Демокрита, Спинозы, Канта, Лумана, Щедровицкого и других выдающихся философов на следующем этапе философской рефлексии.

3. Онтология

Плоская онтология как результат критики платонизма
Плоская онтология как результат критики платонизма

Ключевая роль онтологии как философской теории существования следует из внимательного прочтения истории философии вообще и советской философии в частности. Гносеология не может быть первичной в отношении онтологии, поскольку структура действительности, исследуемая онтологией, определяет возможность или невозможность тех или иных способов познания. Что означает переворачивание кантианской постановки вопроса об условиях возможности опыта: природа вещей должна дозволять существовать разуму и познанию — а не разум каким-то сверхъестественным образом предписывать вещам то или иное существование. Сами познавательные процессы, исследуемые в гносеологии, есть особый тип объектов, наблюдаемых методами психологии, социологии и физиологии центральной нервной системы. И как действительно существующие объекты они подпадают под юрисдикцию онтологии, по отношению к которой гносеология как философская дисциплина имеет подчинённый, зависимый статус.

1. Плоская онтология — статья об онтологии материи за вычетом трансцендентной иерархии идеальных форм; даётся понимание плоской онтологии как онтологии складчатой плоскости материи-формы, в отличие от расхожей трактовки об онтологии, уравнивающей статус отдельных сущностей при немыслимом существовании субстанции.

2. О призраках и симулякрах — статья о различии между платоновскими симулякрами как копиями-без-оригинала и дерридианскими спектрами как оригиналами-без-оригинала; существенна для понимания способов существования сущностей как сборок и виртуальных объектов как таковых.

3. Понятие экзистенции — статья о решении вопроса существования по ту сторону антропоцентрического экзистенциализма; экзистенция — как способ выживания объектных сущностей, а не внутреннее переживание антропоморфных субъектов.

4. Монада, ситуация, событие — статья о материалистической трактовке концептов монадологии Готфрида Лейбница.

5. Диалектика частей и целых — статья об исследовании смысла и взаимосвязи понятий части и целого, актуального и виртуального, желающих машин и тела без органов

6. Онтологическая классификация объектов — статья о диалектико-материалистической трактовке объектно-ориентированной онтологии

7. О понятии идеальной игры — cтатья о материалистической трактовке делёзианского концепта идеальной игры как процесса сборки элементов и правил самой сборки

8. 33 закона диалектики — cтатья о расширении списка законов материалистической диалектики, и о критике их субъективной интерпретации.

При этом приведённый ряд статей, посвящённых исследованию онтологических вопросов, была написан ещё до моего знакомства с поздними работами Гваттари и приведённой в них схемой сборки, позволившей прояснить суть дела. Поэтому определённые издержки, связанные с отсутствием в них проработанного понимания концепта сборки следует читать в свете цикла программных статей, где оно разрабатывается; а окончательная конкретизация их взаимосвязи будет дана в лекционном курсе о современном диалектическом материализме и сопутствующих ему материалах.

4. Гносеология

Две концепции сознания как пространства познания
Две концепции сознания как пространства познания

Материалистическая теория познания, как уже было сказано, зависит от материалистической онтологии, в которой даётся понятие отражения как универсального свойства материальной субстанции.

1. Диалектический материализм как мировоззрение — статья о возможности развития марксизма без категории «идеального», на которое особенно уповают сторонники философии Ильенкова, с включением десяти новых источников и четырёх новых составных частей.

2. Происхождение сознания и бессознательного — тезисы о происхождении сознания и бессознательного с материалистической точки зрения

3. Что такое факт? — текст о материалистическом понимании основ эмпиризма в теории познания; дополненная ранняя статья, отсылающая к исследованию различия между рациональным и эмпирическим познанием действительности.

4. Что такое логика? — статья о диалектико-материалистическом понимании основ рационализма в теории познания

5. Тезисы о грамматологии — статья о материалистическом понимании знака как основе рационально-теоретического познания

6. Тезисы о феноменографии — статья о материалистическом понимании явления как основе эмпирического познания в контексте теории отражения и критики феноменологии

7. О возможности гносеологии — статья о о том, как возможна теории познания в контексте плоской и объектно-ориентированной онтологии, деконструкции субъект-объектного дуализма, переосмысления концепта складки и критики платонизма

8. К понятию философии — статья о том, каково соотношение формы и содержания системной и несистемной философии — и каковы способы их текстуального оформления?

9. О номадологической науке — статья о различии между номадической и государственной науками

10. Онтогносеология и картография — статья о способности картирования сборок и иных онтологических объектов на стыке проблематик диалектического и алеаторного материализма.

Дальнейшее развитие понимания познавательных процессов предполагает их конкретизацию в социальном контексте, уже проводимую в рамках акторно-сетевой теории средствами коллективного идеализма. Важно проследить конкретные траектории цепочек отражения, переходящих от познаваемого объекта

5. Критика идеологии

Симметрия основных форм идеологии
Симметрия основных форм идеологии

Критика идеологии как ложного сознания является отличительной чертой всей марксистской философии и условием её существования. Кроме того область идеологии затрагивает не только теоретические, но и жизненные интересы отдельных членов общества и их больших групп — классов. Поэтому помимо теоретической концептуализации истории и сущности идеологии ключевой задачей является борьба с её конкретными проявлениями: магическими, религиозными и гуманистическими суевериями — а также с мошенничеством, возможным благодаря их существованию.

1. Одиннадцать ошибок Джордана Питерсона — статья с критикой идей канадского антикоммуниста и философствующего психолога, взявшегося критиковать марксизм в ходе дебатов со Славоем Жижеком на материале одного лишь «Манифеста коммунистической партии», и наговорившего при этом множество умопомрачительных глупостей.

2. Гипотеза: гуманизм это капитализм — набросок к критике гуманистической идеологии с точки зрения социально-экономических и психических факторов, обусловливающих гуманистическую разметку социальной действительности.

3. Бог и материя, ч.1 — диалог об опровержении логических доказательств существования бога и о доказательстве существования материи; первая часть из шести задуманных: помимо логических аргументов, существование богов вообще и богов монотеистических религий в частности опровергается данными естественных наук, историей общества, противоречиями в «священных» текстах, бесполезностью заповедей и полным отсутствием каких бы то ни было чудес в реальной жизни. Немаловажно, что философско-художественное рассмотрение и критика доказательств бытия божия, начатые в первой из шести частей диалога «Бог и материя» предполагают возможность подобной же критики также для гуманистических и магических представлений.

4. К шизоанализу христианской семиотики — переработка более ранней статьи об устройстве христианской артикуляции бессознательных влечений, и о еретических отклонениях от неё.

5. За порогом человечности — статья о деконструкции гуманистического гештальта восприятия средствами шизоанализа Ж.Делёза и Ф.Гваттари, достаточно близко подходящая к разрешению механизмов, производящих гуманистическую разметку поля восприятия и действия. Здесь формулируется рабочая гипотеза о природе Х, неизвестной, принимающей в зависимости от исторических условий значения привидений, богов и людей и соответственно духовного, божественного и человеческого мира, как о фигуре срез-потока, и её предельном фоне как кинофабрике.

6. Тезисы о критических гуманизмах — исследование о взаимосвязи метафизических представлений постгуманизма, трансгуманизма и антигуманизма как промежуточных идеологий между гуманистическим и материалистическим мировоззрением.

7. Идеология, или о вере в богов, людей и привидения — статья, в которой очерчивается проблемная ситуация и план дальнейшей философской разметки.

8. Кто написал «Капитал» Маркса? — статья о том, почему наивный ответ: «Карл Маркс его и написал!» ошибочен с точки зрения самого Маркса

9. Об отмирании религии — статья о критике религии, четырёх видах атеизма, шести направлениях атеистической борьбы и её социальном значении

10. Опыт веры и неверия — описание личного пути усвоения религиозных представлений, их переживания и освобождения от них.

11. От религии к атеизму — что читать? — список книг и авторов, полезных для разрыва с религиозным мировоззрением.

12. Сущность идеологии — рефлексия о порождающих механизмах религиозного и в целом идеологического мировоззрения.

13. История идеологии — рефлексия об этапах развития идеологического мировоззрения: от магии к религии и к современному гуманизму.

14. К пониманию идеологии — что читать? — список философской и научной литературы, полезной для более точного понимания теории идеологии

15. Обезличивание социальных сред — статья о техно-эстетическом аспекте критики гуманизма

Существенным для дальнейшего развития теории и критики идеологии является применение имеющихся наработок для опровержения имеющихся в обществе суеверий, в особенности гуманистических и критически-гуманистических предрассудков. Кроме того, по закону контраста, необходимо обобщить уже имеющиеся наработки в области внеидеологической, рациональной деятельности и мировоззрения.

6. Критика метафизики

Классификация элементарных форм метафизики
Классификация элементарных форм метафизики

Метафизика как неадекватная философия, в некоторых случаях содержащая рациональные зёрна, нуждающиеся в извлечении — одна из существенных составляющих внешней среды марксизма. Поскольку метафизическая философия всегда обусловлена воздействием тех или иных идеологий, и сама зачастую выступает их оправданием, то марксистская критика идеологии необходимо предполагает также критику метафизики, как практику и теоретическую рефлексию над ней, что позволяет выделить критерии различения адекватной и неадекватной философии.

1. Материализм без материализма. Критика Квентина Мейясу — статья, в которой даётся анализ теории спекулятивного материализма, изложенной в книге К.Мейясу «После конечности», с точки зрения нерелевантности отказа от закона достаточного основания и объективности противоречия

2. Критерии метафизики — текст об определении и классификации метафизических идей, а также основанных на них идеологий. Здесь же даётся идея критериев различения адекватных и идеологических идей, группирующихся по ряду признаков и требующих дальнейшего расширения.

3. Истина просвещения и понятие критики — статья о «продуктивности» борьбы современных просветителей с постмодернизмом; развитие идей из неопубликованного сборника «Просвещенческий марксизм».

4. Ильенков, идеальное и их преодоление — статья о том, как абсолютизация наследия Ильенкова блокирует развитие постсоветской марксистской мысли, и почему концепция «идеального» является метафизической и не совместима с материализмом.

5. Социальный конструктивизм Ильенкова и Деланды — статья об ошибках и достижениях социального конструктивизма и материалистической философии

6. Китайская комната как псевдопроблема — статья о том, что не так с моделью сознания, предложенной Джоном Сёрлем в знаменитом мысленном эксперименте.

7. О метафизике и идеологии — статья о формальной взаимосвязи метафизических и идеологических искажений мышления, и об их классификации с точки зрения материализма сборок

8. Десять догм субъективного идеализма — статья о десяти ключевых ошибках субъективно-идеалистической теории познания, а также о неадекватности разделения аналитической и континентальной философии

Было бы полезно пронаблюдать возникновение, распространение и гибель различных форм метафизики на материале истории философии и выявить связь с социально-экономическими факторами, содействовавшими и препятствовавшими их возникновению.

7. Методология

Схема перехода между режимами философии
Схема перехода между режимами философии

Методология философии возможна лишь как продукт рефлексии над уже идущим процессом философствования. Поэтому многие философы подходили к этой проблематике лишь к концу жизни, или не доходили вовсе. Современная ситуация изобилия философских текстов благоприятствует выработке методологии философского исследования путём обобщения уже имеющихся материалов. Из материалов, написанных мной по этому вопросу, сегодня опубликованы следующие:

1. О философской практике, часть 1 — переработанное письмо к N.N. об истории и структуре философской практики согласно Декарту, Альтюссеру и Делёзу, и её независимости от социальных требований.

2. Жанры философских текстов — список 14-ти популярнейших жанров философских текстов с указанием их особенностей

3. Философия и публичность — статья о философском дискурсе как актёрском искусстве за занавесом, разделявшем публику и её философов в различные эпохи — и об исключениях из этого правила

Дальнейшее развитие философской методологии с необходимостью отсылает к дальнейшей детализации философских режимов и операций над смысловыми множествами.

8. Исторический материализм

В данном разделе пока нет опубликованных материалов; однако из критики гуманизма необходимо следует переосмысление истории как истории самой материальной субстанции, а не только общественных форм её движения.

Выводы. Коммуникативная диспозиция

Поскольку фактом своего наблюдения мы не только выделили этапы развития марксизма, но и создали нашу собственную позицию, как отличную от предыдущих, это не может не иметь коммуникативных последствий. Перечислим пять позиций возможных философских респондентов системного марксизма в постсоветском культурном пространстве:

1. Объективно-идеалистическая позиция — представлена главным образом религиозными философами, богословами и публичными лицами, находящимися под влиянием религиозных идей. Данная позиция является наиболее реакционной, поскольку отсылает к по сути докапиталистическим представлениям о существовании потустороннего мира, о существовании небесного государства ангелов и подземного государства чертей, и так далее. Вместе с тем, в отличие от многих современных релятивистов, объективные идеалисты, как правило, признают независимое от мнений существование истины, хотя и дают ей превратное толкование. Гипотетическое содержание рациональных зёрен в текстах представителей данной позиции колеблется в районе 1% или менее.

2. Субъективно-идеалистическая позиция — представлена разного рода ницшеанцами, феноменологами, позитивистами и тому подобной публикой, исходящей из представлений о существовании отдельных личностей, деятельностью и воображением которых будто бы определяются существование общества и законов природы. Данная позиция, хотя и более современна, чем религиозный обскурантизм, фактически недалеко от него уходит, а в некоторых отношениях стоит даже ниже, поскольку релятивизирует или сводит к «языковым играм» понятия объективной истины и объективной реальности, необходимые для адекватного познания и преобразования мира. А искажения, вносимые данными деятелями в ход и осмысление научных исследований намного вреднее вносимых объективными идеалистами, поскольку последних как правило не допускают до серьёзных научных исследований, в то время как первые прочно обосновались в области исследований физики, психологии и других не до конца исследованных областей научной картины мира, производя огромное количество искажений на основе представлений семнадцатого века, в мышлении которого они в основном застряли. Гипотетическое содержание рациональных зёрен в текстах представителей данной позиции, как и у объективных идеалистов, колеблется в районе 1% или менее.

3. Коллективно-идеалистическая позиция — представлена акторно-сетевой теорией и системо-мыследеятельностной школой Г.П. Щедровицкого, последователи которой полагают действительность результатом коллективного мышления, действия и коммуникации по их поводу. Данное направление идеализма является более современным и адекватным, и к тому же не подвергалось до сих пор основательной марксистской критике, так что гипотетическое содержание рациональных зёрен в текстах представителей данной позиции должно составлять от 5 до 10%.

4. Эклектическая позиция — представлена субъектами, которые читают представителей всех других позиций подряд, без понимания, систематизации и рациональной критики. Вследствие этого, в зависимости от того, каких авторов больше читает тот или иной эклектик, его мировоззрение может принимать более материалистическую или идеалистическую позицию. А чтение и случайное осмысление сразу множества авторов позволяет случайно формулировать наряду с бессмыслицей какие-то новые и адекватные выводы. А поскольку большинство интересных авторов в мировой культуре последних ста пятидесяти лет были или марксистами, или близкими марксизму мыслителями, то даже при случайном чтении эклектики не могут не усваивать какие-то элементы марксистского дискурса. Поэтому можно предположить, что гипотетическое содержание рациональных зёрен в текстах представителей данной позиции достаточно высоко и колеблется в районе 10%.

5. Догматическая позиция — представлена марксистами, которые считают представителей всех других позиций по умолчанию заблуждающимися метафизиками, и потому не стремятся к их вдумчивому чтению и выделению рациональных зёрен более современных авторов, склоняясь к повторению уже имеющихся положений марксизма, сформулированных, как правило, не позднее семидесяти плюс-минус двадцать лет тому назад. Тем не менее, благодаря большой глубине и практичности исследований Маркса, Энгельса, Ленина и других классиков, многие их идеи актуальны и по сей день, так что можно предположить, что гипотетическое содержание рациональных зёрен в текстах представителей данной позиции сопоставимо с таковым у эклектиков аналогичного уровня активности, и колеблется в районе 10%.

В целом можно обозначить временную определённость перечисленных философских позиций, за исключением коллективного идеализма, с которым не всё так просто, в виде следующей схемы:

Возможностное время развития философий
Возможностное время развития философий

Религиозные идеалисты, таким образом, оказываются застрявшими в глубоком средневековье; буржуазные идеалисты — в 17-м веке; марксисты-догматики — в конце 19-го — начале 20-го; эклектики — в лучшем случае, в последних шести десятилетиях мировой истории, до которых в их представлении царила тьма внешняя, не отличающаяся по сути от той тьмы, что окутывает всю современную философию и науку в представлении догматиков. В целом же эклектицизм тяготеет к сжиманию времени исторического прогресса в плоскость вечного настоящего, в философии Делёза концептуализируемую как хронос, в противоположность эону как линейному времени исторического прогресса.

Наша собственная позиция марксистского синтеза оказывается шестой по списку и пятой на схеме, подразумевая развитие как поэтапное наследование существенного содержания предшествующих этапов. Кроме того такой расклад укладывается в концепцию Рэндалла Коллинза о ризоматическом субъекте философии как сети из трёх-шести позиций. Дальнейшее прояснение как концепции системного марксизма, так и её отношения к другим позициям — дело следующих статей и переговоров.

Subscribe to our channel in Telegram to read the best materials of the platform and be aware of everything that happens on syg.ma
Journal Pratique
Игорь Михеев

Author

Building solidarity beyond borders. Everybody can contribute

Syg.ma is a community-run multilingual media platform and translocal archive.
Since 2014, researchers, artists, collectives, and cultural institutions have been publishing their work here

About